Загрузка...



Глава 8

Дарби Луис любил поспать, и мелкий дождь, который начал накрапывать перед рассветом, навеял на него еще более глубокий сон. Он не слышал ни мягкого шага лошади, ни уханья одинокой совы.

Круза разбудила сова. Он знал, что в такое время совы не кричат. Окончательно проснувшись, мексиканец ждал, не произойдет ли чего-то еще.

Гейлорд быстро и молча поднялся, надел пояс с револьвером, взял шляпу, плащ-дождевик, бесшумно открыл дверь и шагнул в ночь. Все трое спали на полу только что построенного дома.

Круз слышал шаги хозяина под дождем, слышал, как он остановился, затем до него донеслись шлепанье тяжелых сапог и тихий голос.

Осторожно поднявшись и бросив взгляд на спящего Дарби, Круз подошел к окну, прикрытому ставнями. Сквозь щель увидел неясные очертания Райли и всадника. Потом оба пошли к навесу, который служил кухней и столовой.

Разворошив кострище, Гейлорд переставил кофейник на самые раскаленные угли. Круз наблюдал несколько минут, но не мог разглядеть лица незнакомца. Через минуту он вернулся и лег в постель: холодно, да и вообще не его это дело.

Гость, который сидел под навесом, был Кио.

— Ну, я вижу, дела идут, Малыш, — радовался он. — Думаю, у тебя скоро будет свой дом.

— Часть его твоя.

— Может быть, посмотрим.

Он с благодарностью принял кофе, а Райли вглядывался в его лицо. Ирландец выглядел усталым.

— У нас полоса невезения, — грустно сообщил Кио. — Вивера ранило, но сейчас ему лучше.

— Я нашел ваш лагерь у горы Хорс.

Кио хмыкнул.

— Я говорил Пэрришу, что от тебя не спрячешься. — Он потягивал кофе, грея пальцы о чашку. А потом неожиданно спросил: — У тебя неприятности?

— Нет.

— Значит, будут. Говорят, что кто-то из здешних нанял ганфайтера. Ты помнишь Дезлога?

— Видел его вчера.

— Он связан со стрелком из Вайоминга по имени Гус Энлоу. Они опасны, смертельно опасны.

Кио подвинулся ближе к огню. Его одежда промокла насквозь.

— Возьми мой плащ, — предложил Гейлорд.

— Нет… Свой я потерял недавно. — Кио еще налил кофе. — Расскажи, какая тут обстановка.

Сидя на бревне, Райли четко, коротко и спокойно поведал ему и о неприязни Шаттока, и о недавно купленном стаде, и о предстоящей поездке в Спэниш-Форк…

Стало светать, когда Кио поднялся.

— Надо ехать, Лорд. — Это обращение напомнило Райли старые времена. — Ты на верном пути, Малыш, так и продолжай.

— Мне нужны помощники для перегона стада из Спэниш-Форк.

Кио нахмурился.

— Черт возьми, Лорд, да я уж забыл, как обращаться с коровами, и остальные тоже. — Он бросил на него проницательный взгляд. — Мы нужны тебе?

— Конечно!

— Ну, посмотрим, — Кио задумался над предложением. — Из Спэниш-Форк? Тебе не разрешат перегонять скот по главной дороге.

— Знаю. Я намерен идти через пустыню Свелл.

— Да ты что? — поразился Кио. — Там дай Бог воды на сотню голов, не более, и то не всегда.

Несколько минут они молча сидели у догорающего костра. Дождь все шел и шел. Райли украдкой посмотрел на ввалившиеся щеки Кио.

— Ваши дела совсем плохи?

— Да, — кивнул Кио. — Ты хорошо сделал, что вышел из игры тогда. Старые времена прошли.

Он встал и выплеснул остатки кофе на землю.

— Я передам по цепочке своим людям насчет пустыни Свелл. Если найдешь там воду, то перегонишь стадо через нее.

— Этот дождь поможет, и весна была сырой.

Кио дал ему бумажку, на которой были нацарапаны три адреса.

— Если мы тебе понадобимся, напиши по всем трем адресам, по какому-нибудь нас застанешь.

— Кио!

— Да?

— Держитесь подальше от Римрока. Этот швед, шериф, очень толковый, он медлительный, немолодой, но очень хитер.

Райли вернулся к дому и постоял, мысленно провожая Кио по дороге в каньон. Старый друг назвал его Лорд, сокращенно от Гейлорд. Шутливая кличка, данная ему в те далекие времена, закрепилась за ним с тех пор, как они побывали в Сан-Франциско и он примерил цилиндр. После этого парни довольно долго звали его Лорд Райли.

Он завалился в постель, мгновенно уснул и не услышал, как через полчаса встал Круз.

Уже стало светло, когда мексиканец вышел из дома и осмотрел следы. Около навеса он увидел несколько комков грязи, упавших с копыт, поднял и отбросил их подальше… Потом оседлал лошадей и несколько раз провел их по следам, оставленным незнакомцем. Круз служил за деньги, но у него было свое понятие о верности. А все было давным-давно там, на южной границе… Ну, чего не случается с парнем в молодости?

Солнце еще не очистило вершины гор от тяжелых серых туч, когда они покинули каньон Трейл и пустились в трудный далекий путь к переправе Денди на реке Колорадо.

Дарби Луис остался на ранчо присматривать за коровами, лошадьми и продолжать работы по дому. Будучи общительным человеком, он не любил одиночества, но, не веря, что Райли и Круз вернутся со стадом, предпочел его поездке.


Кокер Бимэн убивал время в салуне в Спэниш-Форк. На столе перед ним стояла бутылка, и лицо его выражало отвращение. Здесь и нашел его Гейлорд.

— Ты выглядишь мрачнее тучи, — заметил он, — можно, я закажу выпить и тебе?

Бимэн показал на бутылку.

— Я и так слишком много хватил и не слышал, чтобы это помогало выбраться из неприятностей.

— Меня зовут Райли. Что у тебя стряслось? — спросил Гейлорд, протянув руку.

Кокер пожал ее.

— Я Бимэн. Ты не поможешь мне, если не ковбой, ищущий работу. Мне нужны десять ковбоев, направляющихся в Канзас.

Райли усмехнулся.

— По моим подсчетам, мне самому нужны десять работников. Похоже, что у тебя есть стадо для перегона?

— Почти три тысячи голов, — горестно объяснил Бимэн. — Я надеялся доставить их из Орегона в Канзас и заработать кучу денег. Ведь перегоняют же стада из Техаса? Так почему не из Орегона?

— Тебе придется признать, что дорога оттуда немного длиннее.

— Да! — Бимэн опять наполнил стакан. — Эта страна гораздо больше, чем я представлял себе. У меня есть дядя, он доктор, живет к югу отсюда. Хотел подзаработать и навестить его.

— Я встречал его… в Римроке. Ну, если, конечно, он тот самый доктор Бимэн.

— В Римроке их не может быть двое. Мой любимый дядя у меня единственный. Теперь я не смогу повидаться с ним.

— Можешь поехать туда верхом, — предложил Райли.

Бимэн отпил из стакана.

— У меня стадо, мне некуда его девать. Я не могу найти погонщиков, которые взялись бы перегнать коров через земли индейцев сиу… Идти на юг — безумие из-за фермеров. К тому же ни за что на свете мне не пересечь пустыню, а на севере только горы. И пока я сижу здесь, эти чертовы коровы проедают деньги, которые у меня есть. Мне пришлось арендовать пастбище, а к концу недели я должен найти другое. — Он понизил голос. — Если бы у меня была хорошая лошадь, я бы уехал отсюда к черту.

Райли отодвинул стакан.

— У меня есть хорошая лошадь, и мы можем договориться о стаде.

Бимэн невесело ухмыльнулся.

— Друг, я бы тебе не пожелал такого. Но на пастбище, где я держу стадо, почти не осталось травы. За соседнее мне придется уплатить вперед по доллару за голову. Это три тысячи долларов! Плохи мои дела, мистер. — Он опять налил себе. — И здесь я задолжал целую бочку. Не успеешь оглянуться, как они заберут коров, а потом и мою рубашку, и я вылечу отсюда, не понимая, что со мной приключилось. — Он посмотрел на Райли. — Тебе приходилось иметь дело с фермером-мормоном? Вот продувная бестия, почище чем шотландец, до нитки оберет янки из Новой Англии.

Райли достал из пиджака сложенный листок бумаги, тщательно разгладил его на стойке и взял ручку, которая лежала около чернильницы в углу стойки, где бармен делал свои расчеты.

— Пиши мне купчую, — сказал он, — по твоей самой низкой цене, и я возьму стадо прямо сейчас, за наличные.

Бимэн повернулся и уставился на него.

— Но послушай. У меня почти три тысячи голов, и я вложил в них уйму денег.

— У тебя три тысячи голов, которые ты вот-вот потеряешь, — холодно отрезал Райли, — а у меня есть деньги, чтобы их купить. Мысль о покупке только что пришла мне в голову, — солгал он. — Если моя жена узнает об этом, она выйдет из себя. Ты знаешь, каковы женщины.

Кокер облизал губы. Трава на пастбище, где он держал стадо, была съедена до корней, и скоро голодные коровы снесут ограду, вырываясь на свободу. Чтобы перевести их на новое, свежее пастбище, он должен заплатить три тысячи долларов, которых у него нет.

— Я вложил в стадо около двадцати тысяч долларов, — промямлил Бимэн.

— Ну и что? — спокойно возразил Райли. — А сколько у тебя будет завтра или послезавтра?

Он потянулся за листком бумаги, лежащим на стойке. Бимэн прикрыл листок рукой.

— Подожди.

— Я дам тебе три тысячи долларов, — внушал Райли, — прямо здесь, сейчас… золотом.

— Что? — почти выкрикнул Бимэн. — Три тысячи? Я потеряю семнадцать или восемнадцать тысяч? Ты с ума сошел!

— Нет, не я, а ты сошел с ума, когда затеял перегон, неучтя всех обстоятельств. — Райли начал застегивать пиджак. — Мне пора уходить, меня ждет жена, и…

— Подожди минуту. Дай подумать.

— О чем? Если я куплю твое стадо, ты получишь золотом три тысячи долларов. Если я его не куплю, ты его потеряешь и не получишь ничего. О чем тут думать?

Бимэн смотрел на него с отвращением.

— Ты хуже, чем мормон. Готов стереть человека в порошок.

— Я не уничтожаю тебя, я предлагаю выход. — Райли повернулся к Крузу: — пойди посмотри, нет ли там моей жены. Если она вернулась из магазина, то ждет, наверное, с нетерпением.

Через минуту Круз вернулся с мрачным видом:

— Ее нигде не видно, но, конечно, она теряет терпение.

— Теперь или никогда, — сказал Райли, кладя на стойку бара пояс с деньгами, который Круз носил на себе. — Вот.

Бимэн вытер пот с лица и открыл пояс. Там лежали блестящие золотые монеты. Он пересчитал их, помедлил, потом нацарапал свое имя на купчей.

Райли обратился к бармену.

— Вы можете подписать бумагу как свидетель? — Бармен поставил свою подпись, и Райли сунул ему десять долларов. — Купите себе сигару, — потом протянул руку Бимэну. — Желаю больше удачи л другой раз.

Когда они вышли на улицу, Круз хитро посмотрел на него.

— Но сеньор не женат…

— Неужели? А мне показалось, что где-то меня ждет жена, и вероятнее всего, она не одобрила бы эту сделку.

— Еще бы, разве два человека могут перегнать стадо в три тысячи голов? — Черные глаза Круза весело блестели, выражая интерес и удивление. — Что ты собираешься с ним делать?

Райли ничего не ответил.

В магазине они пополнили свои запасы и направились на пастбище. Когда они подъехали к изгороди, за которой паслись коровы, их встретили двое мужчин. Направив лошадь в их сторону, Гейлорд остановился.

— Здравствуйте, джентльмены, чем могу служить?

Бородатый верзила в черном пальто, выдвинувшись вперед, спросил:

— Вы Райли? Вы купили стадо?

— Да.

— Моя земля лежит к югу, и ни одна корова не ступит на нее. Вам ясно?

— Конечно, — улыбнулся Райли, — мой скот и близко не подойдет к вашей земле. Я погоню стадо на восток.

— На восток? Тогда вы еще глупее, чем я думал. В штате Вайоминг восстание индейцев сиу. И вы не сможете нанять работников. — В голосе верзилы прозвучало злорадство. — Вам не удастся перегнать такое стадо без помощников и без запасных лошадей.

Райли поднял руку в знак прощания и, открыв ворота, выпустил коров, а Круз только следил за тем, чтобы они не снесли изгородь. Поскольку вся трава на пастбище была съедена, животным не терпелось покинуть его. Всадники наблюдали за происходящим, стоя в нескольких сотнях ярдов. Очевидно, кое-кто из местных фермеров даром хотел заполучить породистых коров и еще продолжал надеяться на это.

На восток от города лежало открытое пространство, без огороженных земель и обработанных полей и пастбищ, там почти не было травы.

Мало-помалу стадо растянулось. Однако то один, то другой бычок, завидев зеленую траву, устремлялся в сторону от маршрута; и Райли с Крузом выбивались из сил, возвращая их в строй и направляя стадо по свободным землям.

Они не прошли и мили, как из лощины впереди появился всадник. Потом, в облаке пыли, еще два. Гейлорд, как и Круз, поднялся на стременах, чтобы лучше рассмотреть их, но они не обращали на него никакого внимания. Стадо двигалось вдоль ручья на юго-восток.

Те фермеры, с которыми разговаривал Райли, тоже стояли на стременах, с удивлением глядя на незнакомцев, будто не веря глазам своим. Стадо продолжало удаляться, легко войдя в общий ритм движения. Пригнанные из Орегона животные успели привыкнуть к переходу. Во главе стада шла большая шортхорнская корова.

Отойдя на несколько миль от Спэниш-Форк, уже в сумерках, ковбои увидели впереди тонкую струйку дыма. Один из незнакомых всадников устремился к голове стада и начал разворачивать его.

Круз, который перестал чему-либо удивляться, направился к костру. Поскольку там не было походной кухни, он сразу догадался, что попал в лагерь перегонщиков. Невдалеке пасся табун, примерно из шестидесяти лошадей.

Вместе с Райли, который только что объехал стадо, Круз оказался у костра, где сидел худощавый ковбой с узким, жестким лицом и пил кофе.

— Райли? — спросил он. — Я сегундо note 2. Все в порядке?

— Лучше не бывает.

— Мы с парнями посторожим ночью, а вы займетесь стадом днем.

— Спасибо.

Круз взял переданную ему тарелку бобов с мясом и опять с любопытством взглянул на Райли, который, устроившись поудобней, с аппетитом жевал. Пожав плечами, мексиканец последовал его примеру.

Лагерь был разбит у ручья, его окружали высокие деревья. Гейлорд с удовольствием прислушивался к потрескиванию огня и вдыхал запах горящих поленьев. Кофе был что надо, а еда еще лучше. Время от времени к костру подъезжал всадник, выпивал чашку крепкого ароматного кофе и снова исчезал в темноте.

Днем стадо снова двинулось вперед. Вдруг откуда-то возникла дюжина всадников, которые, судя по их поведению и обращению с животными, отлично знали свое дело. Все шло без перемен, и скот быстро удалялся от Каслгейта на юг. На пятый день появился новый гость, и после короткого обсуждения с ним направления движения, стадо сделало поворот. Теперь такие визиты повторялись довольно часто, и каждое изменение маршрута приводило к воде. Часто это были лужи от дождя, иногда источник или родник. Разведчики находили и воду, скопившуюся в низинах речного русла.

Как-то Круз стоял рядом с Райли и наблюдал за проходившим мимо стадом.

— Коровы неплохо выглядят, амиго, — заметил он. — Нам везет.

— Нас спасли дожди. Да и весна была сырой, снег долго не таял. Обычно на пути нельзя напоить и дюжину лошадей, что уж говорить о стаде коров.

— Особенно, — съязвил Круз, — если иметь только двух ковбоев.

Райли улыбнулся.

— Главное, иметь друзей.

Круз не любил лишних вопросов, но тут, немного посомневавшись, спросил:

— Я слышал о Воровском пути, амиго… Это он?

— Его часть. Он идет от Канады до Мексики. На всем протяжении есть станции: Дыра-в-стене в Вайоминге, Браунова дыра на границе Вайоминга, Колорадо и Юты; Робер-Руст в Юте. В Аризоне — Хорс-Тииф-Вэлли около Прескотта, и Сульфур-Спринг-Вэлли к востоку от Тусона. В Нью-Мексико возникли станции близ Альмы, Ландаски в Монтане и еще одна в горах Крейзи. Скажем, на пути через Монтану кто-то крадет скот и доставляет его на Воровской путь. Владелец фермы у дороги гонит «заблудших» на юг, передавая их из рук в руки коллегам, которые делают то же самое; фактически, никто ничего не крадет, кроме человека, который их продает. Остальные просто сгоняют «отбившихся» со своей территории. Таким образом коровы из Монтаны в конце концов попадают на рынок в Мексике, в Аризоне или Техасе. Посмотри на наших погонщиков. Они гонят стадо на юг, просто чтобы очистить от них свои пастбища. Послезавтра у нас будут новые люди и, может быть, свежий табун лошадей.

Когда Круз отъехал, Гейлорд засмотрелся на бредущих коров. С ними он связывал свое будущее, и не только свое, но и тех, кто дал ему возможность чего-то добиться. От того, сумеет ли он сохранить стадо на этом труднейшем пути, зависело все… Именно все. Его вовсе не успокаивало хорошее начало, ибо впереди их ждало самое трудное испытание — бросок через пустыню, суровую и засушливую.

Это стадо было все, что он имел. Правда, у него еще лежали небольшие деньги в, банке, — но только для того, чтобы продержаться, пока не вырастет молодняк на продажу. А такой выгодной сделки, как эта, ему, конечно, больше никогда не совершить.

Он с нежностью думал и о своих старых друзьях, осознавая, что они заслуживали в жизни большего, чем имели сейчас. Как и он, они совершали ошибки, но кто без греха? А люди они отличные. Наступит время, когда им придется прекратить свой промысел. Значит, понадобится пристанище, теплый, уютный дом, обеспечивающая сытую старость работа.

У любого бродяги наравне с любовью к перемене мест всегда глубоко спрятано желание иметь собственный дом, где можно укрыться от невзгод. Его дом будет стоять среди фантастических каньонов и громоздящихся вершин, где в расщелинах скал лежат руины, оставленные теми, кто пришел неизвестно откуда, а потом ушел неизвестно куда…

Но и они не были первыми поселенцами в глухом краю. Об этом говорят странные рисунки на стенах… Недалеко от Спэниш-Форк, возле развалин, которые могли быть древним рудником, он видел целую картину, изображающую погонщиков с вьючными животными, похожими на лам. Что это были за люди? Каких вьючных животных они держали?

Размышления Райли прервал подъехавший ковбой.

— Нам нужно мясо. Можно забить одну корову?

Гейлорд рассмеялся.

— Вы когда-нибудь раньше спрашивали?

Когда всадник повернулся, Райли заметил, что у него одна рука.

Парень оглянулся и улыбнулся.

— Не часто… Не очень часто.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх