ГЛАВА I.


СТРАТЕГИЯ ЛЕНИНА


Итоги революции

В 1922 году Россия вступала в новый период своей истории. Закончился период революции и гражданской войны. За короткий в историческом масштабе срок страна неузнаваемо изменилась. Царскую символику вытеснили красные флаги и звезды, аристократов в кабинетах сменили относительно молодые люди в кожанках. Общественная атмосфера была насыщена духом перемен, устремленности в будущее, неповторимости происходящего - Страна Советов впервые в мире пробивала дорогу к социализму - неведомому светлому будущему человечества.

Но сквозь новые названия и формы неумолимо проступала старая тысячелетняя Россия. Власть осталась авторитарной, и непривычный для самодержавной старины вид обитателей Кремля не мешал обывателям рассуждать о том, что царь теперь - Ленин, Троцкий - главный генерал, а председатель Московского совета Каменев - вроде столичного генерал-губернатора. Он же и член Политбюро, по-старому - великий князь. Разговоры эти велись вполголоса, потому что новые власти не любили, когда их сравнивали со старыми, а общество теперь было пронизано структурами коммунистических организаций - Российской коммунистической партии (большевиков) (РКП(б)), Всероссийского коммунистического союза молодежи (комсомола, будущего ВЛКСМ), профсоюзов. Миллионы их членов активно поддерживали новый режим, вступали в спор с недовольными и могли донести во всемогущие репрессивные органы - ЧК, затем переименованную в Объединенное главное политическое управление (ОГПУ). При царе это называлось охранкой. Оппозиционные партии были разгромлены, а интеллигенция (специалисты или сокращенно - спецы) продолжала вести политические беседы в частном порядке, как и до революции. Не изменился и сельский характер страны, большинство ее населения по-прежнему было одето в крестьянские армяки и тулупы. Нельзя было одеть миллионы жителей России во что-то другое, когда промышленность только-только начала возрождаться от разрушений, нанесенных войной, международной блокадой и, как осторожно поговаривали, неразумной политикой новой власти.

Так чего же в России в 1922 году по сравнению с дореволюционными временами было больше - нового или старого? Из-за гражданской войны и сопровождавшего ее «красного террора» революция смогла выполнить лишь часть своих задач. Она начиналась под лозунгами «хлеба» (социальной обеспеченности трудящихся), «земли», политической и социальной свободы («воли»), народовластия (демократии). Революция несла новый мир, в котором человек станет свободным, активным работником, действующим не по чужому приказу, не из-под палки, а в соответствии со своей волей, способностями и склонностями, в братской взаимопомощи с другими работниками. Это будущее общество свободы, народовластия и благосостояния называли социализмом. В 1917 году революционные массы несли лозунги: «Фабрики - рабочим!», «Земля - крестьянам!», «Мир - народам!». Но мира не получилось - спровоцированная большевистским переворотом затяжная гражданская война удвоила срок кровопролития и военных тягот по сравнению с испытаниями Первой мировой войны. Страна была разорена дотла. Ожесточению борьбы немало способствовал большевистский социальный эксперимент - попытка единым рывком, с помощью твердой диктатуры, достичь нового общества, в котором человеческий эгоизм сменится альтруизмом, где все подчиняются единой воле, единому плану без товарно-денежных, рыночных отношений. Страна не приняла этой попытки, несмотря на террор и настойчивость многомиллионной массы сторонников коммунистических идей. Крестьяне не желали отдавать хлеб по продовольственной разверстке (налогу, иногда превосходящему возможности хозяйства), поднимали восстания, не сеяли хлеб. Насильно отобранное продовольствие уходило на прокорм колоссальной армии и бюрократического аппарата. Рабочий же класс, считавшийся опорой режима, голодал и поднимался на выступления против большевистской власти1.

Большевикам пришлось отступить. Вмарте 1921 г. Х съезд РКП(б), по предложению Ленина, провозгласил переход от продовольственной разверстки к фиксированному продовольственному налогу. Несмотря на то что продовольственный налог был тяжел, новая модель «смычки» с крестьянством стимулировала сельскохозяйственное производство, ибо излишки оставались в руках крестьян и могли продаваться на рынке. Таким образом, отменялась распределительная монополия государства, началось восстановление порушенных рыночных отношений. Это решение стало пер-

вым шагом к отмене жесткой политики «военного коммунизма» и переходу к новому, рыночному курсу, получившему название «новой экономической политики» (НЭП).

Ленин Владимир Ильич (1870-1924). В.И. Ульянов,родился в Симбирске в семье руководителя народных училищ, получившего наследственное дворянство вместе с чиновничьим чином. С1887года, когда его старший брат Александр был казнен за причастность к покушению на Александра III, Владимир обратился к революционной литературе. Большое влияние на него оказали работы Чернышевского. Но младший Ульянов не унаследовал от Александра народнических взглядов, он обратился к марксизму. В 1889 году за участие в студенческих волнениях Ульянов был исключен из Казанского университета, но через два года экстерном сдал экзамены университетского курса и получил диплом юриста. В 1892-1893 годах работал помощником присяжного поверенного. В 1895 году в Петербурге вместе с Ю. Мартовым и другими молодыми марксистами Ульянов создал подпольный Союз борьбы за освобождение рабочего класса, который оказал поддержку рабочим во время стачки 1896года. За участие в беспорядках участники союза были осуждены на ссылку в Сибирь. Во время ссылки 1897-1900 годов в селе Шушенском Ульянов написал свою первую крупную работу «Развитие капитализма в России» (1899). ВШушенском Ульянов женился на революционерке Н. Крупской.

Виюле 1900 года, отбыв срок ссылки, выехал за границу. Здесь он стал пользоваться документами на имя Николая Ленина. Так Ульянов получил свой всемирно известный псевдоним. Ленин стал сотрудничать с марксистской газетой «Искра». В 1902 году в работе «Что делать» он доказывал, что рабочая партия должна быть централизованной организацией профессиональных революционеров, беспрекословно подчиняющихся воле партийного руководства. На II съезде РСДРП в 1903 году в Лондоне Ленин и Плеханов, которого Ленин считал своим учителем, возглавили течение «большевиков» и были избраны в редакцию Центрального органа партии газеты «Искра». Ленин стремился установить во фракции большевиков жесткую дисциплину. Врезультате от него отступились многие сторонники, в том числе Плеханов, который обвинил Ленина в намерении установить в партии свою диктатуру и превратить ее в организацию полувоенного типа. В ноябре 1903 года из-за разногласий с Плехановым, Мартовым и др. Ленин вышел из редакции «Искры» и был кооптирован в ЦК, где преобладали большевики. В 1906году он вошел в объединенный ЦКРСДРП.

Члены партии уважали острый ум, огромную работоспособность и железную волю Ленина. Вместе с тем его непримиримость, нетерпение к несогласию со своей позицией возмущали большинство лидеров социал-демократии, которые привыкли к дискуссиям по поводу политических и философских вопросов. Несмотря на то что во фракции Ленина осталось мало ярких идеологов, она сохраняла дееспособность благодаря его организаторским способностям.

В ноябре 1905 года Ленин нелегально вернулся в Россию. Девятого мая 1906года впервые выступил на митинге. Вдекабре 1907года вновь эмигрировал.

К1912 году РСДРП окончательно распалась на ряд течений. Большевики создали свою самостоятельную партию, где действовали ленинские принципы партийной организации и в январе 1912 года выделились из РСДРП в РСДРП (большевиков). Ленин был избран в ЦКи фактически возглавил партию.

В 1907-1916годах Ленин активно участвовал в международном социалистическом движении, отстаивал леворадикальные взгляды. Сначалом Первой мировой войны был арестован австрийскими властями и выслан в Швейцарию, где жил до 1917 года. Выступил за поражение своего правительства и перерастание империалистической войны в гражданскую. Отстаивал эти взгляды на международных социалистических конференциях в Циммервальде (1915) и Кинтале (1916). Автор философского памфлета «Материализм и эмпириокритицизм» (1908) и политико-экономической работы «Империализм как высшая стадия капитализма» (1916).

Вапреле 1917 года, с согласия германского правительства, в «запломбированном» вагоне с группой своих товарищей проехал через Германию и вернулся в Россию. Здесь выступил с «Апрельскими тезисами» и призвал к перерастанию буржуазно-демократической революции в социалистическую, к передаче власти советам. Эта программа казалась невероятной, так как нарушала представления социал-демократов об основах марксизма. Коллеги Ленина считали, что Россия не готова к социалистической революции. Ленин надеялся, что пролетариат сможет взять власть в свои руки, а затем ему помогут пролетарии более развитых стран. Эти идеи были охарактеризованы Плехановым как «бред». Но они были близки концепции другого видного меньшевика, Л. Троцкого, который с этого времени стал соратником Ленина. После поражения июльского выступления сторонников советской власти 5 июля 1917 года ушел в подполье. Выс-

тупал за вооруженное свержение Временного правительства. Автор книги «Государство и революция» (1917-1918).

Инициатор и организатор Октябрьского переворота. С 8 ноября

1917 года Ленин возглавлял Совет народных комиссаров (СНК) России, с ноября 1918 года - также и Совет рабочей и крестьянской обороны (с 1920 года - Совет труда и обороны, СТО). Член Политбюро ЦКв октябре 1917 года и с 25 марта 1919 года. 30 августа

1918 года был ранен в результате террористического акта. Его мнение было решающим при принятии большинства решений СНК, СТОи большевистской партии. Несмотря на различные мнения в партийном руководстве, Ленин умел проводить свои решения, убеждая оппонентов и даже угрожая им расколом в партии, как это было при обсуждении проблемы мира с Германией в феврале 1918 года. Инициатор разгона Учредительного собрания, переноса столицы в Москву, заключения Брестского мира, создания Коминтерна, политики «военного коммунизма», его замены новой экономической политикой и других важнейших решений большевиков. Смая 1922 года Ленин тяжело болел.

На протяжении марта-мая 1921 года страну захлестнули народные восстания, которые поставили однопартийную «диктатуру пролетариата» на грань катастрофы. Большевики вынуждены были уступить почти всем экономическим требованиям восставших. Была разрешена не только торговля, но и частное предпринимательство. Вчастные руки перешли сотни предприятий легкой и пищевой промышленности, бульшая часть торговли. Новых предпринимателей стали называть «нэпманами». Ортодоксальные большевики восприняли эту политику как отступление перед буржуазией, которое могло окончиться полной победой капитализма. Другие же, устав от напряженной борьбы с «пережитками прошлого» в сознании людей, стали обустраивать свою жизнь вместе со всей страной, стали руководить созданными трестами и синдикатами.

Однако государство продолжало удерживать «ключевые высоты» экономики - бульшую часть тяжелой промышленности и транспорт. Государственные предприятия тоже были вынуждены вступать в рыночные отношения. Они объединялись в самоокупаемые тресты, которые должны были реализовывать свою продукцию на рынке. Но, по справедливому замечанию исследователя НЭПа В. И. Секушина, «Бобыденные представления о безбрежной

с‹-

свободе частного предпринимательства в период нэпа не совсем точны. Если отдел губсовнархоза имел право утверждать или не утверждать программу работы частного предприятия (в том числе арендованного), то, следовательно, он держал в своих руках административный рычаг управления частной промышленностью, имел возможность включать в план всей ленинградской индустрии те объемы и ту номенклатуру, которую в виде программы обязан был представлять частный предприниматель»2. Отсутствие жесткой границы между частной и государственной собственностью создавало широкие возможности для коррупции - ситуация, типичная для бюрократического капитализма. Экономическое руководство государственными предприятиями, как правило, было неэффективно, но правительство не давало обанкротиться таким предприятиям, предоставляя им дотации. Получалось, что за счет налогов с крестьян оплачивалась некомпетентность государственной бюрократии и предприимчивость нэпманов. Спомощью налогов государство регулировало рыночное хозяйство, а с помощью командно-административных методов - оставшуюся в его руках крупную промышленность. Частные предприятия в городе действовали преимущественно в легкой промышленности, где занимали 11% рабочих и производили 45% товаров. Вдругих отраслях частный сектор был представлен гораздо слабее. Сила частного капитала была не в производстве, а в посредничестве, торговле, поскольку государственно-бюрократическое распределение не справлялось с этой задачей.

Внешние формы буржуазности стали весьма заметны: снова открылись дорогие рестораны, на улицах появились модно одетые люди, на эстрадных площадках играл джаз… Однако в любой момент накопленные нэпманами средства могли быть конфискованы.

Так было в экономике. Но от каких-либо политических уступок обществу большевики отказались. Они понимали, что проиграют открытую политическую борьбу: большинство коммунистов были неграмотны, большинство крестьянства страны и ее интеллектуальной элиты их цели не разделяло. Удержаться у руля коммунисты могли лишь в условиях своей монополии на власть, основанной на насилии, подавлении любой открытой оппозиции. Ценой перехода к НЭПу был сохранен авторитарный режим большевизма, но на время отменена система тоталитарного руководства обществом - всеми сторонами его жизни, включая экономику.

Авторитарный режим был установлен и в партии. Плюрализм запрещен - Х съезд по инициативе Ленина запретил фракции и группировки, то есть теперь любой, кто был не согласен с позицией ЦК, мог быть исключен из партии. Отныне у коммунистов появилась только одна позиция по политическим вопросам. Большевики еще считали, что резолюция эта временная, принятая лишь на период острого кризиса. Кризис прошел- и на XI съезде партии почти половина делегатов голосовала против исключения из РКП(б) активистов бывшей «рабочей оппозиции», посмевших жаловаться на свою партию в Коминтерн. Обвинения были тем более тяжкими, ибо являлись справедливыми: развернулась борьба руководства «против всех, особенно пролетариев, позволяющих себе иметь свое суждение»3.

Большевики привыкли спорить, и дискуссии продолжались в партии все 20-е годы. Активных участников таких дискуссий партийное руководство обвиняло во «фракционности», их лишали постов, понижали в должностях, они утрачивали влияние на политический курс правящей элиты. Но различие характеров, опыта, культурного уровня, одним словом- неоднородность правящего класса и его партии и не могла не порождать разногласий, формирования в партии течений, оформления их во фракции.

Итак, НЭП обозначил новый период в жизни России и той социальной модели, в соответствии с которой было устроено новое общество, никак не отвечавшее лозунгам первых месяцев революции. Вэтом обществе не было даже относительной политической свободы, не говоря о демократии. Фабрики и заводы были национализированы, но принадлежали они не рабочим, а государству. Было выполнено лишь одно требование, с которым народы России поднимались против самодержавия и сражались на фронтах гражданской войны. Крестьяне получили землю и теперь, после отмены продовольственной разверстки, могли пользоваться новыми наделами и плодами своего труда. 30 октября 1922 года права крестьян на землю были закреплены земельным кодексом. Формально земля числилась государственной, но крестьянам дали ее в бессрочное пользование. По сути это было выполнение эсеровской программы, так как частная собственность и продажа земли не разрешались. Хороший урожай, выращенный поверившими новой власти крестьянами, позволил улучшить экономическое положение страны. Но, уступив эсеровской программе, большевики не учли, что идея народничества не рассчитана на фор-

сированную индустриализацию. Индустриальное развитие в этой модели может вырастать только из потребностей крестьянства.

Незавершенность революции, невыполнение ее демократических и социальных задач повлекли за собой тяжелые последствия. Авторитарный характер режима создавал идеальные возможности для произвола бюрократии - правящего класса, наспех сформированного из самых разных слоев общества, как правило, из представителей низов, часто потерявших связь со своей социальной средой, маргиналов, познавших ужасы войны и кровавого террора, но не приобретших никакого опыта в области хозяйственного строительства. Революция создала уникальные возможности для вертикальной социальной мобильности - быстрого выдвижения людей из низов в верхи, так называемых «выдвиженцев». Это обеспечило советской власти массовую поддержку несмотря на тяжелое положение трудящихся - ведь миллионы бывших рабочих и крестьян теперь стали начальниками. Во многих семьях кто-то из родственников «выбился в люди». Но это могло сыграть с большевиками злую шутку. Партия и правящий класс находились под постоянным давлением самых разных социальных слоев, но не имели достаточного количества компетентных кадров, специалистов, чтобы решить многочисленные проблемы, возникающие в обществе. При этом отсутствие демократии не позволяло разделить ответственность за происходящее с другими общественными силами - большевистская партия отвечала за все. Сегодня, когда мы знаем, что власть коммунистической партии продержалась семь десятилетий и в конце XX столетия коммунистическая бюрократия благополучно «конвертировала» свою власть в собственность, нам трудно понять серьезность опасений большевиков 20-х годов. Адля миллионов людей именно большевики были ответственны за страшные преступления в период гражданской войны и гибель сотен тысяч людей, за все, что происходило потом, и при неблагоприятном развитии событий месть этих миллионов могла быть страшной. Так же как для большевиков НЭП стал передышкой в наступлении на капитализм, так и для миллионов недовольных итогами революции НЭП был передышкой в борьбе с тираническим, незаконным большевистским режимом, ведущим страну к новым бедствиям.

Недовольные оказались во всех слоях общества. Крестьяне радовались возможности разделить помещичьи земли, но, строго говоря, этому они были обязаны не столько большевикам, сколь-

ко всем социалистическим партиям, и прежде всего эсерам, чью программу ликвидации помещичьего землевладения выполняли большевики. Если эсеры стремились закрепить крестьянское право на землю авторитетом закона, принятого Учредительным собранием, то большевики увязали право на землю с произволом своей власти. Сегодня дали, завтра отняли. Это создавало обстановку неуверенности. Еще не забыты были старые обиды, когда красные тысячами расстреливали крестьян. Да и новые представители власти на селе множили эти обиды, творя произвол, не уважая общинные традиции.

Недовольство бродило и по рабочим цехам. Слишком велики были обещания рабочему классу, чтобы оказаться выполненными. Вусловиях разрухи положение рабочих первоначально было вдвое- впятеро хуже, чем до Первой мировой войны и революции. Росла безработица. Недовольство рабочих было особенно опасным, потому что именно оно было способно поколебать стабильность власти в столицах. Ведь именно голодные рабочие явились детонатором революционного взрыва, разрушившего Российскую империю в 1917 году.

Недовольна была и интеллигенция. Отсутствие политических свобод ограничивало ее право мыслить и обмениваться взглядами, что для интеллигенции является необходимым способом существования. Интеллигенция, не выбившаяся в начальство или в ряды привилегированных деятелей науки и культуры, была низведена до положения «спецов». «Спец»- представитель буржуазного класса, которого терпят и привлекают к работе из-за его знаний, но которому не доверяют, которого не допускают к реальному принятию решений. Решения принимает менее компетентный и, как правило, некультурный руководитель, зато с партийным билетом. Это унизительное положение интеллигенции ограничивало не только ее собственные права, но и способность власти принимать компетентные решения. При этом недовольство интеллигенции тоже было крайне опасно для режима, ибо она поставляла пропагандистов, способных изменить мнение целых классов.

Маргинальная, деклассированная масса, увеличившаяся в годы потрясений 1914-1922 годы, в значительной своей части поддержавшая большевиков, теперь тоже оказалась недовольна. НЭП уменьшил привилегии бедноты, которая могла командовать селом от имени власти рабочих и крестьян. Демобилизовывались миллионы солдат, которые уже много лет только и умели что воевать и

с‹-

разучились что-либо делать и думать о сиюминутной жизни, без приказа. Теперь нужно было искать работу, а в условиях сокращения полномочий государства и бюрократического аппарата мест «начальников» на всех, конечно же, не хватало.

В революцию и гражданскую войну они привыкли командовать, чувствовать свою пусть маленькую, но власть, быть «хозяевами» «с Лениным в башке и с маузером в руке»… А теперь все увереннее стали действовать нэпманы- умелые предприниматели, возрождавшие дореволюционный стиль жизни обеспеченных классов. Илюди, кричавшие «Даешь!», штурмовавшие Зимний и бившие «беляков» на всех фронтах, стали возмущаться: «За что кровь проливали, за что боролись?». Ведь НЭП стал, по их мнению, реставрацией капитализма!

Эти тысячи вооруженных, зачастую награжденных именным оружием людей были готовы броситься в новые сражения с буржуазным перерождением, нэпманами и поддерживавшими их бюрократами.

Ощущение половинчатости революционных решений и задач, неясной перспективы, незаконности и временности существующего режима, недовольство каждого класса - все это накладывалось на ожидание вторжения извне. Ведь миллионы соотечественников, в том числе отступившие, но не уничтоженные белогвардейцы, мечтали о реванше, хотели вернуться в Россию при поддержке капиталистов всего мира. Несмотря на то что в 1922 году в Генуе прошли переговоры со странами Запада и был заключен договор с Германией, молодая Республика Советов все же оставалась изгоем мирового сообщества и могла рассчитывать только на свои силы. Она по-прежнему ощущала себя «осажденной крепостью».

Однако жизнь понемногу налаживалась. Ибыло видно, что российская революция явила миру не только разрушительную, но и созидательную мощь. Как часто бывает в истории, минусы были неотделимы от плюсов.

Модель НЭПа, как казалось, должна была уравновесить разные интересы, преодолеть образовавшиеся противоречия и вывести страну к решению важнейшей задачи: создания индустриального общества, регулируемого из единого центра и равномерно распределяющего общественный продукт,- таким виделся марксистам-ленинцам социализм.

Среди современных авторов распространено стремление разглядеть сущность большевизма помимо его идеологического содер-

жания, отмежевать компартию 20-х годов от «идеологической архаики прошлого века, унаследованной от марксизма»4, приписав партии Ленина «реальную историческую миссию», которая сводится к индустриальной модернизации. Например, современный автор С. А. Павлюченков опирается на традицию историографии большевизма, заложенную П. Н. Милюковым и стремящуюся игнорировать идеологию этого явления, сводя его к модернизации и сохранению «самодержавия»5. Желание расчленить в большевизме стремление к модернизации и марксистскую «архаику» вытекает из демонстративного невнимания к марксизму, который ориентирован как раз на максимально последовательную индустриальную модернизацию. Отмежевав партию большевиков от «святоотеческих первооснов коммунистической идеологии XIX века»6, «можно» без должного внимания относиться к идеологическим моделям лидеров большевизма, вольно сводя мотивы их действий к дележу «пирога власти», «позитивному государственному поведению», «архаичным» стереотипам поведения и чему-то совсем мистическому вроде «воплощенного и обузданного русско-еврейского духа революции, который постоянно потрясал своими оковамиБ»7.

Марксизм хотя и предполагает модернизацию, не сводится к ней. Индустриальная реорганизация - не самоцель для него. СССР стал не просто индустриальным обществом именно в силу стремления марксистов к преодолению социальных противоречий. Этим советская модель качественно отличается как от других моделей индустриального общества, так и от абсолютизма Российской империи. Речь шла не только о государственной централизации и модернизации, а о создании еще невиданного общества с максимальной централизацией и минимальными социальными противоречиями. Этот социальный эксперимент производился не ради логических построений, а ради преодоления кризиса спонтанно развивающегося капитализма - вполне реального тупика либеральной модернизации начала ХХв.

Идеал социалистического и коммунистического общества предполагает преодоление классовых различий, централизованное регулирование хозяйства, равенство социальных возможностей. При всей проблематичности достижения этого идеала, ХХвек продемонстрировал движение к нему. Исоветский государственный социализм, и западные модели государственно-монополистического капитализма привели к возникновению «социального госу-

дарства» - системы перераспределения ресурсов и централизованного регулирования экономики, которая обеспечивает заметное смягчение социального расслоения. Без этого эффекта «социального государства» индустриальная модернизация теряет человеческий смысл и может «оправдываться» только военно-политическими амбициями. Вборьбе 20-х годов военно-политические (державные) и социальные (вытекающие из социалистической идеологии) мотивы играли равноправную роль. Первые были не более рациональны, чем вторые, и без внимания к идеологическим корням большевизма понять его роль в ХХ веке невозможно. Поэтому споры большевиков будут занимать значительное место в этой книге. От их исхода зависел реальный результат развития страны в ХХвеке. Революция чудовищной ценой привела страну к прорыву в будущее. Вусловиях преобладания аграрного общества Россия первой в мире создала систему государственно-монополистического регулирования индустриального хозяйства, которую только десятилетие спустя на основе российского опыта восприняли такие развитые страны, как СШАи Германия. Таким образом, Россия явилась опытным полигоном последующих реформ Рузвельта, Гитлера, Муссолини, Народного фронта во Франции и др. НЭП стал первой системой государственного регулирования индустриально-аграрной экономики в условиях мирного времени (до этого такое регулирование в Европе вводилось лишь во время войны). Однако варианты этого пути развития, как оказалось, магистрального в ХХвеке, могли быть различные (достаточно сравнить модели Гитлера и Рузвельта). Итоги российской революции, победа в ней большевиков во многом сузили спектр возможных альтернатив развития страны.

То, что возникшая в аграрно-индустриальной России модель опередила социальные достижения индустриальных стран, определило неустойчивость и противоречивость НЭПа. Государственно-регулируемая индустриальная экономика либо должна была форсированно (а значит, неорганично и разрушительно) преобразовать по своему подобию аграрный сектор общества, либо должен был произойти переход к более плюралистичной системе, в которой темпы индустриального развития определялись требованиями и возможностями аграрного развития.

Уменьшилось болезненное расслоение крестьян. Бедняки получили землю или ушли «в начальство». Преобладающей фигурой на селе стал середняк, то есть крестьянин, который преимуще-

ственно кормился своим трудом. Кулачество сохранялось, но было ослаблено давлением власти, стремившейся предотвратить возникновение сельской буржуазии. Общество стало более однородным, социально равноправным, мобильным. Вместе с некомпетентными массами в правящую элиту пришли и талантливые организаторы. Планы индустриального строительства, смелые идеи новых правителей встречали горячую поддержку у многих специалистов независимо от их политической принадлежности.

Страна вступала в индустриальную эпоху, переустройство общества на рациональных индустриальных основах требовало миллионов рационально мыслящих людей, превращения бюрократии в технократию, то есть слияния государственного и производственного управления. Интеллигенция была готова влиться в ряды этой технократии, укрепить собой нижние этажи бюрократического класса и заняться конкретным воплощением в жизнь пока еще туманных планов большевистской олигархии. Так формировалась трехзвенная структура правящего класса: идеологическая верхушка (олигархия), определяющая стратегию развития, партийно-государственная бюрократия - «управленцы» и формирующаяся технократия (специалисты, советники, низовые звенья власти). «Спецы» конкурировали с маргинальной массой, заполнявшей нижние и средние этажи управления со времен гражданской войны. Неграмотность своих, коммунистических, кадров приводила к острому кадровому дефициту в среднем бюрократическом звене. Не каждому можно было доверить дело: этот - хоть и компетентный, но бывший враг, а у того, хоть и преданного партии, попросту не хватало знаний. Аснизу напирали растущие партийные массы начинающих карьеристов, во время гражданской войны выжидавших - кто победит. Когда победитель определился, можно было вступать в партию и добиваться своего места под солнцем.

В 1922 году все было еще очень неустойчиво, социальные силы были еще далеки от равновесия, давление на правящую элиту с разных сторон было колоссальным, а сама эта элита формировалась на глазах, была разнородной и смутно представляла себе перспективы развития, собственные интересы и цели. Вэтих условиях и развернулась драма идейно-политической борьбы в правящей коммунистической партии, борьбы, в которой переплелись социальные конфликты, психологические противоречия, столкновение выстраданных идей. Запущенный революцией, этот процесс был далек от остановки.

Образование СССР и «грузинский инцидент»

После завершения революции ее итоги должны были быть оформлены в новые государственные формы. Необходимо было создать единую систему государственной власти на месте разнородных республик, образовавшихся в ходе революции и затем захваченных коммунистами.

Долгое время большевистским вождям было не до этого. Революция меняла ситуацию с такой калейдоскопической быстротой, что не было смысла создавать устойчивые формы социальной жизни. Но теперь, когда ее магма застывала, следовало разобраться - что образовалось на месте Российской империи. Убольшевиков был твердый ответ - советские республики. Не важно, что советы - лишь ширма РКП(б), которой подчиняются остальные компартии. Формально, для привлечения на сторону большевиков широких масс, приверженных идеям национальной самостоятельности, существовали независимые от России республики (Украина, Белоруссия, Грузия, Армения, Азербайджан, Бухара, Хорезм, Дальний Восток). Эта «игра в независимость» могла продолжаться, пока шла война со всем буржуазным миром. Но вот наступил мир - Россию пригласили на экономическую конференцию в Генуе. Ивстал вопрос - может ли Российская делегация представлять другие советские республики, которые никто приглашать не стал, в силу их очевидного для мира марионеточного характера. В январе 1922 года нарком иностранных дел Г. Чичерин запросил ЦК - как быть?

Так оформление новой государственности встало в повестку дня как рутинный тактический вопрос. Чичерин и ряд других большевиков считали необходимым просто включить другие советские республики в РСФСР - Россия как федерация была рассчитана на включение автономий в свой состав. Недавно назначенный Генеральный секретарь ЦКИ. Сталин, по совместительству нарком по делам национальностей, возражал - не надо торопиться. ВГе-ную можно ехать, получив формальные решения республиканских наркоматов иностранных дел о возможности для Россия представлять интересы всех республик. Со временем же включить все советские республики на правах автономий - обеспечив им самостоятельность в вопросах культуры и языка и ликвидировав «игру в независимость», к которой руководители национальных республик (как их называли «националы») стали относиться слишком

серьезно. Эти игры не должны были препятствовать организации всего советского хозяйства как единой централизованной машины. Если на местах будет своя хозяйственная политика, а в Москве своя,- такая машина работать не сможет. Вто же время стирание национально-государственных образований вызвало бы недовольство населения окраин, так как свежи были воспоминания о национальном угнетении в Российской империи.

Сталин Иосиф Виссарионович (1878-1953). И. В. Джугашвили родился в семье грузинского сапожника, учился в духовной семинарии, откуда был исключен в 1899 году. В 1898 году молодой семинарист вступил в социал-демократическую организацию и стал активно участвовать в революционной борьбе. Он взял себе псевдоним Сталин. В 1901-1902 годах член Тифлисского и Батумского комитетов РСДРП. Во время Первой русской революции Сталин был организатором экспроприаций. Шесть раз его арестовывали, отправляли в ссылку, четыре раза он бежал. Делегат IV и V съездов РСДРП. При образовании партии большевиков Ленин ввел Сталина в ЦК. В это время Сталин стал выступать как теоретик, прежде всего по национальному вопросу («Марксизм и национальный вопрос»). В 1913 году Сталин был снова арестован и отправлен в ссылку в Сибирь.

Февральская революция принесла Сталину свободу. Он стал членом президиума Русского бюро ЦК РСДРП, то есть одним из руководителей партии до приезда Ленина. Первоначально Сталин занимал умеренные политические позиции, даже выступил против «апрельских тезисов» Ленина, но затем отказался от своей позиции и безоговорочно поддерживал лидера партии. После поражения большевиков в июльских событиях и ухода Ленина в подполье именно Сталин выступил с политическим отчетом ЦК на VI съезде. Член Петроградского ВРК. Выступал за вооруженный захват власти большевиками, осудил выступление Зиновьева и Каменева против переворота. Но стремился примирить Ленина с Зиновьевым и Каменевым, опубликовал их письмо в редактировавшемся им Центральном органе РСДРП (б) «Рабочий путь». Обеспечил выход газеты и после разгрома ее редакции юнкерами 24 октября. Был одним из руководителей большевистской фракции II съезда советов, который обеспечил приход большевиков к власти. В Совнаркоме Сталин занимал пост наркома национальностей До 1923 года). Входил в бюро ЦК (Ленин, Троцкий, Свердлов, Сталин). Вместе с Лениным 2 ноября 1917 года подписал Декларацию прав народов России, постановление о предоставлении независимо-

сти Финляндии. В 1918-1919 годах был уполномоченным ВЦИКпо заготовке и вывозу хлеба на Северном Кавказе. Председатель военного совета Северо-Кавказского военного округа, председатель Центрального бюро мусульманских организаций РКП (б). В октябре 1918 - марте 1919 годах - член ЦККП(б) Украины. Во время гражданской войны был членом Революционного военного совета Республики, а также Западного и Южного фронтов, членом Совета труда и обороны, одним из руководителей обороны Царицына в 1918 году. Кавалер ордена Красного знамени. Конфликтовал с Троцким, отношения с которым уже в это время приобрели характер личной неприязни. В 1919-1922 годах нарком государственного контроля (рабоче-крестьянской инспекции). С апреля 1922 года Сталин был избран Генеральным секретарем ЦКРКП(б).

В августе Сталин составил проект решений по взаимоотношениям России с другими советскими республиками. Проект предусматривал «формальное вступление независимых советских республик: Украины, Белоруссии, Азербайджана, Грузии, Армении в состав РСФСР»8 (вопрос о Средней Азии и Дальнем Востоке на время был оставлен из-за дипломатических сложностей). На вступающие республики распространялась компетенция высших органов власти РСФСР и наиболее важных российских наркоматов. Это позволяло при некоторой автономии республик обеспечить главное для Сталина: «организацию на деле единого хозяйственного организма на объединенной территории Советских республик с руководящим центром в Москве»9.

Точка зрения Сталина была компромиссом между позицией Г. Зиновьева, который считал, что честнее было бы создать единое унитарное государство, и Х. Раковского, который, представляя украинское руководство, выступал за фактическую конфедерацию советских республик. Сталин любил выглядеть творцом компромиссов. Но на этот раз выступить в такой роли ему не дал Ленин. Вконце сентября он подверг критике сталинский проект.

В чем была суть разногласий? Для Сталина было принципиально важным наилучшим образом организовать то, что уже было завоевано коммунистами. А для этого нужно было преодолеть хаос в отношениях между регионами, проистекающий из-за бесконечных согласований между инстанциями разных республик. Впись-ме к Ленину он возмущался «социал-независимцами», которые

рассматривают вмешательство центра «как обман и лицемерие со стороны Москвы». Сталин предлагал замену «фиктивной независимости настоящей внутренней автономиейБ»10. Ленин считал, что «Сталин немного имеет устремление торопиться»11. То есть направление его действий правильное. Но он не учитывает в достаточной степени национальных предрассудков. Иглавное - не все еще завоевано. Если Германия станет советской (а на это большевики всерьез рассчитывали до конца 1923 года), то она не сможет войти в состав России. Очень рассчитывал Ленин на подъем революционного движения в странах Азии. Угнетенным народам нужно показать, что советская власть несовместима с национальным угнетением, что новые советские страны не будут захвачены Россией, а войдут в добровольный союз.

Переговорив по этому поводу, Ленин и Сталин быстро нашли решение, и формула Сталина была изменена: «Формальное объединение вместе с РСФСР в союз советских республик Европы и Азии»12. После этого Сталин об «автономизации» не упоминал. Казалось, вопрос был исчерпан. Но уже после этой беседы в отношениях Ленина и Сталина что-то изменилось. Ленин трактовал новую формулу как «уступку» Сталина, будто речь шла не о согласовании решения в рабочем порядке, а о борьбе с политическим противником. За тактическим разногласием уже чувствовался более глубокий конфликт.

Сталин парировал обвинение в торопливости, уличив Ленина в стремлении слишком быстро объединять наркоматы республик. Эта «торопливость» даст пищу «независимцам» в ущерб национальному либерализму т. Ленина»13. Неучтивые возражения Сталина рассердили Ленина. «Ильич собрался на войну в защиту независи-мостиБ Отказался даже от вчерашних поправок»14, - тут же просигнализировал Сталину Каменев (видимо, он же пересказал Сталину обидные слова Ленина о торопливости, которые Генсек тут же вернул вождю). Сталин предпочел уступить Ленину - в конце концов, главное, что партийная структура РКП(б) оставалась централизованной. После образования союза республик РКП(б) была переименована во Всесоюзную - ВКП(б), а отдельную партию для России создавать не стали. Так что национальные партии остались автономными образованиями в составе ВКП(б). На деле власть была построена в соответствии с идеей «автономи-зации», но формально - полностью следуя предложениям Ленина. Сталин и возглавляемая им комиссия ЦК переработали резо-

люцию в соответствии с ленинскими предложениями, и она была принята на пленуме ЦК 6 октября. Однако на пленуме произошли бурные споры - делегаты обвиняли друг друга в национализме. Особенно сильной атаке подверглись лидеры Коммунистической партии (большевиков) Грузии (КП(б) Г) во главе с Буду Мдивани.

ВДцивани Буду (1877-1937). С 1903года член РСДРП, большевик. В гражданскую войну член Реввоенсовета 11-й армии и начальник политотдела 10-й армии. В 1920-1921 годах представитель РСФСР в Турции. В 1921-1923 годах председатель Ревкома Грузии, председатель Союзного Совета Закавказья. Один из организаторов захвата Кавказа и его родной Грузии большевиками. В 1922 году член Президиума ЦККП(б) Грузии. В 1922 году участвовал в Генуэзской конференции. После «грузинского инцидента» ушел с постов. В 1924 году- торгпред СССР во Франции. В 1928 году исключен из партии за троцкизм, но затем восстановлен. В 1931-1936годах входил в Совнарком Грузии. Во время «большого террора» был расстрелян.

Дело в том, что Грузия наряду с Азербайджаном и Арменией была включена в Федеративный союз (с декабря он стал называться Закавказская советская федеративная социалистическая республика (ЗСФСР)). Это объединение в Грузии вызвало недовольство - ЗСФСР называли лишней надстройкой, в которой не учитываются национальные особенности народов Кавказа. ЦККП(б) Г выступал за независимость от ЗСФСР. КП(б) Г оказалась под управлением Закавказского бюро ЦКРКП(б), во главе которого стоял Серго Орджоникидзе - человек вспыльчивый и грубоватый, но пользовавшийся безусловной поддержкой своего друга Сталина.

Орджоникидзе Серго (Григорий Константинович) (1886-1937). С 1903года участвовал в социал-демократическом кружке. Большевик. Впартии был известен как Серго. Неоднократно арестовывался, в 1909 году бежал из ссылки в Иран, где участвовал в восстании азербайджанцев против шахского режима. Член ЦКРСДРП(б) в январе 1912 - марте 1917 годах. В 1917 году участвовал в организации Октябрьского переворота. Во время Гражданской войны был членом Революционного военного совета различных фронтов и армий, особенно сблизился со Сталиным во время обороны Царицына в 1918 году. Был одним из организаторов захвата кавказских республик Красной Армией. Вфеврале 1922 года возглавил Закавказскую

парторганизацию. В 1926году. Сталин добился назначения Орджоникидзе председателем Центральной контрольной комиссии.

Отношения между Серго и его соотечественниками - старыми большевиками, становились невыносимыми. Грузины выступили за включение Грузии в Союз напрямую, без всякой ЗСФСР и без руководства Орджоникидзе. 19 октября, когда Орджоникидзе докладывал итоги пленума на бюро Тифлисского горкома партии, разразился скандал. Члены ЦККП(б) Г вступили в спор с Орджоникидзе. На следующий день он снял строптивых лидеров с постов. «Самодурству Орджоникидзе нет никакого пределаБ Стало уже невмоготу жить и работать при его держимордовском режиме»19, - жаловались члены ЦККП(б) Г в Москву. В разгар ссоры член ЦККП(б) Г А. Кабахидзе назвал Орджоникидзе «сталинским ишаком», тот в ответ ударил его по лицу. Взнак протеста 22 октября большинство членов ЦККП(б) Г подало в отставку. Скандал пришлось разбирать ЦК. Отставники утверждали, что если не отнестись к национальным чувствам грузин с должным вниманием, то может произойти восстание - население было недовольно преобразованиями по российским образцам. «Не беспокойся, никакого восстания не будетБ»20 - успокаивал Орджоникидзе Ленина. Самонадеянность закавказского лидера оказалась неоправданной - в августе 1924 года в Грузии действительно разразилось восстание. Ленин, который в октябре 1922 года был болен, пока не вмешивался в конфликт, а Сталин назначил в Грузию комиссию во главе с Дзержинским, который поддержал старого друга Орджоникидзе.

Возможно, Сталин не придал бы грузинскому делу большого значения, если бы все кончилось выводами комиссии. Но для него грузинское дело стало настоящим проклятиемБ

Апока Сталин был триумфатором. При больном Ленине именно Сталин стал архитектором нового Союза. Его комиссия готовила основные документы Союза Советских Социалистических Республик (СССР). Сталин выступал на I съезде советов СССР 30 декабря 1922 года, представляя Декларацию об образовании Союза и Договор между республиками. Вречи Сталина Россия была поставлена на особое, почетное место: «Сегодняшний день является днем торжества новой РоссииБ, превратившей красный стяг из знамени партийного в знамя государственное и собравшей вокруг этого знамени народы советских республик для того, чтобы объединить

их в одно государство, в Союз Советских Социалистических Республик, прообраз грядущей Мировой Советской Социалистической Республики»17. От Российской - к мировой республике. В Декларацию, принятую съездом, Сталин записал мотивы, которыми он руководствовался в споре с Лениным: «Восстановление народного хозяйства оказалось невозможным при раздельном существовании республик»18. Кподписанию договора допустили РСФСР, ЗСФСР, УССР и БССР. В состав РСФСР и ЗСФСР вошло несколько автономных республик, некоторые потом были преобразованы в союзные республики.

Вдень, когда Сталин закладывал основы СССР и наслаждался триумфом, тяжело больной Ленин начал диктовать убийственную для Сталина статью «Квопросу о национальностях или об «ав-тономизации». Эта статья стала частью так называемого «Завещания» Ленина.

«Завещание»?

«Завещание»- название, которое было дано последним работам вождя большевиков не самим Лениным. Оно было придумано уже после его смерти. Это название делает многие статьи загадочными, ленинская «последняя воля» иногда выглядит крайне наивной- не по-ленински наивной. Название «Завещание» возникло, во-первых, потому, что через год Ленин умер; во-вторых, потому, что в последних статьях он обратился к стратегическим вопросам; и в-третьих, потому, что он дал личные характеристики и кадровые предложения, влиявшие на определение его «наследника». В связи с этим возникают вопросы: кого Ленин считал своим преемником и почему не занимался осмыслением стратегии большевизма в предыдущие несколько лет?

Ответ на последний вопрос наиболее очевиден. Создав сверхцентрализованную авторитарную политическую систему, вожди большевизма, и прежде всего Ленин, перегрузили себя тысячами самых разнообразных вопросов. Ленину лично приходилось решать, как расчищать занесенную снегом железную дорогу и куда в первую очередь доставлять оружие, как карать за злоупотребления коммунистов, а за инакомыслие - интеллигентов, куда направлять большевистские кадры и как агитировать за мировую революцию американских рабочих. 23 февраля 1921 года Ленин активно участвовал в 40 заседаниях и принял 68 человек. 18 мая под ру-

ководством Ленина на Политбюро обсуждается длинный перечень вопросов: Генуэзская конференция, сбор продовольственного налога, состав руководства двух наркоматов, борьба с Энвер-па-шой и басмачами. Втот же день Ленин успел раскритиковать «политически вредные» статьи в «Сельскохозяйственной жизни» и обсудить проблемы Наркомата труда. На следующий день неутомимый Ленин был занят развитием радиотехники. Понятно, что при такой занятости было не до того, чтобы отстраниться от текучки, взглянуть на поле боя сверху. Да и обстановка революции была столь переменчива, что не давала выстроить долгосрочную стратегию.

В 1922 году ситуация в стране стала стабилизироваться, а здоровье Ленина - ухудшаться. 23 мая Ленин уехал в отпуск в Горки. Тут бы и осмыслить происходящее. Но через два дня у него частично парализовало правую руку и ногу, нарушилась речи. Положение было настолько тяжелым, что Ленин попросил у Сталина яд на случай невыносимых мучений. Посоветовавшись в Политбюро, Сталин отказал. Но в середине июня состояние здоровья Ленина улучшилось, появилась надежда, что болезнь не является смертельной. 2октября Ленин вернулся к работе, хотя трудился уже не с той интенсивностью. Постепенно вождь втянулся в прежнюю текучку. 25 ноября врачи предписали ему абсолютный отдых. Безуспешно. Только 7 декабря, после заседания Политбюро, переутомленный Ленин уехал в Горки, однако 12 декабря вернулся. 13- 16 декабря последовали три новых приступа болезни. 18 декабря пленум ЦКвозложил на Сталина персональную ответственность за соблюдение Лениным режима покоя. Почему именно на Сталина? Потому что пользовался авторитетом, умел моментально проводить в жизнь принятые решения. Другие вожди отличались меньшей пунктуальностью. Между тем личные отношения Ленина и Сталина портились, и настойчивая изоляция Ленина от беспокоящих его новостей была на руку Сталину.

Болезнь Ленина между тем прогрессировала. Вночь на 23 декабря вся правая часть тела оказалась парализована. Чем болел Ленин? Уже с середины 1921 года он испытывал переутомление. В 1922-1923 годах приступы чередовались с улучшениями. Врачи со всей Европы, собравшиеся на консилиум, долго не могли определить, в чем дело. Проанализировав медицинские материалы, связанные с болезнью Ленина, Ю.М. Лопухин приходит к выводу: «у Ленина было тяжелое поражение мозговых сосудов, особенно

системы левой сонной артерии»19, вызванное деформациями от пули, находившейся в теле после покушения 1918 года. Врезуль-тате течение болезни было крайне нетипичным, врачи не знали точно, чем он болен, и является ли болезнь смертельной. Врач Ф. Гетье говорил Троцкому, что в случае выздоровления «увеличится утомляемость, не будет прежней чистоты работы, но виртуоз останется виртуозом»20. Руководить правительством уже не удастся, но быть стратегом партии - возможно.

Положение резко ухудшилось после приступа 10 марта 1923 года, когда Ленин полностью лишился речи. Но статьи свои он написал до мартовского приступа, когда надежд на выздоровление было больше. Работа давалась Ленину нелегко, однако он не мог не участвовать в политической жизни. «Писать он не мог, правая рука была парализована, мог только диктовать, а к этому он не был привычен. Его смущало, что он подолгу ищет нужные ему слова, нужные формулировки мысли, а в это время машинистка молча томится бездействием и ждет от него полчаса, а иногда и более, продолжения фразы. Чтобы его не смущало присутствие машинистки, ее посадили в комнату рядом с Лениным, провели туда нечто вроде телефона, и с его помощью Ленин мог, уже не спеша, диктовать свои статьи. Составление этих статей, требуя от него большого умственного напряжения, сопровождалось страшными головными болями»21, - сообщает информированный наблюдатель Н. Валентинов. Однако и в середине 1923 года Ленин не терял надежды вернуться к политической жизни. Вию-ле 1923 года состояние его здоровья улучшилось. 18 октября Ленин вернулся в Кремль и искал там какие-то бумаги. В январе 1924 года Крупская читала ему резолюции XIII партийной конференции.

Попробуем прочитать последние статьи Ленина без гипнотического наименования «Завещание». Болезнь позволила ему отстраниться от текущей работы в Совнаркоме и попытаться осмыслить происходящее. Ленин начал осознавать, что результатом революции стало господство не пролетариата и даже не большевистской верхушки, а бюрократии, едва сдерживаемой тонким слоем руководителей. Бюрократия саботирует распоряжения вождей партии, что выводит Ленина из себя. Сначала он собирается разгромить бюрократизм с помощью коммунистов: «Коммунисты должны быть инициаторами борьбы с бюрократизмом в своих учреждениях»22. Но вскоре становится ясно, что именно коммунисты являются мотором бюрократической махины. Ленин чувствовал, что управле-

ние страной из рук вождей революции постепенно ускользает. Лидеров, которые продолжали жить идеями, а не заботой о собственном благополучии, оставалось не так много. Для начала Ленин обращает свое внимание на этих людей, давая характеристики каждому из членов Политбюро и ЦК.

О друзьях-товарищах

После того как Ленин вынужден был отойти от дел, реальная власть перешла к олигархическому коллективному руководству членов Политбюро - Льву Троцкому, Льву Каменеву, Григорию Зиновьеву, Иосифу Сталину, Николаю Бухарину, Александру Рыкову и другим. Этих людей на высокие посты выдвигал лично Ленин. Укаждого было свое направление работы. Согласовывать работу должно было Политбюро, но следить за выполнением решений был призван секретариат ЦК. Прежде его работа не отличалась особой упорядоченностью, но положение дел изменилось, когда в марте 1922 года XI съезд РКП (б) на только что созданный пост генерального секретаря ЦКизбрал И. Сталина. Осторожный прагматик, талантливый технолог власти, он казался прекрасным аппаратчиком и исполнителем. Сталина активно поддерживали председатель Совета труда и обороны Лев Каменев - авторитетный руководитель и лидер петроградской парторганизации, руководитель Коминтерна (отец занимался торговлей) Григорий Зиновьев - яркий оратор, властный и самолюбивый политик. Пользуясь болезнью Ленина, «триумвират» Сталина, Каменева и Зиновьева постепенно сконцентрировал власть в своих руках.

Зиновьев Григорий Евсеевич (Радомысльский Овсей-Герш Аронович) (1883-1936). В 1901 году вступил в РСДРП. Эмигрировал. С1903 года - большевик, ученик и соратник Ленина. Блестящий оратор, Зиновьев приобрел популярность среди большевиков. С1907 года - член ЦК РСДРП, затем - РСДРП (б). Наряду с Крупской - ближайший помощник Ленина в эмиграции. В 1917 году вернулся в Россию вместе с Лениным в запломбированном вагоне. Почти ежедневно выступал со статьями в «Правде», отстаивая позицию Ленина. После июльского кризиса скрывался с Лениным в Разливе. Их взгляды стали расходиться. Ленин считал, что необходим захват власти силой оружия, а Зиновьев опасался, что в этом случае возникает риск разгрома партии. Даже в случае успеха партия, не имеющая большин-

ства среди рабочих и тем более крестьян, обречена на войну со всей Россией, что делает невозможным продвижение к социализму. Вместе со старым другом Каменевым Зиновьев публично выступил против вооруженного захвата власти большевиками, за что был обвинен Лениным в предательстве. Но Зиновьев остался в ЦК. Вноябре 1917 года выступил за примирение с другими социалистическим партиями и создание социалистического правительства с участием большевиков, эсеров и меньшевиков. Когда Ленин отверг этот план, вместе с Каменевым, Рыковым и др. подал в отставку из состава ЦК. Но эсеры и меньшевики также отвергли проект соглашения, после чего Зиновьев забрал свое заявление. Вдекабре 1917года избран председателем Петросовета. Остался во главе города после переезда правительства в Москву. Руководил обороной Петрограда во время гражданской войны. Один из решительных организаторов политики «военного коммунизма» и «красного террора». В 1919-1926годах - председатель исполкома Коминтерна. В 1921 году выступил вместе с Лениным против Троцкого в «дискуссии о профсоюзах». После смерти Ленина считал себя наиболее точным толкователем идей «вождя», с которым длительное время работал и не имел теоретических разногласий («октябрьский эпизод» считался тактическим противоречием). С1919года - кандидат в члены, с 1921 года - член Политбюро. В 1923-1924 годах - член оргбюро.

Каменев (Розенфельд) Лев Борисович (1883-1936). Сын инженера. С 1901 года - член РСДРП. С 1903 года - большевик. По поручению Ленина руководил большевистской фракцией Государственной думы, хотя и не был депутатом. Арестован на нелегальном совещании в 1914 году. В отличие от других обвиняемых депутатов на процессе осудил ленинский лозунг поражения своего правительства, и был отправлен не на каторгу, а в ссылку. После февральской революции 1917 года приехал в Петроград. Несмотря на недоверие к нему части партийных активистов из-за поведения на процессе, стал активно сотрудничать в «Правде», выступая за поддержку Временного правительства, пока оно выполняет революционные задачи. Был избран членом исполкома Петросовета. Выступил против «апрельских тезисов» Ленина о перерастании буржуазно-демократической революции в социалистическую. Несмотря на это Ленин предложил включить его в ЦК. Ленин ценил интеллектуальные и организаторские качества Каменева. Воктябре 1917года вместе с Зиновьевым выступил против вооруженного захвата власти большевиками и даже

подал в отставку из состава ЦК- Тем не менее руководил работой II съезда советов, был избран его председателем, а затем и председателем ВЦИК. Выступал за примирение с другими социалистическими партиями, с согласия ЦКвел с ними об этом переговоры. После того как Ленин и Троцкий отвергли идею соглашения, подал в отставку из состава ЦК. Был снят с поста председателя ВЦИК, где Каменева заменил Свердлов. В октябре 1918 года избран председателем Моссовета. С этого времени последовательно поддерживал Ленина. Показал себя хорошим администратором и хозяйственником. С 1919 года - член Политбюро ЦКРКП(б), в 1919-1920 годах. - член Оргбюро. Вапреле 1922 года предложил избрать Сталина на пост Генерального секретаря ЦК РКП (б).

Однако стиль работы «триумвиров» не устраивал председателя Реввоенсовета Л. Троцкого.

Троцкий (Бронштейн) Лев Давидович (1879-1940). Родился в семье богатого землевладельца. С1896года стал участвовать в социалистическом движении, взял псевдоним Троцкий. В 1898 году был арестован, два года провел в тюрьме, затем отправлен в ссылку. В 1902 году бежал за границу, принимал участие в работе марксистской газеты «Искра». На II съезде РСДРП оказался чужаком как для большевиков, так и для меньшевиков. Троцкий симпатизировал решительности Ленина, но не был готов подчиняться жесткой дисциплине фракции большевиков. Врезультате в 1904 году Троцкий стал «внефракционным социал-демократом».

После начала Первой русской революции, еще до амнистии, в феврале 1905 года Троцкий вернулся в Россию и сразу прославился как яркий публицист. Он был избран в Петербургский совет рабочих депутатов. Отстаивал идею перехода власти к рабочему классу, «перманентной революции» (непрерывного перехода от национальной буржуазно-демократической к мировой социалистической революции). На короткое время Троцкий возглавил Петросовет, но был арестован в декабре 1905 года и в 1906году приговорен к вечной ссылке в Сибирь. Бежав по дороге в ссылку за границу, Троцкий стал видной фигурой социал-демократической эмиграции. Он пытался примирить большевиков и меньшевиков («августовский блок» социал-демократов 1912 года), но неудачно. В 1908-1913 годах выпускал газету «Правда» (название было заимствовано большевиками). Полемика с Лениным этого периода была особенно острой. Ленин называл Троцкого

«иу,'душкой», а Троцкий издевался над идейной серостью соратников Ленина. В 1914 году Троцкий выпустил работу «Война и Интернационал», написанную с радикально интернационалистических позиций. Был выслан из Франции. В 1916 году за антивоенную пропаганду арестован в Испании и выслан в США.

При переезде в Россию в марте 1917 года был арестован в Канаде, но 4 мая 1917 года прибыл в Петроград. Вошел в группу социал-де-мократов-межрайонцев. В связи с переходом Ленина на позиции перерастания буржуазной революции в социалистическую разногласия между двумя лидерами радикального марксизма сошли на нет. Это облегчило их примирение. В 1917 году Троцкий стал одним из лидеров, а 25 сентября 1917года и главой Петроградского совета. Принял активное участие в июльских событиях. Находился в заключении в июле-сентябре. На VI съезде РСДРП (б) 26 августа 1917 года избран в партию и ее ЦК, а также заочно - почетным председателем съезда. Один из ведущих организаторов Октябрьского переворота. Был наркомом иностранных дел (8 ноября 1917-22 февраля 1918 годов), вел переговоры в Бресте, но выступал против Брестского мира. Провозгласил лозунг «Ни мира, ни войны, а армию распустить», то есть отдал фактический приказ о роспуске небоеспособной царской армии в момент немецкого наступления. Рассчитывал на то, что немцев удастся остановить с помощью отрядов создающейся Красной Армии, так как сама Германия не имеет возможности воевать и находится на грани революции. Острые споры в ЦКдали Троцкому перевес, так как неприятие идеи подписания позорного мира с Германией было велико и в партии. Но в конечном итоге Ленину удалось одержать верх: под угрозой выхода Ленина из ЦК Троцкий отказался от борьбы за свою позицию. Смарта 1918 года Троцкий возглавлял Высший военный совет (Реввоенсовет) и Наркомат по военным и морским делам. Был одним из ведущих организаторов обороны Советской республики в период гражданской войны. Один из ключевых организаторов победы большевиков в Гражданской войне. Своими речами мог увлечь в бой разваливающиеся части. В то же время широко применял репрессии для поднятия воинской дисциплины. В 1920-1921 годах занимал также пост наркома путей сообщения. Во время «дискуссии о профсоюзах» выступил за «перетряхивание» профсоюзов и превращение их в часть государственной структуры, чтобы «орабо-чить» государство. Спор с Лениным по этому поводу опять завершился поражением Троцкого. Член ЦК (1917-1927) и Политбюро (1917 и 1919-1926). Яркий публицист и оратор. Во время Граждан-

ской войны и большевики, и враги большевизма ставили имя Троцкого рядом с именем Ленина.

УЛенина накапливались претензии к Сталину. «Грузинское дело» показало, что между вождем большевизма и его учеником «пробежала кошка». Сталин проявил строптивость, исполнитель стал претендовать на право спорить с самим вождем партии! И, что более существенно, Сталин, взвалив на свои плечи всю «текучку», которой прежде занимался Ленин, стал отстранять вождя от реальной власти. До осени 1922 года Ленина это устраивало, ибо Сталин был совершенно лоялен вождю и, разгрузив его, мог позволить тому сосредоточиться на стратегических проблемах. Однако если исполнитель вместо проведения в жизнь ленинской стратегии начнет спорить, обижаться, изолировать больного вождя от информации, то он для такой работы не годится.

23 декабря 1922-4 января 1923 года Ленин написал письмо к XII съезду партии. Внем вождь позволил себе охарактеризовать нескольких членов Политбюро и ЦК. Вписьме каждый из соратников вождя увидел для себя нечто обидное, но основной удар пришелся по генеральному секретарю ЦКСталину. Ленин писал, что он, «сделавшись генсеком, сосредоточил в своих руках необъятную власть, и я не уверен, сумеет ли он достаточно аккуратно пользоваться этой властью» 23 . Почему не уверен? «Сталин слишком грубБ и этот недостаток, вполне терпимый между нами, коммунистами, становится нетерпимым в должности генсека». Грубость - обычное дело для коммуниста, но для генсека грубиян не годится. Нужен другой человек, «который во всех других отношениях отличается от тов. Сталина только одним перевесом, именно, более терпим, более лоялен, более вежлив и более внимателен к товарищам, меньше капризности и т. д.» 24 . Генсек, исполняющий решения, настаивающий на них, толкующий их в пользу того или иного товарища, в то же время не должен провоцировать конфликты. Немного наивно. Конфликты вытекают не столько из грубости, сколько из характера самих решений, неминуемо кого-то ущемляющих. Без твердости (в частности - сталинской) здесь не обойтись. Но Ленин подчеркивает еще и грубость, капризность, обидчивость,- что было заметно при обсуждении структуры СССР.


Сталин недостаточно лоялен к вождю. ИЛенин предлагал сместить Сталина с поста, именно его собирался на этом съезде по-

литически уничтожить. Сталин узнал об этом через своих «тайных агентов» - он ведь отвечал за лечение Ленина и подбирал обслуживающий вождя персонал. Возвращение Ленина к политической жизни в апреле 1923 года означало бы политическую смерть Сталина. Вмарте генсек спровоцировал своей грубостью по отношению к Крупской острый личный конфликт с вождем. Возможно, дело было в нарушении Крупской режима «покоя» Ленина, за который Сталин нес личную ответственность, и генсек просто вспылил. Возможно, Сталин пытался таким образом представить претензии Ленина как чисто личные. Вответ Ленин разорвал со Сталиным всякие личные отношения. Положение Сталина стало угрожающим, и участие Ленина в работе съезда партии могло стоить ему не только поста генсека, но и политического влияния вообще.

Но если Сталина необходимо заменить на более аккуратного проводника стратегических решений, то кто же будет генерировать эти решения? Коллективное руководство? В коллективе тоже неладно. Партийные олигархи недолюбливают друг друга, их коллектив подбирался под Ленина, и без него они могут передраться. Особенно беспокоят конфликты Троцкого и Сталина. Если Сталина необходимо снять с поста, то, может быть, Ленин видит своим преемником Троцкого? Троцкий так и считал, утверждая в своих мемуарах: «Бесспорная цель завещания: облегчить мне руководящую работу»25. Но текст «письма» опровергает это. Ленин называет Троцкого «самым способным человеком в партии» и тут же обвиняет его в «борьбе против ЦК», в том, что он - человек, «чрезмерно хватающий самоуверенностью и чрезмерным увлечением чисто административной стороной дела». Ленин напоминает, что Троцкий лишь недавно стал большевиком. Правда, это нельзя ставить ему в вину лично, так же как и выступление Зиновьева и Каменева против октябрьского восстания в 1917 году. Лично нельзя, а политически? Ленин в свое время писал об этом: «… без особой надобности неправильно вспоминать такие ошибки, которые вполне исправлены»26. Атеперь напомнил, да еще и добавил, что «октябрьский эпизод Зиновьева и Каменева, конечно, не был случайностью». Могут ли руководить партией люди, способные совершать такие ошибки?

Нашлись «теплые слова» и для других товарищей. Бухарин - «крупнейший теоретик» и любимец партии. Но вот беда - «его теоретические воззрения очень с большим сомнением могут быть

отнесены к вполне марксистским». Крупнейший теоретик - не марксист!

Бухарин Николай Иванович (1888-1938). Родился в семье учителя. В студенческие годы, которые пришлись на время Первой русской революции, вступил в партию большевиков (1906). Вскоре стал одним из лидеров ее московской организации, затем арестован, но из ссылки бежал за границу (1911). В эмиграции Бухарин проявил себя как яркий теоретик. Он показал, что ликвидация капитализма может привести не только к социализму, который считался демократическим строем, но и к бюрократической диктатуре. Автор работы «Мировое хозяйство и империализм». Бухарин позволял себе спорить с Лениным. Несмотря на остроту их разногласий, Ленин признавал теоретический талант Бухарина и позднее признал его одним из ведущих теоретиков партии.

В 1917 году Бухарин вернулся в Россию и стал одним из лидеров Московской организации большевистской партии, выступал с публицистическими и теоретическими статьями. Делегат и один из докладчиков на VI съезде РСДРП (б). Избран членом ЦКпартии. В 1918 году выступал против заключения «позорного» мира с Германией, но подчинился партийной дисциплине.

В 1918-1929 годах возглавлял редакцию «Правды». Кандидат в члены Политбюро с 1919 года, в 1924-1929 годах - член Политбюро, в 1919-1929 годах - член Президиума Коминтерна. Во время гражданской войны Бухарин убежденно агитировал за террор и другие направления политики «военного коммунизма». Автор работ «Программа коммунистов (большевиков)», «Азбука коммунизма», «Экономика переходного периода». Однако после перехода к НЭПу стал горячим сторонником этой политики, отстаивал ее в многочисленных статьях.

А вот вьщающийся организатор Пятаков так увлекается администрированием, что на него нельзя «положиться в серьезном политическом вопросе»27.

Пятаков Георгий (Юрий) Леонидович (1890-1937). Сын инженера. Во время Первой русской революции примыкал к анархистам. В 1911 году вступил в РСДРП, большевик. Арестовывался, из ссылки бежал. В 1915 году вместе с Лениным редактировал журнал «Коммунист». В 1917 году - председатель киевского ревкома. Вдекабре

1917 - марте 1918 годах - комиссар Госбанка. В 1918 году - «левый коммунист». Председатель временного советского правительства Украины, один из организаторов партизанской войны против немцев на Украине. В 1920 году один из организаторов восстановления Донбасса, террора в Крыму. С 1923 года - заместитель председателя ВСНХ.

Просто безысходность какая-то!- в руководстве нет сильных теоретиков («вполне марксистских»), организаторов, на которых можно либо политически, либо по-человечески положиться. Нет у Ленина наследника! Может быть, вождь мечтал о коллективном руководстве в партии и завещал своим соратникам возлюбить друг друга? Тогда нужно правильно распределить обязанности, укреплять авторитет товарищей. Зачем в этом случае выдвигать тягчайшие политические обвинения, зачем утверждать, что теоретик партии - не марксист (значит, любой может его в этом обвинить), а организаторы революции - политически ненадежны? Нет, не хотел Ленин коллективного руководства. Ине получилось оно без него. «Завещание» было с успехом использовано враждующими сторонами.

Ленин предлагал увеличить количество членов ЦК за счет рабочих от станка. Вот если бы ЦК заполнили не имеющие политического опыта рабочие, дело бы пошло. ЦКбудет расширен. Будут там и рабочие, некоторые - почти без политического опыта. Понятно, что они слушались вождей, подчинялись большинству. Пока был жив Ленин, такие рабочие голосовали за него. «Не все они разбирались в сложных теоретических вопросах и в теоретических спорах, где мы, «большие умники», выступали против Ленина». Бывает, увидишь, как рядовой пролетарий голосует за Ленина, спрашиваешь почему. «Голосуй всегда с Ильичем - не ошибешь-ся»28, - вспомнит потом об этой «рабочей логике» часто споривший с Лениным и Сталиным Евгений Преображенский. Потом, когда Ленин выйдет из игры, они будут голосовать за большинство Политбюро. Ленин не был настолько наивен, чтобы считать, будто новички-рабочие начнут одергивать Сталина и Троцкого. Они должны были служить надежной опорой Ленина в ЦК. Положение Сталина стало угрожающим, и участие Ленина в работе съезда партии могло стоить ему не только поста генсека, но и политического влияния вообще.

Единственный пункт «завещания», который не был выполнен «наследниками» Ленина,- устранение Сталина с поста генсека

(не из руководства вообще). Перемести съезд Сталина на другой пост- «триумвират» все равно никуда бы не исчез. Иновый генсек должен был бы определить, чью линию держать. Ведь стратегического мышления от него не требуется. Кто же будет вырабатывать стратегию партии? Не вполне марксист Бухарин или не вполне политически надежные Троцкий и Зиновьев? «Аупало, Б пропало, кто остался на трубе?» Из перечисленных Лениным лидеров - никто. Стратегию он собирался разрабатывать сам еще несколько лет. Не случайно Ленин оговаривается, что в будущем молодые лидеры Бухарин и Пятаков могут преодолеть свои недостатки. Апока нет. Пока - он сам.

Хорошо знавший Ленина Н. Валентинов, комментируя «завещание», писал: «Ленин хотел показать, что рано считать его умер-шимБ»29 Согласимся с ним.

Старый класс

Ленин с ужасом обнаружил, что «наш аппарат, в сущности, унаследован от старого режима» «и только чуть-чуть подмазан советским мирром»30. Аведь это аппарат власти, господствующий в стране! Чиновничий аппарат сохранил свою авторитарно-бюрократическую сущность. Созданная большевиками власть считалась диктатурой пролетариата, но ведь сам пролетариат власти был лишен. Ее осуществляла «партия рабочего класса», «опиравшаяся» на рабочих и крестьян (в том смысле, что они перестали поднимать против нее восстания). Лидеры коммунистов говорили и действовали от имени рабочего класса. «Тов. Каменев во всех чиновниках, назначенных из Москвы самым бюрократическим образом, видит пролетариат»,31 - иронизировал оппозиционный коммунист года Мясников над идеологией правящей верхушки. Рядовые члены партии тоже были лишены реальной власти. Партия организована авторитарно. Власть имел ЦК. Секретариат ЦКпо-сылал на места инструкторов, которые направляли работу парткомов и служили «оком» секретариата. Большинство руководителей местных парторганизаций «избирались» по рекомендации секретариата. А. Шляпников и его сторонники возмущенно писали в Коминтерн: «Опека и давление бюрократии доходит до того, что членам партии предписывается, под угрозой исключения и других репрессивных мер избирать не тех, кого хотят сами коммунисты, а тех, кого хотят интригующие верхушки»32.

Авысшей властью в ЦКпользуется Политбюро, то есть узкая группа партийных вождей, которые только одни и знают, в чем состоят стратегические интересы рабочего класса. Впрочем, как следует из последних работ Ленина, и они не знают. Один Ленин вроде бы только начал понимать. В самом общем виде эти цели определялись марксизмом как социализм - общество без классов и государства. Марксистско-ленинская идея социализма предусматривала создание сверхцентрализованного индустриального общества, в котором не остается места для частной собственности. Пролетарский характер таких целей вызывает сомнения. Этот идеал скорее является технократическим (технократы - организаторы производства). Если аппарат власти, чиновничество, бюрократия будут плохо исполнять распоряжения правящей технократической олигархии, то режим окончательно станет консервативно-бюрократическим. Произойдет сращивание бюрократии с буржуазией, революционные цели будут забыты, а сами революционеры устранены, как это произошло во время термидорианского переворота 1794 года во Франции. «Термидор» - символ перерождения революции - стал страшным призраком большевизма.

Но Ленин продолжает считать, что «сущность» возглавляемого им государства - союз рабочих и крестьян. Выступая против Сталина, Ленин отнюдь не борется против бюрократии, аппарата вообще.

Чтобы страна развивалась в направлении, указанном стратегами большевизма, достаточно, чтобы аппарат стал более эффективным и исполнительным. Ленин пишет, что аппарат нужно «улучшать», но направление улучшения выражено им туманно: следует внимательнее проверять чиновников, внедрять передовые методы организации труда, заимствованные и в капиталистических странах. Так что негодность бюрократии, по Ленину, определяется не ее авторитарным характером, а низкой эффективностью и исполнительностью.

Авторитарная структура бюрократии оставалась нетронутой, ее кастовые социальные интересы (существование которых признавал даже Маркс, не говоря уже об антиавторитарных социалистах) могли развиваться беспрепятственно. Главное внимание коммунистов было направлено на сдерживание буржуазии. Абюрок-ратию Ленин предлагает усиливать, делая ее более организованной и эффективной. Конечно, Ленин считает необходимым контроли-

ровать бюрократию. Но не снизу, а сверху. Связь аппарата с «действительно широкими массами» будет осуществляться через «лучших наших работников и крестьян»33 - тех самых, кого Ленин намерен включить в ЦКи Центральную контрольную комиссию (высший контрольный партийный орган). Понятно, что бывшие рабочие, призванные в высшие органы власти, быстро перестанут быть рабочими, но не скоро приобретут нужную квалификацию управленцев. Так, например, рабочий М. Шкирятов, проработав пять лет в ЦКК, так и не научился правописанию. Впосла-ниях партийным товарищам он делал десятки грамматических ошибок, которые затрудняли понимание написанного. Например, в письме к Орджоникидзе он писал: «Пишиш и не знаеш прочтеш ли, буду надеятся, что прочтеш»34. При этом Шкирятов радовался тому, что Орджоникидзе ударил Кабахидзе, послушно поддерживал расправы Сталина с соратниками Ленина в 30-е - 40-е годы и благополучно умер в своей постели в 1954 году. Так что надежда на самостоятельность рабочих в ЦКбыла бы наивностью, но Ленин и не считал, что они должны быть там самостоятельными.

Чтобы рабочие хоть как-то могли контролировать ушлых чиновников, Ленин предлагает придать им на помощь специалистов по контролю из наркомата Рабоче-крестьянской инспекции (ее предлагается объединить с ЦКК, создав объединенный партийно-государственный контроль). Состав этого контроля нужно подбирать как можно тщательнее - из самых опытных и самых преданных. Ленин недалеко ушел от царского режима, не только с унаследованным от него аппаратом, но и с методами контроля за ним: как во времена Петра I, хотел провести тщательный отбор «очей государевых» и с их помощью добиваться «безусловной осведомленности и строжайшей правильности дел»35.

Контрольные органы так и не станут структурой, выстраивающей эффективный аппарат, они останутся дубинкой правящей группы. Но аппарат будет выстраиваться, и создавать его будет секретариат ЦКво главе со Сталиным. Сталин «перебирает кадры», насаждая исполнителей. Иначе управление неэффективно. На место сознательных борцов за идею, но посредственных управленцев приходят люди-инструменты, на место революционеров - чиновники. В 1923 году начнет формироваться система номенклатуры - списки людей (кадров), годных для назначения на должности определенного уровня, и списки должностей, на которые назначаются люди, утвержденные вышестоящими партийными

с‹-

органами. Постепенно клеточки чиновничьей структуры заполнят новые люди. Они поднаберутся опыта, но сами клеточки, несмотря на все перестановки, останутся старыми, унаследованными от бюрократии Российской империи.

Все же ленинские планы грандиознее даже петровских. Из аграрной страны он надеется создать индустриальную державу, да еще управляемую по единому плану. Уже создан планирующий орган - Госплан. Он состоит из чиновников и экспертов-спецов. Троцкий предлагал придать Госплану законодательные функции, чтобы разработанные им планы имели силу закона. Ленин категорически возражал. Дело в том, что «подавляющее большинство ученых, из которых, естественно, составляется Госплан, по неизбежности заражено буржуазными взглядами и буржуазными предрассудками»36. Почему? Потому что ученые в большинстве своем не разделяют большевистской идеологии, видят ее многочисленные недостатки. Стаким объяснением Ленин, конечно, не был согласен. Впрошлом буржуазия «подкупала» интеллигенцию, а сейчас ее «подкупает» рабочий класс. Однако многие спецы состояли в антибольшевистских партиях кадетов, эсеров и меньшевиков (две последние - социалистические, то есть не буржуазные, а, как считали большевики - мелкобуржуазные). Они выступали за демократический социализм. Многие спецы прежде состояли в антибольшевистских партиях кадетов, эсеров и меньшевиков. Партии эти были организационно разгромлены, но интеллигенция не торопилась менять свои взгляды, в том числе и политические. Спецы оказывали давление на большевистских чиновников, пользуясь перевесом в знаниях. Троцкий надеялся, что если во главе Госплана встанет авторитетный большевик, то под его руководством спецы будут принимать правильные, большевистские решения. Ленин не хотел отдавать Троцкому такую важную позицию, да еще и с законодательными полномочиями. Но и положение, когда не очень грамотные руководители советских законодательных органов отвергали предложения Госплана просто по непониманию, Ленина тоже не устраивало. Он предлагал ввести специальную процедуру рассмотрения предложений Госплана, которая позволила бы достигать компромисса между ним и законодательным органом- ВЦИКом. Во главе Госплана должен встать большевистский технократ и несколько убежденных коммунистов, которые будут перевоспитывать спецов.

Спецов перевоспитать, в общем, не удастся, но вот план станет законом Страны Советов, орудием господствующего класса, доставшегося в наследство от тысячелетней истории России.

Обсуждая характер общественного строя, сложившегося в СССР, югославский диссидент М. Джилас назвал господствующий при социализме слой «новым классом». Согласимся с Лениным- это был старый класс, унаследованный от царской России и «чуть-чуть подмазанный советским мирром». Этот господствующий класс стар как цивилизация, это - бюрократия или, шире, этакратия (от слова «государство»), в которую входит и консервативная бюрократия, и динамичная технократия. Но при социализме господствующего класса не должно быть! Иначе это не социализм. Большевики строили не социализм, а этакратическое индустриальное общество, тотальное господство класса бюрократии над обществом и природой.

Пересмотр всей точки зрения на социализм

Проблема некомпетентности коммунистического аппарата (при обидной компетентности «буржуазных» специалистов) была для Ленина частью другой мучительной проблемы. Когда Ленин вернулся в Россию из эмиграции в апреле 1917 года, он удивил марксистский мир лозунгом перерастания буржуазной революции в социалистическую. Из видных марксистов до этого лишь Троцкий считал, что буржуазная революция, которая приводит к переходу от феодализма к капитализму, может, непрерывно («перманентно») развиваясь, сразу привести к пролетарской, то есть социалистической, революции. Большинство марксистов считали это невероятным. Ведь только что родившееся капиталистическое общество еще не развило экономику и культуру страны до того уровня, который является предпосылкой социализма. Без высокого уровня культуры нельзя обеспечить необходимый для социализма уровень гражданской и хозяйственной активности трудящихся, качественный и высокопроизводительный труд, а следовательно - качественное удовлетворение потребностей тех же трудящихся.

Фактический переход Ленина на позиции «перманентной революции» позволил Троцкому, до этого враждовавшему с большевиками, вступить в их партию в качестве одного из ее лидеров. Уменьшевиков ленинская идея вызвала насмешки. Плеханов считал, что Ленин «бредит», потому что забыл об обстоятельствах

времени и места. До социалистической революции еще далеко - Россия должна еще пережить целую капиталистическую эпоху. При всей условности марксистских схем проблема была налицо - для создания более совершенного общества, чем капитализм, нужна более развитая экономика и высокий уровень культуры. Большевики отмахнулись от этой проблемы в 1917 году, ибо рассчитывали, что революция в России спровоцирует мировую пролетарскую революцию и на сторону коммунистов перейдет развитый пролетариат Германии и других стран Запада. Социализм можно будет строить с опорой на немецкую культуру и экономику. Подобный вариант развития предусматривал и Маркс, который писал о непрерывной революции37.

Но германские рабочие не поддержали коммунистов. Мировая революция захлебнулась. Ичто тогда делать, если «мировой пожар» так и не будет раздут? Есть ли у России достаточный экономический и культурный потенциал, чтобы самостоятельно в «одной отдельно взятой стране» проводить идеи Маркса-Энгельса в жизнь и строить социализм?

Если грамотных кадров не хватает даже для государственного аппарата, то где найти их для совершенствования промышленности и культурного ведения сельского хозяйства? Ознакомившись со статистикой образования, Ленин печально констатирует: «даже с буржуазной культурой дела у нас обстоят очень слабо»38. В качестве лекарства Ленин предлагает лучше оплачивать труд учителей, оказывать шефскую помощь селу со стороны горожан.

Солью на раны для Ленина стала книга меньшевика Н. Суханова «Записки о революции».

Суханов (Гиммер) Николай Николаевич (1882-1940). С1905 - эсер, участник декабрьского вооруженного восстания. После Первой русской революции стал марксистом, внефракционный социал-демократ. Сотрудничал с Горьким в журнале «Летопись», выступал с антивоенных позиций, близких большевикам. Вфеврале 1917 года вошел в исполком Петросовета. Член ВЦИК. Вмае 1917 года вступил в партию меньшевиков по рекомендации Мартова. Осудил Октябрьский переворот. Виюне 1918 года исключен из ВЦИКвместе с другими эсерами и меньшевиками. В 1922-1923 годах вышло его подробное сочинение о событиях 1917 года «Записки о революции». Ленин посвятил ему статью «О нашей революции», где пытался опровергнуть тезис Суханова о неготовности России к социалистической револю-

ции. В 1920 году покинул партию меньшевиков. Работал в различных советских учреждениях.

Суханов напомнил, что меньшевики с самого начала предупреждали: в России еще не вызрели предпосылки для создания социализма - экономически передового, демократического, самоуправляемого бесклассового строя. Уровень цивилизованности пока не тот. В статье «О нашей революции (по поводу записок Суханова)» Ленин возражает: «Ну, а почему мы не могли сначала создать такие предпосылки цивилизованности у себя, как изгнание помещиков и изгнание российских капиталистов, а потом уже начать движение к социализму?»39. Потому что изгнание старой элиты не является предпосылкой цивилизованности - ведь эти люди являются носителями накопленного потенциала культуры. Вместе с помещиками и капиталистами эмигрировали или были насильственно высланы из страны тысячи ведущих деятелей культуры. Но Ленин надеется, что, завоевав власть, можно затем форсировать культурное развитие с помощью государственных рычагов. Он объявляет культурную работу приоритетом внутренней политики.

Социально-экономическое содержание этой проблемы рассматривается Лениным в статье «Окооперации». Основой ленинской стратегии движения к социализму является НЭП - сочетание рыночных отношений с государственным регулированием при огосударствлении промышленности. Рыночная стихия в крестьянской среде приводит к постоянному выделению и усилению сельской буржуазии, которая смыкается с городским частником и спецами, составляя конкуренцию неповоротливой, «никуда не годной» советской бюрократии. Ленин не на шутку опасался хозяйственных успехов крестьянства и даже после спасительного урожая 1922 года говорил своим соратникам (по воспоминаниям Каменева): «Ох, смотрите, от того, что люди будут временно сытей, нам, как партии, товарищи, будет временно труднее»40. Сытость затрудняет движение к большевистским идеалам, голод - ставит режим на грань крушения. Как сочетать обеспеченность народа и социализм? Об этом немало размышляли противники большевизма - эсеры (неонародники) и меньшевики. Теперь Ленин начинает заимствовать их идейный багаж.

Нужно, чтобы крестьянин не превращался в сельского буржуа, а шел к социализму, причем сам, снизу, без принуждения со сто-

роны коммунистов. Чтобы решить эту задачу, Ленин возвращается к народнической идее сочетания частного и общественного интереса в самоуправляющемся коллективе - кооперативе. Но кооператор должен быть цивилизованным, культурным, иначе кооперация опять превратится в формальную бюрократическую структуру. Поэтому Ленин увязывает воедино две задачи: «задачу переделки нашего аппарата, который ровно никуда не годится», и задачу «культурной работы для крестьянства. Аэта культурная работа для крестьянства как экономическую цель преследует именно кооперирование»41. Культурно хозяйствовать, качественно обслуживать потребности крестьяне научатся именно в кооперации. Этот процесс должен быть добровольным и органичным - хозяйственную цивилизованность нельзя насадить. На это уйдет целая эпоха.

Поворот к культуре и кооперативному самоуправлению означал отказ от прежнего большевизма, игнорирующего культурный уровень страны и социалистический характер крестьянского самоуправления. Ленин признал «коренную перемену всей точки зрения нашей на социализм»42. Он даже дал новое определение социализма: «строй цивилизованных кооператоров при общественной собственности на средства производства, при классовой победе пролетариата над буржуазией»43.

Теперь, без мировой революции, движение к социализму приобретало эволюционный характер, что сближало большевизм с проклинаемым им социал-демократическим оппортунизмом. «Не будьте поэтом, говоря о социализме! - говорил Ленин М. Владимирову. - Время Смольного и первых лет революции далеко позади. Если к самым важным вопросам мы, после пяти лет революции, не научимся подходить трезво, по-деловому, по-настоящему, значит, мы или идиоты, или безнадежные болтуны. Вследствие въевшейся в нас привычки, мы слишком часто вместо дела занимаемся революционной поэзией. Например, нам ничего не стоит выпалить, что через 5-6 лет у нас будет полный социализм, полный коммунизм, полное равенство и уничтожение классов»44. Меньшевик Н. Валентинов комментирует эти слова: «Из «напутствия», полученного в 1922 году Владимировым, видно, что в это время Ленин уже совсем не верил в близость установления в России социализма или коммунизма. Сэтим как будто расходится речь Ленина в ноябре 1922 года, в которой, говоря, сколь трудно «протащить социализм в повседневную жизнь», он все-таки указывал,

что «если не завтра, то в несколько лет» из «России нэповской будет Россия социалистическая». Ленин объяснил, что подобные слова о близости наступления социализма срываются с языка вследствие въевшейся и в него привычки «заниматься вместо дела революционной поэзией»45.

Отчасти это была идейная капитуляция перед народничеством и меньшевизмом. По мере роста рыночной культуры жителей они становились бы все менее управляемыми и все более самоуправляемыми. Вэтом содержалась угроза партийно-государственной бюрократии. Но угроза эта легко устранялась - под партийным контролем кооперация превращалась в еще один «приводной ремень» от правящего центра к трудящимся, от промышленности к сельскому хозяйству. Командные высоты в России оставались в руках чиновничества. Напомнив, что сохраняется «власть государства на все крупные средства производства» (то есть управление их не капиталистической, а бюрократической элитой), «власть государства в руках пролетариата» (то есть в руках группы технократов, считающих себя вождями пролетарской партии), союз рабочего класса и крестьянства (то есть уступки правящей группы крестьянскому большинству страны), Ленин спрашивает: «разве это не все необходимое для построения социалистического обще-ства?»46. Иотвечает на этот вопрос положительно.

Мировая революция перестала быть для него необходимым условием построения социализма. Нужно, чтобы крестьянство было организовано в кооперативы. Это - требование народнического социализма. Амарксистский социализм в ленинской модели - это мощная государственная промышленность, которая является руководящей силой кооперативного сектора. Именно государственные предприятия он называет «предприятиями последовательно-социалистического типа». Кооперация должна лишь служить развитию индустриальной мощи государства, с которой и отождествляется социализм. Но государственная промышленность не упраздняет ни классового разделения, ни угнетения, ни отчуждения работника от средств производства. Вней нет социализма, который для основателей этого учения был неотделим от самоуправления и свободы.

Где взять средства на строительство промышленности? Экономя на аппарате, продумывая экономические решения и повышая их эффективность, «ценой величайшей и величайшей экономии хозяйства в нашем государстве добиться того, чтобы всякое малей-

шее сбережение сохранить для развития нашей крупной машинной индустриив»47. Аесли сэкономленных средств не хватит? Ленин обходит этот вопрос, который вплотную встанет перед партией в середине 20-х годов. Выяснится, что не промышленность будет помогать крестьянству, а крестьянство через силу финансировать строительство промышленности. Кэтому неминуемо вела логика «государственного социализма», которую Ленин пытался смягчить элементами кооперативного социализма. Подавив сопротивление общества в гражданской войне, бюрократическая диктатура могла найти ресурсы для своих грандиозных планов только за счет этого общества. Вэтом заключалась суть «построения социализма в одной стране», которую начал теоретически обосновывать Ленин.

Несмотря на то что Ленин предложил стратегию строительства социализма в одной стране, он не отказался и от идеи мировой революции. Одно другому не мешает. Встатье «Лучше меньше, да лучше», посвященной экономии и подбору кадров, он пишет: «На нашей стороне тот плюс, что весь мир уже переходит теперь к такому движению, которое должно породить всемирную социалистическую революцию»48. Надежда мировой революции - Азия, где индустриально-рыночная культура развита еще меньше. Как и странам Востока, «нам тоже не хватает цивилизации для того, чтобы перейти непосредственно к социализму, хотя мы имеем для этого политические предпосылки»49. Эти предпосылки - диктатура партии, которая стремится к социализму.

Весь ХХ век в аграрных странах к власти будут приходить партии, стремящиеся перескочить через капитализм. Но максимум, чего им удавалось добиться - форсированной индустриализации. Первой по этому пути пошла Россия.

Шах Сталину

Итак, по мнению Ленина, культурные предпосылки для социалистического переустройства общества можно создать не только до революции, но и после, используя рычаги власти. Но этих-то рычагов революционеры лишались по мере бюрократизации. Идело было не только в неэффективности аппарата. Всвоем конфликте со Сталиным Ленин увидел, что бюрократия имеет свои корпоративные интересы: «Говорят, что требовалось единство аппарата. Но от кого исходили эти уверения? Не от того ли самого российского аппарата…?»50

Вождем бюрократии был Сталин. Как опытный политик, Ленин решил нанести удар по самому уязвимому месту бывшего соратника - по национальному вопросу, который считался вотчиной Сталина. Больной вождь пишет статью «Квопросу о национальностях или об «автономизации». Вдень провозглашения СССР, когда идея «автономизации» уже была отвергнута даже ее творцом Сталиным, Ленин характеризует процесс объединения советских республик так: «пресловутый вопрос об автономизации, официально называемый, кажется, вопросом о союзе советских социалистических республик». «Всю эту затею» Ленин считает «в корне неверной и несвоевременной»51. Создатель Советского Союза Ленин не исключает, что придется сделать шаг назад, к конфедерации, оставив в ведении СССР только внешнюю политику и оборону. Ивсе из-за Сталина, на которого (вместе с Дзержинским) Ленин возложил политическую ответственность за «грузинский инцидент»! Всвоей статье Ленин подверг Сталина, Дзержинского и Орджоникидзе резкой критике за великорусский шовинизм, а Серго даже предложил на время исключить из партии за рукоприкладство в Грузии. Но ведь еще 21 октября Ленин «решительно осуждал» брань грузинских лидеров против Орджоникидзе. Теперь же Ленин считает именно Сталина организатором расправы над грузинами и проводником «нашествия того… великоросса-шовиниста, в сущности подлеца и насильника, каким является типичный русский бюрократ»52. Великодержавный «перегиб» Сталина наносит ущерб мировой революции, потому что может разочаровать в советском опыте сотни «миллионов народов Азии, которой предстоит выступить на исторической авансцене в ближайшем будущем, вслед за нами»53. Революционная стратегия Ленина вступила в противоречие со стратегией Сталина, со стремлением укрепить советскую державу.

Всвоей борьбе против Сталина Ленин мог опереться на идеолога «перманентной» мировой революции Троцкого. Как и Ленин, Троцкий даже в условиях эйфории от первых успехов НЭПа не забывал о мировом контексте российской революции и строительства социализма в России. Вдокладе на IV конгрессе Коминтерна Троцкий говорил: «Главные козыри явно на нашей стороне, за исключением одного - очень существенного: за спиною частного капитала, действующего в России, стоит мировой капиталБ Поэтому можно и должно поставить вопрос, не будет ли зарождающийся социализм, хозяйничающий еще капиталистическими сред-

ствами, закуплен мировым капиталом?»54. Эта проблема несколько лет будет недооцениваться большинством Политбюро. Подумаешь, нэпманы и кулаки! Их немного, их капиталы мизерны в сравнении с государственными, их число ничтожно по сравнению с рабочим классом, крестьянством и даже бюрократией. Иностранный капитал в СССР практически не допускается. И все же конъюнктура мирового рынка для развития НЭПа играла решающую роль - только за рубежом можно было купить передовые технологии. Цены на индустриализацию устанавливал мировой капитал. Повлиять на эту конъюнктуру можно было, дестабилизируя мировую капиталистическую систему с помощью подъема национального движения в Азии.

Ленин, как и Троцкий, видел в действиях Сталина национальную ограниченность и угрозу планам распространения коммунистического движения в Азии. Троцкий был ближе Ленину по духу и по стилю мышления. Понимание мирового контекста строительства социализма привело к союзу Ленина и Троцкого против «тройки» по вопросу о монополии внешней торговли, которую они защитили. Затем Ленин предложил Троцкому более долгосрочный блок против бюрократизма. «Схорошим человеком лестно заключить хороший блок, ответил я»55,- вспоминал Троцкий.

5 марта 1923 г. Ленин направил Троцкому материалы «грузинского дела» с запиской: «Я просил бы вас очень взять на себя защиту грузинского дела на ЦКпартии. Дело это сейчас находится под «преследованием» Сталина и Дзержинского, я не могу положиться на их беспристрастие. Даже совсем напротив. Если бы вы согласились взять на себя защиту, то я бы мог быть спокойным»56. Но союзник Ленина по «блоку», Троцкий не решился атаковать Сталина в отсутствие вождя. Он лишь сделал замечание к тезисам Сталина в секретной записке в Политбюро и удовлетворился чисто формальной «капитуляцией» генерального секретаря, «признавшего ошибку». Отставных членов ЦККП(б) Г разослали на дипломатическую и другую работу вне Грузии.

Между тем наступило время XII съезда РКП (б). После мартовского приступа болезни Ленин был недееспособен и не мог принять участия в работе съезда. Нужно было что-то решать с его письмом. При обсуждении на Политбюро вопроса о публикации письма Троцкий высказался «за», но с оговорками - ведь в письме досталось и ему. Остальные члены ЦК, опасавшиеся нарушения

существующего положения дел, возражали. Ленин сам вроде бы не давал указания публиковать свое письмо. Из-за статьи по национальному вопросу, от публикации которой Троцкий мог явно выиграть, между членами Политбюро даже произошла ссора. Статья была передана Троцкому раньше, чем другим, и он по просьбе Ленина не стал показывать ее товарищам. Текст стал известен Сталину 16 апреля, за день до открытия съезда, оригинал передала ему секретарь Ленина Л. Фотиева. Она просила вернуть статью, так как другого экземпляра для публикации не было. Тогда же Сталин узнал, что Троцкий располагает ленинскими текстами против него, но держит их при себе. Сталин заподозрил, что Троцкий приберегает «компромат» к съезду. Кое-что даже стало известно делегатам- возможно, от Троцкого. Тогда Сталин поднял скандал, обвинив Троцкого в том, что тот скрывает документы от партии. Троцкий передал документы для обсуждения в Политбюро с такими разъяснениями: «Статья тов. Ленина была прислана мне в секретном и личном порядке… через тов. Фотиеву, причем, несмотря на выраженное мною в тот же час намерение ознакомить членов Политбюро со статьей, тов. Ленин категорически высказался против этого через тов. Фотиеву». Теперь Троцкий «передал вопрос на разрешение ЦК». «Я сделал это без единой минуты запоздания, - продолжает он,- после того, как только узнал, что тов. Лениным никому не дано никаких прямых и формальных указаний по поводу дальнейшей судьбы его статьи, оригинал которой хранится у его секретарей»57. Сталину пришлось извиняться перед Троцким.

Но утечка информации произошла. «Все держалось на слухах, и из них делался вывод, что больной Ленин выражал доверие Троцкому, дал ему какие-то важные в партийном отношении поручения и полномочия»58,- комментировал Н. Валентинов.

Письмо зачитали после смерти Ленина, на XIII съезде, причем не на пленарном заседании, а по делегациям, на руки его никому не дали. Каменев и Зиновьев защищали Сталина, Троцкий, потерпевший к тому моменту политическое поражение, не рискнул возражать. Сталин извинялся, говорил, что исправится. Но, как мы увидим, позднее он будет даже бравировать своей грубостью, придравшись к которой Ленин готов был отправить его в политический нокдаун.

В 1923 году Сталин пережил один из самых опасных моментов в своей политической карьере. Пока был жив Ленин, угроза потерять власть все еще сохранялась. 18-19 октября вождь, которому

стало лучше, приехал в Москву, зашел в свой кабинет и обнаружил, что «бомба», готовившаяся им против Сталина, в ящике его стола отсутствует. Крайне раздраженный, Ленин вернулся в Горки. Состояние здоровья позволяло ему совершать прогулки за пределы своей резиденции, общаться с посетителями, знакомиться с газетами. Конечно, о возвращении к полноценной работе не могло быть и речи, но от роли стратега Ленин вряд ли отказался. Стратегу Ленину генсек Сталин мешал. Но Троцкий не решался действовать в одиночку. Сталин понимал, что Троцкий остается в резерве Ленина, и необходимо как можно скорее ослабить его влияние. Таким образом, противостояние Сталин - Троцкий вышло на первый план.

Шанс Троцкого

XII съезд стал вершиной политического признания для Троцкого. Политический доклад делал Зиновьев, организационный - Сталин. Троцкому был поручен доклад о промышленности. Как видим, выступлению Троцкого аппарат пытался придать второстепенное значение, но оказалось, что доклад Троцкого был на голову выше, чем у его коллег.

К XII съезду Троцкий подготовил тезисы о промышленности, которые позволяют ознакомиться с его взглядами до того, как на них станет влиять логика острой политической борьбы. Как и все большевики, Троцкий решает задачу индустриализации: «Только развитие промышленности создает незыблемую основу пролетарской диктатуры»59, хотя - НЭП есть НЭП - значительная часть продукции «еще долго будет производиться мелкими товаропро-изводителями»60. Где взять средства для индустриализации? Вопреки более поздним представлениям о якобы противостоянии позиции Троцкого любым планам партии, он доказывал: «Промышленность, живущая за счет бюджета, т. е. за счет сельского хозяйства, не могла бы создать устойчивой длительной опоры для пролетарской диктатуры»61. Длительное паразитирование промышленности на сельском хозяйстве недопустимо. Необходимо изыскивать другие резервы. Вцентре внимания Троцкого как истинного марксиста находится планирование, которое позволит сэкономить необходимые средства (об этом писал и Ленин): «…в отличие от капиталистических стран, область планового начала не ограничивается у нас рамками отдельных трестов или синдикатов, а рас-

пространяется на всю промышленность в целомБ Только в своем окончательном развитии плановые методы могут и должны подчинить себе рынок и тем самым упразднить его»62. Это подчинение должно идти постепенно, по мере освоения плановых методов и превращения их в более экономные по сравнению с рынком. Вцентре планирования должен стоять единый орган - Госплан, который может разработать более рациональную систему управления промышленностью, чем та, которая сложилась второпях при переходе к НЭПу.

Тезисы легли в основу выступления Троцкого на съезде. В своем выступлении Троцкий остановился на проблеме «ножниц» между ценами на промышленные и сельскохозяйственные товары. Расходящиеся на графике кривые цен - растущие промышленные и падающие сельскохозяйственные - грозили экономической модели НЭПа. Промышленность неэффективна, ее продукции не хватает. Крестьянство же может производить больше продукции, стимулы к этому падают - крестьянам нечего купить на полученные деньги, к тому же быстро съедаемые инфляцией. Крестьянство недовольно и скоро перестанет покупать даже имеющиеся товары - они слишком дороги и некачественны. Это разрушает рынок, подрывает НЭП и «смычку» рабочего класса с крестьянством. Троцкий заступается за крестьянство и за НЭП, показывает, что ликвидировать «ножницы» можно только с помощью качественного планирования, технического переоснащения промышленности и роста производительности труда.

Тезисы Троцкого были приняты ЦКс незначительными поправками и превратились в важнейшую экономическую резолюцию съезда - «Опромышленности». Доклад Троцкого вызвал восхищение зала. Он был героем дня. Этому способствовала и «артиллерийская подготовка» в прессе. Вгазете «Правда» вышла статья К. Радека «Лев Троцкий - организатор победы», в которой Троцкий характеризовался как «великий умственный авторитет», «великий представитель русской революции». «Он сумел завоевать себе доверие лучших элементов специалистов и превратить их из врагов Советской России в ее убежденных сторонниковБ Русская революция действовала тут через мозг, нервную систему и сердце этого великого своего представителяБ Если наша партия войдет в историю как первая партия пролетариата, которая сумела построить великую армию, то эта блестящая страница русской революции будет навсегда связана с именем Льва Давидовича Троцкого,

как человека, труд и дело которого будут предметом не только любви, но и науки новых поколений рабочего класса, готовящихся к завоеванию всего мира»63. К Троцкому потянулись массы партийных карьеристов. Е. Ярославский, позднее клеймивший Троцкого и восхвалявший Сталина, в своих воспоминаниях 1923 года писал: «Перед нами был глубочайше преданный революции человек, выросший для роли трибуна, с остро отточенным и гибким, как сталь, языком, разящим противников, и пером, пригоршнями художественных перлов рассыпающих богатство мысли»64.

Восхваление большевистских вождей было обычным делом, но в 1923 году Троцкий стал выделяться в этом отношении. На нем был проведен и географический эксперимент - Гатчина была переименована в Троцк. Потом по этому пути пойдут десятки лидеров, «присвоив» куда более крупные города. Но в 1923 году это было в диковинку и доказывало: Троцкий особенный.

«Встране, искони привыкшей к мысли, что во главе ее стоит царь, а со времени Октябрьской революции правит Ленин, естественно встал вопрос: кто же, какая личность его заменит»65,- отмечал Н. Валентинов. Ине только в стране, но и в партии нужен был царь. Уже давно в РКП(б) знали: не многие интеллектуалы рискуют дискутировать с Лениным - он может принять их позицию, а может зло высмеять. На съезде партийный середняк проголосует за Ленина. Аза кого голосовать теперь, чтобы не ошибиться? Для партийцев это был важный вопрос. «Правда» и другие издания сигнализировали - Троцкий. Ина съезде он оказался «самым способным». Масса карьеристов решила, что он-то и есть преемник. Последующие события показали им, как они обманулись. Создавая культ личности Сталину, они возненавидели Троцкого за «обман», за то, что им показалось, будто он - новый вождь. Старые соратники Ленина с ревностью смотрели на успех пришедшего «от меньшевиков» и стремительно выдвинувшегося во время революции Троцкого. Но сделать пока ничего не могли.

Впоследствии Троцкий, рассуждая о своем поражении в дискуссиях 1923-1924годов, которое предопределило и дальнейшие поражения, размышлял - что было бы, если бы нездоровье не помешало ему с осени участвовать в полемике активней. Мог бы он победить, и как бы развивалась история страны?

Троцкий мог овладеть залом, переспорить любого с помощью остроумных аргументов - если бы зал был готов его слушать. Осе-

нью 1923 года залы уже были настроены против Троцкого систематической работой аппарата. Весной двадцать третьего - еще нет.

На XII съезде Троцкий мог поставить любые вопросы, а опираясь на авторитет Ленина,- добиться смещения Сталина, подчинить аппарат кому-либо из своих людей. Однако он не воспользовался шансом, не предложил кадровых перемен, не настоял на переменах, предложенных Лениным, не повел делегатов за собой. Это был бы скандал, нарушение партийной дисциплины, но так делается история. АТроцкий предпочел кулуарные дрязги, аппаратные согласования.

Шанс на победу в борьбе за власть был у Троцкого лишь в этот момент. Но весной 1923 года Троцкий сам был не готов предложить альтернативу, потому что взгляды большевистских вождей были предельно близки. НЭП еще развивался более или менее благополучно. Разногласия снимались в рабочем порядке. Как интеллектуал, Троцкий был более терпим к разногласиям, чем Сталин, но в кризисной ситуации становился беспощадным и грубым, а Сталин в спокойной ситуации умел искать компромисс. Дело не в личных чертах. Понять сущность «альтернативы Троцкого» можно только на фоне кризиса НЭПа, кризиса стратегии Ленина, кризиса, который разведет большевистских вождей по разные стороны баррикад.






 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх