Загрузка...



  • Нартский эпос
  • Любовная лирика
  • Сказки
  • Притчи
  • Анекдоты
  • Пословицы и поговорки
  • Загадки
  • Клятвы
  • Проклятия
  • Благопожелания
  • Приметы
  • XVIII. ЭПОС И ФОЛЬКЛОР

    Нартский эпос

    История народов Северного Кавказа, их жизнь и чаяния нашли отражение в богатом горском фольклоре. Идеалы добра и гуманизма, любви и красоты, гостеприимства, уважения к старшим, мужества и отваги, дружбы и взаимопомощи, выраженные в фольклорных произведениях, актуальны и сегодня. Тем более что у горцев они всегда сопровождаются стремлением к победе добра над злом, осуждением подлости и лжи, трусости и измены.

    Одним из древнейших героико-эпических произведений народов мира является кавказский нартский эпос. По словам П. Услара, он стоит в одном ряду с «ионическими песнями» («Илиада» и «Одиссея»), «Махабхаратой», «Шахнаме», «Нибелунгами» и «Калевалой». Исследователь В. И. Абаев отмечал, что северокавказский богатырский эпос формировался на протяжении многих столетий, начиная с первого тысячелетия до н. э. и до XIV века включительно. Общая характеристика нартов у осетин, адыгов, карачаевцев, балкарцев, ингушей и чеченцев примерно одинаковая. Нарты - это богатырское племя, люди необыкновенно сильные, ловкие и отважные.

    Для Нартиады характерна циклическая форма ее внутренней организации. Так, в числе больших циклов известен цикл Сосрыко (Сослана) у осетин, кабардинцев и адыгейцев. Этот цикл включает мотив необыкновенного рождения героя из камня (примета его несокрушимости и мощи), его богатырского детства, эпических подвигов, смерти. У осетин к большим относятся также циклы о Сирдоне, Урызмаге и Батрадзе. Примеры малых циклов: о Тотрадзе - сыне Алым-бека, Албеке (у осетин, адыгов), Ацамазе (у осетин, адыгов), Садайе - сыне Чандзе и великанши-людоедки (у карачаевцев, балкарцев, осетин, адыгов), о Крымсултане (у осетин), Пши-Бадиноко, Арацхау, Пачикау (у адыгов, карачаевцев, балкарцев) и др.

    Этнограф У. Б. Далгат в исследовании «Героический эпос чеченцев и ингушей» приводит таблицу имен основных героев нартских сказаний:


    Сеска Солса - Соска Солса: ингушское и чеченское наименование героя эпоса; осетинское - Созрукъо , Сослан ; кабардинское - Сосрыко ; абхазское - Сасрыква .


    Урузман - Орзми: ингушское наименование героя эпоса; осетинское - Урызмаг, Урузмаг; кабардинское, балкаро-карачаевское - Урызмек.


    Хамчи: ингушское наименование героя эпоса; осетинское - Хамыц, Хамиц ; кабардинское - Хымыш .


    Патарз - Патриж: ингушское наименование героя эпоса; осетинское - Батрадз ; абхазское - Патраз ; адыгское - Батараз .


    Ачамза - Техшоко: ингушское наименование героя эпоса; осетинское - Ачамаз ; кабардинское - Ацамаз .


    Шерп'а - Ширтка - Ширтга - Шертщко: сын Боткия ( Ботоко, Боткхи, Батоко, Батыг ), ингушское наименование героя эпоса; осетинское - Сирдон, сын Батагьа .


    Кинда Шоа - Киндий Шоа: ингушское наименование героя эпоса; осетинское - Суай, сын Чандза ; балкаро- карачаевское - Шуай ; кабардинское - Шауай .


    Села - Сата - Сели - Сата: ингушское и чеченское наименование героини эпоса; осетинское - Сатана ; адыгское - Сатаней ; абхазское - Сатаней-Гуаша .


    У вайнахов в системе нарторстхойского эпоса действуют и местные герои: Колай Кант, Охкыр Кант, Эшк Горжай, Чопа Бороган (у ингушей); Бжак, Наур, Ахмед, Толам-Аго, Чуара Кембиевич (у чеченцев) и др.

    У аварцев, лакцев, даргинцев нарты существуют только в сказках. Это богатыри-великаны, не имеющие имен. Они обладают огромной силой, могут вырывать с корнями деревья. В сказках народов Дагестана обычно действуют не один, а семь нартов. Живут они, как правило, в лесах, в железных башнях, которые достигают верхушками неба и огорожены железным забором со стальными кольями; на заборе нередко насажены человеческие головы.

    В Дагестане наблюдается и другой вид нартов - обыкновенных сказочных героев, совершающих различные подвиги. Они не выступают ни в роли аборигенов, ни родоначальниками фамилий и родов. Нартские же героические сказания, несмотря на их мифологичность, отличаются от сказок тесной связью с общественной жизнью (с родовым бытом в особенности), материальной культурой, географией, топонимикой тех народов, у которых они создавались и бытовали.

    Любовная лирика

    Любовь в горской поэзии уподобляется огню, пламени, болезни, от которой нет лекарств, цветам, расцветающим на льду. Ниже мы приводим особенно показательные, по мнению П. Услара, примеры.

    Вот диалог влюбленной девушки со своей матерью: «Выйди, мать, наружу, посмотреть на диво: из-под нагорного снега пробивается зеленая травка. Взойди, мать, на крышу: из-под льда ущелья весенний цветок появляется». - «Из-под нагорного снега зеленая травка не пробивается; тебе, молоденькой, травка привиделась. Из-подо льда ущелья весенний цветок не появляется: оттого, что ты влюблена, цветок привиделся…»

    О желании своем выйти замуж молодая горянка говорит в следующих выражениях: «Охая, ложусь, охая, встаю я, - долго ли мне охать? Мать говорит, что будет беречь меня, как сокровище… Береги, матушка, серебро свое, а меня выдай замуж, я уже велика выросла. Братья толкуют, что дома будут меня лелеять… Лелейте, братцы, коней своих, а меня отдайте милому. Есть, говорят, любовное зелье; что же я не нахожу его, да сгниют его корни! Мулла, говорят, пишет любовные заговоры, - что же мне не напишет их, да переломятся его перья!…»

    А вот объяснение в любви: «На высокой скале сидящая золотистая голубка, - что дать за то, чтобы отдал тебя гордый твой отец? В воздухе кружащаяся небесная ласточка, - что дать за то, чтобы согласились гордые твои два брата?» - «Отец-то отдаст меня, - что дашь за то, чтобы взять меня? Братья-то согласятся, что дашь за то, чтобы я пошла за тебя?» - «Кабы был я турецкий султан, то посадил бы тебя на престол, сам пред тобою стал бы. Кабы свет этот был мой, весь тебе отдал бы, сам рабом стал бы. Кабы рай и ад мои были, рай отдал бы тебе, ад оставил бы себе. Я не римский государь, этот свет не мой, рай и ад не мои. Что же дать за тебя?…»

    Женскую красоту горские поэты воспевали так:

    Чеченцы: шея лебединая, походка утиная, цвет лица молочный;

    Аварцы: грудь белая, как сыр и серебро. В горле льющаяся вода сквозит (то есть прозрачное горло). Красное солнце, свет моих глаз, мое серебро-золото, красное золото, ночью небо освещающая полная луна, райская жемчужина, золотистая голубка, небесная ласточка;

    Лакцы: оленья шея; щеки, как яблоки; пальцы, как перья; золотые косы, жемчужные зубы. Девушка, как зажженная свеча (то есть светит своей красотой);

    Акушинцы: девушка с гладким лбом; тонкая в стане девушка; девушка, как красное яблоко, как блоха (то есть резвая, проворная).

    Косами обвивает Дербент,
    Лбом освещает города,
    Бровями смущает мудрецов,
    Глазами дивит юношей.

    Сказки

    Сказки народов Северного Кавказа имеют много общего со сказками других народов мира.

    Сказочный фольклор горцев можно условно разделить на три группы. Первая - сказки о животных, которые разговаривают и имеют многие человеческие черты. В сказочном зверином мире присутствуют горе и радость, дружба и вражда, хитрость и добродушие, преданность и коварство и т. д. Таковы лакские сказки «Пьяная мышь», «Осел и муравей», «Лягушка в панцире», «Почему голова большая»; аварская «Волк и дятел», цикл даргинских и лезгинских сказок о хитрой лисице, храбром, но глуповатом волке и добродушном увальне медведе; осетинские сказки «Серый волк», «Два соседства» и др.

    Ко второй группе относятся так называемые бытовые сказки, служащие иллюстрацией повседневной жизни горских народов. Это аварские сказки «Богатырь Назнай», «Букучихан», «Красавица Езен-зулхар»; лакские «Человек и его тень», «Охотник Ахмед и его чарыки», «Зурнач, барабанщик и канатоходец», «Мудрый юноша», «Чан-Чанахор»; осетинские «Мужчина и женщина», «Богач и бедняк», «Бычачья лопатка» и др.

    Третью группу составляют волшебные сказки, в которых выражены представления народа о потустороннем мире, подземном и морском царствах, фантастических существах (дэвах, картах, аждахах и др.), сверхъестественных силах.

    Вот что писал о горских сказках П. Услар: «У западных соседей своих дагестанцы позаимствовали «заячьего всадника». Это русский «мужичок с ноготок, борода с локоток». В бороде у него непомерная сила; выдернув волос из бороды, он может связать любого силача так же легко, как бы спеленать ребенка. Разъезжает обыкновенно верхом на зайце. У адыгов эти всадники называются «сипуни», то есть обрезки, стружки. На восточном берегу Черного моря встречаются памятники, относящиеся к неизвестной эпохе. Они составлены из четырех огромных плитообразных камней, поставленных стоймя в виде правильного четырехугольника; пятая плита образует крышу. В одной из боковых плит обыкновенно проделано отверстие, которое едва достаточно для того, чтобы просунуть в него руку. Эти памятники представляют подобие домов, на постройку которых потребна сила великана, но вход в них годен для карликов.

    Адыги рассказывают, что нарты и «сипуни» жили вместе; нарты были сильны, «сипуни» - злы, коварны, но умны; «сипуни» заставляли нартов строить для них дома. «Заячьи всадники» появляются в виде приезжих из чужой стороны, подобно тому, как и в русских сказках Царь Салтан, очевидно, басурман, а Бова Королевич - немец или валах! «Карт» - огромная женщина-людоедка. В сказках она изображается трудолюбивой хозяйкой, матерью нескольких дочерей-людоедок, которых нежно любит… Несмотря на созвучие «нарт» и «карт», между этими существами не заметно никакого соотношения.

    Нарты обыкновенно приискивают себе невест между хорошенькими дочерями простых смертных и не обнаруживают никакой склонности к людоедкам… Самое обыкновенное содержание сказок заключается в том, что множество юношей добиваются руки прекрасной царевны, которая часто называется дочерью западного царя. Тут возникает состязание; достается она тому, кто совершит требуемый подвиг. Должно или перескочить на коне через высокую башню, или побороть саму царевну, а она во время борьбы обнажает грудь свою и тогда бороться с нею уже никто не в силах, - или отыскать за тридевятью землями уроненную туфлю, - или самому спрятаться так, чтобы царевна не могла отыскать и т. п. Кто не совершит подвига, тому рубят голову. Царевна живет в серебряном дворце, окруженном стальным частоколом, на каждом коле по человеческой голове. Являются на состязание многие; и, наконец, три брата, точно так же, как и в русских сказках: два умных, третий - дурак. У горцев третий не то чтобы совсем дурак, но в загоне, в презрении у старших. Подобно тому, как и в русских сказках, торжествует в конце концов всегда третий брат… Старшие братья завидуют и строят козни меньшому; меньшой прощает им великодушно. Но успех меньшего брата или вообще победителя основан на том, что ему удалось вступить в сношения с фантастическим чудесным миром.

    Сначала отправился он в неимоверно дальнюю дорогу: «Ехал он, ехал, ехал много, ехал мало, ехал ночью, ехал днем, нашу гору миновал, чужую гору миновал, сорочью, галкину гору миновал, густые леса проехал, через глубокие ущелья проехал, прибыл… И ему достался белоснежный морской конь, который вслед за солнцем выбегает на берег моря, в один миг трижды обскакивает кругом землю и потом снова скрывается в море; ему достался «меч-алмас», которым срубает он разом девять голов и восемнадцать ушей у черного змея в то время, как змей этот полз, чтобы пожрать птенцов орлицы, которая живет в чинаровом лесу. Каждый из этих крошечных птенцов величиною с быка. Летит орлица, словно туча движется; колышутся леса и горы. Птенцы-быки прочирикали маменьке об услуге, оказанной молодцом. В оплату орлица вызывается сослужить молодцу службу, какую он закажет, а молодцу как раз приходится возвращаться из подземного мира в верхний солнечный. Садится он на орлицу; в запас для нее кладет на одно крыло мясо пятидесяти буйволов, на другое крыло пятьдесят буйволиных бурдюков с водою. Летит орлица несколько часов, но запас уже весь истощился. Чтобы подкрепить орлицу, молодец отрезает от своей лядвеи (ляжки - Авт.) кусок мяса, но… вот уже и верхний солнечный мир!…» Горские сказки кончаются обыкновенно свадьбой, иногда даже свадьбами, потому что царевич порой придерживается мусульманского многоженства. Вместо русской заключительной формулы: «Я там был, мед-пиво пил, по усам текло, в рот не попало», - горцы говорят: «Ударили в медный барабан, задули в кожаную зурну, засвистели дудки, пыль подняли столбом: я медвежий танец проплясал, все меня расхвалили. Ни днем, ни ночью не отдыхая, спать не ложась, куска в рот не кладя, поспел я сюда, чтобы вам рассказать, как что было». Встречается более краткое заключение: «Тут и сказке конец; все это слышал я от сороки, а более она ничего мне не рассказала…»


    Орстхоец и черт (Вайнахская сказка)


    Однажды собрались в путь-дорогу орстхоец и черт. Они уговорились, что будут везти один другого, пока не окончится песня, которую каждый будет петь. Пересекли они поле, и песенка черта окончилась. Тогда орстхоец оседлал черта и затянул: - Лай-ла-яла-лай! Прошли день и ночь. Изнемогающий от усталости черт спросил:

    - Скоро ли кончится твоя песня?

    - Как только я закончу первую половину, за ней пойдет вторая: «Ва-лайла-ялай-лай!» - ответил орстхоец.

    Тут черт испустил дух.

    Притчи

    Своеобразные сюжеты с неожиданной развязкой имеют горские притчи, в которых философское размышление сочетается с мудрыми наставлениями, мягкими поучениями, веселыми советами.


    Ветер и сарай (Лакская)


    Однажды ветер сказал сараю: - О сарай, отвори двери, я в тебя всыплю кое-что. Глупый сарай, поверив ветру, отворил двери. Ветер не только ниоткуда ничего не принес, но и все находившееся в сарае, охватив, унес. Под вечер хозяин пришел взять топливо и, не найдя ничего в сарае, сломал его и потом сжег, как двери, так и полена. Так сарай и остался разрушенным.


    Заяц и черепаха (Вайнахская)


    Поспорили однажды заяц и черепаха, кто кого обгонит. Выбрали они место вдали и пустились бежать. «Я-то в любое время догоню тебя», - думал заяц, и не спешил, а черепаха ползла без отдыха. Она и выиграла спор.


    Человек и птичка (Аварская)


    Поставив силок, некто поймал маленькую птичку. Сказала ему птичка:

    - На что я тебе годна? Съев меня, ты не будешь сыт. Лучше я дам тебе три хороших совета: один совет дам, находясь еще в твоих руках, а другие два - сидя перед тобою на кусте. Ради этого выпусти меня.

    Согласился человек.

    - Помни, - сказала птичка, - что какое бы несчастье ни постигло тебя, какой бы вред ни испытал ты, не должен ты сожалеть о том, что уже миновало. Отпустил человек птичку. Сев на куст, заговорила она опять:

    - Не верь никогда тому, что противно здравому смыслу. - И добавила: - А у меня в зобу есть кусок золота величиною с куриное яйцо; если бы ты догадался зарезать меня и достать его, то мог бы, лежа, быть сытым до самой смерти.

    - Ах, проклятый день, - сказал человек, закусив палец, - какой же я безумец, какой же я глупец!

    Вспорхнув с куста, хотела было улететь птичка, как человек закричал ей:

    - Условие было, что ты дашь мне три совета; третьего совета ты мне еще не дала!

    Отвечала птичка:

    - К чему тебе дать третий совет, когда ты и двух первых не успел принять? Вся-то я менее куриного яйца, как же может у меня поместиться в зобу кусок золота величиною с яйцо? Пусть бы это и было, то зачем пожалел ты о минувшем? Да будет это тебе третьим советом.

    Сказав это, исчезла птичка, улетев за холмы.


    Туку и Азраил (Кубачинская)


    Известный мастер Туку продолжал работать, не выходя из своей мастерской, и уже будучи пожилым. Один раз, когда он увлеченно работал, за его душой явился ангел смерти Азраил,

    - Хватит работать, собирайся - настал твой час, - сказал Азраил. Туку показал светильник необыкновенной красоты и сказал:

    - Оставь меня, пока я кончу работу. Очарованный красотой светильника, Азраил оставил его.

    Через некоторое время к старику вернулся Азраил. Увидев светильник, светящийся

    еще краше, он опять покинул старика. Азраил пришел к старику в третий раз. А на этот раз, увидев, как вдохновенно работал старик над светильником, Азраил, даже не показавшись ему, повернул обратно.

    Так своей работой Туку одержал победу над Азраилом.

    Анекдоты

    Неизменные спутники жизни горцев - веселое слово, тонкая шутка и искрометный юмор. У всех народов Кавказа были в ходу анекдоты о Ходже (Молле) Насреддине (абхазы и адыги называли его Ходжа Шарадын).

    «Самое популярное лицо на Кавказе - это мулла Насреддин, - писал в своем труде П. Услар. - Назовите его любому горцу, - он рассмеется и, пожалуй, тотчас же расскажет вам о нем несколько анекдотов… Весьма странно происхождение этой знаменитости. Рассказывают, что во времена халифа Га-рун ар-Рашида жил отличный ученый этого имени. Учение, которому он следовал или которое проповедовал, подверглось гонениям, и он, чтобы спасти свою голову, притворился юродивым. Предание преобразило этого юродивого ученого в шута… Ученый мулла изображается неутомимым проказником, который смеется над всеми и над всем, изредка остроумно, иногда же совершенно непозволительно. От этих проказ всего более терпит он сам, потому что его колотят на каждом шагу, но он не унимается»…

    Существовали и другие герои - двойники знаменитого шутника: Цаген, Акул-Али, Басиат и др.

    Вот несколько анекдотов о Насреддине:


    Проповедь Моллы Насреддина


    Молла, желая произнести проповедь, сказал:

    - Знаете ли, дорогие мои, что есть истина?

    Из слушателей некоторые ответили: «знаем», а другие - «не знаем». Тогда Молла сказал:

    - Пусть знающие объяснят незнающим. И этим закончил свою проповедь.


    Конец света


    Как- то раз в горах приключились такие сильные морозы, каких никто и не помнил. Шутники пришли к Молле Насреддину и говорят:

    - Молла, завтра будет конец света! Разжигай огонь, режь барана. Не пропадать же мясу!

    - Сейчас, - сказал Молла Насреддин.

    Шутники поскидывали шубы и вошли в дом. Пересказали все хабары, наелись вдоволь. Вышли во двор, а шуб нет.

    - Эй, Молла, а где же наши шубы?

    - А зачем вам шубы? - отвечает Молла Насреддин. - Завтра же конец света. Я их обменял на того барана, которого мы съели.


    Любовь к деньгам


    Между Моллой и одним скупцом возник спор. Долго они препирались, долго спорили, пока, наконец, скупец не сказал Молле:

    - Что бы ты ни говорил, но деньги такая проклятая вещь, что их любят все. Даже ты сам их любишь.

    - Это правда, - ответил Молла, - я люблю деньги, но моя любовь не похожа на твою. Я люблю деньги потому, что, имея их, я не завишу от таких, как ты.


    Разум Моллы


    Однажды Молла привез на мельницу зерно. Увидев, что народу собралось много, он стал ждать. Время от времени он потихоньку пересыпал зерно из чужих мешков в свои.

    Мельник заметил это и спросил:

    - Молла, что ты делаешь?

    Молла увидел, что попался, прикинулся дурачком:

    - Ты не обращай на меня внимания - я вроде сумасшедший.

    - Если ты сумасшедший, - сказал мельник, - почему не свое зерно пересыпаешь в чужие мешки?

    - Я тебе сказал, - ответил Молла, - что я сумасшедший, но не сказал, что дурак.


    Говорящий осел


    Однажды семья Ходжи Шарадына осталась без пищи и денег. Думал, думал он и сказал жене:

    - Пойду-ка я к князю, может быть, что-нибудь и даст. Явившись к князю, Шарадын попросил его:

    - Моя семья осталась без еды и одежды. Не поможешь ли нам, ваше сиятельство? Когда-нибудь сочтемся.

    - Хорошо, помогу, - сказал князь. - Только выполни и ты мою просьбу. У меня есть осел; в течение трех лет ты должен научить его разговаривать.

    - Согласен, - ответил Шарадын.

    Князь дал Ходже столько еды, сколько мог поднять осел. Жена Шарадына, увидев все это, удивилась:

    - Как ты все это раздобыл?

    - Я обещал князю, что за три года научу его осла разговаривать.

    - Где ты слышал, чтобы осел разговаривал на человеческом языке? - воскликнула жена.

    - Ты зря беспокоишься, - ответил Ходжа Шарадын. - За три года что-то да случится: или осел сдохнет, или князь умрет.


    У вайнахов был особенно популярен веселый Цаген.


    Почему на свете появился Цаген


    Когда умерли пророки, вероучители, люди впали в отчаяние. Жизнь им опостылела. От горя и тяжких дум они стали умирать раньше времени. И как-то бог послал людям Цагена - развеселить их, облегчить их жизненные невзгоды, чтобы людской род не пресекся. И вот, когда появился Цаген, поникшие головы людей поднялись. Слушая о его проделках, люди стали забывать свое горе, и им становилось легче жить.


    Цаген и горец


    На пхегате собрались горцы. Один из них начал хвастаться:

    - Самым богатым человеком в нашем крае был мой отец. Много табунов коней, стад коров, отар овец было у него. Он загонял их на ночь в огромный сарай, такой огромный, что не успеет молодой жеребенок пройти по нему из одного конца в другой, как становится настоящим конем.

    - Разве это богатство? - вмешался в разговор Цаген. - Богатством счастлив не будешь. Вот мой отец, действительно, был счастливым человеком. Даже его жердь была счастливой. Этой жердью он доставал до небес. По своему желанию он разгонял тучи, и на землю падали благодатные лучи солнца.

    - Ты врешь, - говорит горец, - где это видано, чтобы жердью можно было достать

    до небес?

    - Откуда ты знаешь, что я вру?

    - Если в твоих словах есть доля правды, то скажи, где же хранил твой отец эту жердь?

    - Эх, разве ты не знаешь? Да ее хранили в сарае твоего отца! Так Цаген вывел горца на чистую воду.

    Пословицы и поговорки

    О горских пословицах выдающийся балкарский поэт К. Кулиев сказал: «…Их образность и колорит неповторимы. Они порождены самостоятельным опытом народа и в то же время изнутри освещены общечеловеческим светом. Их конкретное национально-образное выражение придает им ту поэтичность и вечность, которые ничем не заменимы…Пословицы - лучшее наше поэтическое сокровище. Наш язык

    не создал ничего более высокого. Они - наше общее бессмертие».

    Многие горские пословицы созвучны пословицам других народов. Очевидно, здесь сказалась общность традиций устного народного творчества. Жители Дагестана, например, говорят, что увидевший змею (ужаленный змеей) пугается и веревки. Эта пословица аналогична русской «Пуганая ворона куста боится».

    Приведем еще несколько примеров, аналоги которых легко вспомнит читатель:


    Жалованному коню в зубы не смотри.

    На Аллаха надейся, а осла привяжи покрепче.

    Груша от грушевого дерева недалеко падает.

    На голове вора огонь.

    Упрячу тебя туда, куда ворон костей не заносит.

    Это как бы ворона ворону глаз

    выклевала. Кому пастух люб, люба и его собака.

    В мешке пики не утаишь. По одеялу

    ноги протягивай. Черная шерсть от мытья не побелеет.

    Кто яму копает, в яму попадает.

    Не плюй в яму, где вода; быть может, придется из нее пить.

    Кто слишком многого хочет, тот и малого лишится.

    Цени не папаху, а ум.

    На покорного осла по трое садятся.

    От того, что будем говорить «мед», во рту сладко не станет.

    Лучше один раз увидеть, чем семь раз услышать.

    Много общего и в пословицах разных народов Кавказа:


    Балкарские


    Кузнец погиб, все, что сковал, - осталось. Мудрец погиб, все, что сказал, - осталось.

    Правдивая речь - острее, чем меч.

    Не поверят, если лжец скажет правду наконец.

    Когда врагу прийти пришлось к тебе с повинной, прости его, не мсти, будь истинным мужчиной.

    Лучше спать на соломе, да в родном доме, чем на перине, да на чужбине.


    Чеченские


    Куда не заглянет гость, туда не заглянет и добро.

    Если к тебе пришла беда, подними голову, если к людям пришла - опусти.

    В дороге и палка товарищ.

    Тот, кто имел тысячу друзей, - спасся, а имевший тысячу быков и коров - погиб.

    Доброе слово гору с места сдвинуло.

    Богатством ума не купишь.

    Глаз боязлив, руки храбры.

    Когда смерть грозит, и мышь кусается.

    Лучше потушить искру, чем пытаться тушить пожар.

    На лжи город не построишь, но беду наживешь.


    Осетинские


    Были бы волы, погонщики найдутся.

    Бранное слово далеко слышно.

    Виновный и тени своей боится.

    Вода уходит, камни остаются.

    Гадалка себе не гадает.

    Высоко летел, да низко сел.

    «Горек мед», - сказал медведь, когда наелся.

    Золото и ночью блестит.

    К скупому гость не стучится.

    Что сделаешь для отца, сделают для тебя твои дети.

    Цену света во тьме узнают.

    У кого щедрая жена, в дорогу еду не берет - всюду угощение найдет.

    Кто-то стены башни яйцами пробить пытался.

    Одно пятно и на солнце отыщется.

    Осла в табуне уши выдают.

    Пустая рука - коротка.


    Аварские


    Не спеши говорить, спеши делать.

    Человеком стать труднее, чем ученым.

    Что не сеяно весною, то не явится зимою.

    Нуцал куда бы ни пошел, найдет пир; бедняк, хотя бы на пир пошел, найдет труд.

    При хозяине и кошка одолевает собаку.

    Хорошо слово короткое, а веревка длинная.

    Держись большой дороги и отцовских друзей.

    Без нужды лающая собака скоро стареет.

    Ближнее соседство лучше дальнего родства.


    Кумыкские


    Сказанное слово - пущенная стрела.

    Невысказанному слову ты хозяин, высказал - ты его раб.

    Кто хочет есть рыбу, лезет в воду.

    День весны кормит месяц зимы.


    Лакские


    На дне терпения оседает золото.

    Мудрое слово лучше, чем полный двор богатства.

    Мать выше папахи.

    Каждый о своем думает, мельник - о воде.

    Торопливая речка до моря не добежит.

    Кто умеет - и на море огонь разведет.

    Деньги делают и раба ханом, а хана - рабом.

    Кто не пробовал горькое, тот не знает, что такое сладкое.

    Храбрец умирает один раз, а трус - тысячу раз.

    Хорошего коня по походке узнают, хорошую жену - по поступкам.


    Даргинские


    Держи рот, сбережешь голову.

    Малый топор большое дерево рубит.

    Смирная кошка большой кусок сала съедает.

    Кто спит весною - плачет зимою.

    Будешь сладок людям - проглотят, будешь горек - выплюнут.

    На хваленой пашне сорная трава выросла.

    Смирную овцу трижды доят.


    Лезгинские


    Собака лает, а караван идет.

    Бросать не умеющий большой камень берет.

    На чужой лошади едущий в грязи очутится.

    В одной руке двух арбузов не удержишь.

    Кто ада не видал, тому и рай не полюбится.

    Незнание - глупость, а не стремление к знаниям - еще большая глупость.

    Кто много знает, тот мало говорит.

    Загадки

    Загадки, как и сказки, развивали детское воображение, помогали видеть мир в самых неожиданных ракурсах.

    В качестве примера приведем несколько лакских загадок, собранных X. Халиловым:


    Кривая бабушка, красивая дочь, дурной внук. (Виноград.)

    Мертвые бегут за живым и не могут догнать. (Арба.)

    У всех людей есть, но нет ему имени. (Безымянный палец.)

    В темном хлеву красный зверь. (Язык.)

    Под одним валуном четыре родника. (Коровье вымя.)

    Чем больше танцует, тем больше полнеет. (Веретено.)

    Два брата дерутся, двоюродный брат бьет их, троюродные братья хотят разнять. (Мельница.)

    Клятвы

    Горцы придавали клятвам особое значение. Клятва на Коране принималась как неоспоримое свидетельство. Клятвы именем Аллаха, именем Корана среди горцев-мусульман очень распространены и сейчас. Вместе с тем горцы клянутся «солнцем», «огнем», «небом», «водой», «могилой отца», «землей», «родителями», «здоровьем детей», «хлебом» и др.

    Проклятия

    Горцы никогда за словом в карман не лезли. Вот некоторые из наиболее расхожих в XIX веке проклятий:

    - Провались ты в ад! Да сократится твоя жизнь! Да отсохнут у тебя руки! Да сгниет твоя грудь! Чтобы в вашем роду не осталось мудрых людей, которые могут вас научить! Чтобы очаг ваш погас! Да выпадут твои усы! Да иссякнет твое семя! Да растерзает тебя орел! Да наступит в твоем доме черный день! Да сгорит дом твоего отца! Да пожрет ржавчина твое оружие! (Аварцы.)

    - Утони ты в крови! Да распорется живот твой! Да выпьет ворон твои глаза! Да засохнет род твой! Земля да возьмет тебя! Да погаснет очаг твой! Да вырастет колючка в твоем камине! (Лакцы.)

    - Да очутишься ты среди черного дня! Да поглотит тебя земля! Горячая пуля да попадет в тебя! Дом твой да взлетит в небо так высоко, чтобы в неделю по щепке падало от него на землю! Да встречаются каждый день на пороге дома твоего ганзи (носилки, на которых уносят покойника на кладбище) на выходе и кершан (ванна для омовения покойника) при входе, пока не вынесут всех его обитателей! (Даргинцы.)

    Благопожелания

    Чтобы выжить в горах самому и дать продолжение своему роду, важны были добрососедство и взаимопомощь. Поэтому доброе слово и искренние пожелания в аулах звучали гораздо чаще, чем проклятия.

    - Приход твой да будет к счастью! Утро твое да будет хорошим! (Чеченцы.)

    - Аллах да обрадует тебя! Голова да будет здрава! Светлый день да не минует тебя! Аллах да выпрямит для тебя дорогу! (Аварцы.)

    - Да даст тебе Аллах, чего ждешь! Да продлится твоя жизнь! Сыновья да будут невредимы! Да родится сын, как отец, и дочь, как мать! До чего он не дожил, то тебе да дастся! (пожелание родственнику умершего). (Лакцы.)

    - Благословение да достанется твоему дому! Да умножатся твои бараны! Да расцветешь ты, как сад! Тысяча благ да ниспошлется тебе, тысяча твоих желаний да исполнится! Добро да будет всегда в доме! Нива да цветет у тебя! Здоровье да улучшится! К телу твоему да не прикоснется ни болезнь, ни пылинка! (Даргинцы.)

    Самым главным пожеланием, уже не одну сотню лет звучащим над Северным Кавказом, остается приветствие «Салам алейкум!» - «Мир вам!».

    Приметы

    Особенности жизни народов Кавказа отражаются в приметах, которые также имеют много общего с приметами других народов.

    Приведем здесь абазинские народные приметы из книги «Афористическая поэзия абазин»:


    Если уши горят, то говорят о тебе: правое - хвалят, левое - бранят.

    На ногтях появились белые пятнышки - к прибыли.

    Левая рука чешется - получишь деньги, правая - отдашь деньги.

    После захода солнца золу на улицу не выбрасывают - не к добру.

    Курица стоит на одной ноге - к холоду.

    Снегу много - хлеба много.

    В доме не свисти - не к добру.

    Кошка скребется о стену - к гостям.

    Если одеть одежду наизнанку - не к добру.

    Больной чихнет - поправится.

    Вслед отъезжающему не выбрасывают мусор - не к добру.

    Неправильно застегнул пуговицы - к прибыли.

    Нос чешется - к гостям.

    Если нечаянно уронил за обедом кусок пищи, значит, кто-то спешит к тебе в гости.

    Ступня чешется - к дороге.








    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх