Загрузка...



Глава 9

День за днем стадо двигалось на юг, поднимая клубы пыли, на юг к пяти вершинам гор Генриз, через Дерти-Девил, через сорокамильную пустыню Мейденуотер-Сэндз, вдоль длинного арройо — сухого русла реки Трачит к переправе Денди на Колорадо. Когда Гейлорд Райли и Джим Колберн, ехавшие впереди стада, достигли ее, им навстречу вышел Касс Хайт.

— Привет, Касс, — сказал Райли, — много ли визитеров побывало у тебя за последнее время?

Хайт подошел к ним поближе и заговорил тихо, зная, как хорошо разносятся звуки в горной местности.

— Тебе известно, у нас никогда не бывает много визитеров, — ответил он добродушно. — Самое безлюдное место, не считая того, что ты выбрал для своего ранчо. Хотя учти, недавно на плато в излучине реки появился человек с биноклем, который кого-то высматривал. Не скажу, что именно тебя, но заметил я его, как только вы прошли. Он до сих пор там.

Переправа, возле которой располагалось ранчо Хайта, находилась в самом центре излучины Колорадо. С плато, образованного твердыми горными породами, которые заставили реку отвернуть на восток, и поднимавшегося теперь над ней на тысячу футов, вид открывался не только на переправу, но и на подступы к ней вдоль каньона Трачит.

— Что ты об этом думаешь, Райли? — спросил Колберн.

— Скорее всего, выслеживает тебя.

— Похоже, так.

— Вам пора вернуться, Джим. Если там наверху полицейский отряд, ты угодишь в ловушку. На многие мили отсюда, как вниз, так и вверх по реке, нет другой переправы. Скрыться шансов мало!

— Мы переправим тебя через реку, сынок, оттуда пойдешь сам.

— Райли, — предложил Хайт, — если нужна помощь, у меня есть пара бездельников. За ними должок. Скажу — не откажутся.

— Пришли их, я дам им работу на три дня. Если подойдут, буду держать дольше. И еще поищи толковых парней, я бы нанял пару на весь сезон.

— Что ж, простимся, друг, — сказал Колберн. — Перейдет стадо реку, и мы возьмем старт к далеким холмам, и оставим тем, кто охотится за нами, много пыли и пространства.


В течение двух недель после того, как Райли со стадом добрался до дому, ни у него, ни у его помощников ни на что не хватало времени: началось клеймение. Они слишком поспешно покидали Спэниш-Форк и не успели добыть дорожные клейма. Наверстывая упущенное, ковбои трудились до полного изнурения, часто не удавалось устроить даже небольшой перерыв.

Гарь от костров и паленых шкур, смешанная с пылью, забивала ноздри. Освобождаться от нее удавалось только ночью, лежа под звездами и вдыхая аромат кедра и полыни, приносимый ветром.

Целыми днями Круз, Луис и другие носились верхом, ловко управляясь с лассо. Они хорошо знали свое дело и работали быстро, не делая лишних движений. Но огромному стаду, казалось, нет конца.

В начале третьей недели к Райли подъехал Круз.

— Там всадник, амиго, незнакомый.

Гейлорд выпрямился, вытер пот с лица и, отведя руку назад, проверил свой шестизарядник.

К костру подъехал высокий человек в рубашке из оленьей кожи и засаленной черной шляпе. За его буланым жеребцом с белой полоской на спине, шли две крепкие вьючные лошади.

— Райли? — осведомился он. — Касс Хайт с Денди-Кроссинг сказал, что тебе нужен работник.

— Если ездишь верхом и бросаешь лассо, я тебя нанимаю. Тридцать в месяц и харчи.

Парень спрыгнул с седла и оказался на два дюйма выше Гейлорда, Он повернулся на каблуках и поднял кофейник.

— Вот выпью чашку кофе и приступлю к делу. Я — Телль Сэкетт.

— Не родня ли Сэкеттам из Моры?

— Брат владельца ранчо.

— Слыхал о вас только хорошее.

Вместе они принялись за работу. Круз встал на пару с Луисом, а Сэкетт с Райли. Новый помощник орудовал лассо быстро и уверенно, как нельзя кстати пришлись и его лошади.

Рабочий день начинался в три часа утра. Затемно они вылезали из постелей. Дежурный разводил костер и быстро готовил завтрак. Когда занимался день, они уже заарканивали первую корову. Вместе с табуном, прикупленным у конокрадов, который пригнали из Сан-Рафаэл-Свелл, в коррале стояло шестьдесят шесть лошадей, и все они были нужны в работе. За день ковбой менял трех-четырех коней, хотя это были выносливые, сильные животные со здоровыми твердыми копытами. Они не отличались резвостью техасских, но на ранчо оказались незаменимы. Подковали их сами ковбои, пользуясь рашпилем. Набивали подкову гвоздиками, быстро и без огня. Когда арканили много коров, трудились парами — одни с лассо, другие с клеймом.

Дважды Гейлорд видел чужие следы на пастбище и один раз заметил солнечный блик на полевом бинокле — кто-то наблюдал за ними с холма. Но заботу об этом оставил на потом.

В лагерь все возвращались смертельно усталыми и сразу заваливались спать. Даже в дом на плато наезжали редко.


Спунер прискакал в Римрок вскоре после полуночи и спешился у салуна Хардкасла. Как раз в этот момент Сэмпсон Маккарти запирал дверь на ночь. Заслышав стук копыт, он естественно обернулся и увидел известного ганфайтера, который уже несколько недель не появлялся в городе. Ездок и лошадь выглядели усталыми. Стоя в тени, газетчик наблюдал за Стратом, чего-то ожидающим на деревянном тротуаре. Вдруг дверь салуна открылась, и вышел Хардкасл. Они тихо заговорили.

И тут на противоположной стороне улицы, в тени деревьев, Маккарти заметил легкое движение. Затаив дыхание, он вглядывался в темноту и вскоре рассмотрел чью-то грузную фигуру. Вскоре Спунер вскочил на лошадь и направился к платной конюшне. А спустя пару минут из тени вышел человек и зашагал к ресторану. Маккарти узнал шерифа Ларсена.

Ни Маккарти, ни Ларсен не могли расслышать, какую весть привез Спунер. Но было очевидно, что Хардкасл ждал ее с нетерпением.

Спунер не долго томил своего патрона.

— Райли вернулся, — сообщил он. — Привел смешанное стадо из шортхорнских и белоголовых коров. Заклеймили пока меньше половины. У него три помощника — Круз, Луис и один бродяга. Они трудятся не покладая рук. Думаю, ваше время пришло.

Хардкасл вынул из кармана горсть золотых монет и вручил разведчику, потом добавил еще одну.

— Это премия, Страт. Ты хорошо поработал, теперь отправляйся спать.

Положив ключ в карман, Сэмпсон Маккарти тоже отправился в ресторан и присоединился к Ларсену.

— Видал, Спунер вернулся в город?

— Угу.

— Что-то назревает, Эд! Но что?

— Может быть… А может и нет. Трудно сказать.

Из опыта Сэмпсон знал, что, если Ларсен набрал в рот воды, бесполезно пытаться из него что-нибудь выудить, но все же, оглядев зал, сделал еще одну попытку расколоть приятеля.

— Давно не видать в городе этого… Райли…

— Да, не видать.

Открылась дверь, и, пропустив вперед Марию, вошел Дэн Шатток.

Человек внимательный и немножко романтичный, Маккарти не мог не заметить быстрый взгляд, которым Мария окинула завсегдатаев ресторана, и очевидное разочарование, отразившееся на ее милом личике.

— Кое-кто скучает по нашему другу Райли, — прокомментировал он вслух.

Ларсен не ответил, и, проследив за взглядом шерифа, Маккарти опять увидел Спунера, который сидел теперь развалясь и беззастенчиво пожирал глазами Марию. Выражение его лица было дерзким.

Почувствовав что-то, Дэн обернулся, и Спунер отвел глаза, но не так быстро, чтобы Шатток ничего не заметил. Он сразу потемнел от гнева.

Но Мария что-то сказала ему, и он продолжил разговор с ней, видимо, начатый до прихода сюда.

Маккарти еще раз перебрал в уме все события, и обстановка ему не понравилась. Он всегда искал новости, но без таких мог вполне обойтись. Какой сложный клубок! А главное, могут пострадать те, кого он любил и уважал.

Вошел Пико и сел за стол Шаттока. Уже давно этот крупный, жилистый мексиканец стал почти что членом семьи. Когда появилась Мария, Пико взял на себя роль ее телохранителя.

Шатток что-то сказал Пико. Мария явно запротестовала. Пико поднял глаза и через зал встретился взглядом со Страхом. Но здоровенный ганфайтер только улыбнулся мексиканцу и отвернулся.

Маккарти был поражен тем, как изменилось поведение Спунера. Он жил в городе какое-то время, но был всегда очень осторожен, избегал контактов с жителями, редко покидал салун Хардкасла, и то только в тех случаях, когда выполнял его поручения. А теперь он просто лез на рожон. А эти передаваемые шепотом слухи о том, что Дэна ждут неприятности? А таинственные приезжие, которые то и дело появлялись в городе и исчезали? Дружелюбный по натуре Сэмпсон считал жителей Римрока своими друзьями. И он не мог не видеть, что даже Ларсен, внешне сохраняющий безмятежный вид, был встревожен.

Шериф постоянно где-то пропадал. Он, казалось, не спал. Не было вечера, чтобы его не видели в ресторане или в одном из салунов. Он обязательно присутствовал там, где, приезжая в город, оказывался Шатток. Эд наблюдал и ничего не говорил.

Несколько дней спустя после того вечера в ресторане, Маккарти как всегда набирал гранки. Открылась дверь, и вошел Райли. Он купил газету, поболтал немного и вышел. Провожая его, Сэмпсон невольно задержался на пороге, наблюдая за разворачивающимися перед ним событиями. Навстречу Гейлорду шла Пег Оливер. Но как шла! Вздернув нос, подняв подбородок, она будто не замечала парня, о знакомстве с которым мечтала совсем недавно.

Райли открыл было рот, чтобы приветствовать ее, да так и остался стоять как громом пораженный. Он в гневе скомкал и отшвырнул газету, повернулся и пошел в ресторан.

Маккарти с сомнением посмотрел на свое детище, валяющееся в пыли, поспешно снял передник, козырек и, на ходу накинув пальто, устремился по улице. Он предчувствовал, сейчас может что-то и проясниться.

Он подоспел как раз в тот момент, когда шериф Ларсен остановил Райли и задал вопрос:

— Вы покупаете коров?

— Когда нахожу белоголовых или шортхорнских.

— Я не представлял, что их так много в округе!

— А их мало.

— У вас есть купчая?

— Конечно, — Райли бросил быстрый взгляд на вежливого шерифа. — Что вас интересует?

— Вы не против, если я приду взглянуть на нее?

Гейлорд почувствовал, как кровь бросилась ему в голову. Он вдруг осознал, что и вся улица застыла, следя за их беседой.

— В любое время, шериф, в любое.

Райли резко повернулся и в этот момент увидел Дезлога. Ганфайтер сидел на скамейке перед салуном, и, когда их взгляды встретились, Дезлог медленно, со значением, прикрыл один глаз.

Райли охватил гнев, он направился к ресторану, когда Хардкасл остановил его.

— Чем могу помочь? Заходите ко мне.

Райли резко остановился.

— Что вы хотите сказать? Как вы можете мне помочь?

Хардкасл пожал плечами.

— Я не верю слухам, но у Шаттока пропадают коровы и болтают, что он обвиняет вас…

— Пусть он идет к черту.

Гейлорд обошел трактирщика и направился в ресторан, который в этот час был почти пуст. Девушка, принявшая у него заказ, даже не улыбнулась. Молча записала все и ушла. Когда принесла еду, то просто швырнула тарелки на стол.

Рассердившись, Райли хотел встать и уйти. Но голод не тетка, а в городе больше негде было поесть. Он постарался успокоиться и взялся за вилку. Вскоре пришел Маккарти и направился к нему.

— Не возражаешь, если я присяду?

Райли посмотрел на него с облегчением.

— Я рад вам, но ко мне так относятся, что, может быть, вам не стоит…

— Рискну. — Маккарти заказал ужин и, закурив трубку, откинулся на спинку стула. — У Шаттока пропадает скот.

— И он подозревает меня, — с горечью сказал Гейлорд. — Я только что купил огромное стадо.

— В том-то и дело.

— Кто же еще осмелится взять белоголовых, если ни у кого в округе их больше нет?

— Так рассуждают. Никто не может понять, откуда ты взял весь свой скот.

— Я приобрел стадо в Спэниш-Форк.

— Пойми меня. Я ни в чем не сомневаюсь. Ведь именно я сообщил тебе о скоте. Но некоторые говорят, что такого стада никогда не существовало, а если бы и было, то нет пути, по которому его можно пригнать сюда.

Большинство законопослушных граждан и понятия не имело о Воровском пути и действующих на нем правилах. Райли знал, что погонщики, которые ему помогали, сами были людьми вне закона.

— Я купил коров у племянника доктора Бимэна. Доктор живет здесь, в Римроке.

Маккарти быстро взглянул на него.

— Ты кому-нибудь говорил об этом? Если нет, молчи. Кокера Бимэна застрелили. Тело нашли две недели назад у дороги. Его убили и ограбили.

Гейлорд перестал есть, у него пропал аппетит. Его захлестнуло отчаяние. Неужели у него нет шансов? Неужели это конец всем его надеждам?

— Я не убивал его… Я купил у него стадо, и у меня есть купчая… Я заплатил ему золотыми монетами.

— Док любил племянника. Он возбуждает дело, чтобы найти убийцу.

— Хочу надеяться, что его найдут. — Райли отложил вилку и выпрямился, стараясь обдумать возникшую проблему.

Он здесь человек со стороны, у него нет друзей. Рассказать о своем прошлом никогда никому не решится. Нет и свидетелей, ибо те, кто знал все, сами вне закона и не рискнут вмешаться, а если попробуют, их свидетельство не будет принято.

— Успокойся и поешь, — уговаривал его Маккарти. — Думаю, это пригодится.

Конечно, обывателю, иногда выезжающему в ближайший маленький городок со своего ранчо, трудно поверить, что Райли провел стадо по дикой, выжженной земле, где обычно двум-трем всадникам едва удавалось найти немного воды… Кто здесь знает эти земли? Мормоны, укрывающиеся по причинам, известным только им? Работяги, которые нашли безопасное убежище в далеких горах Руст?

Ему вдруг стало плохо. Он оглядел зал невидящими глазами. Все бросить, бежать! Вернуться к Денди-Кроссинг, переплыть Колорадо и укрыться в стране Руст. Вероятно, не одну ночь, подсознательно, друзья из шайки ждали его возвращения.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх