Загрузка...



Глава 13

Гейлорд поднялся из каньона Фейбл и остановился на краю плато Темного каньона. Солнце садилось, но жара еще стояла. Он радовался, что закончил работу, которую наметил, хотя устал.

На следующий день, отобрав самых лучших телок и бычка из племенного молодняка, Райли погнал их в долину Фейбл на богатое травой пастбище, откуда они не могли разбрестись. Поэтому, приехав на ранчо, Джим Колберн не застал Малыша. Он собирался обсудить с ним важные проблемы и остался ждать его возвращения.

Ни он, ни Райли не знали, что именно в этот момент Страт Спунер покинул Римрок и направился по дороге, которая вела его к встрече с Марией.

В лагере Пэрриш, присматривающий за Вивером, метался как загнанный зверь, проклиная все на свете. Он лучше других разбирался в ранах и видел, что Вивер угасает. Здесь, в каньоне, без медицинской помощи ему не выкарабкаться. Нужны срочные меры. И Пэрриш вдруг решил не дожидаться возвращения Колберна.

Пока Вивер бормотал и кричал в бреду, Пэрриш быстро свернул лагерь и упаковал вещи. То, что он собрался сделать, могло убить Вивера, но давало хоть ничтожный шанс на спасение.

Оседлав лошадей, Пэрриш подошел к Виверу.

— Мы сматываемся, — сказал он. — Тебе придется встать.

Вивер слишком долго жил вне закона, чтобы не понимать приказ с первого слова. Если они сматываются, значит, возникла опасность. Пэрриш с трудом поднял раненого на ноги, усадил в седло, привязал и, не теряя времени на уничтожение следов стоянки, отправился в путь, ведя лошадь Вивера и двух вьючных в поводу.

Колберн покинул лагерь час назад, Кио чуть позже.

На всей этой огромной пустынной земле неизвестно по чьей воле и почему разные люди вдруг неуклонно стали двигаться к одной точке, приближаясь к развязке, о которой никто из них даже не подозревал.


Райли въехал во двор ранчо с заходом солнца и сразу увидел Колберна. Еще крепкий, сильный, но уже с заметной проседью старый бандит поднялся ему навстречу. Круз наблюдал за ними, стоя в дверях.

Колберн даже не успел начать разговор, как в воротах появился Пэрриш, ведя за собой лошадей.

— Прости, Джим, — сказал он, — я не мог ждать.

— Круз, — крикнул Райли, — приготовь постель в доме.

Мексиканец быстро ушел, а Колберн и Райли помогли Виверу покинуть седло и войти в дом.

Гейлорд осмотрел рану, встал, взял шляпу и пошел к двери.

— Ты куда? — спросил Колберн.

— Ему нужен доктор, а в Римроке есть один.

Не ожидая возражений, он вышел во двор, перенес седло на свежую лошадь и выехал на дорогу. Его буланый был стайером, и они очень быстро добрались до города.

Маккарти сидел на кровати, сняв один сапог, когда услышал стук в дверь. Райли вошел усталый и весь в пыли.

— Маккарти, вы знаете доктора Бимэна? Он нужен на ранчо.

Сэмпсон задумался в нерешительности.

— Бимэн настроен против тебя, Райли. Он считает, что ты убил Кокера и украл его скот.

— Я могу показать ему купчую. Но сейчас не важно, что он думает обо мне… Он врач, а на ранчо находится человек, которому необходима его помощь. Я должен попытаться.

Когда Маккарти и Райли явились к Бимэну, тот сидел за конторкой с какими-то счетами. Увидев Гейлорда, нахмурился.

— Я слышал, что вы обо мне дурного мнения, — резко начал Райли, — но, думаю, это не относится к делу. Один из моих работников получил пулевую рану, ему плохо, он может умереть.

— Ты проклятый шакал-убийца… — зло зашипел Бимэн.

— Док, если вы подобное скажете мне завтра, вам лучше иметь в руках оружие. Но сегодня я слишком нуждаюсь в вашей помощи, чтобы спорить с вами. К слову, на скот у меня есть купчая за подписью вашего племянника и свидетеля.

— Свидетеля?

— Да.

— Разберемся! Я посмотрю твоего раненого. А потом мы раз и навсегда все выясним. И не думай, что запугаешь меня бряцанием оружия. Я им пользовался, когда у тебя молоко на губах не обсохло.

Поднимаясь на крыльцо, док Бимэн пристально взглянул на стоявшего в стороне Кио и, не теряя времени, вошел в дом. Он прощупал пульс у раненого и снял повязку.

— Пулю вынули? — повернулся он к Райли.

— Не знаю, меня там не было.

— Придется оперировать.

Во дворе вновь раздался топот копыт, и Райли кинулся к двери. Джим Колберн стоял у домика для работников, Кио — около конюшни. Оба с ружьями в руках.

К крыльцу подъезжала Мария.

— Гейлорд, — она впервые назвала его по имени, — на тебя собираются напасть. Юстис и Спунер заехали на ранчо за дядей Дэном, но он отказался участвовать в их походе.

Райли, не отдавая себе отчета, принял на себя командование.

— Кио, — сказал он быстро, — поднимись на гору. Тропинка начинается за корралем. Оттуда хорошо просматривается вся округа. Когда увидишь их, дай знать.

К двери подошел Бимэн.

— Мария, иди-ка сюда, помоги мне.

Он вернулся в дом, и Райли вошел следом. Из ниши в стене он вытащил кожаный бумажник и достал купчую.

— Разве эта подпись не вашего племянника? И вот и свидетель — бармен из Спэниш-Форк.

Бимэн взглянул на подпись.

— Да, рука Кокера. Бармена я тоже знаю. — Он прошел мимо. — Сейчас не время.

— Я думал, вы слышали: на нас вот-вот нападут!

Бимэн резко повернулся к нему.

— К черту, я занят, держите их подальше от меня, это единственное, что прошу. Держите их подальше, если хотите, чтобы ваш человек остался жив.

Райли вышел во двор к Колберну и Пэрришу.

— Вы слышали его: это наше дело.

— И мое, амиго, — сказал Круз, — я один из вас. Разве нет?

— Когда все кончится, мы отсюда уедем, — произнес Колберн.

— Если так, я уеду с вами, — ответил Райли.

— Что это значит? — спросил Колберн.

— То, что вам незачем отсюда уезжать. Послушай, Джим, Вивер там борется за свою жизнь, и у него есть шанс выжить. Пэрриш недавно едва избежал опасности. Все против вас. Если вы уедете, у вас будут большие неприятности.

— Ну и что ты предлагаешь?

— Мне нужны помощники, а вам принадлежит часть этого ранчо. Я прошу вас остаться и работать вместе со мной. У вас есть первоклассный жеребец моргановской породы, а у нас несколько кобыл. Здесь хорошие места для табуна лошадей. Я хочу сказать, что ваши скитания кончились. Вы — дома!

— А как насчет этого шведа, шерифа?

— Мне кажется, что он знает, кто я, но оставил меня в покое. Однажды в моем присутствии он произнес целую речь о том, как важно вовремя дать человеку шанс и, кажется, имел в виду меня. Я почти уверен, что и вам он тоже даст шанс.

Джим Колберн смотрел на вершины гор. Глупо хорохориться и не признавать, что ты устал. Устал от необходимости прятаться и хитрить. Как здорово зажить своим домом, иметь друзей, вдохнуть дым костров при клеймении животных и опять держать в руках лассо…

— Думаю, он прав, Джим, — сказал Пэрриш, — Кио того же мнения. Мы ведь не раз мечтали покончить с прошлым, и Кио давно бы бросил. Но он не хотел покидать тебя в беде.

Колберн все смотрел на горы. В черный «бизнес» он втянулся, сам того не желая, и, казалось, из него нет выхода. И вдруг свет в конце туннеля! Они нападали, захватывали и разрушали, нанося ущерб; может, еще не поздно вернуть человеческому сообществу долги, начать строить, созидать, жить в мире с собой?

Но хочет ли он остаться? Или ночные дороги снова позовут его? Эти вопросы он себе не задавал: все прежние желания давно покинули его. Начинали они бесшабашными молодыми ковбоями, теперь стали зрелыми мужчинами, настало время все изменить. Им повезло, что представилась такая возможность.

Какая странная и замечательная штука жизнь! Сколько в ней неожиданных граней. Малыш, которого они так старались спасти, теперь спасает их самих.

— Ну хорошо, Райли, — заключил Колберн, — принимай работников!


Спунер остановился там, где кончался каньон Трейл.

— Из этой дыры нет выхода, — указал он. — Возьми четырех человек, Ник, и отправляйтесь в объезд по каньону Руин. Обойдите их с севера. Мы завяжем драку и, когда ворвемся на ранчо, будем стрелять в каждого, кто не на лошади.

— Сколько их там? — спросил Валентц.

— Четверо или пятеро. Один болен, лежит в доме, кто-то на пастбище.

— Там Райли, Круз и Луис. Ты их забыл?

— Нас восемнадцать, — возразил Страт, — а что касается Дарби, он все бросит и убежит. К тому же сейчас, по моим данным, этот вояка в долине и вряд ли появится.

— Ладно, — согласился Ник. — Когда начнем?

— На рассвете. Приготовься! Когда мы откроем пальбу, тут же нападай.

Ганфайтеры спешились и молча закурили, ладонями прикрывая огоньки сигарет. Вскоре Ник Валентц и его люди покинули укрытие и отправились в путь, чтобы к утру занять свою позицию.

Место, где ждал Спунер, находилось в полутора милях от поста Кио на Свит-Алис-Хиллз. Один раз ночью Кио слышал вдалеке какой-то звук. Звук не повторился. Это мог быть камень, упавший со скалы, или маленький зверек, шмыгнувший в темноте. Но Кио охватила тревога, его мучила мысль, что в случае внезапного нападения на ранчо он застрянет здесь на горе и ничем не сможет помочь своим товарищам. Поразмышляв, он решил спуститься ближе к дороге.

На ранчо, которое находилось на пятьсот футов ниже его поста и хорошо просматривалось сверху, всю ночь горели огни и сновали люди.


На пороге дома появилась Мария.

— Гейлорд, где взять чистую воду? Доктору нужно прокипятить инструменты.

Из темноты вышел Круз, взял ведро и пошел к ручью.

Мария стояла в темноте рядом с Райли, ожидая возвращения мексиканца.

— Как он? — спросил Гейлорд шепотом.

— Плох, очень плох. Док обеспокоен. Слишком поздно!

Они помолчали, потом Мария спросила:

— Ты из-за них, твоих друзей, не хотел мне ничего говорить в тот вечер?

— Тебе известно, кто они?

— Кио мне сказал.

— Да, они мои друзья. Я был одним из них.

— Но ты бросил это?

— Да, они сложились и дали мне денег, чтобы я начал другую жизнь. Вот, теперь ты знаешь все…

— Неужели ты думал, что для меня имеет какое-нибудь значение твое прошлое?

Ночь была тихой. Низко висели звезды, и небо еще не начало светлеть, хотя на такой высоте светает очень быстро.

Гейлорд смотрел на звезды, всем своим существом ощущая рядом присутствие девушки. Но действительность то и дело посылала ему тревожные сигналы. Что ожидает их обоих этой ночью? Предстоит настоящий бой. Среди нападающих будут горожане и фермеры, хотя основная масса — наемные стрелки, укрывающиеся в Голубых горах, часть из которых отпетые убийцы. Среди тех, кого могут подстрелить, окажутся такие, как Юстис и Бигелоу. Когда начнется перестрелка, кто укажет жертву пуле?

Наступает момент, когда каждый человек должен определиться, выбрать свою позицию. Если судьба еще раз подарит ему жизнь, думал Райли, он намерен остаться здесь и удержать других рядом. Вот его выбор. И он будет отстаивать свое право на него. К тому же, сейчас ему было за что бороться.

Как хорошо, что Дэн Шатток отказался присоединиться к нападающим!

Вернулся Круз с водой, и Мария ушла в дом, оставив Райли одного.

Он еще раз проверил оружие, битком набитые патронташи, направился к выезду на дорогу и остановился, прислушиваясь. Ни звука.


Только лежащая в кармане записка заставила Дэна Шаттока покинуть ранчо и отправиться в путь в столь поздний час. Но ехал он неохотно. Написанное незнакомым почерком (ведь Дэн никогда не видел, как пишет Мартин Хардкасл) послание без подписи отличалось конкретностью и лаконичностью:

«Если вам нужны доказательства, то десять ваших бычков находятся в загоне около развалин в Хаус-Парк-Бьютт. На них свежее клеймо „5 Б“.

Существовало несколько способов, как из клейма Шаттока «Лейзи Эс» сделать клеймо «5 Б», которое принадлежало Райли. Стремясь узнать, кто крадет его скот, Шатток одновременно страшился обнаружить, что вор — Гейлорд. Поэтому, получив записку, подсунутую под дверь, он никому ничего не сказал, а оседлал лошадь и поскакал в ночь… Если скот действительно в Хаус-Парк-Бьютт и клеймо подделано, он получит убедительное доказательство… и присоединится к атакующим.

Холм Хаус-Парк-Бьютт почти пополам разделял долину, где Райли, как болтали, держал свой скот, и это место лежало всего в нескольких милях к северу от ранчо на плато каньона Фейбл.

Шатток ехал быстро. Уже не молодой человек, он был сильным, жилистым и, как говорится, рожден в седле. К тому же он хорошо знал местность, по которой ехал, и легко ориентировался в горах даже ночью. Путь его лежал по краю Меса-Солт-Крик и дальше по еле видимой тропе к крутому холму Бьютт на равнине.


Мартин Хардкасл, который знал обо всем, что происходит вокруг, не мог предположить, однако, что маленький мексиканец Чата имел своего героя. Малодушный Чата жил в страхе перед Хардкаслом, подчиняясь каждому его слову, за это Хардкасл следил, чтобы мальчика кормили, и иногда давал ему денег. Но все это ничего не значило по сравнению с идолом, которому мальчик поклонялся.

А идолом для него стал человек из его народа, отличный работник, умеющий бросать лассо, первоклассный наездник и стрелок — Пико… Сейчас, будучи совсем близко от него, Чата естественно воспользовался случаем, чтобы взглянуть на кумира еще разок.

На ранчо «Лейзи Эс» мальчик робко прокрался к двери барака для работников и остановился, боясь идти дальше. Изнутри доносился храп. Так как ночь не была холодной, дверь оставили открытой. Он пододвинулся поближе, пытаясь рассмотреть своего героя и его оружие.

— Чата, — позвал тихий голос, и мальчик подпрыгнул от неожиданности, — что ты здесь делаешь?

Пико сидел на койке с револьвером в руке.

— Я хотел только посмотреть на «пистола», — сказал паренек.

— Ты увидел его, теперь лучше иди. Ты так крался, что мог бы и пулю получить.

Пико говорил тихо, по-испански. Вдруг он понял, что присутствие мальчика на ранчо не могло быть случайным.

— Чата, а что ты тут делаешь? Зачем пришел?

Чата колебался. Сеньор Хардкасл не разрешал никому говорить о записках или поручениях. И до сих пор маленький посыльный подчинялся этому правилу. Но сейчас… Ведь перед ним Пико!

— Я принес записку сеньору Шаттоку.

Какая записка? Он не знал, знал только, что она от сеньора Хардкасла и что о ней нельзя говорить. Отдал ли он записку Шаттоку? Нет, он подсунул ее под дверь и спрятался, когда Шатток вышел посмотреть, кто пришел. Что в записке? Чата ответил, что не умеет читать по-английски. Конечно, он может прочитать клеймо. Они одинаковы на всех языках. Какое клеймо? «5 Б», там были и буквы, большие буквы, как на клеймах, но они стояли в начале слов X-П-Б… а слова — короткие.

Пико заволновался. Он теперь не мог понять, какой звук разбудил его — пони мальчика или лошадь Шаттока? Одно знал точно: Дэн уехал в ночь, вызванный запиской без подписи, и наверняка попадет в ловушку.

Пико быстро оделся и пошел в дом. Кровать Дэна пустовала, в офисе тоже никого. С собой хозяин взял пояс с патронами и винчестер.

Седлая лошадь, Пико раздумывал над названием места. Без сомнения, клеймо «5 Б» как-то ограничивало зону поиска, ибо только две вещи могли заставить Шаттока сесть на коня посреди ночи: кража его скота или что-то, связанное с Марией.

«5 Б» — клеймо Райли, а Райли обвиняли в краже скота, Пико помчался на поиски «5 Б»… Мысленно он перебирал все места, которые могли иметь отношение к этому клейму.

Маверик-Пойнт… Севен-Систерз… Мормон-Пейстча… Меса-Солт-Крик… Бриджер-Джек… Биг-Покет… Дедмэн-Пойнт… каньон Ларк… Катидрал-Бьютт — Бьютт начиналось на «Б». Каньон-Джип… И тогда он догадался: Хаус-Парк-Бьютт в долине!

Пико пришпорил коня, чего никогда не делал раньше, и поскакал.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх