Фальсификаторы за работой

«Отталкивались, как правило, от очень верного принципа, что, чем больше ложь, тем больше ей верят, поскольку широкие массы … восприимчивее к крупной, чем мелкой лжи».

Адольф Гитлер [317].


27 февраля 1933 года загорелся рейхстаг. На месте преступления был схвачен поджигатель — голландский анархо-коммунист Маринус ван дер Люббе. В ту же ночь Гитлер и Геринг приказали начать аресты членов германской компартии, что сломало ей хребет.

Никто не верил, что виновен один Люббе, которого потом казнили. Правые рассматривали поджог как сигнал к коммунистическому восстанию, левые — как явный трюк коричневых, которые более всех выиграли от пожара. После войны стало аксиомой, что поджог совершили нацисты.

Сомнения возникли после того, как немецкий историк-любитель Фриц Тобиас в серии статей в «Шпигеле» 1959...60 гг., а затем в отдельной книге, убедительно доказал, что Люббе поджег рейхстаг в одиночку. В 1968 году образовался «Европейский комитет научного изучения причин и последствий Второй мировой войны», единственной целью которого — несмотря на громкое наименование — было доказать, что рейхстаг поджог Гитлер.

В 1972 году была проведена пиротехническая экспертиза, дабы продемонстрировать, что один человек не мог организовать пожар за короткое время. В 1978 году вышел второй том, где были представлены доказательства, будто рейхстаг подожгли нацисты. Предисловие к нему написал швейцарский историк Вальтер Хофер, игравший в комитете главную роль. Книга однако сработала вхолостую, ибо «улики» были сфальсифицированы, как досконально раскрыла одна работа, напечатанная в 1986 году. В ответ Хофер, не опровергая аргументацию, обвинил своего критика в стремлении обелить нацистов [318].

«В ФРГ докатились уже до того, что международно известного историка (Хофер имеет в виду себя!) можно упрекать в том, будто он …, доказывая, фальсифицировал документы … Какую же надо иметь наглость и самомнение, чтобы столь клеветническим способом…»

Поражаешься, с каким упорством защищается раскритикованная позиция, хотя в конце концов это — второстепенный вопрос. К чему весь этот шум, если неверящий в вину нацистов при поджоге рейхстага может спокойно верить в вину за войну одного Гитлера, в газовые камеры и шесть миллионов убитых евреев?

По словам Голо Манна, разоблачения Тобиаса были «нежелательны с общественно-воспитательной точки зрения» [319]! Каста, формирующая общественное мнение, инстинктивно противится малейшей попытке реабилитировать национал-социализм, опасаясь, что любая уступка повлечет за собой дальнейшие. Когда Анри Рок в своей диссертации разоблачил записки Герштейна как выдумку, он вызвал шум, докатившийся до правительственных кругов Франции, хотя Рок не оспаривал существование газовых камер (этого вопроса он просто не касался). Стоит только из здания лжи выпасть хоть одному кирпичу, как фальсификаторов истории охватывает паника и им чудится, будто рушится все здание.

Если же каста, которая пишет и переписывает историю, уступает иногда перед фактами — в 1960 году Институт современной истории не признал газовые камеры в самом рейхе, в 1990 музей Освенцима сократил ниже 4 млн. число жертв, Институт Яд-Вашем вдруг заявил, что мыла из евреев не делали, — то делается это не от любви к истине, ибо ее эти люди больше всего ненавидят, а ради сохранения всей конструкции. Кроме того, вместо одной отброшенной лжи профессиональные лжецы тут же подсовывают новую: в газовых камерах Дахау не убивали лишь потому, что их до конца войны не достроили; да, в Освенциме погибло не четыре, но все же более миллиона узников; лживые выдумки о мыле из жидовского жира распространялись оттого, что — об этом, по сообщению «Зюддойче цайтунг» от 25 апреля 1990 года, говорил Шмуль Краковский из архива Яд-Вашем, — «сами нацисты нарочно распускали слухи об изготовлении из евреев мыла» — и все это проделывается с болезненной фантазией, которой некоторые люди, судя по «рассказам очевидцев», процитированным в данной книге, одарены лучше нацистов.

Посмотрим на примерах, как работают экстерминисты:

Они приводят неверные цитаты. В каждом почти школьном учебнике или учебнике истории приведены слова Гитлера из «Разговоров с Гитлером» Раушнинга, хотя эта книга давно разоблачена как фальшивка [320]. Однако придуманные Раушнингом высказывания Гитлера сохранены и в новейших изданиях.

Они используют фальшивые документы. В «Окончательном решении» Рейтлинджера и других трудах экстерминистов рассказывается, будто евреев умерщвляли газом при помощи устройства, созданного Виктором Браком. В доказательство цитируется письмо некоего д-ра Ветцлера рейхс-комиссару Лозе в Риге [321]:

«В соответствии с моим письмом … я сообщаю Вам, что г. Брак, главный делопроизводитель канцелярии фюрера, изъявил согласие помочь при создании необходимых помещений и аппаратов по газации. … Представляется несомненным, что нетрудоспособные евреи могут быть ликвидированы по способу Брака».

В письме нет подписи, а Ветцлера и Лозе союзники после войны не нашли, т.е. перед нами — типичная фальшивка. В связи с этим логично предположить, что союзники фабриковали много фальшивых документов о газовых камерах, но тут сорвалось, и цитированное письмо — особый случай, наряду с вышеприведенной инструкцией по обслуживанию душегубок. Довольно скоро возобладало мнение, что приказы о газации нацисты отдавали устно и вовремя уничтожали соответствующие документы.


Есть два варианта этой фальшивки «Повешение на дереве». Как можно, однако, повесить с согнутыми ногами?


Они приводят фальшивые снимки. Их выразительную подборку можно увидеть в книге «Иллюстрации по истории?», опубликованной Валенди в 1973 году. В книги по истории и газеты широко проникли порой жалкие фотомонтажи, а то и рисунки, выдаваемые за снимки.

В фильме «Смерть — мастер из Германии» Иекеля и Рош можно увидеть вид вокзала в Румынии, с которого, согласно тексту фильма, евреев увозили для уничтожения в Треблинку и Освенцим. На самом деле снимок изображает вокзал рурского направления в Гамбурге [322]. Кроме фильма, авторы изготовили книгу под тем же названием, где перепевают старые страшные сказки, ибо неспособны выдумать что-либо новенькое. Оригинальна книга лишь неудачными потугами на бездарную поэтичность: «Страстная пятница. Льет как из ведра. Тусклый свет. Кругом пасмурно. Погода как раз для Освенцима» (с.231). Иекель — профессор истории и директор Института истории при университете в Штутгарте. Относительно его соавтора — телерепортерши Лее Рош достаточно сослаться на замечание о ней Ирвинга на 10-м международном съезде ревизионистов [323].

Они дают фальсифицированную статистику. Чтобы увеличить максимально число погибших среди депортированных французских жидов, Серж Кларсфельд в «Памятке о депортации французских евреев» прибавляет к ним всех угнанных евреев, которые до 31 декабря не отметились в военном министерстве. А ведь эта регистрация была вовсе необязательной! К тому же многие из депортированных евреев были иностранными подданными, потому что Петэн был против депортации французских граждан. Множеству евреев-иностранцев не очень-то, вероятно, хотелось возвращаться во Францию, которая их выдала нацистам, и они скорее всего сразу уезжали в Палестину, Америку и другие места [324].

Они работают с поддельными текстами. Маттоньо в своем исследовании о «признаниях» Герштейна указывает на то, что Леон Поляков в книге «Справочник по ненависти» 398 раз подчистил «записки» Герштейна: сделал изменения, ней пометил купюры и вставки [325]. Герпггейн, например, говорит, что в газовую камеру в Белзеце набивали 700...800 человек на площадь в 25 кв.м., а Поляков увеличивает эту площадь до 92 кв.м. И это не было недосмотром — последняя цифра сохранена и в новом издании, хотя Рассинье указал Полякову на его «ошибку».

Ицхак Арад приводит в шестой главе сборника «Нацистские массовые убийства при помощи ядовитого газа» Когона, Лангбейна и Рюккерля отрывок из Герштейна, из которого изъяты некоторые слова о дизельном моторе. Технически все сделано корректно — купюра показана отточием. Мы имеем дело с т.н. «благочестивой купюрой» — убираются важные места, «неудобные» для цитирования, а чепуха о дизельном моторе была для экстерминистов столь неприятной, что они не рискнули поднести ее читателям.

Теперь понятно, как у экстерминистов получается цифра в 6 млн. убитых евреев. Они или игнорируют или преуменьшают очень высокую довоенную эмиграцию (ни в одной книге по истории нет цифры в 100 тыс евреев, ежегодно выезжавших после 1933 года из Польши, а с ней согласен Институт современной истории). Замалчивается или умаляется массовая депортация и бегство евреев на территории СССР; не учитывается добровольная эвакуация множества советских евреев перед приходом немецкой армии; потери по переписям 1946 или 1947 годов, вывод без учета массовой эмиграции сразу после войны; игнорируются такие тонкости, как снижение рождаемости вследствие эмиграции молодежи.


Для иллюстрации изложенного приведем два случайно * взятых примера.

Первый: Один польский еврей, наряду с тысячами своих единоверцев, выехал в 1930-е годы во Францию. Там его в 1942 году арестовывают и отправляют на принудработы. После освобождения в 1945 году он эмигрирует в Южную Америку. В статистике холокоста он фигурирует дважды: как польский еврей, который по переписи 1931 года жил в Польше и исчез после войны — следовательно, он погиб в газовой камере — и как депортированный французский еврей, который не отметился в Министерстве ветеранов войны до 31 декабря 1945 года, — следовательно, он был уничтожен. В статистике холокоста стало на два мертвеца больше!

Второй: Еврейская семья, по фамилии, скажем, Зюсман, арестована в 1942 году нацистами. Муж отправлен в концлагерь, жена с двумя детьми поселена в гетто, где она находит нового партнера. После войны вместе с ним и детьми она выезжает в Палестину и там выходит замуж. Первого мужа она объявляет пропавшим и он попадает в жертвы холокоста. На самом же деле, муж живет в США и пишет, что его семья пропала.

Если кто-нибудь в 1950...60-е годы решил бы отыскать в Америке Якоба Зюсмана, то ему бы это не удалось, потому что такового не было. В издаваемой в Нью-Йорке немецкими евреями газете «Ауфбау» от 19 марта 1982, мы находим следующее объявление о смерти: «14 марта 1982 года внезапно скончался наш дорогой и любимый отец, тесть и дедушка Джеймс Суитмэн (Зюсман), ранее живший в Данциге…»


В журнале «Хисторише татзахен» №52 можно найти другие примеры изменения фамилий, взятые из «Ауфбау»: Гюнцбургер стал Ганби, Кенигсбергер — Кингом, Моренвитц — Муром, Гейльберг — Хилбурном.

Удивительное умение касты фальсификаторов истории манипулировать цифрами можно видеть по сборнику «Масштаб геноцида», изданном Бенцом. Когда он вышел, «Шпигель» (1991, №35) захлебнулся от восторга:

«Преступники первыми назвали число жертв холокоста немецких евреев. Они — верны, как бы не крутили и не опровергали сегодня сторонники неонацизма … Ныне цифры бесчеловечной бюрократии научно подтверждены в необычайно скрупулезном, хотя и сдержанно написанном исследовании „Масштаб геноцида“ … Это, конечно, не помешает кучке неонацистов и антисемитов и дальше шуметь относительно „лжи о шести миллионах“ и „лжи об Освенциме“. Однако разумный человек имеет отныне в своем распоряжении образцовый труд, результаты которого неопровержимы».

Говоря о «цифрах, названных преступниками», Бенц (как это принято в его кругах) имеет в виду признания Вильгельма Хёттля, сотрудника Эйхманна, сделанные в обмен на освобождение от наказания, и признания Дитера Вислицени, начальника гестапо в Братиславе, вырванные в сталинском застенке [326], Гёсс, Герпггейн, Герштейн, Гёсс, Гёсс, Гёсс, Герштейн, Хёттль, Вислицени, отрывки из «Майн кампфа» о 12...15 тысячах евреев-растлителей, которых надо истребить газом, речь Гитлера 30 января 1939 года, письмо Геринга Гейдриху от 31 июля 1941 г., совещание в Ваннзее 20 января 1942 года, две речи Гиммлера в октябре 1943 года в Познани и признания вины Шпеером и Франком, сделанные под влиянием слов Гёсса, — вот в течение десятилетий арсенал экстерминистов, на бесконечных вариациях которого ряд немецких ученых строит прочную и хорошо оплачиваемую карьеру.

В сборнике Бенца есть глава о евреях в СССР, написанная Гертом Робелем. Если ей верить, то из более пяти миллионов евреев, живших в СССР перед войной [327] (с этой цифрой согласен Сэннинг), нацисты якобы истребили 2,8 млн. [328]

Из-за массовой эвакуации и политики выжженой земли, проводимой Сталиным, во время войны скончалось не менее 12 процентов советского населения. И нет оснований считать, что потери евреев были меньше. Следовательно, из 2,3 млн. евреев, которые, согласно Робелю, выжили, надо вычесть 280 тыс. или более, которые погибли по иным, связанным с войной причинам. Если согласиться с Робелем, то в 1945 году в Советском Союзе проживало по крайней мере 2,02 млн. евреев или гораздо меньше.

Как специалист, Робель должен знать, что советской статистике в отношении еврейского населения доверять нельзя. Ему должно быть известно, что его численность перед началом эмиграции в США и Израиль западные сионисты оценивали в 4,5...5,5 млн. человек, а уж они-то были прекрасно осведомлены о положении евреев в СССР.

Каким образом количество советских евреев, несмотря на очень низкую рождаемость и сильную ассимиляцию, удвоилось или утроилось после 1945 года? Этот вопрос мы задавали и раньше и охотно услышали бы на него ответ г. Робеля.

Фальсифицированные цитаты, поддельные документы и снимки, фальсифицированная статистика, искаженные тексты, признания, добытые под пытками или в обмен на смягчение наказания — вот панорама нашей истории.

Оруэлл ее предвидел [329]:

«Рядом, над и под ними масса служащих занималась немыслимо многообразной работой. Там были огромные типографии, редакторы, печатники и прекрасно оборудованные ателье, в которых фабриковались фотографии … Там были толпы библиотекарей, задача которых заключалась в том, чтобы составлять списки книг и журналов, которыми надлежало заняться. Там были большие склады, где хранились исправленные документы, и тайные печи, в которых уничтожались оригинальные издания».






 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх