Загрузка...



Глава 10

Перекатывая во рту сигару, Мартин Хардкасл удовлетворенно размышлял над происходящим. Из своего убежища в Голубых горах нанятые им люди молниеносно нападали на стада Шаттока. Сначала они украли несколько коров, оставив нечеткие следы, ведущие в пересеченную местность каньона, за которым лежали холмы Свит-Алис-Хиллз. Несколько ночей спустя снова совершили налет и, чтобы смешать карты, увели также коров с клеймами ранчо «Бокс О».

Сам Хардкасл усиленно распускал слухи о кражах белоголовых коров и ловко задавал каверзные вопросы своим соседям и знакомым. Где Райли мог достать такое стадо? Дэн Шатток не хотел продавать своих, если человек честен, то почему выбирает своим местожительством такие отдаленные безлюдные земли?

Из опыта Хардкасл знал, как любят горожане судачить. Девять из десяти повторит сплетню и вольно или невольно добавит что-нибудь от себя. Вот так и растет слух. В результате же Пег Оливер отворачивается, шериф Ларсен задает вопросы, кто-то посмеивается, кто-то злорадствует и готовится таскать каштаны из огня чужими руками. Хардкасл подстрекал к войне. И рассчитывал не только отомстить Дэну Шаттоку, но и получить солидный доход от повышения цен на скот. Стараясь остаться вне подозрений, он настойчиво внушал всем мысль, что, если бойня все-таки разгорится, он ничего не выигрывает.

Райли молод и, конечно, горяч, Шатток упрям и вспыльчив. Хардкасл жаждал вооруженной схватки между ними. Кто из них победит? Какая разница! В барыше-то все равно он. Жертвы его не волновали. К тому же ему и в голову не приходило, что Гейлорд отлично владеет оружием.

Молодой ранчеро планировал провести ночь в городе, но теперь передумал. С двумя лошадьми, нагруженными запасами, он отправился в горы. Спустя некоторое время вслед за ним выехал Дезлог.

Этот бандит был слишком хитер, чтобы не понимать, что затевает Хардкасл. Он прекрасно знал: дело кончится перестрелкой — и не собирался в ней участвовать… Дезлог давно постиг простую истину: когда палят все, безопасных укрытий не бывает и нельзя сказать, кто умрет, а кто выживет. Пуля сама выбирает жертву. Погибать за успех Мартина в его черной игре старый лис не имел ни малейшего желания. Все, что он хотел, — быстро получить наличные и убраться подальше.

Недавно у него появилась мысль получить эти наличные с Райли.

Когда Гейлорд въехал во двор, на ранчо никого не было. В записке, оставленной на столе, сообщалось, что помощники поехали в долину клеймить скот. Он снял с лошадей поклажу и отвел их в корраль, потом разложил по полкам все, что купил в Римроке. Среди прочего привез и пятьсот патронов.

Он усмехнулся, вспомнив выражение лица хозяина лавки, когда тот их считал.

— Пятьсот штук? Вы что, готовитесь к войне?

— Хуже сидеть с пустыми руками, когда она начнется, — ответил Райли. — Как идти вешаться и забыть веревку.

Он услышал цокот копыт во дворе и поспешил к двери. К дому подъезжал Дезлог. На его тонких губах играла улыбка.

— Как в старые времена, а, Райли?

— Что ты хочешь этим сказать? Старые времена? Я видел тебя один раз в жизни. У меня нет с тобой никаких дел.

— Ну вот что! — Дезлог держался очень самоуверенно. Похлопывая ладонью по луке, он продолжал улыбаться, но в глазах его не было дружелюбия. — Давай предположим… что, если я пойду к Дэну Шаттоку или к шведу-шерифу и расскажу им все, что знаю про тебя?

Реакция Райли оказалась настолько быстрой, что Дезлог не успел ни приготовиться, ни отразить молниеносный удар, который сбил его руки с луки и самого высадил из седла.

С глухим стуком бандит рухнул на землю. Гейлорд схватил его за воротник и коротким захватом скрутил так, что тот задохнулся. Рывком поставил на колени и, пока Дезлог цеплялся за его руку, три раза ударил по лицу. От сильных ударов на лице остались красные полосы. Отшвырнув вымогателя, Райли отступил.

— У тебя есть оружие, — сказал он холодно, — а терять — так только жизнь.

Дезлог, объятый страхом, остался лежать там, где упал, в животе у него похолодело. Его планы так глупо провалились, он был уверен, что угрозы испугают молокососа и тот постарается откупиться. Дезлог знал, что у Райли есть деньги и намеревался содрать с него тысячу долларов за то, что уедет. Теперь же его охватил тошнотворный страх. Он понимал, что ему повезет, если удастся выбраться отсюда живым. Он ожидая увидеть испуганного птенца, а встретил матерого волка,

— Я только хотел, — голос его задрожал, — отступного на дорогу. Скажем, сотню долларов? — Взбучка сбила его запросы на девятьсот долларов.

— Вали отсюда, — отрезал Райли, — и радуйся, что еще коптишь небо. Чтобы твоей ноги не было в Римроке. Услышу хоть слово о тебе, разыщу и повешу на первом дереве.

Дезлог с трудом поднялся на ноги, стараясь не касаться рукой своего оружия. Еще осторожнее он взобрался в седло. Когда уселся и уже повернул лошадь, во двор въехало четверо мужчин. Трое из долины — Телль Сэкетт, Дарби Луис и Круз. Четвертый — седой, с суровым лицом им не был знаком.

— Посмотрите хорошенько, как выглядит этот человек, — сказал гость; — тогда вы сможете поклясться, что видели его здесь. Понятно?

После этих слов он развернулся и помчался вслед за припустившим во все пятки Дезлогом.

Через сорок минут беглецу пришлось замедлить ход, чтобы спуститься по склону крутого холма. Солнце заходило, и тени удлинились. Странно, какими жуткими казались они в этом диком месте. Вон там, около кустов… скала напоминает человека на лошади…

Дезлог подъехал ближе, и «скала» зашевелилась. Седоволосый всадник с загорелым лицом в шрамах направлялся к нему, и старый бандит узнал его. В ту же минуту душу Дезлога охватила тоска, он понял, что умрет.

Ему часто приходилось убивать людей, но не доводилось знать, что значит — умирать. Сейчас понял.

— Не мог дать ему жить честно, а? — В голосе мужчины не было гнева. — Такие, как ты, никогда не дадут! Он нагнал на тебя страху, и ты удрал. Но рано или поздно заговоришь и испортишь что-то очень хорошее.

Дезлог не находил слов. Он хотел молить о жизни, но знал, что это бесполезно. Хотел все отрицать, но для этого ему пришлось бы снова лгать, а он чувствовал, что теперь ложь не имела смысла.

— Я уеду, — наконец выдавил он, — даже не заеду за своим боевым снаряжением. Уеду сейчас.

— Ты убивал людей. У тебя есть оружие.

Стемнело, но потом взошла молодая луна, осветив окрестности призрачным светом. Дезлог откашлялся, хотел что-то еще добавить, но вдруг ему показалось, что в неверном полумраке таится шанс. Он пришпорил коня, поднял его на дыбы и выхватил кольт из кобуры. Пьянящая радость победы охватила его, когда револьвер без передыху палил по цели. Ну теперь он покажет этому старому…

Во тьме он наскочил на что-то раскаленное, что прожгло его насквозь и от чего ставшее легким тело его медленно поплыло к земле. Он не почувствовал удара, но, перевернувшись, на мгновение увидел луну и скончался.


Шериф Эд Ларсен вовсе не был поражен, обнаружив покойника. Закономерный конец. Так, рано или поздно, случается со всеми подобными ему. Многих из них к печальному финалу приводит сама отчаянная попытка избежать его. Тело бандита шериф нашел потому, что преследовал Дезлога и надеялся схватить его до того, как он достигнет ранчо Райли.

Ларсен, видевший много смертей, к этой отнесся философски. Дезлог использовал свой шанс, его оружие лежало там, где чей-то выстрел выбил его из руки. Его сразила одна пуля в грудь, и крови почти не было. В этой смерти не просматривалось ничего драматического. Кроме самой смерти.

Несмотря на свои годы Ларсен отличался недюжинной силой, он положил Дезлога на седло его лошади и привязал. Сначала хотел вернуться в Римрок, но ранчо Шаттока находилось ближе, и шериф поехал туда.

На ранчо вовсю веселились, молодежь танцевала. Заслышав стук копыт, Мария быстро подошла к двери, и Ларсену почудилось разочарование в ее глазах, когда она узнала его. Он бросил поводья лошади Дезлога до того, как выехал на свет.

— А Гейлорда Райли у вас нет?

— А вы думали, он здесь? — К дверям подошел Шатток в сопровождении двух мужчин, Юстиса и Бигелоу. — В моем доме?

Ларсен лукаво посмотрел на Марию.

— Я предполагал… что он где-то поблизости. Убили парня… там, у холмов.

— Это сделал Райли? — воскликнул Юстис. — Черт меня возьми, наконец, он попался! Вам нужен вооруженный отряд, шериф?

— Если хотите, приезжайте. Но едва ли будут какие-то неприятности.

— У него там несколько человек, — сказал Шатток. — Луис не станет ввязываться в драку, Круз, полагаю, тоже. Особенно, когда увидит, кто мы.

— Круз будет драться, — вмешался Пико, — если надо, и умрет за хозяина.

— Тогда мы повесим Круза вместе с ним, — зло процедил Юстис. — За последние две недели у меня пропали шестьдесят или семьдесят голов.

Пико посмотрел на него.

— Повесить Круза совсем нелегко, так же, как и Райли. Вы посчитали, сколько человек погибнет прежде, чем накинете петлю одному из них?

Шатток внимательно посмотрел на Пико. Мексиканец хорошо разбирался в людях, и в его голосе Дэн уловил симпатию к Райли.

— Ты не с нами, Пико?

— Я с шерифом. Он знает, что нужно делать. Разговоры о повешении — глупая болтовня.

— Тогда оставайся здесь! Черт с тобой! Ты нам не нужен! — Это сказал Юстис, горячая голова.

Мужчины бросились к лошадям. Когда Ларсен и Пико стояли, ожидая их, они услышали, как еще одна лошадь скользнула в темноту.

Пико улыбнулся… Она сделала правильный выбор, взяла резвую скаковую лошадь. Хорошо быть молодым и влюбленным, сказал он себе. Она мне как дочь, а я боялся, что к ней не придет любовь и боль.


Скакун несся галопом, потом переходил на рысь, сбавляя темп, шел шагом и опять летел стрелой. Приближение всадника Гейлорд уловил задолго до его появления и ждал на дороге.

Мария подъехала и развернула лошадь к нему боком.

— Райли, ты убил Дезлога?

— Нет.

— Они считают, что ты, и едут за тобой. Ларсен и владельцы ранчо.

— Ну и пусть, — спокойно ответил он.

Она чуть не кричала от волнения:

— Не стой так, ты должен уехать, скрыться!

— Я буду их ждать.

Девушка хотела возразить, но поняла всю бесполезность протеста.

— Они тебе не поверят! — с тоской произнесла она.

— Я слишком долго мечтал о своем доме, чтобы сейчас бежать отсюда. Остаюсь. — Он показал на дом. — Входи! Я поставлю твоего жеребца в стойло, подальше от глаз.

Ее удивила опрятность комнаты, и понравилось качество работы. Она огляделась с любопытством: две закрытые двери вели в другие помещения.

Когда Райли вернулся, Мария пила кофе. Она посмотрела на него — такой высокий, сильный… и такой одинокий. Ей захотелось протянуть к нему руки.

— Я не поблагодарил тебя, — сказал он и добавил: — когда все это кончится, мне бы хотелось навестить тебя. — Не дожидаясь ответа, он продолжил: — Знаешь, я уже очень люблю свой дом. Мы успели построить только комнату, а будет семь или восемь. Дом встанет в виде буквы «L» открытой стороной на юг. Заходящее солнце изумительно красиво, правда, оно бывает жарким. Мне нравится старая испанская мебель, большая и удобная, она сюда подойдет. Перед верандой посажу деревья. Мне говорили, что есть цветы, которые хорошо растут на такой высоте. Разведу много-много цветов…

Тут ему пришлось замолчать, потому что они оба услышали топот копыт по твердому грунту дороги.

— Когда эта дурь кончится, — воскликнул он, — я хочу, чтобы ты приехала сюда… навсегда!..

Райли стоял в лунном свете один, когда шериф и его сопровождающие, вооруженные до зубов, въехали во двор.

— Поздний выезд, шериф, — сказал Гейлорд спокойно, — но у вас хорошая компания, или нет?

— Мы приехали за тобой, потому что ты убил Дезлога, — громко объявил Юстис. — Брось на землю пояс с патронами!

— Здесь распоряжаюсь я! — твердо прервал его Ларсен.

Хотя Дэн Шатток был упрям и своеволен, про себя он честно признал, что невольно восхитился мужеством и сдержанностью молодого человека, который хладнокровно стоял один перед компанией вешателей.

В этом молодом ранчеро не было бравады — только спокойствие и уверенность в себе.

— Ты видел сегодня Дезлога? — спросил Ларсен.

— Он был здесь.

— Зачем?

— Это мое дело.

— И мое тоже, приятель. Его убили.

— Я не убивал.

Юстис хотел вмешаться, но Ларсен опять остановил его, подняв руку.

Из темноты вышел Круз и встал рядом с Райли. За ним показались Дарби Луис и Телль Сэкетт. Все замерли в ожидании.

— Уходи оттуда, Дарби! — приказал Оливер. — Это не твоя драка!

К удивлению всех Дарби ответил:

— Если ты возьмешься за оружие, мой револьвер к твоим услугам. Я служу здесь.

Заговорил Круз. Он рассказал о седовласом незнакомце, не забыв упомянуть и о совете, который тот им дал.

— Ложь! — завопил Юстис.

Круз тяжело посмотрел на него.

— Об этом поговорим в другой раз, сеньор. Я лгать не приучен.

— Он говорит правду, — подтвердил Дарби. — Я никогда не видел этого человека раньше, но скажу вам, с ним шутки плохи!

Шериф поверил им, в этом Райли не сомневался. Поверил ли Шатток? Юстис и другие, кроме Оливера, стояли на своем.

Ларсен перевел взгляд на Сэкетта.

— Тебя не знаю!

— Я — Сэкетт, нанимаюсь работать на ранчо… и стрелять, защищая его.

Сэкетт… Несколько пар глаз уставились на него. Известная фамилия.

— Еще один вопрос, — сказал Ларсен, явно собираясь уезжать. — Вы когда-нибудь раньше встречались с Дезлогом?

— Да… Давно. Один раз. Он вор, крал скот. Я велел ему убираться отсюда.

— Полагаю, наша миссия закончена, — заявил Эд. — Возвращаемся в город, господа!

— Но послушайте! — запротестовал Юстис.

— Мы возвращаемся в город, — повторил Ларсен.

Дэн Шатток хранил молчание. Бигелоу и другие ждали от него распоряжений, но он не проронил ни слова.

Только раз Эд заметил, как Дэн бросил взгляд на дом, но что было у него на уме, осталось невысказанным.

Один Юстис продолжал разоряться.

— Черт возьми, — кричал он, — мчались сюда столько миль, чтобы наказать того, кто крадет чужой скот. Будь я проклят, если…

— За порядок отвечаю я, — поставил его на место Ларсен. — Ты поедешь с нами. И вернешься назад по своей воле или как мой пленник.

— Будь я проклят, если…

— Вперед! — скомандовал шериф.

И они уехали.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх