Второе Вавилонское пленение

Вернемся к польским евреям, оказавшихся под властью национал-социалистов. Постепенно их согнали в гетто, находившиеся под управлением зависимого от немцев «Еврейского совета». Совет должен был регулярно поставлять рабочую силу и нужные немцам изделия, в основном военные: форма, каски и пр., которые в гетто изготовлялись на заводах и в мастерских. Хотя принятые вначале жесткие меры (например, запрет на образование) вскоре были отменены или по крайней мере строго не соблюдались, в ходе войны положение в гетто становилось все хуже и хуже. Огромное число людей уносили эпидемии и голод. Особенно тяжелым были условия в лодзинском гетто. *

Нацисты относились к евреям как к удобной рабочей силе, которую всегда можно было направить на фронтовые работы. Многие семьи при этом разлучались навсегда.

По мнению экстерминистов, евреи Польши были в основном истреблены уже в концу 1942 года [287]. На самом деле и гораздо позже, т.е. после начала депортации в Россию, сотни тысяч евреев еще жили в генерал-губернаторстве (евреи западной Польши, присоединенной к Германии, были в большинстве своем вывезены Советами на Восток). В октябре 1943 года социалистический листок «Бунд» в статье «Говорит гетто» восхвалял «совместную борьбу польских и еврейских масс» [288]. Разве на стороне польского движения Сопротивления сражались отряды из духов? Еврейские организации помощи на Западе при терпеливом содействии немецких властей слали еще в 1944 году продовольственные посылки евреям Польши [289]. Кому предназначались эти посылки — убитым в газовых камерах?

Весной 1943 года идеалисты подняли в варшавском гетто смелое, но безнадежное восстание, которое после яростного сопротивления было жестоким образом подавлено. К этому времени основная часть евреев была уже депортирована из Варшавы, а после ликвидации гетто большинство уцелевших отправлено в Треблинку. Треблинка, наряду с Белзецом и Собибором, была одним из транзитных лагерей, через которые евреи пересылались в Россию или рабочие лагеря. Высылаемых, разумеется, обирали — им разрешали брать с собой лишь минимум.

Займемся теперь «окончательным решением еврейского вопроса». По словам Батца, здесь все очень просто, достаточно прочесть немецкие документы, например, т.н. «меморандум Лютера», названного по его автору — Мартину Лютеру из германского МИДа. Лютер 20 января 1942 года участвовал в конференции в Ваннзее, где речь шла о переселении евреев на Восток. Семь месяцев спустя, 21 августа 1942 года, он писал в своей памятной записке [290]:

«Основа немецкой политики в отношении евреев заключалась в том, чтобы всемерно поощрять эмиграцию евреев… Нынешняя война предоставляет Германии возможность и право решить в Европе еврейский вопрос… Опираясь на… вышеупомянутое указание фюрера (о переселении евреев), начата эвакуация евреев из Германии. Высказывалась мысль об участии в этом деле еврейских граждан из стран, принявших против них соответствующие меры… Количество евреев, отправляемых подобным образом на Восток, было недостаточным для удовлетворения потребности в рабочей силе. Ведомство имперской безопасности поэтому обратилось, по указанию рейхсфюрера СС, к Министерству иностранных дел с предложением, просить правительство Словакии выделить для перемещения на Восток 20 000 молодых и крепких словацких евреев… Вследствие благожелательного согласия правительства Словакии рейхсфюрер СС предложил также переместить на Восток и остающихся в Словакии евреев, чтобы тем самым очистить ее от них…»

Далее в извлечениях приводится реакция союзных Германии правительств на просьбу о переселении евреев. Если, например, Хорватия и Словакия не возражали против немецкой политики, то в Италии немцы столкнулись с трудностями, а к венгерскому правительству они вообще не обращались, ибо не рассчитывали на успех своих требований. Лютер продолжает:

«Транспортировка в генерал-губернаторство является лишь временной мерой. Едва появятся технические возможности, евреи будут перемещены дальше, на оккупированную территорию на Востоке».

Поскольку в меморандуме Лютера и протоколе конференции на Ваннзее ничего нет об истреблении евреев, то экстерминистам снова приходится цепляться за чушь о «тайном языке». Они, конечно, не могут игнорировать данные о депортации евреев из Германии и Западной Европы в Польшу, а потом в Россию. По словам Лютера, генерал-губернаторство было лишь промежуточным этапом. Много евреев, переселяемых из Западной Европы на Восток, на карантин попадали в Освенцим-Биркенау, а депортируемые польские евреи транспортировались в Россию через Белзец, Собибор и Треблинку.

Рейтлинджер, упоминая о перемещении немецких евреев в Лодзь, пишет [291]:

«Вероятно, Лодзь была задумана лишь как промежуточный пункт на пути в Россию до появления дальнейших возможностей к передвижению… Из письма ведомства Розенберга от 25 октября 1941 г. явствует, что существовал план разместить работоспособных перед линией Восточного фронта. Позже возникли слухи, будто евреев из Лодзи пошлют осваивать припятские болота и в еврейские сельхозпоселки под Кривым Рогом на Украине… Значительное число депортируемых отправили в Ригу… Жаннет Вольф, ныне депутат бундестага, насчитала 11 составов, в том числе необычно длинные, в одном из которых она сама — в числе 1350 человек — была отправлена 25 января 1942 года из Дортмунда в Ригу… Труднее найти документы о транспорте в Каунас, завершившемся еще большим числом погибших… Большинство было прямо направлено в форт № 9 и через несколько дней поблизости расстреляно. Литовец-охранник показал в 1945 году советской комиссии по расследованию, что 10 и 14 декабря 1941 года было казнено от 3 000 до 4 000 жидов, прибывших из рейха… После этого (вследствие вмешательства немецкого вермахта, ценившего евреев в качестве рабочих и канцеляристов) в июле — августе 1942 года вновь вернулись к „русскому плану“, по которому около 25 000 евреев Великого рейха были депортированы в Ригу, Эстонию и окрестности Минска».

По этому отрывку можно хорошо представить, за кого экстерминисты принимают своих читателей. Все известные палачи-нацисты, например, из Лидице, свои жертвы растреливали прямо на месте. Рейтлинджер силится нас убедить, что предназначенных к уничтожению немецких евреев отправляли составами — которых не хватало — через Польшу в СССР, чтобы там их ликвидировать. Разве в Германии мало было уединенных мест, где это можно было проделать?

Доказывая казнь тысяч немецких евреев, Рейтлинджер приводит показания литовца-охранника советской комиссии, состоявшей из коммунистов! В голову ему явно не пришла мысль, что система, добивавшаяся от старых большевиков московских процессах признаний, будто они, начиная с 1917 года, служили капиталистам, могла выбить нужные признания и у литовского охранника. Летом 1942 года масса немецких евреев была направлена в Ригу и Минск, минуя шесть работавших на полную мощность лагерей уничтожения, только потому, что вермахт ценил их в качестве рабочих и канцеляристов!

Места, где были поселены депортированные евреи, находились на линии Рига-Минск-Украина. Информации о типе поселений и числе проживавших в них евреев почти нет и имеется мало свидетельств вернувшихся оттуда. Это не удивительно — еврейские поселения противоречили легенде о холокосте и потому державы-победительницы, несомненно, уничтожили или спрятали в сейфах соответствующие документы, «свидетельства уцелевших» евреев, высланных в Россию, были нежелательны, ибо они делали нелепым миф об истреблении евреев Европы в «лагерях уничтожения». Сборник «Мы уцелели», изданный в 1949 году Эриком Бёмом, содержит, правда, упоминаемый Рейтлинджером рассказ социал-демократки еврейки Вольф о больших поселках под Ригой [292].

Немецкий математик Вернер Стеффен пишет во «Втором вавилонском пленении» о депортации евреев в Белоруссию. Эту книгу следует читать с осторожностью — автор плохо знаком с результатами работы ревизионистов и, к сожалению, наряду с сомнительными гипотезами, допускает также ряд грубых ошибок. Однако ознакомиться с книгой все-таки стоит. Вернер собрал внушительное число сведений о том, что значительная часть депортированных евреев действительно была перемещена в восточные районы Белоруссии.

Согласно Стеффену, в ряде бесед Гитлер оправдывался, почему он отправлял евреев «в Россию» или «на болота». Вот несколько примеров [293]:

«Еврей должен убраться из Европы! Лучше всего — в Россию. У меня нет жалости к евреям. Они всегда являются элементом, натравливающим народы друг на друга.

Если какая страна и имеет право на эвакуацию, то это — наша, так как мы не эвакуировали своих же людей: из одной Восточной Пруссии переселено 800 000 человек. О нашей немецкой щепетильности можно судить по тому, что нам кажется необычайно жестоким избавить страну от 600 тыс. евреев, тогда как эвакуацию своих людей мы безропотно восприняли как должное.

Не говорите мне: нельзя же посылать их в болота! А кто жалеет наших людей?»

Цитируемые слова показывают, что много евреев действительно были отправлены «на болота», т.е. в болотистые районы восточной Белоруссии, и приводимые Рейтлинджером слухи, будто евреи должны освоить припятские болота, являются, следовательно, обоснованными. Одно из поразительных доказательств, приведенное Вернером, — это коммунистическая статья о партизанской войне в Белоруссии [294]:

«В братской семье белорусских партизан храбро сражались с фашизмом чехи и словаки, французы и югославы, греки и голландцы, испанцы и австрийцы, немцы и представители иных народов.»

Но как очутились представители этих народов в белорусских болотах? Напрашивается ответ: речь идет о депортированных евреях (хотя, возможно, имелись и антифашисты-евреи, ибо, как попали в руки немцев испанские евреи?), которые примкнули к местным партизанам.

Перемещенных на Восток евреев было, возможно, больше миллиона. Статистик по СС Ричард Коргер считает, что на март 1943 года их насчитывалось 1 873 549 человек [295]. Конечно, доклад Коргера не полностью достоверен.

Судьба этих людей отчасти неясна. Вернер полагает, что Советский Союз до сих пор удерживает европейских евреев против их воли. В эпоху гласности это кажется невозможным. Сэннинг, рассуждающий лишь о польских евреях в СССР, считает, что добровольно там остались немногие и никто не был задержан. Батц, напротив, предполагает, что большая часть польских евреев осталась по своему желанию в СССР, для чего имелись веские причины. Во-первых, нацисты ограбили евреев и собственности в Польше у них больше не было; во-вторых, в северных и восточных областях Советского Союза, где поселилось большинство из бежавших или депортированных евреев, антисемитизм или отсутствовал или проявлялся в слабой мере (в отличие от Украины и Белоруссии, не говоря уже о Польше).

Советское правительство, проводившее в те годы подчеркнуто юдофильскую политику, несомненно, форсировало интеграцию новых граждан. Предположение Батца оправдано в свете приводимых ниже данных о еврейском населении СССР.

По соглашению между Москвой и Варшавой польские евреи могли до середины 1946 года возвращаться на родину. По официальным данным этой возможностью воспользовалось 157 тыс. человек [296]. На деле же эта цифра была значительно больше; большинство евреев, однако, в Польше не оставалось, а уезжало дальше, на Запад, и потому не считало нужным регистрироваться у польских властей.

Удерживали ли польских евреев в СССР силой? Если удерживали, то почему же вернулось (не менее) 157 тыс. человек? Сколько же осталось добровольно? Что было с депортированными евреями из других стран? Более чем маловероятно, чтобы многие евреи из Германии и Европы добровольно отказались от возвращения домой. Что стало с тысячами голландских евреев, которых отправили в Россию через Биркенау и Собибор? Кто из них умер, кто вернулся, какова судьба остальных? На эти вопросы нет ответа! Через полвека после окончания войны, пришло, казалось бы, время покончить с официальным лицемерием, ложью и фальсификацией, похерить чепуху о газовых камерах, открыть архивы и стимулировать серьезные исторические изыскания, а не отдавать под суд солидных ученых вроде Фориссона, запрещать технические экспертизы и вносить в черный список такие книги, как «Миф об Освенциме».

Ключ к решению демографического вопроса, несомненно, надо искать в Советском Союзе. По переписи 1959 года в нем жило 2 млн. 267 тыс. евреев, однако все западные эксперты-евреи согласны в том, что это — совершенно нереальная цифра. Согласно советским правилам при переписи можно назвать любую национальность, с которой себя соотносишь. В 1959 «Американский еврейский ежегодник» 1978, т.78, с.432 сообщал о 4 млн. евреев в СССР. Профессор Михаил Занд из Еврейского института в Иерусалиме, эмигрант из Советского Союза, говорил в конце 1970-х гг., т.е. после начала выезда евреев в Израиль, о 4,5 млн. советских евреев [297]. А «Нью-Йорк пост» писала 1 июля 1990 года: «Раньше считалось, что в СССР живет 2...3 млн. евреев. Однако израильские эмиссары, свободно посещающие Советский Союз благодаря улучшению дипломатических отношений, сообщают, что правильное число — более 5 млн.»

Эта цифра просто поражает, если вспомнить, как много евреев эмигрировало после открытия (сперва осторожного) советских границ. Если «Нью-Йорк пост» права, то к 1970 году в СССР проживало не менее 5,5 млн. евреев.

По сравнению с другими народностями рождаемость у советских евреев была самой низкой. Уже в 1926 году она была на уровне, который был достаточен лишь для сохранения евреев в качестве нацменьшинства. Если учесть ассимиляцию, то вряд ли можно говорить о каком-то естественном росте этого меньшинства [298]. Не является ли это определенным доказательством в пользу того, что большая часть «убитых в газовых камерах» польских евреев осела в СССР? Многие из жидов * Прибалтики и Румынии тоже могут проживать в разных пунктах огромной страны и не исключено, что в СССР добровольно или по принуждению остались и евреи, депортированные немцами в Белоруссию из других стран. Иначе, как еврейское население, насчитывая в 1939 году 3,02 млн. человек, понеся в войну большие потери и имея необычайно низкую рождаемость, могло бы возрасти до 4,5 или даже 6 миллионов?








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх