АМЕРИКА ПОМНИТ ЧКАЛОВА

Со времени полета экипажа Чкалова из Москвы в Америку через Северный полюс прошло много лет. За это время советский народ ценою огромных людских и материальных потерь отстоял свою Родину от нашествия фашистских полчищ в Великой Отечественной войне. А после ее окончания еще 25 лет длилась «холодная война» западного империализма, оставшегося недовольным результатами второй мировой войны. И несмотря на все эти чрезвычайные глобальные события, рядовые американцы продолжали бережно хранить память о посадке краснокрылого самолета В. П. Чкалова на западном побережье США.

Первую весть об этом принес комментатор советского телевидения А. Дружинин в 1973 году. Побывав в городе Портленде, он встретил американцев, хорошо помнящих события 1937 года. Дружинин привез мне просьбу редакции газеты «Орегон Джорнал» прислать воспоминания о полете Чкалова, что я охотно выполнил. Вскоре эта газета посвятила полету Чкалова несколько полос, поместив ряд статей с фотоснимками того времени.

На следующий год наши журналисты В. Песков и Б. Стрельников побывали в городе Ванкувере на реке Колумбии и убедились, что американцы хорошо помнят Чкалова. И не только помнят, но и желают увековечить первый трансарктический полет советских летчиков сооружением монумента, для чего был организован общественный комитет под председательством Нормана Смолла. В состав комитета вошел уже престарелый механик Греко, обслуживавший самолет АНТ-25 в 1937 году, а также инженер-строитель Петр Белов, родители которого переселились из России в США в начале XX века. Кроме указанных лиц в состав комитета вошли: Ричард Боун, Алан Коул, Фред Нэт, Кеннет Путткамер, Ллойд Штромгрен, Томас Тэйлор и Гордон Вильямс.

Комитет приступил к сбору пожертвований на сооружение монумента, имея целью открыть его в год 150-летия штата Вашингтон 20 июня 1975 года, т. е. в день посадки Чкалова на аэродроме в городе Ванкувер. Это мероприятие поддержали губернаторы западных штатов — Вашингтон и Орегон, которые и обратились к нашему правительству с приглашением Г. Ф. Байдукова, А. В. Белякова и сына Чкалова — Игоря Валериевича Чкалова — посетить США в июне 1975 года и принять участие в торжествах по поводу открытия монумента.

Наше правительство положительно отнеслось к этому приглашению и предоставило нашей делегации отдельный пассажирский лайнер Ил-62М, на котором мы и отправились в США 18 июня 1975 года. Все мероприятие рассматривалось как очередная и весьма действенная возможность дальнейшего укрепления дружественных отношений между СССР и США.

Министр Гражданской авиации СССР с вниманием отнесся к формированию экипажа Ил-62М. Руководителем всей экспедиции был назначен летчик с большим опытом, Герой Социалистического Труда, начальник эксплуатационного управления международных линий, заслуженный пилот СССР Александр Константинович Витковский. К практическому выполнению сложного рейса был привлечен старший штурман летного отряда.

Опытнейший экипаж в составе командира корабля Ю. И. Зеленкова, второго пилота И. И. Рязанова, штурмана В. К. Степаненко, бортинженера В. И. Кириллова и бортрадиста И. С. Клочко блестяще справился с выполнением огромного маршрута, создал для пассажиров комфорт и точное по времени прибытие в заданный пункт.

Маршрут для нас был установлен беспосадочный — из Москвы в США через Северный полюс, т. е. повторение маршрута 1937 года.

Мы запаслись сувенирами, которые рассчитывали преподнести американцам. Здесь были модели самолета АНТ-25, копии штурманского бортового журнала 1937 года, отлитый в бронзе бюст В. П. Чкалова и другие предметы.

16 июня мы участвовали в пресс-конференции, которую проводил Аэрофлот. Присутствовавшим здесь журналистам были сообщены задачи предстоящего рейса и подробности маршрута. Основная задача нашей делегации, которую возглавлял Г. Ф. Байдуков, — принять участие в торжествах по поводу открытия монумента в городе Ванкувере (штат Вашингтон) в память трансарктического рейса советских летчиков в 1937 году. По договоренности с американской стороной первую посадку мы должны были сделать в Сиэтле, а затем побывать в Ванкувере, Сан-Франциско и столице США Вашингтоне.

18 июня около 10 часов утра Ил-62М поднялся в воздух с аэродрома Шереметьево. В самолете нашу делегацию сопровождали врач, переводчик, три американских летчика-лоцмана и свыше двадцати журналистов, репортеров, кинооператоров и работников радио и телевидения.

В 10 часов 52 минуты московского времени прошли г. Онегу. Высота 10 000 метров, температура наружного воздуха минус 42°. В 14 часов 11 минут самолет достиг Северного полюса. Высота 10 750 метров. Хорошо видна белоснежная ледовая поверхность с трещинами и темными разводьями. Витковский вышел из пилотской кабины и поздравил нас со вторичным в жизни достижением Северного полюса. Георгий Филиппович от нашего имени поздравил американских летчиков: «Пусть этот путь будет дорогой дружбы советского и американского народов», — с чувством провозгласил он.

Послали радиограмму на имя Генерального секретаря ЦК КПСС, а также на дрейфующую полярную станцию СП-22 и на летающую в космосе орбитальную станцию «Салют-4».

Ввиду неполучения разрешения на пролет территории Канады мы от Северного полюса изменили маршрут и вместо 122-го меридиана западной долготы свернули к берегам Аляски по 160-му меридиану, т. е. через центр «полюса недоступности». Именно здесь в 1937 году трагически погиб экипаж самолета С. А. Леваневского.

Но вот наконец и США. Первую посадку в соответствии с планом произвели в 21 час по московскому времени на аэродроме г. Сиэтл штата Вашингтон, где нас встречали члены комитета, губернатор штата Д. Эванс и толпа американцев. Мы были растроганы дружеской непринужденной обстановкой и отвечали на многочисленные вопросы корреспондентов. В пути мы пробыли 11 часов, а в баках нашего «ила» горючего оставалось еще на два часа. Пройденное расстояние — 9515 километров. Средняя путевая скорость порядка 860 километров в час.

Как все изменилось в авиации за эти 38 лет! По сравнению с АНТ-25 рейсовая скорость возросла почти в шесть раз, высота полета позволила идти выше всех облаков, а время с 63 часов уменьшилось до 11 часов, т. е. в шесть раз. Наши сердца были полны восторга за нашу Родину и за отечественную авиацию.

«Георгий Филиппович! Какой парадокс, — говорю я Байдукову. — Мы вылетели из Москвы в 10 часов, а в США сели в 11 часов того же дня (по американскому времени). Кто поверит, что мы летели всего один час».

«Это действительно похоже на парадокс, — ответил Байдуков. — Надо, однако, уточнить, что сели мы в 21 час по московскому времени, что по местному времени в Сиэтле соответствовало 11 часам».

Большое восхищение вызвала комплексная навигационная автоматическая система на Ил-62М. Используя гироскопические и допплеровские устройства, она ведет счет пройденному расстоянию с учетом действия ветра, не требует наблюдения солнца и не боится близости магнитного полюса.

В Сиэтле сначала нас пригласили в аэровокзал, где состоялась пресс-конференция с участием большого числа корреспондентов, журналистов, работников радио и телевидения. В основном мы отвечали на вопросы. Сколько времени летели в 1937 году и сколько в 1975-м? Сколько горючего брал АНТ-25 (6 тонн) и сколько Ил-62М (80 тонн). Г. Ф. Байдуков старался подробно объяснить, почему мы в 1937 году сели в Ванкувере, а не в Портленде — дескать, Чкалов опасался, что на гражданском аэродроме в Портленде наш самолет АНТ-25 растащут «на куски» в качестве сувениров.

19 июня с утра мы уезжаем на осмотр завода фирмы «Боинг», который расположен примерно в 40 километрах от города. Собственно, осматривали мы огромный сборочный цех, площадью, видимо, несколько гектаров под одной крышей. Чтобы увидеть оборудование одного цеха, надо было передвигаться на электрокаре.

— На постройку этого завода ушло два с половиной года, — объяснил нам представитель фирмы. — А с 1969 года мы изготавливаем здесь огромные самолеты-лайнеры «Боинг-747» каждый на 350 пассажиров.

— А какова производительность такого завода? — поинтересовался я.

— При полной нагрузке завод выпускает десять самолетов в месяц, ответил представитель фирмы. — Так что на многих линиях уже есть самолеты Б-747. Но ввиду большого веса самолета существовавшие бетонные полосы оказались недостаточно прочными. Поэтому их усиливают или строят новые. Вначале было мало аэродромов, которые могли принимать Б-747, но теперь положение исправляется — и не только в США, но и в других странах. Ну а что касается современной загрузки завода, то она невелика, — добавил он. Сейчас мы выпускаем только два самолета в месяц. Нет заказов. На заводе было 25 тысяч рабочих и служащих, а теперь осталось только 6 тысяч, — сокрушался представитель фирмы.

«Вот каковы последствия экономического кризиса в США», — подумал я.

В городе Сиэтле среди встречавших был наш консул в Сан-Франциско А. И. Зинчук и его сотрудники вместе с военным атташе В. С. Товма. Они полностью обеспечили нам общение со многими американцами, дружественно настроенными к советскому народу, ибо одной переводчицы, сопровождавшей нас, было недостаточно. В процессе осмотра нам показали цветной фильм об испытаниях «Боинга-747». Поразило устройство шасси — четыре ноги и по четыре колеса на каждой. Размах крыла — 67 метров.

После осмотра завода 19 июня мы направились к основному пункту нашей экспедиции — в город Ванкувер.

За прошедшие 38 лет аэродром в Ванкувере заметно изменился. Теперь он стал гражданским аэродромом с небольшой бетонной взлетно-посадочной полосой. Когда мы высадились из нашего самолета, то увидели большую толпу американцев, жителей города, пришедших вместе с членами комитета и мэром Джимом Галлагером встретить нас и оказать почести советским летчикам. Из состава комитета были Норман Смолл, Фред Нэт, механик Греко, обслуживавший АНТ-25 в 1937 году, инженер Петр Белов.

Появился и приветствовал нас летчик Смит, перевозивший экипаж Чкалова в 1937 году из Ванкувера в Сан-Франциско. Налет Смита 37 000 часов, и теперь он пенсионер.

Многие желали поближе протиснуться к нашей делегации, вспоминали полет Чкалова и даже показывали отдельные предметы, полученные от экипажа Чкалова на память.

— Мы подготовили вам размещение в мотеле на берегу реки Колумбии, объявил внимательный, очень молодой мэр города Д. Галлагер. — Город у нас небольшой, — добавил он, — но ему уже 150 лет. Тогда, в 1825 году, здесь на берегу реки был форт Ванкувер, и мы бережно храним деревянный причал на берегу. Да вы сами увидите это.

Мотель оказался прекрасным. Разместившись, мы поступили в распоряжение комитета.

— Проведем небольшую пресс-конференцию и отправимся к домику Маршалла, — сказал Норман Смолл. — Вы, наверно, помните этот дом. В 1937 году вы были там гостями Д. Маршалла. А сейчас в этом доме помещаются курсы медсестер и дом называется «Кэмп файр герлс» («Лагерь пламенных девиц»), — добавил он.

Слова Нормана Смолла всколыхнули в нашей памяти незабываемые часы далекого прошлого, и мы с большой радостью отправились в домик Маршалла. Это недалеко от аэродрома, деревянная двухэтажная дача. В большом холле на стенах фотографии экипажа Чкалова с Маршаллом и нашим послом Трояновским. Книга для посетителей, куда мы занесли наши теплые воспоминания. Трудно поверить, что со времени тех событий прошло уже почти 40 лет. Фред Нэт напомнил нам о намерении комитета организовать здесь музей в память о первом в истории трансарктическом полете советских летчиков из СССР в США. Затем член комитета Петр Белов объявил:

— Сейчас мы поедем на открытие новой улицы. Она будет названа именем Чкалова.

Петр Белов отлично говорит по-русски, хотя родился он в Америке. Будучи инженером-строителем, он приложил много усилий, чтобы спроектировать и организовать постройку монумента, который мы увидим завтра.

Честь открытия новой улицы имени Чкалова была предоставлена Игорю Чкалову, который при этом произнес прочувствованную речь. На него все наше путешествие в Америку произвело большое впечатление. Он переживал путь, совершенный его отцом в 1937 году, и был растроган теплотой и дружелюбной встречей.

— Я благодарю руководителей штата Вашингтон и города Ванкувер за теплые чувства и добрую память о моем отце, — говорил он на открытии улицы. — Пусть эта улица будет дорогой дружбы советского и американского народов.

Вечером в Ванкувер прилетел наш посол А. Ф. Добрынин и некоторые сотрудники посольства. В 9 часов вечера в ресторане мотеля в честь нашей делегации губернатор штата Вашингтон Даниэль Эванс организовал прием и ужин.

Но вот, наконец, наступил день 20 июня. Для меня и Г. Ф. Байдукова так ослепительно памятен день 20 июня 1937 года, когда краснокрылый АНТ-25 после 63 часов непрерывного полета приземлился на аэродроме Барракс города Ванкувера!

Это было блестящим достижением советского народа, и, как мы убедились сегодня, через 38 лет, этот день прочно сохранен в памяти и американского народа, желающего жить в обстановке мира и согласия между нашими великими державами.

20 июня 1975 года мы стали участниками митинга в честь открытия памятного монумента, воздвигнутого недалеко от аэродрома. В торжестве приняли участие несколько тысяч жителей Ванкувера, а также американцы, приехавшие из других штатов.

Монумент представлял собой невысокую арку, две стороны которой, по замыслу строителей, знаменовали собой дружбу американского и советского народов. На арке надписи на русском и английском языках в память о полете В. П. Чкалова. На лицевой стороне барельеф, изображающий самолет АНТ-25, распростерший крылья над Арктикой. Этот барельеф был изготовлен в ЦАГИ и отослан в Америку. Вокруг монумента — небольшой цветник и площадка для нескольких тысяч зрителей.

Мы заняли места около монумента. Военный оркестр исполнил гимны Советского Союза и США. В своих выступлениях мы выразили глубокую признательность устроителям торжества и всем присутствующим американцам за добрую память о полете В. П. Чкалова, проложившего кратчайший путь из СССР в США через Арктику. Посол А. Ф. Добрынин заверил собравшихся, что воздвигнутый монумент послужит дальнейшему укреплению мира, дружбы и согласия между нашими странами. Каждый из нас передал мэру города Галлагеру сувениры. Георгий Филиппович вручил ему бронзовый бюст Чкалова и ленту художественного фильма «Чкалов».

Понедельник 23 июня 1975 года был для нашей делегации важным днем. У посла А. Ф. Добрынина была договоренность, что в этот день нас примет президент США Джеральд Форд.

Вместе с послом А. Ф. Добрыниным в первом часу дня мы прибыли в Белый дом, который я не видел с 1937 года. Мало что изменилось в нем с того времени, как нас принимал здесь президент Франклин Рузвельт, разве что посетителей стало меньше. В то время доступ в Белый дом был более свободным.

Наш прием был назначен на 12 часов 15 минут, но президент был занят и вышел к нам только в 13 часов. А. Ф. Добрынин представил ему каждого из нас.

Джеральд Форд, — высокого роста, стройный, худощавый, слегка седеющий человек, юрист по образованию. Как нам сказали, он занимается спортом и, в частности, игрой в гольф. Родился он в 1913 году и во время второй мировой войны служил в ВМФ США. После войны был избран в палату представителей и в ней восемь лет был лидером республиканцев.

Поздоровавшись, Форд пригласил всех нас к себе в кабинет. За нами внесли сувениры. Г. Ф. Байдуков, приветствуя президента, преподнес ему отлично изготовленную в ЦАГИ модель самолета АНТ-25 с выгравированной памятной надписью и только что вышедшую в издательстве «Молодая гвардия» свою книгу о Чкалове, Я, как штурман, подарил президенту на память копию нашего бортового журнала 1937 года, отпечатанную на русском и английском языках.

Игорь Чкалов подал Георгию Филипповичу деревянную с художественной хохломской росписью «братину» — продолговатый глубокий ковш с головой коня и к нему двенадцать деревянных ложек, подвешенных на правый и левый борт поровну. Вместе с Игорем они торжественно поднесли президенту эту старинную русскую посудину, которую Форд принял с большой благодарностью. При этом Г. Ф. Байдуков сказал:

— Мы надеемся, что будем пить мед мира и согласия наших народов из общей «братины»!

Тепло приветствуя делегацию, Дж. Форд вывел нас на террасу в саду Белого дома и представил собравшимся журналистам и репортерам. Наша газета «Правда» так описывала эту встречу:

«Вот они появляются на ступеньках. Стрекочут кинокамеры, наши летчики в парадной военной форме с орденами. Президент представляет их репортерам и кратко напоминает об историческом перелете советского самолета АНТ-25 через Северный полюс из Москвы в Америку в июне 1937 года. „Это было знаменательным событием нашего века, — говорит президент. — Весь мир был восхищен смелостью и мужеством советских авиаторов“. В руках у президента копия бортового журнала АНТ-25… Дж. Форд читает репортерам отдельные записи…

— Да, им было тяжело, — говорит президент, — и мы склоняем головы перед их мужеством и стойкостью. Мы очень рады, что жители Ванкувера, где 38 лет тому назад приземлился АНТ-25, создали мемориал, посвященный героическому полету, и пригласили на его открытие советских героев и сына Валерия Чкалова.

Президент говорит, что доброе дело, которое сделали простые граждане Ванкувера, и пребывание в США гостей из Советского Союза убедительно показывают стремление американского и советского народов к упрочению взаимного уважения и доверия».

Но вот прием окончен. Президент, несмотря на свою занятость, смог уделить советской делегации около получаса времени. Теперь мы можем немного осмотреть город. В нем почти нет фабрик и заводов, зато обилие правительственных зданий, садов и парков. Много красивых памятников государственным и политическим деятелям, в том числе и президентам.

В тот же день мы отбыли на нашем лайнере Ил-62М на Родину.

Мы были счастливы сознавать, что ответственное задание партии и правительства по дальнейшему укреплению дружественных отношений между советским и американским народами успешно выполнено. Встречи советской делегации с государственными и политическими деятелями США, представителями общественных организаций и гражданами США показали взаимопонимание, дружелюбие и сердечные отношения простых американцев к советскому народу и нашей миролюбивой политике. Они широко и объемно освещались печатью, радио и телевидением США.

Ответный визит в Советский Союз делегации комитета по сооружению в Ванкувере монумента в память первого беспосадочного трансарктического перелета советских летчиков в 1937 году состоялся в 1976 году. В составе делегации были Фрэд Нэт с супругой, Алан Коул с супругой и Ричард Боун. Делегацию принимал и обеспечивал Совет обществ дружбы с зарубежными странами.

Наши гости пробыли в СССР десять дней. Они присутствовали на трибунах Красной площади в Москве 1 Мая и смотрели демонстрацию. В последующие дни они посетили Кремль, квартиру семьи В. П. Чкалова и некоторые фабрики и заводы. Затем побывали в Ленинграде и Киеве.

Уезжая домой, гости благодарили за дружеский прием и выразили надежду встретиться еще раз в 1977 году на праздновании 40-летия беспосадочного полета экипажа В. П. Чкалова из Москвы в США.






 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх