ПОСЛЕДНИЙ ПОЛЕТ

На родине В. П. Чкалов был встречен всем советским народом с огромной теплотой и любовью. Он предпринял ряд поездок с докладами в различные организации, рассказывая о свершенных дальних беспосадочных перелетах, о прекрасных качествах отечественных самолетов и моторов, о самоотверженном труде советских рабочих, инженеров и техников авиапромышленности.

В конце 1937 года в нашей стране происходили выборы в Верховный Совет СССР. Это были первые общенародные выборы на основе Конституции 1936 года. Все мы трое были выдвинуты кандидатами в депутаты высшего органа власти. Чкалов баллотировался в депутаты Совета Национальностей. Его избирательный округ включал в себя всю Горьковскую область и Чувашскую АССР и насчитывал насколько миллионов жителей. Мы с большим чувством благодарности к своему народу посетили множество предвыборных собраний. Будучи избраны депутатами, мы вскоре приняли участие в торжественном открытии первой сессии Верховного Совета. Валерий с головой окунулся в работу с избирателями. Он стал получать огромное количество писем со всех уголков Советского Союза, к нему приезжали многочисленные делегации трудящихся со своими вопросами и предложениями.

Вместе с тем Валерий Чкалов не прекращал деятельной работы в авиационной промышленности. Он продолжал испытания первых образцов самолетов — в основном одноместных истребителей. В его замыслах было немало идей и немало надежд в деле существенного укрепления оборонного могущества нашей Родины.

Но не довелось Валерию Чкалову развернуть во всю ширь свою неисчерпаемую энергию. Прошло всего полтора года. В декабре на авиационном заводе был готов к испытаниям новый мощный самолет-истребитель конструкции Н. Н. Поликарпова с мотором воздушного охлаждения. Валерий Чкалов следил за сборкой самолета и хорошо знал его устройство. Самолет в его руках мог показать новые, невиданные качества. Рождалось новое грозное оружие в нашей авиации.

У Поликарпова продолжались испытания также и нового самолета ВИТ-2. Как и его предшественник ВИТ-1, это был двухмоторный цельнометаллический моноплан, но вооруженный более мощными безоткатными пушками калибра 76 миллиметров и по замыслу должен был поражать прочные малоразмерные цели.

Чкалов восторгался «витом»:

— Ну и головастый же этот человек, — говорил он нам о главном конструкторе. — Такую великолепную машину для поражения малоразмерных целей придумал! Будь это дот или танк, от поражения им не уйти: самолет-то ведь на цель пикирует. Значит, и бомбы должны быть в точке… Новый самолет теперь уже перегнали на полигон. Там я начал его испытание и потребовал, чтобы в качестве мишени поставили «живой» списанный танк и чтобы броня была потолще, да горючим заправлен. Посмотрим, как его разнесет…

Полигон, о котором говорил Валерий, был расположен возле деревни. Когда-то здесь был густой лес. По мелколесью пасли скот. Тут же, за речкой, раскинулась большая поляна, куда пастухи пригоняли скот «наполдни». Сюда приходили женщины доить коров. А теперь, к концу 30-х годов, много леса было повырублено, построен аэродром, а за ним — большой полигон для стрельбы и бомбометания. Сюда и стремился Валерий.

Вот что рассказал мне житель этой деревни:

— Опять какой-то самолет прилетал. И, странное дело, к земле прямо-таки камнем падал. Я уж забеспокоился, не случилось ли что?.. Не знаю, что он там сбросил, только так жахнуло, что в деревне в некоторых избах даже стекла потрескались. Говорят, сам Чкалов прилетал. Ты не знаешь? — допытывался он у меня.

Я предпочел притвориться несведущим. Однако с некоторым беспокойством поинтересовался:

— А как же насчет стекол?

— Пустяки! С полигона пришлют машину со стекольщиком. Тот починит на совесть. Наши мужики не обижаются…

Чкалов был ярым поборником принципиально новых типов самолетов пикировщиков и штурмовиков. Он ясно видел перспективу будущего наземного боя, всевозрастающую роль участия авиации в нем и с присущей ему энергией приступил к испытаниям на боевое применение воздушного истребителя танков. Но довести эту работу ему до конца не удалось. Ему доверили новое, более важное, неотложное дело.

В 1938 году конструкторское бюро Н. Н. Поликарпова с большим напряжением работало над осуществлением чрезвычайно срочного задания правительства — дать стране новый истребитель с мощным звездообразным двигателем воздушного охлаждения. Самолет с маркой И-180 по плану должны были выпустить в первый полет к концу 1938 года.

— Если эксперимент удастся Поликарпову, то это будет самый быстроходный самолет в мире, — говорил Чкалов. — Сталин уже спрашивал у конструктора: «Когда дадите 600?» Поликарпов же обещает скорость только 585. Но я думаю, что выжму все 600, — с уверенностью заключил Валерий.

Чкалов подробно и придирчиво следил за изготовлением И-180, так как понимал всю ответственность возложенной на него задачи: от благополучного первого полета зависела оценка работы всего КБ. Это было делом чести большого коллектива. Все трудились не жалея сил и времени и с большой надеждой взирали на своего летчика-испытателя. Но, кроме того, у Валерия было еще и дополнительное задание — продолжать испытания нового поликарповского самолета СББ, шедшего под кодовым названием «Иванов». Можно себе представить, как был тогда загружен работой Чкалов.

Валерий чувствовал усталость и решил перед ответственным полетом на И-180 немного отдохнуть, отпроситься в счет неиспользованного отпуска съездить в Горький, где у него жили брат с семьей и сестры. А в родном селе Василево на берегу Волги рада была свидеться с любимым сыном старушка мать. Хотелось хоть на короткое время отвлечься, побывать в кругу большой чкаловской семьи. К тому же Валерий Павлович, будучи депутатом Верховного Совета от Горьковской области, надеялся встретиться с избирателями, решить ряд вопросов в обкоме партии и в редакции газеты «Горьковская коммуна». Он чувствовал, что в силу своей неимоверной занятости слишком мало уделяет внимания своим депутатским делам. Он был буквально завален письмами. Многим надо было помочь. И Чкалов чувствовал, что может это сделать. Но время… Его было всегда в обрез. Ольга Эразмовна, исполняя «секретарскую» работу, едва успевала заготавливать тексты ответов на письма. Но письма это только полдела. Вопросы нужно было решать практически.

И вот Валерий в Горьком. Повидался с матерью, встретился с родными, а 21 ноября явился в редакцию «Горьковской коммуны», намереваясь активно заняться общественными делами.

Но постройка И-180 быстро продвигалась к завершению, и уже 3 декабря Чкалова отозвали в Москву.

Валерий по прибытии в столицу сразу же поехал на аэродром. Самолет в то время предъявлялся отделу технического контроля, который составил акт о недоделках и различных отступлениях от технических норм.

Ознакомившись с актом, Чкалов вместе с инженерами и техниками обследовал весь самолет, прикидывая что к чему. Временами, отойдя чуть в сторону, под каким-нибудь ракурсом останавливал свой наметанный глаз на самолете, словно желая предугадать его судьбу: какой она будет?..

А судьба этой машины, последней в жизни Чкалова, была такой.

Основной истребитель наших Военно-Воздушных Сил И-16 к началу 1938 года уже не отвечал новым требованиям. Дальнейшая модернизация этой машины не могла существенно повысить ее боевые качества, и поэтому конструкторский коллектив Поликарпова начал усиленными темпами проектировать новый истребитель. Первый опытный экземпляр самолета был построен и получил название И-180. Его схема мало чем отличалась от И-16. И хотя скорость и потолок его окажутся выше, чем у «ишачка», он тоже не оправдает возложенных на него надежд работников КБ.

В дальнейшем, совершенствуя И-180, конструкторский коллектив Поликарпова в 1940 году построил новый вариант истребителя, получивший марку И-185. На нем был установлен звездообразный двигатель воздушного охлаждения М-82А мощностью 1700 лошадиных сил.

Конструкция И-185 смешанная, очень хорошо отработанная и технологичная. Рассчитывая самолет под новый двигатель, конструктор соответственно увеличил размеры самолета. С этим мощным мотором взлетный вес его достиг 3119 килограммов. Вооружение состояло из двух обычных и двух крупнокалиберных пулеметов, а затем — трех пушек калибра 20 миллиметров.

В ходе испытаний И-185 показал высокую скорость — 680 километров в час, а потолок достиг 10 тысяч метров. К сожалению, испытания его по различным причинам затянулись. А когда они были завершены, заводы ужа приступили к серийному выпуску аналогичных по боевым качествам истребителей конструкции С. А. Лавочкина и А. С. Яковлева. Осваивать серийное производство И-185 стало нецелесообразным. Однако тщательно отработанная и очень технологичная силовая установка И-185 была использована в дальнейшем предприятиями при массовом производстве самолетов Ла-5 и Ла-7, громивших фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны…

Итак, И-180 был почти готов к испытаниям. Валерий со свойственными ему непосредственностью и заинтересованностью вникал в дела проектировщиков и строителей самолета: одно дело — изучить самолет, другое — «ощупать» каждую его часть своими руками. Наверняка этим объяснялось его исчерпывающее знание новой техники, которой ему приходилось давать путевку в жизнь. Он как бы «чувствовал в себе» работу каждого агрегата сложной машины.

Особое внимание летчик уделял контролю за устранением дефектов. Вместе с инженерами он находил наиболее эффективные меры по ликвидации недоработок.

Время не ждало: шел уже декабрь, а до нового года самолет должен был пройти испытания в воздухе. Особенно много хлопот доставили система выпуска и уборки шасси и система регулировки температуры головок цилиндров.

Передача с соответствующим актом самолета от завода на летно-испытательную станцию несколько затягивалась. Все немало переволновались. Но вот наконец на 10 декабря оформляется первое задание: руление по аэродрому. Чкалов выполнил его, поделился с «главным» своими впечатлениями. Результаты были не плохими: самолет слушался рулей и тормозов, мощный двигатель работал исправно.

На 12 декабря было назначено испытание И-180 в воздухе. В соответствии с заданием надо сначала произвести короткий «подлет» и в случае благополучных результатов зарулить снова на старт и выполнить полет по кругу.

В этот день Валерий приехал на аэродром рано и занялся осмотром самолета.

Получив задание, Чкалов вырулил на старт. Но при рулении он неожиданно обнаружил некоторые неполадки в работе мотора. По этой причине «подлет» в этот день не состоялся и задание было перенесено на 15 декабря. На этот раз без предварительного «подлета». «Главный» счел возможным исключить этот промежуточный этап испытательной работы и сразу начать с полета по кругу в районе аэродрома.

За это время погода резко переменилась. Заметно похолодало, повеяло стужей, хотя снегу на земле было мало.

15 декабря 1938 года на Центральном аэродроме было оживленно. Стоял зимний морозный день. С утра — минус 25°. А затем взошло солнце, морозная дымка стала рассеиваться. Начались полеты. Чкалов имел задание — набрать высоту 600 метров, сделать около аэродрома полный круг и со второго круга произвести посадку. Ничто не предвещало несчастья.

Валерий безукоризненно произвел взлет, выполнил задание и вышел на посадочный курс. Стал снижаться, сбавив газ. Но до аэродрома было еще далеко. Необходимо было чуть-чуть «подтянуть». И вдруг при даче газа мотор не «забрал»: очевидно, остыл на сильном морозе. Смерть заглянула Валерию в глаза…

Кругом дома и различные строения. Самолет круто идет к земле. Избегая лобового удара в стену дома, Валерий выбирает двор побольше размером…

Удар пришелся в столб и штабель досок, запорошенных снегом. Пилота выбросило из полуразрушенного самолета на груду железного лома. Перестало биться сердце великого летчика нашего времени — Валерия Чкалова.

Гроб с телом В. П. Чкалова был установлен в Колонном зале Дома Союзов. Бесконечным был поток людей, желавших попрощаться с любимым героем. После кремации состоялся многотысячный митинг на Красной площади. По окончании митинга урна с прахом Чкалова была замурована в Кремлевской стене.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх