Загрузка...



Крымская война 1853–1856 гг.

Крымская, или Восточная, война возникла в результате обострения противоречий на Ближнем и Среднем Востоке между Англией и Францией с одной стороны и Россией — с другой.

Причиной войны явилось столкновение экономических и политических интересов этих стран на Ближнем Востоке. Цели Англии и Франции состояли в том чтобы усилить свое влияние в интересовавшем их районе, захватить здесь новые рынки и колонии, установить контроль над Черноморскими проливами и оттеснить Россию от берегов Черного моря. Турция искала случая отнять у северного соседа Крым и Кавказ. Россия в свою очередь стремилась укрепить и расширить собственные позиции в районе Черного моря, на Балканах и в Закавказье.

Правительства Англии и Франции были заинтересованы также в ослаблении Турции, чтобы заставить ее слепо следовать указаниям из Лондона и Парижа. Агрессивные правящие круги Англии и Франции всячески стремились ослабить могущество России и поэтому использовали недовольство Турции для разжигания конфликта ее с Россией. Военное столкновение Англии, Франции и Турции с одной стороны и России с другой становилось неизбежным.

Формальным поводом к войне послужил спор между католиками и православными о праве владения святыми местами в Палестине, входившей тогда в состав турецких владений. В спор вмешались великие державы: на стороне православных христиан — Россия, а на стороне христиан-католиков — Франция. Чтобы подтолкнуть Турцию на открытие военных действий против России, англо-французский флот в мае 1853 г. подошел к Дарданеллам.

10 мая 1853 г произошел разрыв дипломатических отношений между Россией и Турцией, а в июне по приказанию Николая I русская армия заняла княжества Молдавию и Валахию. 27 сентября турецкий султан, заручившись поддержкой Англии и Франции, предъявил ультиматум России, требуя вернуть Молдавию и Валахию, но, не получив ответа, 4 октября объявил России войну. 20 октября русский император Николай I объявил войну Турции.

Так началась Крымская (Восточная) война. На стороне Турции против России выступили Англия и Франция. Уже 17 сентября соединенный англо-французский флот прошел через Дарданеллы в Мраморное море, а в начале 1854 г. Англия и Франция объявили войну России.

Военные действия на Черном море

Главным театром начавшейся войны стал Черноморский. Русский Черноморский флот имел 14 парусных линейных кораблей, 6 парусных фрегатов, 16 корветов и бригов, 7 пароходофрегатов и 138 других мелких судов. Несмотря на то что в его составе не было ни одного парового линейного корабля, флот представлял собой серьезную боевую силу. Русские парусные корабли середины XIX в. отличались быстроходностью и хорошим вооружением. Построенные в Николаеве для Черноморского флота 120-пушечные корабли «Париж», «Двенадцать Апостолов» и «Великий князь Константин» не имели себе равных в мире. На русском флоте использовались бомбические орудия, которые появились у англичан только после войны. Флот располагал квалифицированными офицерами, большинство которых прошли так называемую «лазаревскую школу», и хорошо обученным личным составом. Русский Черноморский флот превосходил флот своего основного противника на Черном море — Турции. Турецкий флот имел 70 военных судов, в том числе 6 линейных кораблей, 10 фрегатов, 6 корветов и 48 мелких судов. Союзники Турции — Англия, Франция и Сардиния имели флот, вдвое превосходивший русский по числу линейных кораблей и фрегатов и более чем в десять раз паровых винтовых кораблей.


120-пушечный линейный корабль «Двенадцать Апостолов»


План турок состоял в том, чтобы вытеснить русских из Молдавии и Валахии и занимать оборону на Балканах до подхода англо-французских войск. В Закавказье предполагалось вести наступательные действия.

Русский план предусматривал удержание Дунайских княжеств, оборонительные действия на Балканах и наступательные на Кавказе. Черноморский флот должен был осуществлять воинские перевозки и крейсерство у берегов противника.

Для наблюдения за проливом Босфор и извещения о выходе в море турецких и иностранных военных судов 20 мая из Севастополя вышли 2 фрегата и 3 брига. Корабли заняли позиции между Босфором и мысом Херсонес. Периодически сменяясь, они несли дозор до августа.

Флот был разделен на две практические эскадры, которые поочередно маневрировали между Крымом и анатолийским побережьем Турции. Они отрабатывали совместное плавание, выполняли стрельбы, но готовы были, в случае необходимости, прийти на помощь крейсерским силам у Босфора.


Вице-адмирал В.А. Корнилов


12 августа эскадра под командованием начальника штаба Черноморского флота вице-адмирала В.А. Корнилова произвела учебную атаку Севастопольского рейда, где в качестве оборонявшихся стояли корабли эскадры контр-адмирала А.И. Панфилова.

В сентябре эскадра под командованием вице-адмирала П.С. Нахимова (12 линейных кораблей, 2 фрегата, 2 корвета, 7 пароходов, 11 транспортов) перевезла из Севастополя на кавказское побережье в Сухуми и Анакрию 13-ю пехотную дивизию (16 393 человек) со всем обозом. Одновременно отряд в составе двух линейных кораблей, двух фрегатов и брига перевез из Одессы в Севастополь 14-ю пехотную дивизию (8000 чел.).

Затем флот приступил к крейсерским действиям у Босфора и вдоль всего анатолийского побережья Турции с задачей нарушать ее коммуникации.

11 октября 1853 г. из Севастополя вышла для крейсерских операций эскадра под командованием П.С. Нахимова в составе 4 линейных кораблей «Императрица Мария» (флагман), «Ягудиил», «Чесма», «Храбрый», фрегата «Кагул» и брига «Язон». Ему была поставлена задача — наблюдать за анатолийским побережьем. При встрече с турками П.С. Нахимову предписывалось не нападать на них первым, но в случае нападения противника отвечать на него ударом. Эскадре пришлось действовать в осеннее бурное время.

Между тем в Севастополе было получено известие, что турецкий флот намерен совершить нападение на наши кавказские порты. Ожидалась высадка турецких войск с целью помочь кавказским горцам, воевавшим с русской армией. Предполагалось, что турки собираются захватить русский военный порт Сухум-Кале и оттуда начать наступление на Закавказье. Наши военные силы на Кавказе были в это время невелики. Если бы туркам удалось выполнить поставленную задачу, Кавказ оказался бы под угрозой. Нужно было во что бы то ни стало предотвратить эту угрозу — помешать десантной операции противника.

23 октября 1853 из Севастополя вышел отряд в составе 4 пароходофрегатов: «Владимир», «Громоносец», «Одесса» и «Херсонес» под командованием вице-адмирала В.А. Корнилова (флаг на «Владимире»). Ему было поручено внимательно осмотреть западную часть Черного моря, найти турецкую эскадру и немедленно сообщить об этом как в Севастополь, так и П.С. Нахимову.


Пароходофрегат «Владимир»


Капитан-лейтенант Г.И. Бутаков


Осмотрев все европейские порты Турции и подойдя к Босфору, где 26 октября обнаружил турецкую эскадру, стоявшую у Константинополя, В.А. Корнилов с отрядом вернулся в Севастополь 28 октября, а на следующий день, 29 октября вышел в море к Румелийским берегам с эскадрой из 6 линейных кораблей, пароходофрегата и 1 брига. В этот день на море разыгрался сильный шторм. Не найдя турок, В.А. Корнилов 4 ноября передал командование эскадрой контр-адмиралу Ф.М. Новосильскому, а сам на пароходофрегате «Владимир» направился в Севастополь. На следующий день, 5 ноября «Владимир» (капитан-лейтенант Г.И. Бутаков) встретил в районе Пендераклии турецкий 10-пуш. пароход «Перваз-Бахри» и атаковал его. На вооружении русский пароходофрегат имел 7 орудий среднего и малого калибров, установленных на поворотных платформах, турецкий пароход имел 10 пушек, но меньшего калибра. Г.И. Бутаков зашел с кормы, где у турецкого парохода не было пушек, и продольными залпами нанес ему серьезные повреждения. Затем вышел на правый борт противника и сосредоточил огонь по его гребному колесу. Когда «Перваз-Бахри» снизил скорость, «Владимир», подойдя на расстояние кабельтова, открыл огонь всем бортом. После трехчасового боя турецкий пароход сдался. Потери турок — 58 человек, потери русских — 2 убитых и 3 раненых. Этот бой был первым в мире боевым столкновением между паровыми кораблями. Во время боя корабли шли против ветра, показав преимущество паровых судов над парусными. Взятый в плен «Перваз-Бахри» был зачислен в состав русского флота под названием «Корнилов».

1 ноября к эскадре П.С. Нахимова из Севастополя пришли фрегат «Коварна» и пароходофрегат «Бессарабия», доставив сообщение о начале военных действий. Адмирал передал на корабли эскадры: «Война объявлена; турецкий флот вышел в море; отслужить молебствование и поздравить команду».

6 ноября эскадры П.С. Нахимова и Ф.М. Новосильского встретились. В тот же день П.С. Нахимов отправил в Севастополь Ф.М. Новосильского с поврежденными во время шторма и требующими ремонта 5 линейными кораблями и бригом, а сам с 5 линейными кораблями, фрегатом, 2 пароходофрегатами и бригом пошел вдоль анатолийского побережья.

В ночь на 8 ноября задул сильный юго-западный ветер, скоро перешедший в настоящий ураган, который бушевал три дня. Только высокая выучка моряков-черноморцев позволила обойтись без крушений. На четвертые сутки ветер стих, рассеялся туман, и корабли эскадры соединились вместе. Особенно сильные повреждения получили корабли «Святослав» и «Храбрый», фрегат «Коварна», на пароходофрегате «Бессарабия» заканчивался уголь. Нахимов был вынужден отправить их 10 ноября в Севастополь для исправлений. Эскадра сразу сильно уменьшилась, в ней остались три линейных корабля — «Императрица Мария», «Чесма», «Ростислав» и один бриг.


44-пушечный фрегат «Флора»


11 ноября эскадра подошла к Синопской бухте и обнаружила на рейде стоявшую на якоре турецкую эскадру. В Севастополь с донесением был отправлен бриг «Эней». Несмотря на превосходство турок, П.С. Нахимов с тремя кораблями блокировал Синоп.

9 ноября 44-пуш. фрегат «Флора» (капитан-лейтенант А.Н. Скоробогатов), направлявшийся из Севастополя в Сухуми, у Пицунды встретил три турецких парохода (общее число орудий — 62). Несмотря на тройное численное превосходство турок и невзирая на их преимущество в технике (паровые корабли против парусного), что сильно осложняло маневрирование в бою, фрегат вступил в бой. В течение 7 часов, искусно маневрируя под парусами в условиях маловетрия, он отразил все попытки противника произвести совместную атаку. Артогнем повредил турецкий флагман, который был уведен на буксире. За время боя фрегат выпустил 437 ядер, получил две пробоины, потерь среди экипажа не имел.

На усиление эскадры Нахимова 12 ноября из Севастополя вышел отряд контр-адмирала Ф.М. Новосильского в составе пяти линейных кораблей. Во время перехода из-за открывшейся течи корабль «Варна» в сопровождении «Гавриила» был отправлен в Севастополь. Но три крупных 120-пуш. корабля «Париж», «Великий князь Константин» и «Три Святителя», несмотря на большую волну, благополучно достигли Синопа. В пути к отряду присоединился фрегат «Кагул». 16 ноября Новосильский соединился с Нахимовым, а 17 ноября от кавказского побережья пришел фрегат «Кулевчи». В тот же день из Севастополя на соединение с П.С. Нахимовым вышел отряд В.А. Корнилова — три пароходофрегата (к Синопу они пришли уже после сражения).

Теперь русская эскадра имела решительный перевес над турецкой. После этого П.С. Нахимов принял решение атаковать и уничтожить турецкий флот.

Синопское сражение 18 ноября 1853 г.

Соотношение сил сторон перед боем было следующее:

Русская эскадра состояла из 6 линейных кораблей — 84-пуш. «Императрица Мария» (флаг вице-адмирала Нахимова, командир — капитан 2 ранга П.И. Барановский), 120-пуш. «Париж» (флаг контр-адмирала Новосильского, командир — капитан 1 ранга В.И. Истомин), 120-пуш. «Вел. Кн. Константин» (капитан 2 ранга Л.А. Ергомышев), 120-пуш «Три Святителя» (капитан 1 ранга К. Кутров), 84-пуш. «Чесма» (капитан 2 ранга В.М. Микрюков), 84-пуш. «Ростислав» (капитан 1 ранга А.Д. Кузнецов) и 2 фрегатов — 54-пуш. «Кулевчи» (капитан-лейтенант Л. Будищев) и 44-пуш. «Кагул» (капитан-лейтенант А.П. Спицын), всего 8 кораблей с общим числом 710 орудий, в том числе 76 бомбических пушек.

Турецкий флот под командованием адмирала Осман-паши состоял из 7 фрегатов — 44-пуш. «Ауни-Аллах» (флагман), 44-пуш. «Фазли-Аллах» (бывший русский «Рафаил», взятый в плен в 1829 г.), 58-пуш. «Навек-Бахри», 60-пуш. «Несими-Зефер», 62-пуш. «Низамие», 56-пуш. «Дамиад», 54-пуш. «Каиди-Зефер», 3 корветов — 24-пуш. «Неджеми-Фешан», 22-пуш. «Гюли-Сефид», 24-пуш. «Фейзи-Меобуд», 2 пароходов — 20-пуш. «Таиф», 4-пуш. «Эрикли» и 4 транспортов с общим числом 472 орудий. На кораблях турецкой эскадры в качестве инструкторов находились английские офицеры. На пароходе «Таиф» находился главный советник турок по морским делам капитан Слейд.


Вице-адмирал П.С. Нахимов


Турецкие суда стояли полукругом (параллельно берегу бухты), левыми бортами к берегу, а правыми к противнику. Их должны были поддерживать шесть береговых батарей (24 орудия). Орудия батарей №№ 1 и 2, расположенных около оконечности полуострова, из-за большого расстояния не могли поражать русские корабли. Таким образом, из шести батарей могли действовать только четыре. Турки не стали свозить орудия левого борта на берег, что значительно усилило бы огонь береговых батарей.

С утра 18 ноября 1853 г. шел дождь и дул свежий восточно-юго-восточный ветер, благоприятный для входа русских кораблей на неприятельский рейд, однако во время боя этот ветер был неблагоприятен для овладения турецкими судами.

В 9.30 Нахимов поднял сигнал: «Приготовиться к бою и идти на Синопский рейд». Во всех экипажах настроение было приподнятое, боевое, ни у кого не было сомнений в будущей победе В строю двух кильватерных колонн русская эскадра пошла к Синопской бухте. Флагманский корабль Нахимова «Императрица Мария» возглавил правую, наветренную, колонну; в кильватер ему шли линейные корабли «Вел. Кн. Константин» и «Чесма». Корабль «Париж» под флагом контр-адмирала Новосильского шел головным в левой колонне; за ним следовали линейные корабли «Три Святителя» и «Ростислав». 3 линейными кораблями шли фрегаты «Кагул» и «Кулевчи», которые должны были находиться под парусами у входа в бухту. Таким образом, 6 русских линейных кораблей имели 312 орудий с одного борта, а 15 турецких судов — 250.

В 12.28 с турецкого флагманского фрегата «Ауни-Аллах» раздался первый выстрел: адмирал Осман-паша приказал своей эскадре открыть огонь по русским кораблям, быстро приближавшимся к центральной части Синопского рейда. Орудия неприятельских судов и береговых батарей обрушили свой огонь на русскую эскадру Это был один из ответственнейших моментов боя.

Флагманский корабль П.С. Нахимова «Императрица Мария», подойдя к турецкому адмиральскому фрегату «Ауни-Аллах» на расстояние 400 м, стал на шпринг. Вслед за флагманским кораблем и другие корабли русской эскадры стали на шпринг в местах, намеченных планом П.С. Нахимова. Фрегаты «Кагул» и «Кулевчи» заняли свои места у входа в бухту для наблюдения за пароходами противника.


84-пушечный линейный корабль «Императрица Мария»


Став на шпринг, «Императрица Мария» сосредоточила огонь по неприятельскому фрегату «Ауни-Аллах». Адмирал Нахимов решил прежде всего вывести из строя турецкого флагмана. Метким огнем артиллеристов «Императрицы Марии» «Ауни-Аллах» был выведен из строя, турки обрубили якорные канаты, и фрегат, пользуясь попутным юго-восточным ветром, выбросился на берег. Затем флагманский корабль Нахимова перенес свой огонь на фрегат «Фазли-Аллах», который загорелся и, объятый пламенем, также выбросился на берег. После этого «Императрица Мария», завезя верп, развернулась, чтобы открыть огонь по батарее № 5.

Артиллерийский огонь линейного корабля «Вел. Кн. Константин» в начале боя был направлен против турецкого фрегата «Навек-Бахри». Поддержанный огнем «Чесмы», «Вел. кн. Константин» через 20 минут после открытия огня уничтожил турецкий фрегат. После этого «Вел. Кн. Константин» перенес огонь на фрегат «Несими-Зефер» и корвет «Неджеми-Фешан». В 13.00 у фрегата перебило якорную цепь и его отнесло на остатки мола. Вскоре корвет был также снесен к батарее № 5.

Линейный корабль «Чесма» занял позицию против батареи № 4 и открыл огонь по фрегату «Навек-Бахри» и батареям №№ 3 и 4. В результате меткой и непрерывной стрельбы комендоров «Чесмы» на месте береговых батарей к исходу сражения остались груды земли и железа.

Корабли второй колонны нахимовской эскадры противостояли правому флангу боевой линии турок. Линейный корабль «Париж», которым командовал капитан 1-го ранга В.И. Истомин, открыл ураганный огонь по батарее № 5, корвету «Гюли-Сефид» и фрегату «Дамиад». Через полчаса после начала боя взорвался корвет «Гюли-Сефид», стоявший рядом с фрегатом Осман-паши и оказывавший ему огневую поддержку против «Императрицы Марии». Уничтожив этот корвет, Истомин оказал непосредственную поддержку своему флагманскому кораблю.

Покончив с неприятельским корветом, «Париж» усилил огонь по фрегату «Дамиад» и береговой батарее № 5. Вскоре фрегат «Дамиад», не выдержав меткой прицельной стрельбы русских комендоров, обрубил якорный канат и вышел из боевой линии турецкой эскадры. Тогда «Париж» направил свой огонь против фрегата «Низамие». К 14 часам на нем были сбиты фок- и бизань-мачты и фрегат также выбросился на берег, где загорелся.


120-пушечный линейный корабль «Вел. Кн. Константин»


Линейный корабль «Три Святителя» в начале боя вел обстрел турецких фрегатов «Каиди-Зефер» и «Низамие», которые при поддержке батареи № 6 вели очень интенсивный ответный огонь. Одним из вражеских снарядов на «Трех Святителях» перебило шпринг, и корабль стал разворачиваться по ветру кормой к неприятелю, попав тем самым в тяжелое положение. Под жестоким неприятельским огнем мичман П. Варницкий с матросами завез новый верп. Русский корабль развернулся левым бортом против неприятеля и с новой силой обрушил на него огонь своих орудий. Вскоре 54-пушечный турецкий фрегат «Каиди-Зефер» вышел из боевой линии и выбросился на берег.

Первые выстрелы линейного корабля «Ростислав» были направлены против корвета «Фейзи-Меабуд» и береговой батареи № 6. Когда командир «Ростислава» капитан 1-го ранга А.Д. Кузнецов заметил, что корабль «Три Святителя» попал в критическое положение, он сосредоточил огонь своего корабля на береговой батарее. Как отмечено в вахтенном журнале «Ростислава»: «…срыли не только батарею, но и изрыли весь мыс, на котором она была построена». Благодаря своевременной поддержке «Ростислава» команда «Трех Святителей» смогла завести новый шпринг.

На батарейной палубе «Ростислава» из-за попадания турецкой гранаты возник пожар, который угрожал крюйт-камере, возникла угроза взрыва корабля. Мичман H.A. Колокольцев, рискуя жизнью, бросился к крюйт-камере и быстро ликвидировал опасность.

В результате меткого огня «Ростислава» корвет «Фейзи-Меабуд» выбросился на берег. Этот корвет был одним из последних судов турецкой эскадры, оказывавших еще сопротивление русским кораблям.


120-пушечный линейный корабль «Три Святителя»


А.П. Боголюбов. Синопское сражение


Около 15 часов сражение закончилось, только изредка с батареи № 5 палили по кораблям «Париж» и «Ростислав». Ответным огнем она была уничтожена.

Два турецких парохода — «Таиф» и «Эрекли» — во время боя находились за боевой линией турецкой эскадры и имели меньше повреждений от огня русских кораблей, чем остальные турецкие суда. Когда положение турецкой эскадры стало особенно критическим, «Таиф», на котором находился англичанин Слейд, вышел с рейда и полным ходом стал удаляться от Синопа. Догнать его парусным фрегатам «Кагул» и «Кулевчи» не удалось.

В это время восточную оконечность Синопского полуострова огибали шедшие под флагом вице-адмирала В.А. Корнилова пароходы «Одесса», «Крым» и «Херсонес», вышедшие из Севастополя к Синопу утром 17 ноября. Увидев уходящий пароход «Таиф», Корнилов тотчас послал на пересечку его курса пароход «Одесса». Русский пароход был вооружен всего шестью орудиями, а «Таиф» — 22, но, несмотря на подавляющее превосходство в артиллерии и скорости, Слейд после непродолжительной перестрелки с русским пароходом продолжил позорное бегство.

В это время бой в Синопской бухте закончился полной победой русского оружия. Командующий турецкой эскадрой Осман-паша и несколько сот матросов и офицеров сдались в плен. Потери неприятеля одними убитыми и утонувшими составляли около 3000 человек. На следующий день были осмотрены три уцелевших турецких судна — фрегаты «Ауни-Аллах», «Несими-Зефер» и корвет «Фейзи-Меабуд». Они оказались настолько разрушенными и непригодными к плаванию, что было решено их сжечь.

За время боя русскими кораблями было выпущено по противнику свыше 18 тысяч снарядов. Например, только комендорами линейного корабля «Ростислав» из каждого орудия действовавшего борта в течение боя было сделано от 76 до 130 выстрелов. На остальных кораблях из каждого орудия одного борта в среднем сделано от 50 до 100 выстрелов.


Синопское сражение 18 ноября 1853 г.


Общие потери личного состава на русских кораблях составили 38 убитых и 235 раненых. Наибольшие потери понесли экипажи кораблей «Императрица Мария» и «Ростислав» — на них было убито и ранено 185 человек.

Таким образом, в Синопском бою из состава турецкой эскадры были полностью уничтожены 15 судов и четыре береговые батареи противника. Лишь одному пароходу удалось спастись бегством. Русская эскадра не потеряла ни одного корабля. Но русские корабли получили серьезные повреждения, особенно в рангоуте и такелаже. Повреждения были настолько серьезны, что только «Париж» и «Чесма» смогли самостоятельно дойти до Севастополя, остальные корабли были приведены на буксире пароходов.

РЕЗУЛЬТАТЫ СРАЖЕНИЯ

Корабли Расход снарядов Повреждения
Всего В том числе выстрелов двойным снарядом Пробоины в борту Другие повреждения
«Императрица Мария» 2180 52 60 11
«Париж» 3944 18 8
«Вел. Кн. Константин» 2602 136 30 14
«Три Святителя» 1923 48 17
«Ростислав» 4962 1002 25 20
«Чесма» 1539 20 7
«Кулевчи» 260
«Кагул» 483
«Одесса» 79
«Крым» 83
Всего 18 055 1190 201 77

22 ноября корабли — участники Синопского сражения вернулись в Севастополь.

Победой русского флота в Синопском бою был блестяще завершен многовековой период истории военно-морского искусства — период парусного флота.

Военные и политические значения Синопской победы были очень важными. Правительствам Англии и Франции стало ясно, что их расчет на истощение сил России в войне с одной Турцией потерпели провал. Вслед за Синопом последовал ряд поражений турецкой армии в Закавказье, неудачей закончилась попытка турок перейти в наступление на Дунайском театре военных действий. Обе державы вынуждены были бросить против России собственные вооруженные силы, предназначавшиеся прежде для нанесения последнего, решающего удара.

Соединенный англо-французский флот 23 декабря 1853 г. вышел из Босфора в Черное море с целью защиты побережья Турции и ее флота от нападения русского флота. 28 февраля 1854 г. между Турцией, Англией и Францией был заключен союзный договор, по которому Англия и Франция обязывались оказать вооруженную помощь Турции в ее борьбе с Россией. 15 марта Англия и Франция объявили войну России.

Главнокомандующий морскими и сухопутными силами в Крыму князь A.C. Меншиков совершенно отказался от активных действий на море. Изредка в течение весны и лета 1854-го при приближении к Севастополю пароходов-разведчиков еще высылались в море наши пароходофрегаты и фрегаты, но далеко в море они не удалялись. 31 марта перед Севастополем появился английский пароход, который попытался захватить идущую в Евпаторию русскую парусную торговую шхуну. Атакованный двумя русскими фрегатами пароход вынужден был полным ходом ретироваться.

8 апреля 1854 г. англо-французский флот в составе 19 линейных кораблей, фрегата, 10 пароходофрегатов и 2 транспортов стал на якорь у Одессы. 10 апреля линейный корабль и 9 пароходофрегатов приблизились к городу и открыли по нему огонь. Их попытки высадить десант были сорваны огнем береговых батарей. Позднее, 30 апреля, в районе Одессы артиллерийским огнем был подбит севший на мель английский пароходофрегат «Тайгер». Англичане спустили флаг.

Соединенный флот Англии и Франции в составе 89 военных кораблей и 300 транспортов, выйдя из Варны, подошел 1 сентября к Евпатории. На берег было высажено 62 000 человек и выгружено 134 полевых орудия. Русские войска в Крыму насчитывали менее 33 000 человек.


54-пушечный фрегат «Сизополь»


Угроза вмешательства на стороне антирусской коалиции Австрии, Пруссии и Швеции заставляла Россию держать на западных границах основные силы армии.

После поражения в сражении у реки Альма 8 сентября 1854 г. русские войска отошли к Севастополю. Союзные войска, преследуя русскую армию, начали продвигаться к Севастополю. Возникла угроза комбинированной атаки города с моря и с суши.

Князь A.C. Меншиков, опасаясь прорыва неприятельского флота на Севастопольский рейд одновременно с атакой сухопутными силами укреплений Северной стороны, приказал вице-адмиралу В.А. Корнилову для преграждений противнику возможности проникнуть на рейд затопить у входа на него часть судов Черноморского флота. Собрав совет флагманов и командиров, В.А. Корнилов предложил выйти в море и атаковать неприятельский флот, хотя бы ценой гибели своих кораблей. Однако большинство высказалось за потопление кораблей при входе на рейд и использование корабельных экипажей и орудий для сухопутной обороны.

В ночь на 11 сентября у входа в Северную бухту между Константиновской и Александровской батареями были затоплены линейные корабли «Три Святителя», «Уриил», «Варна», «Силистрия», «Селафаил» и фрегаты «Сизополь» и «Флора». Команды кораблей и артиллерия были использованы в обороне города с суши. Всего за время осады с кораблей было снято на бастионы и батареи Севастополя до 2 тыс. орудий с боеприпасами и до 10 тыс. моряков.

Оборона Севастополя 13 сентября 1854 г. — 27 августа 1855 г.

13 сентября началась 11-месячная героическая оборона Севастополя. Фактическими ее организаторами стали начальник штаба Черноморского флота вице-адмирал В.А. Корнилов и командующий эскадрой вице-адмирал П.С. Нахимов.

Укрепленная линия вокруг Севастополя была разделена на четыре участка, которые возглавили вице-адмирал Ф.М. Новосильский, контр-адмиралы А.И. Панфилов и В.И. Истомин, генерал-майор А.О. Асланович. Командиром Севастопольского порта и военным комендантом города был вице-адмирал М.Н. Станюкович.

Корнилов и Нахимов организовали тесное взаимодействие флота и армии. Корабли использовались для огневого содействия войскам в своих секторах. Наряду с этим они обеспечивали внутренние сообщения между различными районами Севастополя, что облегчало маневр войсками и бесперебойную доставку оружия, боеприпасов и продовольствия. Через Южную бухту с помощью 16 судов (бригов, шхун, транспортов) был наведен плавучий мост. Более 70 кораблей, судов и шлюпок использовались для сообщений через Северную бухту.

Ранним утром 5 октября началась бомбардировка Севастополя, за которой должен был последовать штурм города. 126 орудий противника открыли огонь по укреплениям города. Защитники ответили из 118 орудий, по противнику вели огонь также линейные корабли «Гавриил» и «Ягудиил», пароходофрегаты «Владимир», «Крым» и «Херсонес». В результате четырехчасового поединка все батареи противника были подавлены.

К 12 часам дня, с явным опозданием, к Севастополю подошел многочисленный флот союзников. 29 линейных кораблей (английских — 4 винтовых и 9 парусных; французских — 5 винтовых и 9 парусных и 2 парусных турецких) и 21 пароходофрегат открыли огонь по береговым укреплениям и кораблям. 1340 орудиям противника севастопольцы могли противопоставить только 115 орудий береговых батарей и артиллерию пароходофрегатов «Одесса» и «Бессарабия». После пятичасовой бомбардировки союзный флот, израсходовав более 50 тыс. снарядов, к вечеру отошел на исходные позиции. Ответным огнем русских батарей ряд кораблей союзников был поврежден и вышел из строя. Так, английский корабль «Альбион» получил 93 пробоины и лишился всех трех мачт, французский корабль «Париж» — 50 пробоин, из них 3 подводные, на многих судах возникли пожары. Два корабля из-за сильных повреждений были уведены для ремонта в Константинополь. Полученные судами повреждения вынудили союзное морское командование отказаться от продолжения бомбардировки и отойти с флотом в свои базы, вследствие чего дальнейший обстрел Севастополя производился лишь с суши.

Самой тяжелой потерей для флота в этот день стала гибель вице-адмирала В.А. Корнилова на Малаховом кургане. Фактическим руководителем обороны Севастополя становится П.С. Нахимов.

В ходе Инкерманского сражения 24–25 октября корабли флота перебросили несколько полков в Инкерман, оказали огневую поддержку войскам во время наступления и прикрыли отход в конце сражения.

Большую роль в обороне города играл отряд пароходофрегатов под командованием капитана 2-го ранга Г.И. Бутакова. Они обрушивали на позиции противника ураганный огонь. 24 ноября «Владимир» и «Херсонес», выйдя с Севастопольского рейда в море, атаковали французский пароход, а затем и обстреляли неприятельские пароходы, стоявшие в Стрелецкой бухте.

Ночью 12 февраля 1855 г. противник предпринял попытку захватить Селенгинский и Волынский редуты. В отражении нападения участвовали линейный корабль «Чесма» и пароходофрегаты «Владимир», «Херсонес» и «Громоносец». Противник в беспорядке отступил.

Для усиления заграждения в Северной бухте в ночь на 13 февраля моряки дополнительно затопили между Николаевской и Михайловской батареями линейные корабли «Двенадцать Апостолов», «Святослав», «Ростислав» и фрегаты «Кагул» и «Мессемврия».

28 июня при объезде позиций был смертельно ранен и 30 июня скончался адмирал П.С. Нахимов.

27 августа 1855 г. после усиленной бомбардировки начался общий штурм Севастополя. Активное участие в отражении штурма приняли русские пароходофрегаты, которые огнем своих орудий поддерживали защитников 1-го и 2-го бастионов. Однако под натиском превосходящих сил противника русские войска вынуждены были в ночь на 28 августа оставить Южную сторону и в полном порядке отойти на Северную.

28–30 августа в Северной бухте были затоплены последние суда Черноморского флота: линейные корабли «Великий Князь Константин», «Париж», «Храбрый», «Чесма», Ягудиил «Императрица Мария», фрегат «Кулевчи», корвет «Калипсо», бриги «Аргонавт», «Эндимион», «Язон», «Тезей», «Эней», пароходофрегаты «Владимир», «Громоносец», «Бессарабия», «Крым», «Одесса», «Херсонес», «Эльборус», «Дунай», «Грозный», «Турок» и транспорт «Гагры». Укрепления, верфи и склады Южной стороны были взорваны.

В связи с отсутствием в Черном море русского флота англо-французское командование решило в 1855 г. использовать свои корабли для набегов на русские прибрежные города.

12 мая соединенный англо-французский флот в составе около 80 вымпелов с десантом в 16 000 человек, подойдя к мысу Камыш-Бурун и высадив десант, занял Керчь, малочисленный гарнизон которой отошел к Феодосии. Застигнутые в Керченской гавани 3 парохода и 10 транспортов и мелких судов были сожжены своими экипажами. Только бриг «Аргонавт» (капитан-лейтенант Е.А. Серебряков) вступил в неравный бой с английской паровой шхуной, имевшей превосходство в артиллерии, и нанес ей повреждения. Воспользовавшись подувшим ветром, русский бриг оторвался от неприятеля и ушел в Бердянск.

Затем корабли противника, войдя в Азовское море, подвергли ожесточенному обстрелу Бердянск, Геническ, Мариуполь, Таганрог, Арабат, Ейск.

В сентябре 1855 г. англо-французская эскадра (15 кораблей) подошла к Тамани и высадила 6-тысячный десантный отряд, который должен был действовать совместно с отрядами Шамиля. Однако планы противника были сорваны активными действиями русских войск.

В начале октября союзная эскадра в составе 80 вымпелов (в том числе 3 плавучие броненосные батареи) с 9-тысячным десантом подошла к Кинбурну. В течение трех дней гарнизон крепости, едва превышавший 1,5 тыс. чел., оказывал сопротивление намного превосходившему его противнику. Только 5 октября после подавления русских береговых батарей крепость была взята. Прорваться в Днепровско-Бугский лиман, чтобы занять Херсон, Николаев и Очаков, противник не решился, обнаружив в лимане мины, выставленные летом 1854 г.

Обстрелом Кинбурна закончились военные действия англо-французского флота на Черном море.

Речная Дунайская флотилия содействовала русским войскам. 11 октября 1853 г отряд флотилии под командованием капитана 2-го ранга А.Ф. Варпаховского в составе пароходов «Прут» и «Ординарец», которые вели на буксире 8 гребных канонерских лодок, шел из Измаила в Галац. Когда отряд проходил мимо турецкой крепости Исакча, он подвергся обстрелу ее батарей. Прорыв мимо турецких батарей осложнялся тем, что пароходы, имея на буксире канонерские лодки, не могли развить против течения более 2,5 узла. В течение полутора часов отряд вел перестрелку с турками. Поэтому русские суда имели значительное число повреждений. Потери отряда: 7 убитых (в том числе командир отряда капитан 2-го ранга А.Ф. Варпаховский) и 51 раненый.

В марте 1854 г. канонерские лодки прикрывали переправы русских войск через Дунай, Мачинский и Сулинский рукава Дуная, обстреливая при этом турецкие батареи. В конце апреля — начале мая суда флотилии бомбардировали укрепления турецкой крепости Силистрия. 15 июня флотилия прикрывала отход русских войск от Силистрии. В декабре 1854 г. отряд флотилии своим огнем содействовал обратной переправе русских войск через Дунай у Тульчи.

Черноморский театр являлся главным театром военных действий во время Крымской войны. Однако боевые действия велись на Балтийском море, Севере и Дальнем Востоке.

Военные действия на Белом море

В начале июня 1854 г в Белое море прибыл английский отряд в составе трех пароходов под командованием капитана Омманея для блокады русского побережья. Позднее, с прибытием в Белое море еще нескольких английских и французских кораблей, морские силы союзников были доведены здесь до 10 судов.

Русская Беломорская флотилия, базировавшаяся в Архангельске, имела в своем составе в 1854 г. бриг, шхуну, два парохода и 24 канонерские лодки.

22 июня к острову Мудьюг в устье Северной Двины подошел фрегат из отряда Омманея. С него спустили 6 вооруженных шлюпок, которые стали производить промеры фарватеров, ведущих к Архангельску. Шлюпки были обстреляны двумя полевыми батареями и ружейным огнем с канонерских лодок. Ответным огнем с фрегата был поврежден маяк. Шлюпки, не выполнив своей задачи, возвратились к фрегату, и он поспешил уйти в море.

Встретив сопротивление у Северной Двины, союзная эскадра приступила к набегам на мирные селения, расположенные на побережье Белого моря. Два английских парохода (28 орудий) 6 июля пытались обстрелять Соловецкий монастырь и высадить десант на остров, но огонь двух монастырских пушек, имевшихся на острове, обратил их в бегство. Один пароход был поврежден. 7 июля англичане предложили монастырю сдаться, но получили отказ. Убедившись в том, что монастырь может оказать противодействие, противник удалился в море.

10–11 июля союзники напали на селение Пушлаты (на берегу Онежского залива), где крестьяне оказали упорное сопротивление высаженному десанту из 100 человек. Потеряв 5 человек убитыми, неприятель поджег село и удалился на свои пароходы.

12 сентября союзники ушли из Белого моря. Пиратские действия англо-французского флота на Севере закончились бомбардировкой города Кола. Англичане бомбардировали мирный город в течение дня, в результате чего было разрушено около 100 домов.

В конце мая 1855 г. англо-французский отряд из 6 кораблей под командой капитана Бейли прибыл в Белое море для продолжения блокады русского побережья, 30 мая подойдя к острову Мудьюг и объявив о блокаде всех портов, гаваней и заливов Белого моря. Однако неприятельские корабли не решились напасть на Архангельск.

Крейсируя все лето в Белом море, англо-французские корабли занимались истреблением небольших промысловых шхун и рыбацких судов, а также нападали на небольшие приморские селения. 18 сентября англо-французская эскадра покинула Белое море.

Оценивая действия англичан и французов на Севере в течение 1854–1855 гг Энгельс писал: «…осадная эскадра занялась жалкими атаками на русские и лопарские деревни и разрушением жалкого имущества нищих-рыбаков» (Ф. Энгельс. Избранные военные произведения, т. 2, стр. 152).

Военные действия на Балтийском море

Весной 1854 г. в Балтийское море были направлены крупные силы противника: английская эскадра вице-адмирала Ч. Непира в составе 13 винтовых и 6 парусных линейных кораблей, 26 пароходов и пароходофрегатов, французская эскадра адмирала А.Ф. Парсеваль-Дешена почти исключительно парусная — 1 винтовой и 8 парусных линейных кораблей, 5 пароходофрегатов и 6 парусных фрегатов.

Русский Балтийский флот представлял значительную силу. В своем составе он имел 25 линейных кораблей, 23 пароходофрегата, 7 парусных фрегатов. Эти силы были разделены на три дивизии. В Кронштадте базировались 1-я и 2-я дивизии: 17 линейных кораблей, в том числе два 110-пушечных, пять 84-пуш., и десять 74-пуш., 8 пароходофрегатов, 12 пароходов и 6 парусных фрегатов. Кроме того, в Кронштадте находились устаревшие линейные корабли и фрегаты, переоборудованные в блокшивы.

3-я дивизия находилась в Свеаборге и имела в своем составе 8 линейных кораблей (один 120-пушечный, три 84-пуш., четыре 74-пуш.), 3 пароходофрегата и 1 парусный фрегат.

Шхерная флотилия, предназначавшаяся в основном для обороны финских шхер, имела 179 канонерских лодок и при ней 35 пароходов. 16 лодок находились в Кронштадте и 16 были отправлены в Ригу.

Балтийский флот не уступал по количеству судов англо-французскому флоту. По подготовке комендоров русские корабли, даже по свидетельству англичан, превосходили иностранные флоты. Датский морской министр на вопрос адмирала Ч. Непира о состоянии русского флота ответил: «О, они маневрируют прекрасно и ходят всегда на очень малых интервалах».

Поэтому русский флот при решительных действиях, даже с учетом наличия в английском флоте винтовых линейных кораблей, имел много шансов на успех. Однако именно решительных действий Балтийский флот не предпринимал. Основной причиной этого было отсутствие единого командования на театре. Начальником обороны Кронштадта и командиром соединенных 1-й и 2-й дивизий был назначен уже 20 лет не командовавший флотом, член Ученого комитета, всеми уважаемый, но совершенно дряхлый (78-летний) адмирал П.И. Рикорд. Ни 3-я дивизия, ни шхерная флотилия ему подчинены не были. Но и над кронштадтскими кораблями он не имел всей полноты власти. В Кронштадте постоянно находился управляющий Морским министерством генерал-адмирал великий князь Константин Николаевич. Он не поднимал своего флага, не принимая на себя ответственность за действия флота, но в то же время постоянно вмешивался в распоряжения П.И. Рикорда.

Первыми, как только Финский залив до Свеаборга очистился от льда, в конце марта прибыла английская эскадра, англичане объявили блокаду русского побережья Балтийского моря, Ботнического, Финского и Рижского заливов. Англичане две недели простояли у Гангута, отправив небольшие отряды к Аланду и в Ботнический залив.

Несколько английских кораблей 6 апреля подошли к г. Ганге и пытались обстрелять город, но интенсивный огонь береговых батарей заставил их ретироваться. Второй раз 6 пароходофрегатов приблизились к Ганге и начали обстрел его укреплений. После пятичасовой перестрелки с береговыми батареями, получив повреждения, суда противника отошли к своей эскадре, ожидавшей в море.

8 мая русскими батареями было отбито нападение пароходофрегата на г. Экенес. 26 мая два английских парохода (22 орудия) попытались высадить десант (350 человек на 9 вооруженных баркасах) в небольшой незащищенный порт Гемле-Карлебю на побережье Ботнического залива. Десант был встречен огнем небольшого отряда русских войск (2 роты) и добровольцами из местных жителей. Потеряв баркас, пушку и 22 пленных, англичане отступили. 9 июня отряд английских судов пытался бомбардировать укрепления Бомарзунда (Аландские острова). Ответным огнем они были повреждены, прекратили обстрел и ушли.

Английская эскадра 31 мая приблизилась к Свеаборгу, прикрывавшему подходы к Гельсингфорсу. После осмотра его укреплений Ч. Непир отправил в Лондон донесение, что считает Свеаборг равным по силе укреплениям Гибралтара и для взятия его необходимо присоединить к эскадре флотилию канонерских и мортирных лодок и значительный десантный корпус.

30 мая в Финский залив прибыла французская эскадра, на следующий день соединившаяся с англичанами, и весь союзный флот стал на Паркалаудском рейде.

14 июня союзная эскадра — 19 линейных кораблей и 14 винтовых фрегатов и пароходов подошла к Кронштадту и встала на якорь у Красной Горки. В Кронштадте все форты, укрепления и корабли были приведены в полную боевую готовность. Главный корабельный фарватер, ведущий к С.-Петербургу, и рейды перекрывались огнем береговых батарей острова Котлин и фортов Александр I, Петр I, Павел I и Кроншлот — всего 820 орудий. Северный мелководный рейд был перегорожен ряжевым заграждением от Котлина до Лисьего Носа.

На случай, если неприятельский флот попытается прорваться мимо крепости, корабли заняли позиции на корабельном фарватере, кронштадтских рейдах и в воротах гаваней. На северном мелководном фарватере были поставлены блокшивы. Около Котлина в течение 1854 г. были установлены 609 мин — это был первый в мировой практике опыт массового использования мин для обороны военно-морских баз.

Простояв неделю у Красной Горки и ограничившись рекогносцировками и выяснив чрезвычайную мощность обороны Кронштадта, не решившийся его атаковать без поддержки сухопутных войск, 20 июня союзный флот снялся с якоря и ушел на запад.

К 9 июля союзники подошли к Аландским островам и блокировали их. Вышедшие из Або к Бомарзунду 40 русских канонерских лодок и несколько пароходов вынуждены были возвратиться. Единственным укреплением на Аландах была недостроенная крепость Бомарзунд. Гарнизон всех укреплений насчитывал 1600 человек при 112 орудиях, комендантом крепости был генерал-майор Бодиско. 25 июля началась высадка десанта (11 000 человек), а 29-го — выгрузив осадные орудия, союзники начали операцию против крепости. После беспрерывной бомбардировки с суши и моря 4 августа совершенно разрушенная крепость сдалась англо-французскому командованию. Захваченные Аланды и Бомарзунд были предложены шведскому королю Оскару в качестве аванса за вступление в войну с Россией. Но король отказался от такого подарка и в войну не вступил. Тогда союзники взорвали остатки крепости.

10 августа отряд из пяти английских паровых судов подошел к г. Або с целью разрушения города и порта. Встреченный огнем двух русских пароходов и десяти канонерских лодок, противник после полуторачасовой перестрелки удалился в море.

В первой половине июля и в конце августа русская эскадра выходила в море и маневрировала у Красной Горки. В октябре из Кронштадта выходил отряд в составе 7 пароходофрегатов для «очищения от неприятельских крейсеров Финского залива». У Свеаборга к нему присоединились еще 3 пароходофрегата. Отряд дошел до Дагерорта, не обнаружил судов противника и вернулся в Кронштадт.

7 октября англо-французский флот, прекратив свои операции против России, покинул Балтийское море. В результате неудачных действий английского флота адмирал Ч. Непир был заменен в кампании 1855 г. адмиралом Дондасом.

Зимой 1854/55 г. продолжалось укрепление Кронштадта и Свеаборга. Были установлены дополнительные минные заграждения. К концу 1854 г. были построены 30 паровых канонерских лодок для обороны шхер и Кронштадта. В состав Балтийского флота вступили три винтовых линейных корабля, в Кронштадте переоборудовались в винтовые еще два корабля, в С.-Петербургском Адмиралтействе строились два новых винтовых линейных корабля.


120-пушечный линейный корабль «Россия»


В конце апреля 1855 г к острову Нарген пришла английская эскадра (17 винтовых линейных кораблей, 30 пароходофрегатов и корветов и 15 других судов) под командованием адмирала Дондаса. В середине мая она перешла к Красной Горке, а 19 мая к ней присоединилась французская эскадра адмирала Пенно (3 линейных корабля, 2 пароходофрегата, 2 малых судна).

В начале июня отряд паровых судов, выделенный из состава союзного флота, находившегося перед Кронштадтом, во время рекогносцировки кронштадтских укреплений попал в район выставленных минных заграждений, причем пароходофрегат и три парохода наскочили на мины. Ввиду малого заряда мин все суда остались на плаву, получив лишь незначительные повреждения. Однако после обнаружения минных заграждений, поставленных в большом количестве, союзное командование пришло к выводу о невозможности осуществления активных операций против Кронштадта.

Рекогносцировка Кронштадта убедила союзных адмиралов в невозможности боя с крепостью, а потому решили ждать подхода мортирных и канонерских лодок, после чего атаковать Свеаборг, а до этого ограничиться блокадой Кронштадта, высылая из состава главных сил отряды для нападений на отдельные пункты побережья Финского залива.

6–7 июня английский отряд в составе двух винтовых линейных кораблей и двух паровых канонерских лодок (всего 180 орудий), подойдя к устью реки Нарова, обстреляли береговые батареи (20 орудий), отряд канонерских лодок и селение Усть-Нарва. После восьмичасового обстрела, вызвавшего пожары домов в Усть-Нарве, но не причинившего ущерба действовавшим против него батареям и канонерским лодкам, противник отошел в море.

1 июля отряд английских паровых судов (пароходофрегат, корвет и канонерская лодка) в сопровождении семи вооруженных баркасов с десантом предпринял попытку проникнуть через Транзунд к Выборгу. Ему преградил путь русский отряд в составе парохода «Тосно» и 8 канонерских лодок. После часового боя, потеряв баркас, англичане отказались от попыток проникнуть в Выборгский залив и удалились.

В течение июля 1855 г. союзниками велась тщательная подготовка к атаке Гельсингфорса и Свеаборга, производился промер и обвехование опасностей в районе крепости. Из Англии и Франции прибыли паровые мортирные и канонерские лодки, вооруженные крупнокалиберными орудиями.

25 июля союзный флот в составе 9 линейных кораблей, 5 фрегатов, корвета, 21 плавучей бомбардирской батареи, 22 канонерских лодок, 9 пароходов и 4 транспортов (71 вымпел, свыше 1000 орудий) перешел к Свеаборгу и занял позицию в 1,5–2 милях от внешней линии русских укреплений. В ночь на 28 июля французы приступили к сооружению батареи на острове Абрахамс-Хольм.

Укрепления Свеаборга к этому времени были значительно усилены: установлены 2 батареи по 12 орудий на о. Сандхамн, 6 батарей (30 орудий) к западу от Гельсингфорса и 6 батарей (по 8, 12 и 16 орудий) в других пунктах Свеаборгской оборонительной линии. На важнейших фарватерах стояли 120-пуш. линейный корабль «Россия» (капитан 1 ранга В.К. Поплонский), 74-пуш. «Иезекиль» (капитан 1 ранга A.C. Бровцын) и 44-пуш. фрегат «Цесаревич» (капитан 1 ранга А.Л. Токмачев). В остальных проливах были затоплены блокшивы и 11 старых канонерских лодок. На внутреннем рейде стояли в готовности линейный корабль «Андрей» (капитан 1 ранга В.Ф, Ирецкий) и пароходофрегат «Богатырь» (капитан 1 ранга Н.П. Акулов). Из Роченсальма в Свеаборг была переведена бригада гребных канонерских лодок. Подступы к крепости прикрывались минными заграждениями (994 мины различных типов). Оборону крепости возглавлял ее комендант — генерал-лейтенант Сорокин.

Оборона Свеаборга 28–30 июля 1855 г.

Утром 28 июля союзники начали обстрел крепости. Бомбардирские суда, канонерские лодки и плавучие батареи действовали в центре против батарей крепости и корабля «Иезекиль». Два линейных корабля и винтовой фрегат — на правом фланге против батарей на острове Сандхамн. Пароход и два винтовых фрегата — на левом фланге против батарей на острове Друмсё. Остальные корабли стояли в бездействии. Во время артиллерийского боя англичане несколько раз пытались высадить десант на остров Друмсё, но каждый раз меткий ружейный огонь отбрасывал их назад. Особенно сильному обстрелу противника подвергся линейный корабль «Россия», стоявший между фортом Густавс-Сверд и о. Скансланд, на фарватере, по которому могли проходить на Свеаборгский рейд большие корабли.

Обстрел города и крепости продолжался непрерывно 45 часов до 30 июля. К этому времени мортирные и канонерские лодки израсходовали весь боезапас. Союзники, пользуясь дальнобойностью своей артиллерии, вели огонь с больших дистанций и поэтому не причинили укреплениям Свеаборга серьезного вреда.

За сорок пять часов непрерывного обстрела союзники выпустили до 18 500 снарядов и около 700 зажигательных конгревовых ракет. Бомбардировкой и возникшими пожарами было уничтожено значительное количество деревянных построек и складов, а также взорвано четыре бомбовых погреба, но нанесено сравнительно немного повреждений самим фортам и батареям. Из русских кораблей больше всего пострадал линейный корабль «Россия», стоявший в проходе Густавсверн, получивший 3 подводные пробоины и 43 попадания в надводный корпус и рангоут. За два дня бомбардировки союзниками укреплений Свеаборга русские корабли произвели по противнику 2800 выстрелов. Потери гарнизона: 62 убитыми и 199 ранеными, потери на кораблях: 11 убитыми и 89 ранеными (на линейном корабле «Россия»). Потери союзников неизвестны. Не достигнув желаемых результатов бомбардировкой, союзный флот не решился на форсирование свеаборгских проходов для того, чтобы проникнуть на внутренний рейд и захватить Свеаборг и Гельсингфорс, и отошел в море к острову Нарген.

29 июля английские линейный корабль и корвет, войдя в Рижский залив, подошли к устью Западной Двины, где имели полуторачасовую перестрелку с 12 канонерскими лодками, после чего отошли в море.

4 августа с целью заманить неприятеля под огонь фортов Кронштадта отряд в составе 6 винтовых лодок «Шквал», «Щука», «Ерш», «Зарница», «Порыв» и «Бурун» под командованием контр-адмирала С.И. Мофета вышел с рейда и направился к английским кораблям. Английский винтовой фрегат и 2 парохода снялись с якоря и атаковали русские суда. Перестрелка, происходившая около Толбухина маяка, продолжалась около двух часов и окончилась безрезультатно для обеих сторон.

До начала ноября союзный флот оставался в Балтийских водах, продолжая набеги и разорение прибрежных пунктов. После шестимесячного пребывая в Балтийском море союзный англо-французский флот, не достигнув серьезных результатов в борьбе против русского флота и побережья, с приближением зимнего времени оставил Балтийское море и вернулся в свои базы.


Оборона Свеаборга 28–30 июля 1855 г.

Военные действия на Дальнем Востоке

Дальневосточные окраины России давно привлекали внимание западноевропейских и американских колонизаторов. Для захвата богатых российских земель на Дальнем Востоке, уничтожения русских кораблей, находившихся в тихоокеанских водах, разгрома укреплений, и в первую очередь таких опорных пунктов, как Петропавловск-на-Камчатке, в Тихий океан направилась объединенная англо-французская эскадра.

Оборона российского Дальнего Востока была чрезвычайно слаба. Охотская флотилия в 1854 г. имела в своем составе бриг «Оливуца», военные транспорты «Двина», «Неман», «Иртыш», «Байкал», тендер «Камчадал», бот «Кадьяк», винтовую шхуну «Восток», шхуну «Анадырь», бриг «Охотск». Суда флотилии базировались в Императорской (Советской) гавани.

Кроме того, с Балтики на Дальний Восток были отправлены фрегаты: в 1852 г. «Паллада», в 1853 — «Аврора» и «Диана». «Паллада», доставившая в Японию миссию графа Е.В. Путятина и находившаяся до конца 1853 г. в Нагасаки, только 22 мая 1854 г. пришла в Императорскую гавань. После тяжелых плаваний она требовала докового ремонта. «Диана» прибыла в Де-Кастри в июле 1854 г.

Получив известия об объявлении Англией и Францией войны России и вероятности нападения англо-французских морских сил Тихого океана на Петропавловск-на-Камчатке, командир порта генерал-майор B.C. Завойко приступил к созданию обороны с моря и возведению береговых укреплений, используя для этого силы гарнизона. Гарнизон Петропавловска состоял из 231 человека, в порту имелись шесть 36-фунтовых пушек и два бомбических орудия.

19 июня 1854 г. в Петропавловск прибыл 44-пуш. фрегат «Аврора» (капитан-лейтенант И.Н. Изыльметьев), завершивший трудное кругосветное плавание, во время которого он выдержал сильные штормы в Северном море (после чего ремонтировался в портсмутском доке), у мыса Горн и в Тихом океане. В перуанском порту Кальяо фрегат встретил англо-французскую эскадру, которая ждала известий о начале войны. Пользуясь туманом, русский фрегат 14 апреля покинул Кальяо и, совершив 9000-мильный переход, прибыл на Камчатку. Во время тяжелейшего перехода 8 моряков умерли, 35 тяжело болели, в том числе и командир корабля, 134 моряка страдали от цинги.


Военные действия на Дальнем Востоке в 1854–1855 гг.


Спустя месяц 24 июля в Петропавловск пришел 10-пуш. транспорт «Двина» (капитан-лейтенант А.А.Васильев), доставивший из Аяна 350 солдат и 16 орудий.

Стоявшие в порту фрегат «Аврора» и транспорт «Двина» были поставлены на якоря в глубине бухты за косой Кошка левыми бортами к выходу из бухты. На кораблях оставили пушки только по левому борту (22 на фрегате и 5 — на транспорте). Орудия же правого борта обоих кораблей вместе с частью расчетов были сняты для усиления батарей, возведенных на берегу. Вход в бухту шириной 0,5 кабельтова был перекрыт деревянным боном на цепях. На «Авроре» оставались 284 человека команды, на «Двине» — 65. Моряки должны были в случае прорыва неприятеля в гавань защищать ковш и город, а при невозможности защитить город — взорвать свои суда. Команды, сойдя на берег, должны были присоединиться к защитникам города.

Используя орудия, бывшие в порту, доставленные на «Двине» и снятые с кораблей, были построены шесть батарей. На Сигнальном мысу (южной оконечности полуострова, прикрывающего вход в Петропавловскую бухту с запада) была поставлена батарея № 1 из пяти пушек, прислуга — 64 человека. На низменной косе Кошка, заграждающей вход в бухту с юга, — самая сильная батарея № 2 из 11 орудий и 127 человек прислуги. Батарея № 3 из пяти орудий и 51 артиллериста стояла на перешейке между сопками Сигнальная и Никольская. В некотором отдалении от Петропавловска, ближе к выходу из Авачинской губы, у подножия обрывистой горы Красный Яр, располагалась батарея № 4 из 3 орудий, прислуга — 24 человека. На берегу озера Култушного — десятиорудийная батарея № 6, 34 человека прислуги. К северу от Никольской сопки, на перешейке между Авачинской губой и озером Култушным — пятиорудийная батарея № 7, расчет 49 комендоров. Имелась и еще одна батарея — № 5 портовая — пять старых медных пушек. Эта батарея не укомплектовывалась и не участвовала в бою.

Наспех возведенные батареи страдали рядом недостатков и, прежде всего, одним общим — почти полной открытостью со стороны моря. Только батарея № 2 имела довольно прочный и надежный бруствер. Весьма важная батарея № 3, защищавшая подступы к городу и гавани, была настолько открыта, что у орудийного расчета, как вспоминал один из участников боя, «закрывались только одни пятки».

Размещение батарей было таково, что вход в гавань защищало 19 орудий (батареи №№ 1, 2 и 4), перешеек сигнального полуострова — 5 орудий (батарея № 3) и северные подступы к городу — 15 орудий (батареи №№ 6 и 7). Помимо шести батарей, обороняющиеся располагали еще одним орудием на маяке и одним полевым 3-фунтовым орудием.

Боезапаса было крайне мало, на береговых батареях — по 37 выстрелов на пушку, на «Авроре» — 60 и на «Двине» — 30.


Генерал-майор В.С. Завойко


44-пушечный фрегат «Аврора»


Транспорт «Двина»


Для отражения возможного десанта защитники города были сведены в несколько стрелковых отрядов. Общие силы защитников Петропавловска насчитывали всего 931 человек. Из них 378 находились на батареях и при полевой пушке, 190 входили в стрелковые отряды, 349 — оставались на кораблях и 14 были в штабе Завойко.

17 августа 1854 г. к берегам Камчатки подошла соединенная англо-французская эскадра (английские: 52-пуш. фрегат «Президент», 44-пуш. фрегат «Пайк», 6-пуш. пароход «Вираго», французские: 60-пуш. фрегат «Форт», 32-пуш. корвет «Эвридика», 18-пуш. бриг «Облигадо»). Общее число орудий на эскадре — 212, ее личный состав насчитывал свыше 2600 человек. Английскими кораблями командовал контр-адмирал Д. Прайс (флаг на «Президенте»), французскими — контр-адмирал Ф. де Пуант (флаг на фрегате «Форт»), Общее командование соединенной эскадрой осуществлял английский адмирал, французский был младшим флагманом. Союзная эскадра, на которой находился крупный десантный отряд, обладавшая более сильным артиллерийским вооружением, имела явное превосходство в силах.

Отражение нападения англо-французской эскадры на Петропавловск 18–24 августа 1854 г.

18 августа англо-французская эскадра, войдя в Авачинскую губу, направилась к гавани Петропавловска-на-Камчатке. С дистанции 7–8 каб. она обстреляла порт и береговые батареи, с целью выяснить расположение и силы укреплений. После короткой перестрелки с батареями противник ушел в Тарьинскую бухту у противоположного берега Авачинской губы. Атака с ходу не удалась, русские не подняли белых флагов, на что рассчитывали союзники.

На следующий день, 19 августа пароход «Вираго», взяв на буксир два фрегата, повел их к Петропавловску. Подойдя к Сигнальной горе и став на шпринг, они начали бомбардировку порта. Русские батареи молчали, так как противник находился вне досягаемости. Но и бомбы англичан и французов не причинили порту никакого вреда. Вскоре корабли противника отошли в Тарьинскую бухту. Причиной этого неожиданного маневра послужило самоубийство английского контр-адмирала Д. Прайса, который застрелился на своем флагманском корабле «Президент». Командование эскадрой перешло к французскому контр-адмиралу Ф. де Пуанту, но адмиральский флаг на «Президенте» продолжал развеваться до ухода эскадры от Камчатки.

20 августа англо-французская эскадра вышла из Тарьинской бухты с целью уничтожить русские корабли в Петропавловской бухте, подавить артиллерийским огнем береговые батареи и, высадив десант, занять город. Приблизившись к Петропавловской бухте, корабли противника стали на шпринг юго-западнее Сигнального мыса вне досягаемости огня русских кораблей и батареи № 3. В 9 часов английские и французские корабли открыли огонь по батареям №№ 1, 2 и 4. Восьмидесяти орудиям противника могли отвечать только 8 орудий батарей №№ 1 и 4, с батареи № 2 ядра долетали до неприятельских кораблей.

Около 11 часов батарея № 1, засыпанная снарядами противника, по приказу Завойко, прекратила огонь ввиду больших потерь в людях. Орудия на батарее были заклепаны, личный состав отошел к батарее № 4, куда в это время с фрегатов противника был направлен десант 600 человек на 15 гребных судах. Батарея № 4 успешно вела огонь по неприятельским кораблям, но с подходом десанта ее личный состав заклепал орудия и отошел на север к отряду, который располагался между второй и четвертой батареями, чтобы преградить противнику путь к городу. Англо-французские войска заняли батарею № 4, но удержаться на ней не смогли: артиллерийский огонь с фрегата «Аврора» и транспорта «Двина» вынудил их возвратиться на свои корабли.

Попытка противника высадить десант под прикрытием корвета «Эвридика» и брига «Облигадо» южнее батареи №№ 3 была также отбита огнем ее орудий.


А.П. Боголюбов. Петропавловский бой


Во время боя пароход «Вираго» пытался, прикрываясь дымом от длительной стрельбы, прорваться в гавань, но был встречен метким огнем фрегата «Аврора» и батареи №№ 2 и быстро отошел назад.

Тем временем корабли противника сосредоточили огонь всех орудий на батарее № 2, которая продолжала отвечать им. Не сумев подавить батарею, англо-французская эскадра в 18 часов прекратила бой и отошла от Петропавловского порта. Корабли противника получили различные повреждения, в основном в корпусах, и приступили к ремонту.

Русские также энергично восстанавливали разрушенные батареи №№ 1, 2 и 4. Удалось восстановить 3 орудия на батарее № 1, 2 орудия на батарее № 4, батарея № 2 была восстановлена полностью.

24 августа противник повторил нападение на Петропавловский порт. В 5.30 неприятельский пароход, взяв на буксир два фрегата, направился к городу. Один из фрегатов стал на шпринг против батареи № 3, второй фрегат и пароход — против батареи № 7 Против пяти орудий батареи № 3 действовали 30 орудий противника, против трех орудий батареи № 7. которые могли вести огонь по кораблям противника — 26 пушек фрегата и бомбические орудия парохода. Тем не менее, батареи вели бой до тех пор, пока не были выведены из строя все их орудия. Когда русские батареи были вынуждены прекратить огонь, противник направил к берегу десант двумя группами при поддержке артиллерийского огня своих кораблей. 700 человек на 25 гребных судах — в районе батареи № 7 и в районе батареи № 3 — около 200 человек на 5 судах. Высадившийся у батареи № 7 десант разделился на две группы, одна из которых должна была занять Никольскую гору — северный оплот обороны Петропавловского порта, другая обойти гору с севера со стороны озера.

Для отражения войск противника генерал B.C. Завойко собрал около 300 человек — стрелков, моряков, часть артиллеристов с батареи № 2. Никольскую гору занимал отряд в 25 человек. Англо-французский отряд, продвигавшийся к городу со стороны озера, был остановлен огнем батареи № 6 и полевого орудия. Все попытки противника уничтожить батарею потерпели неудачу, и он вынужден был отступить к Никольской горе.

Наступление основных сил десанта противника на Никольскую гору было более успешным. Пользуясь численным превосходством, они заняли северный склон горы. Направив небольшой отряд на соединение с высаженным севернее батареи № 3 десантом, они начали спуск к городу, но были встречены в штыки русскими стрелками и моряками с «Авроры» и «Двины». Десантный отряд не выдержал штыковой атаки и в беспорядке отступил, понеся большие потери. Корабли противника сняли с берега остатки десанта и отошли в Тарьинскую бухту.

За два дня боев (20 и 24 августа) союзники потеряли около 450 человек убитыми и ранеными, русские — 32 убитых и 64 раненых. На фрегате «Аврора» ядром была пробита грот-мачта, перебит такелаж, повреждено несколько пушек.

27 августа англо-французская эскадра покинула Авачинскую губу. В море она встретила шедшие в Петропавловск русские суда — шхуну «Анадырь» и судно российско-американской компании «Ситха». Шхуну союзники сожгли, а судно взяли в плен.

Уже после ухода англо-французской эскадры в Петропавловск пришли корвет «Оливуца», транспорты «Иртыш» и «Байкал», бот № 1.


Отражение нападения англо-французской эскадры на Петропавловск 18–24 августа 1854 г.


Однако противник не отказался от своих намерений и начал подготовку к кампании 1855 г. — для овладения Петропавловском была выделена эскадра в 56 вымпелов. Англичане и французы предполагали в мае 1855 г взять реванш за позорные неудачи 1854 г.

Ожидая появления противника следующим летом, гарнизон города принялся укреплять береговую оборону, однако в марте 1855 г. последовало приказание оставить Петропавловск. В апреле 1855 г. в сложной ледовой обстановке фрегат «Аврора», корвет «Оливуца», транспорты «Двина», «Иртыш», «Байкал» и два бота вывезли из Петропавловска весь гарнизон и жителей (1413 человек) вместе с артиллерией. Когда спустя полтора месяца англо-французская эскадра появилась у Петропавловска, она нашла здесь лишь разрушенные укрепления.

На рассвете 8 мая отряд английских судов в составе 40-пуш. фрегата «Сибилл», 17-пуш. винтового корвета «Хорнет» и 12-пуш брига «Биттерн» под флагом коммодора Эллиота подошел к Де-Кастри. «Аврора», «Оливуца» и «Двина» стали по диспозиции, приготовившись к бою. Посланный на разведку винтовой корвет «Хорнет» обменялся несколькими выстрелами с корветом «Оливуца», после чего донес коммодору о составе русской эскадры. Не рискуя вступать в бой, Эллиот отправил «Хорнет» в Хакодате за подкреплением, а сам остался в Татарском проливе для наблюдения, считая русские суда заблокированными.

16 мая после очищения Амурского лимана ото льда эскадра B.C. Завойко, пользуясь густым туманом, оставила Де-Кастри и Татарским проливом ушла в устье Амура, куда прибыла 24 мая.

Пришедшая из Хакодате англо-французская эскадра адмирала Стирлинга направилась к Де-Кастри с целью атаковать русские корабли, но не нашла их. Это исчезновение русских было непонятно, поскольку англичане считали Татарский пролив заливом, не имеющим выхода на север. Несмотря на предпринятые поиски русской эскадры, она обнаружена не была.

Таким образом, боевые действия на второстепенных театрах в период войны 1853–1856 гг. окончились полным провалом.


Транспорт «Байкал»


Корвет «Оливуца»


18 марта 1856 г. в Париже был заключен мирный договор между воюющими странами. Условия договора были очень тяжелыми для России.

На Балтийском море Россия лишалась права укреплять Аландские острова, на Балканах передавала южную часть Бессарабии Молдавскому княжеству (фактически Турции) и отказывалась от протектората над обоими Дунайскими княжествами.

На Кавказе Россия возвращала Турции Карс в обмен на Севастополь, Евпаторию, Керчь, Кинбурн и пр. пункты в Крыму, занятые союзниками.

Особенно тяжелым условием для России была нейтрализация Черного моря, которое объявлялось закрытым для военных кораблей всех государств. На черноморском побережье России запрещалось иметь военно-морские базы. Россия лишалась права держать на Черном море военный флот.

Таким образом, Парижский трактат лишил Россию результата ее многовековой борьбы за выход к Черному морю. Только в 1871 г. Лондонским договором были отменены унизительные статьи Парижского трактата.

Крымская война показала бесспорное превосходство паровых кораблей над парусными, что стимулировало развитие парового деревянного, а затем железного и броненосного флота. В 1860 г. была завершена постройка последнего из «мастодонтов» уходящей эпохи — 110-пушечного деревянного, винтового линейного корабля «Император Николай I». Начинается серийное строительство кораблей новых классов — винтовых фрегатов, корветов и клиперов. Русский флот вступил в новый этап своей истории.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх