• Крепостная война
  • Полевая фортификация «Пот сохраняет кровь»
  • Часть 4

    Траншея победила крепость

    В статье под таким названием, опубликованной в самый разгар войны, Л. Д. Троцкий сделал вывод о конце эры крепостей. Ведь военное искусство является, с одной стороны, крайне революционным фактором, с другой — крайне консервативным. Наиболее радикально Первая мировая поставила вопрос о судьбе крепостей. Ведь под крепостью понимается что-то очень «прочное». Между тем оказалось, что крепости, десятилетиями воздвигавшиеся и укреплявшиеся, рушатся, словно карточный домик в течение нескольких дней боев или просто покидаются гарнизоном, как опасные ловушки. Это происходило в Бельгии и Северной Франции, в Польше и в Западной России. «Люди быстро привыкают ко всему, — писал «Journal de Geneve», — в том числе и к падению крепостей».

    Принцип крепости вытекает из необходимости противопоставить в нужных местах, через которые вынужден пройти неприятель, как можно больше препятствий к его передвижению и «заставить искать решение в другом месте». Поединок тяжелого орудия и железобетона закончился полной победой артиллерии. Новейшая по тому времени тяжелая артиллерия уничтожила принцип крепости, она в течение нескольких дней, если не часов, обращала форты в груды обломков. Государства оградили себя высокими валами и фортами, но несчастливую судьбу этих укреплений можно было видеть во всей Европе. Но там же появились новые укрепленные позиции — траншеи, которые держались с обеих сторон в течение нескольких лет.

    В итоге траншея победила крепость. Господствовавшая система фортификации была ликвидирована. Но именно траншея с неожиданной силой обнаружила значение укрепленных позиций. Все операции на Западном фронте имеют характер крепостной или осадной войны. Здесь появилась такая система укреплений, которая не спасовала перед тяжелой артиллерией противника. В этой войне вышла победительницей траншея — канава в земле с колючей проволокой перед ней. Торжество траншеи в то время было столь очевидно, что один швейцарский специалист даже пришел к мысли, что войны можно упразднить, если укрепить государственные границы постоянными траншеями и оградить электрифицированными заграждениями (очередное абсолютное оружие, правда, в данном случае — оружие обороны).

    Крепостная война

    «За высоким забором и сосед добрее».

    (Английская пословица)

    К 1914 году территория европейских государств, много лет и систематически готовившихся к неминуемому мировому пожару, была основательно подготовлена к защите от вторжения вероятных врагов наличием не только достаточного количества штыков, но и крепких пунктов — крепостей.

    Стратегический план войны включал подготовку обороны собственной страны, заставляя прочно укреплять известные пункты и районы своей территории, с целью или предотвратить вторжение противника, или облегчить собственные наступательные операции. При подготовке обороны страны принимается во внимание географическое и политическое ее положение относительно соседних государств, протяжение и форма границ, населенность, экономическое состояние, состояние армии, ее численность и вооружение и прогнозируемый рост ее в будущем.

    Количество крепостей и укрепленных пунктов в Германии, Австрии, Франции и России по состоянию на август 1914 г.

    Крепости Германии. На французском фронте Германия имела крепости по Рейну: Кельн, Кобленц, Майнц, Страсбург и передовую активную базу в укрепленном районе Мец-Тионвиль, на самой границе Франции. Находясь в стратегическом пункте, этот район оберегал Эльзас-Лотарингию от вторжения, угрожая французам вторжением германских полчищ в первые же дни войны. Все они оказались по ходу операций вне досягаемости вражеских армий. Но оборонного значения эти крепости не имели, поскольку с первых же дней войны германское командование планировало вторжение на территорию противника. Они выполнили ту роль, какая им предназначалась по оперативным планам войны германского генерального штаба, т. к. они послужили базами наступательных операций германских армий.


    Крепости Германии


    Крепости Австрии. На Восточном фронте была подготовлена к обороне равнинная часть Галиции (крепости Краков и Львов и укрепления по Днестру), а также Перемышль. Другие австрийские крепости были расположены по границам с Румынией, Сербией и Италией.

    Крепости Австро-Венгрии


    Крепости Франции. На 250-километровом протяжении франко-германской границы находилась система французских крепостей, которые имели большое стратегическое значение. Главными опорными пунктами этой системы являлись мощные крепости Верден, Туль, Эпиналь и Бельфор. Западнее этой линии находилась еще одна полоса укреплений, в районе Дижона, Реймса, Лиона. В центре страны находился укрепленный лагерь Парижа. Также имелись еще крепости на пути от Парижа до бельгийской границы, но они были устаревшими и не играли большой стратегической роли.

    К французским укреплениям на франко-германской границе германское командование относилось очень серьезно, еще в 1905 году Шлиффен писал: «Францию следует рассматривать как большую крепость. Во внешнем поясе укреплений участок Бельфор — Верден почти неприступен…»


    Укрепления северной границы Франции


    Операционное направление Мец-Париж было кратчайшим, но не «удобнейшим», ибо преграждалось оборонительной завесой (Rideau defensif) Вогезского хребта и Маасских высот, защищенных крепостями Верден, Туль, Эпиналь и Бельфор и рядом фортов-застав между ними. Не менее надежно была укреплена и северная граница Франции: после 1870 года была организована между реками Самброй, Шельдой и Скарпом прочная центральная позиция, усиленная крепостями Мобеж, Конде, Валансьен, Мод (Maulde), Флин (Flines) и Лилль. Была создана как западная «оборонительная завеса», так и северная, по границе с Бельгией и Люксембургом.


    Крепости России. Германия на Русском сухопутном фронте имела 7 больших и 15 малых крепостей разного типа; Австрия — 8 больших и 6 малых, а всего против русской европейской границы стояло 36 укрепленных пунктов, в том числе 15 больших крепостей. Этим 36 укрепленным пунктам наших противников было противопоставлено на границе лишь 11 русских, включая и такие старые укрепления, как Киев и т. п.

    Еще в 1873 году на совещании у императора Александра II фельдмаршал граф Берг заявил, что при беззащитности наших западных пределов, в случае наступления противника, германцев и австрийцев, мы вынуждены будем быстро очистить Царство Польское. Печальна роль, сыгранная русскими крепостями. В планах о роли, значении и выполнении ими стратегических оперативных задач был полный сумбур. В итоге своих задач они не выполнили.


    Укрепления западной границы Российской империи


    Крепости Бельгии. Маленькая нейтральная страна имела немногочисленные крепости, рассчитанные исключительно на оборону и защиту ее нейтралитета — крепости Антверпен, Льеж и Намюр, которые имели большое стратегическое значение.


    Крепости Бельгии


    Банкротство крепости

    Вместе с падением крепостей падала и вера в них. На западе политики раньше военных объявили о «банкротстве крепости». Но принцип особо укрепленных постоянных позиций не может обанкротиться, ибо он вытекает из самой «природы вещей» в военном деле. Другое дело — техническое разрешение задачи. Та система постоянных укреплений, которая была господствующей до войны, несомненно, капитулировала. Изолированные фортовые крепости, за немногими исключениями (преграждение узкостей, удержание в своих руках изолированных участков территории страны), по мнению военных специалистов, стали бесполезны. «Время укрепленных лагерей прошло!»

    Параллельно с развитием оружия и средств вооруженной борьбы менялись и взгляды на фортификацию и ее роль в обороне страны в целом. Классическая крепостная система в XIX веке развилась в комплекс фортов, которые, в свою очередь — в «ансамбли» (например, французская линия Мажино), т. е. комплекс фортсооружений, связанных подземными туннелями в единое целое.


    Франция. Крепостная артиллерийская бронебашня


    Французская артиллерийская бронебашня в русской крепости Осовец


    В конце XIX века начала складываться новая фортификационная система, получившая впоследствии название крепостного укрепленного района. Уже после Великой войны стала развиваться концепция «фортификационной пыли», т. е. системы многочисленных небольших огневых сооружений, объединенных в единый боевой комплекс — укрепрайон. В целом развитие фортификационных сооружений шло от большого (крепости) к малому (ДОТ), точнее — от единичных крупных сооружений к большим комплексам малых.

    Наступал период строительства развитых пограничных укрепленных линий и укрепрайонов, основанный на многочисленных долговременных сооружениях, располагаемых на местности по правилам полевой фортификации.

    Камень преткновения для врага. В Первую мировую пулемет стал ключевой точкой всей системы обороны. Один пулемет мог остановить атаку целой роты. Поэтому он стал основной целью для противника. Чтобы поразить противника, необходимо прежде всего сделать так, чтобы он нас в этом отношении не опередил. Значит, надо сделать пулеметное гнездо неуязвимым для ружейно-пулеметного огня и артиллерии. Появляются «блиндированные пулеметные гнезда»: пулемет сначала просто ограждают со всех сторон мешками с землей, потом начали делать над ним бревенчатые перекрытия со слоем земли для защиты от шрапнельных пуль. Практика показала, что «защищенный пулемет» очень эффективен на поле боя. Венцом развития защищенных огневых точек стали казематированные сооружения из бетона и стали. Так родился его величество ДОТ. Но это было уже после войны…


    Полевая фортификация

    «Пот сохраняет кровь»

    Устройство полевых укреплений так же старо, как и существование армий.

    (Ф. Энгельс)
    Вначале

    Траншеи характерны для войн почти с тех пор, как существовали войска. Они были частью войны изначально, при осаде позволяли осаждающему приблизиться к стенам, несмотря на стрелы, пращи и катапульты осажденных. Однако именно с появлением огнестрельного оружия их применение стало более распространенным. Траншея позволяла солдату встать и применить свое оружие под ее защитой. Она позволяла меньшим числом солдат выдерживать атаку более сильного противника. Еще до появления пулемета хорошо оборудованные траншеи приводили к высоким потерям атакующих.

    С улучшением конструкции винтовки, артиллерии, появлением пулемета использование траншей становится все более распространенным явлением. Траншеи играли важную роль в Русско-японской и Русско-турецкой войнах.


    Система полевой фортификации. Траншея и ход сообщения


    По Уставам и Наставлениям того времени стрелковые окопы представляли боевую позицию, имеющую целью предоставить обороняющемуся:

    — удобство действия огнестрельным оружием;

    — закрытие от огня во время стрельбы из окопа;

    — закрытие от огня во время сообщения вдоль фронта позиции.

    К ним предъявлялись высокие требования расположения на местности:

    — самое тщательное применение к местности и самая совершенная маскировка (малозаметность окопа);

    — возможная недоступность для противника непосредственного наблюдения окопов первой линии, а главное — второй и последующих линий и ходов сообщения, соединяющих их с первой линией;

    — наличие изломов в начертании линии огня, прямой огонь с которых фланкирует искусственные препятствия и местность впереди соседних окопов;

    — фронтальный обстрел без мертвых пространств не менее 200 шагов и обзор не менее 1000 шагов;

    — и так далее.


    Траншея с креплением крутостей, оснащенная противогранатными сетками


    На Западном фронте пехота укрывалась от тяжелых вражеских снарядов в глубоких укрытиях, называемых «лисьими норами», которые являлись наилучшей защитой против губительного артиллерийского огня. Солдаты, укрывающиеся в них, брали с собой свой шанцевый инструмент, чтобы в случае обвала освободить выход. Такие укрытия могли поражаться только прямым попаданием тяжелого снаряда. Но это мало утешало: при той плотности длительных артподготовок, практикуемых на Западном фронте, вероятность прямого попадания была практически стопроцентной.

    Великая война

    Позиционный тупик и концентрация пулеметов и артиллерии больших калибров на фронте привели к качественному скачку в развитии полевой фортификации. Защита от обстрела являлась жизненно важной для пехотинца. Ветераны говорили: «Пот сохраняет кровь. Десять метров окопов лучше, чем один метр могилы». Основу обороны составляли три основных элемента укреплений нового образца: рвы, проволока и пулеметы.


    Окапывание залегшей под огнем противника пехоты


    В ходе войны конструкция траншеи последовательно развивалась: от простой канавы она постепенно превращалась в сложную оборонительную систему. В них начали устанавливать противогранатные сетки, противошрапнельные козырьки, затем стали выполнять полностью крытые траншеи. Получили большое распространение укрытия для пехоты глубокого заложения — так называемые «лисьи норы».

    Для обороны ближних подступов к траншее за ее бруствером сначала выполнялись вынесенные вперед стрелковые ячейки, а затем — пулеметные гнезда.

    Так как близкий взрыв крупного снаряда обрушивал целые участки траншей, их крутости укрепляли всеми доступными подручными средствами — досками, мелкими бревнами, плетнем, листовым железом, мешками с землей. На стабильных участках фронта обделку крутостей траншей выполняли даже из железобетона.


    Устройство бойницы в бруствере траншеи


    Зима на Западном фронте 1914/15 года оказалась на редкость сырой. Поэтому одной из основных задач являлось сохранение окопов от затопления. Немцы старались устроиться поудобнее. Командиры союзных соединений, полагая, что их долг — с началом весны перейти в наступление и прогнать захватчиков, опасались, что слишком удобная зимовка приведет к утрате бойцами наступательного духа. Поэтому система окопов и укреплений союзников носила более примитивный характер.

    Восточный фронт

    Австро-немецкие укрепления представляли собой три полосы, находящиеся на расстоянии 3–5 км друг от друга. Каждая полоса представляла собой две-три линии окопов полного профиля с убежищами. Существовала хорошо развитая система ходов сообщения, а все подходы к позициям были прикрыты минными полями, фугасами и колючей проволокой.


    Бойницы в бруствере с внешней ставней


    Русские укрепления часто состояли лишь из 2 линии траншей и нескольких рядов колючее проволоки. В ходе войны стрелковый окоп претерпел существенные изменения, обусловленные широким применением артиллерии, и прежде всего появлением минометов. Подтверждение этому тезису можно наити в наставлениях времен Первой мировой. Штабом Верховного Главнокомандующего в 1916 году были изданы «Указания по укреплению позиций».


    Размещение бойца в подбрустверной нише

    Боец в глубокой подбрустверной нише

    Пехотное укрытие глубокого заложения

    Траншеи со стрелковой ступенькой, бойницей в бруствере и козырьком


    В ноябре 1915 года на Восточном фронте окончательно установилась боевая линия Обе стороны спешно ее укрепляли, немцы усиленно оплетались колючей проволокой, мы, вследствие малых запасов таковой, пользовались зимним временем, лишившим врага охоты к дальнейшему наступлению, и если укреплялись, то только в меру необходимости — иногда до смешного слабо (например, против немецких 9–12 рядов кольев с толстой колючей проволокой у наших окопов торчал забор из одного ряда натыканных в снег и мерзлую землю колышков с 2–3 проволоками, представлявший меньше препятствий даже, чем простая изгородь).


    Блиндированное пулеметное гнездо


    Сценка из русской окопной жизни — наблюдатели контролируют нейтральную полосу с помощью траншейного перископа, бойцы отдыхают в подбрустверных нишах


    Вместо отсутствующей колючей проволоки натягивали сплошь и рядом телеграфную, гладкую. Неприхотливые солдаты сидели и мерзли в окопах, имевших вид простых канав, строя для защиты от стужи землянки, вовсе не предохранявшие от неприятельских снарядов Даже полевой артиллерии. Оборона основывалась почти исключительно на маскировке — невидимости наших сооружений.


    Тяжелое подземное сооружение для бомбомета или миномета


    Появилась возможность приступить к приведению в порядок боевой позиции и к укреплению ее второй линии. Исходя из имевшегося уже опыта позиционной войны было решено обратить главное внимание на выбор и укрепление последней позиции как не подверженной непосредственному поражению артиллерийским огнем противника.

    Проводился принцип: первая боевая линия является линией сторожевого охранения; оборонять ее упорно, зачастую по местным условиям, невозможно, а при той силе артиллерийского огня противника, могущего срывать до основания, обращать в какие-нибудь полчаса любой участок укреплений во вспаханное поле — нет оснований. Весь центр тяжести обороны сосредоточивается во второй линии, а далее, при ее прорыве, на второй полосе. Эти линии укреплялись в наибольшем размере.


    Миномет на подземной позиции


    Западный фронт

    При переходе войск к обороне первыми оборонительными сооружениями были простые окопы, рекомендовавшиеся довоенными уставами. Но за короткое время их успевали сильно развить и усовершенствовать. Фош отмечает, что уже к концу 1914 года перед французской армией «стояла грозно организованная оборона». Далее он пишет: «Время позволило обороняющемуся противнику еще усилить оборону проволочными заграждениями, бетонированными закрытиями для фланкирующих пулеметов и орудий, подземными или блиндированными ходами сообщения».


    Английские солдаты готовы к отражению германской атаки


    Передовой медпункт


    Переход к позиционной обороне вызвал необходимость изменить структуру оборонительных позиций и порядок размещения на них войск. Если по довоенным уставам для обороны отрывали одну траншею и в тылу укрытия для резервов, то при переходе к обороне в 1914 году пришлось отказаться от этой системы. Как отмечает Фалькенгайн, чтобы обезопасить себя против прорыва передовой линии, было принято решение возводить несколько связанных друг с другом линий, составляющих целую оборонительную систему, несколько находящихся друг за другом позиций. Во избежание потерь от артиллерийского огня передовые линии обороны занимали небольшие силы.


    Бойцы в траншее первой линии


    Объяснение причин перехода к позиционной обороне будет неполным, если не привести здесь мнение известного советского полководца и теоретика М. В. Фрунзе, который писал так: «Позиционность создалась на почве бессилия столкнувшихся друг с другом сторон найти решение прямым массовым ударом. С другой стороны, объективные условия в лице ограниченной территории и богатейшей техники позволяли каждой стороне, отказавшись от скорого решения, перейти к обороне на неподвижных позициях. Результатом этих двух моментов и была позиционная тактика с характеризующей ее неподвижностью и устойчивостью линии фронта».

    Оборона строила свою силу в 1914 году на огне стрелковой цепи расположенных за ней батарей. Если противнику удавалось прорвать линию огня, то положение стремились восстановить контратакой резервов. При этой системе оборона имела резко очерченную первую линию, которая должна была сломить огнем атаку врага. Эта линия с небольшими промежутками тянулась непрерывно по всему фронту обороны.


    «Лисья нора» — подземное укрепление с двойным входом


    По мере усиления артиллерийских средств атакующего к лету 1915 года на Западном фронте и к зиме — и в России оборона приобрела иные формы. В борьбе с артиллерией обороняющийся использовал фортификацию, создавая прежде всего прочные убежища непробиваемые огнем врага, и проволочные сети, которые должны были задержать атакующего непосредственно перед стрелковой линией и дать время обороняющемуся расстрелять атаку. Кроме этого, оборона, не надеясь на способность первой линии отразить врага, стала создавать 2-ю и 3-ю линии на расстоянии пушечного выстрела (4–6 км) одна от другой, соединяя их поперечными линиями с тем, чтобы при прорыве врага на одном участке можно было бы остановить его развитие в стороны на хорошо подготовленных линиях. Такой системы обороны придерживались в сражениях 1915–1916 годов под Верденом и на Сомме; такова была оборона австро-германцев против наступления Брусилова.

    Кухня в «лисьей норе»


    Опыт этих боев принес сознание необходимости не только развивать оборону в глубину, но и маскировать ее от наземного и воздушного наблюдения врага, которое стало во всех деталях обследовать тыл обороны, расположение артиллерии, резервов, тыловых позиций и т. п. Поэтому особое внимание стали уделять, во-первых, маскировке, а во-вторых, устройству так называемого передового поля. Передовым полем в боях 1917–1918 годов называлась полоса местности впереди той линии, на которой было решено оказать сопротивление, так называемой главной линии сопротивления, занятой небольшими частями пехоты, которая должна была сдерживать наступление врага, если оно шло без подготовки артогнем, оповещать защитников 1-й линии о начале серьезной атаки и замедлять наступление врага.

    Траншеи на Западном и итальянском фронтах были чрезвычайно разнообразны по своему устройству в зависимости от того, когда и где они были построены. На ранних стадиях траншеи, как правило, очень часто рылись в большой спешке и под огнем. Английская пехота во время боев в районе Монсе в 1914 году отчаянно окапывалась с помощью штыков и даже голыми руками. Как правило, это были очень разрозненные мелкие траншеи чуть выше колена, которые мало защищали солдат от огня противника. Такие траншеи не могут быть заняты в течение длительного времени. Не связанные между собой окопы не обеспечивали связь между собой и эвакуацию раненых, что приходилось делать под огнем противника.

    По мере хода войны траншеи стали больше и более сложные по устройству и начертанию. Появились развитые брустверы, землянки. Откосы траншеи крепились с помощью деревянных конструкций и мешков с землей. Кабели для полевых телефонов были натянуты вдоль стен траншей (хотя британцы рекомендовали «наилучшую практику» — укладывать их в специальные огнестойкие кожухи или закапывать в грунт.

    Немцы создали особенно удачные глубокие убежища для пехоты. Передняя линия траншей сообщалась с окопами в тылу. Любопытно, что особенно тщательно скрывали места расположения уборных в главной траншее, т. к. они часто являлись основным объектом для огня противника (там всегда было скопление солдат).

    Степень сложности планировки траншеи очень зависит, как правило, от конкретного участка фронта, на котором она расположена. На тихих участках фронта, где обе стороны применяли принцип «живи и дай жить другим», солдаты часто устраивали себе в траншеях максимальный комфорт, который был возможен. Еда могла готовиться прямо в траншее вместо того, чтобы доставляться из тыла в ведрах и зачастую прибывать уже в холодном состоянии (на более активных участках дым из печи мог вызвать немедленный мощный огонь одной или нескольких батарей).


    Вход в глубокое подземное убежище


    Комфорт мог повышаться бесконечно (по крайней мере, один британский офицер хвастался в своей землянке диваном, обеденным столом и пианино). На более активных участках любое движение или земляные работы могли вызвать минометный или артиллерийский огонь, поэтому траншеи были выполнены более грубо. Неоднократный обстрел может превратить хорошо построенную траншейную линию в неглубокий кювет.

    Несмотря на все усилия их обитателей в траншее может быть холодно, мокро зимой и жарко и зловонно летом. Они были часто заражены крысами и неприятными насекомыми-паразитами. Санитария почти отсутствовала, и трупы павших часто хоронили в стенах траншеи. Заболевания, вызванные постоянно мокрыми и холодными ногами, а также вшами, были широко распространены, если войска слишком долго находились в окопах. Болезни не различали национальностей, и обе стороны страдали в равной степени. С большим трудом были предотвращены эпидемии болезней.

    Подземные города под Западным фронтом

    В битве, бушевавшей на полях Фландрии, британские солдаты спасались от ужасов войны в «подземных городах». Город Ипр был ареной одной из самых страшной бойни Первой мировой. За четыре года боевых действий город был почти полностью разрушен и 500 000 солдат и мирных жителей погибли на территории чуть более девяти квадратных миль.

    В соответствии с английским проектом под землей были построены больницы, столовые, часовни, кухни, мастерские, кузницы и казармы — причем значительно ниже грунтовых вод. «Это были в основном подземные деревни и в некоторых случаях даже небольшие города. В помещениях, соединенных коридорами высотой 1,8 м и шириной 1,2 м, были установлены водные насосы (когда после окончания войны войска покинули туннели, тоннели постепенно были затоплены в течение недели).

    Сооружения находились под землей на глубине до 15 м. Каждая казарма с двухъярусными кроватями позволяла разместиться 60 бойцам. Подземный комплекс, построенный в основном силами бывших шахтеров, выдерживал взрыв самых крупных немецких снарядов.





     



    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх