Загрузка...



  • Гадания
  • Защита от порчи и сглаза
  • XIII. МАГИЧЕСКИЕ ОБРЯДЫ

    Гадания

    У многих кавказских народов широко практиковалось гадание на костях животных, особенно на бараньей лопатке. Это должна была быть лопатка правой ноги, отделенная после варки, и чтобы баран был собственностью того, кому гадали. Поставив чистую лопатку против света, гадатель внимательно изучал обозначавшиеся на ее поверхности линии и знаки. По ним предсказатели оповещали о самых разных событиях, которые произойдут в будущем, ближайшем или отдаленном: нападение неприятеля, падеж скота, голод или урожай и т. д.

    Для предсказания частной судьбы гадатели обращали внимание на другие, особые знаки. По ним узнавали, что ждет хозяина барана: будет ли он счастлив в любви, сын у него родится или дочь, ждет ли его удача в делах или войне, или ему следует приго¬товиться для отражения всевозможных напастей.

    Хан- Гирей в «Записках о Черкессии» приводит характерные примеры таких гаданий. Один князь, будучи в гостях в соседнем селении, прочел на костях, что разбойники нападут на его аул. Вернувшись домой, он успел догнать грабителей, отбить захваченное ими имущество и пленных. В другом случае гадальщик сообщил молодому мужу, что к его супруге направляется чужой мужчина. По счастью, это оказался шурин -брат жены.

    Защита от порчи и сглаза

    Широкое распространение имели обряды, направленные против «порчи», «сглаза», болезней, хищных зверей.

    Б. Рагимова описывает, как у лезгин было принято защищать от злых духов младенцев: «…Особенно опасной считалась Алпаб - демоническое существо, которое представляли в образе уродливой женщины с длинными распущенными волосами и длинными грудями. По поверьям лезгин, стоило роженице в первую ночь сомкнуть глаза, Алпаб могла подменить ребенка или навлечь на него тяжелую болезнь. А потому всю ночь роженице не давали спать и ни на минуту не оставляли ее одну. Все это время в комнате, где находилась роженица с ребенком, горел огонь. Он должен был охранять их от злых сил. Средством отпугивания злых духов была, по поверьям, стрельба. Как только ребенок появлялся на свет, мужчины стреляли из ружей…Первейшее средство от сглаза - всевозможные обереги, а среди них, прежде всего амулеты и талисманы. Много оберегов помещали в колыбель. Под подушечку клали хлеб, у изголовья - какой-нибудь железный предмет или ножницы, которыми обрезали пуповину ребенку. Саму отпавшую пуповину заворачивали в тряпочку и засовывали в уголочек колыбели.

    Для мальчиков от сглаза к колыбели подвешивали камешки, сделав в них отверстия, для девочек - бусину. Желтоватые камни подвешивали, чтобы предохранить ребенка от желтухи, белые - для красоты и благополучия, серебряную монету - чтобы стал богатым. Вместе с другими предметами в колыбели нередко находилась книга со священными текстами, это наблюдалось в тех семьях, где дети часто умирали». Наиболее многочисленны были обряды против «сглаза». Так, не рекомендовалось ходить или ездить мимо дома, в котором проживал человек, обладавший «дурным глазом» или подозревавшийся в колдовстве. При случайной встрече с ним или членами его семьи полагалось свернуть в сторону, а когда встречный скроется с глаз - плюнуть ему вслед со словами: «Твои козни да ходят за тобой».

    В. И. Немирович-Данченко писал о зельях, приготовляемых из трав: «…Бабка ее у нас по горам славилась, - колдунья была. Никто лучше ее не мог найти хапулипхер (собачья - лай-трава) в поле. А искала ведь в темные ночи, когда ни одной звезды на небе не было!… Много она народа этим корнем испортила! Ты знаешь, он ведь на медвежью лапу похож. Рвать его надо с умом. Лечь на землю так, чтобы собой все его листья покрыть, вырвать сразу, - когда оканчиваешь заклятье, а потом высушить в печи и опрыскать кровью совы… Тогда примешай к просу или к айрану - и дай кому хочешь, сейчас же залает собакой, ум потеряет, высохнет весь и умрет. Такого испорченного убить надо, потому что он насмерть может закусать каждого». Широко практиковалось ношение амулетов, в качестве которых использовались волчьи зубы, куски железа и «священного дерева», раковины и другие предметы. Амулеты вешали на шею человека и лошади, на рога домашних животных в качестве оберега. Для этих же целей служили насаженные на колья черепа барана, вола, коня, устанавливавшиеся возле домов, скотных дворов, полей, покосов. Чтобы уберечь от сглаза молоко, его после дойки не показывали не только чужим, но порой и родственникам. У некоторых народов запрещалось отдавать вечером молочные продукты, поскольку это якобы могло привести к гибели скота. Наряду с недобрыми людьми со «злым глазом» в каждом ауле были добрые, «счастливые» люди, пользовавшиеся особым почитанием. Если «счастливый» человек первым выходил на работу при выполнении главных занятий годового земледельческого или скотоводческого цикла: пахоты, сенокоса, стрижки овец и т. д., то считалось, что достаток и успех в делах будут сопутствовать всем жителям аула.

    Б. Гапуев, изучавший традиции осетин, писал: «Горец не решается взять косу до тех пор, пока не увидит ее на плече человека, первое начинание которого считается счастьем для всех». Перегоняя свои стада, многие горцы желали, чтобы им навстречу попался «счастливый» человек, в надежде на то, что это увеличит поголовье скота.

    Первый изготовленный сыр и масло обычно посвящали домовому. Продукты эти помечали для памяти и откладывали до Нового года. Ели их в течение недели, не давая посторонним, отчего эта неделя называлась «урсы къуыри» (белая неделя). Чтобы уберечь скот от болезней и эпидемий, его прогоняли через огонь или между кострами; вокруг скотного двора с заклинаниями проводили черту или проволакивали очажную цепь.

    В случае заболевания вымени у коровы или козы струйку молока при доении пропускали через круглый плоский камень с отверстием в центре. Некоторые горцы, в частности осетины, не убивали змей, опасаясь, что от этого произойдет падеж скота.

    Чтобы уберечь свои стада от хищников, осетины, карачаевцы и балкарцы приносили откормленного козла в жертву Тутыру - покровителю волков. Распространенным обычаем в горах было «завязывание пасти волку», чтобы он не сожрал заблудившуюся скотину. Для этого в ступу запихивали шапку пастуха-подростка и затягивали его же поясом. Считалось, что теперь глотка волка заткнута. После нахождения отбившейся от стада скотины ступу развязывали и вынимали из нее шапку, «чтобы волк не задохнулся».








    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх