Голова Дэйта

По пути к Малому кратеру с окаймлением, кратеру на окраине светящегося покрытия из породы, выброшенной после обвала Южного массива, Шмитт и Сернан остановились взять несколько образцов у края другого небольшого кратера. Остановка, предположительно на 20 минут, была сделана, чтобы забить двойной керн, снять показания гравиметра и сделать несколько панорамных общих видов на 500–миллиметровую пленку. Но место оказалось неудачным, поскольку у астронавтов возникли некоторые проблемы с оборудованием и Шмитт живописно свалился, пытаясь спасти сумки с образцами. Позже в честь падения Шмитта команда прозвала это место «Кратер Балета», и потом астронавт пытался изобразить несколько балетных па в своем костюме, шутя, что Хьюстонская балетная школа будет нуждаться в его услугах.

Потребовалось около 37 минут, чтобы астронавты закончили задание у «Кратера Балета» и двинулись оттуда к Малому, где была их первая остановка для работы на поверхности с Нансеном. Прибыв к Малому кратеру, астронавты проделали несколько рутинных операций, а затем впервые взглянули на кратер.

145.22.22, Шмитт: «Малый — это кратер, размер которого вы знаете (около 100 метров в диаметре). Кромка у него явно темная, хотя совокупность фрагментов покрова, кажется, не сильно отличается on: светлой мантии. Но внутри… ого!»

Описание Шмитта, вероятно, должно говорить о том, что Малый был относительно невзрачным снаружи, а вот участок внутри его был, как минимум, очень интересным. К сожалению, когда включили камеру, она была направлена на луноход и дальний Южный массив. Она оставалась в таком положении, пока Сернан (для того чтобы снять панораму, выходил Шмитт) вышел, чтобы снять панораму кратера. Через несколько минут Сернан странно произнес «О'кей! О'кей». В этот момент Шмитт начинает обсуждать нечто странное, то что он увидел в видоискатель. Подняв фильтр, астронавт был полностью поглощен увиденным.

145.2625, Шмитт: «Подожди минуту…»

145.2626, Сернан: «Что?»

145.2627, Шмитт: «Где блики? Я уже один раз (из- за них) обманулся. Здесь оранжевый грунт!»

145.26.32, Сернан: «Не двигайся, пока я не увижу».

145.26.35, Шмитт (очень возбужденно): «Он повсюду! Оранжевый!»

145.26.38, Сернан: «Не двигайся, пока я не увижу».

145.26.40, Шмитт: «Я перемешиваю ее ногами».

145.26.42, Сернан (тоже возбужденно): «Действительно, он оранжевый! Я вижу отсюда!»

145.26.44, Шмитт: «Он оранжевый!»

145.26.46, Сернан: «Подожди немного, подниму щиток. Да, он оранжевый!»

145.26.49, Шмитт: «Да, конечно! С ума сойти!»

145.2653, Сернан: «Оранжевый!»

145.2654, Шмитт: «Я должен вырыть траншею, Хьюстон».

Астронавты стали собирать образцы оранжевого грунта, который, как потом выяснилось, оказался сильно окисленным титаном, — открытие, которое имеет огромное значение для последующей колонизации Луны. Добыча кислорода и металлов из лунной почвы делает идею постоянной лунной базы намного более реальной. Кстати, помимо «оранжевой почвы» — совершенно измельченного и окисленного титана, на некоторых предыдущих снимках Малого кратера, сделанных Сернаном, видны «странные объекты», которые не похожи на раздробленные вулканические камни, которые, по идее, должны находиться и вокруг ударного кратера. Вместо этого они выглядят как большие осколки разломанной металлической техники и разбитого стекла.

Заинтригованный несколькими фотографиями этих «похожих на металлические» обломков и «оранжевым грунтом» в Малом кратере, Хогленд загрузил с сайта «Журнал «Аполлона» фото с высоким разрешением.

После этого стало понятно, что некоторые из «осколков» в Малом были явно «необычными» — если не сказать больше. Оказалось, что многие «камни» имеют крайне неординарные спектральные качества, отражая свет как кристаллы — или, хорошо полированные металлические «коробки» — но не как обычные камни.

Совместно проверив фото, оба автора независимо друг от друга заметили один очень большой, определенно странно выглядящий артефакт, который сильно напоминал что- то вроде поврежденного «насосного механизма» или «картера двигателя». Он получил прозвище «турка» (из- за явной «рукоятки» на одном конце и темного «носика» на другом). Этот объект, кажется, имеет систему трубок и механических приспособлений, которые видны внутри геометрической формы металлического (или стеклянного) корпуса. На объекте, кажется, даже видны «соединители» или «точки установки».

Тщательно изучая этот поразительный лунный обломок явно искусственного происхождения, Хогленд обнаружил еще более необычный артефакт, лежащий на некотором расстоянии от первого на поверхности кратера. Даже когда Хогленд внезапно догадался, что он видит, он не мог заставить себя поверить, что это, кажется… Человеческая голова! В кратере — на Луне…

Придя в себя после первых мгновений шока, он осознал, что это не может быть человеческим черепом. Ведь он лежал в поле разрушений от воздействия кратера, который разбросал всевозможные осколки и породу почти до реголита Тавр–Литтроу.

Что- то настолько хрупкое, как ископаемая кость, не может уцелеть под таким мощным воздействием. Нет, этот объект должен быть связан со всем остальным, что он видел на этом кадре — многое из присутствующего являлось механическим по происхождению.

Может быть, голова робота?

Как только ему в голову пришла эта невероятная идея, Хогленд вернулся к предшествующему утверждению Шмитта и Сернана о том, что они наблюдали в течение всего выхода на поверхность Луны. Как выразился Сернан, хотя он видел это собственными глазами, он все еще не мог «заставить себя поверить» — и назвал всю Долину «одно таинственное место». Увидели ли он или Шмитт, вглядываясь в бездну Нансена, куски, похожие на механические обломки, и потом припрятал фото для дальнейшего выяснения? Был Малый просто еще одним случаем из ряда «невероятных», которые они наблюдали во время всего второго выхода на поверхность?

Увеличение в цвете показало, что «голова» имеет характерную красную полосу в области, где должна быть верхняя губа, деталь, которая явно выглядела нарисованной или анодированной на объекте.

На подборке других кадров, снятых Сернаном на краю Малого кратера (Шорти), у головы видны две глазницы, лоб, надбровные дуги, нос с ноздрями, двойные кости щек и верхняя половина челюсти; «нижняя челюсть», казалось, отсутствовала. Это было поразительное фотографическое открытие. Не ускользнула от авторов и еще одна, даже более знакомая деталь.

Что было самым поразительным в сравнении с С-3РО — и самым выразительным — это глаза. Как и С-3РО, голова «нашего» робота имела стереоскопичные круглые глаза во впадинах.

Линзы камеры.

Почти как… С-3РО.

Глядя на панорамы окружающей обстановки, с которых были сделаны увеличенные кадры, Хогленд мог подтвердить, что голова примерно такого же размера, как человеческая — что означало, среди прочего… что Сернан и Шмитт могли принести ее с собой.

Расшифровка записей во время работ на поверхности у Малого показывает, что астронавты были срочно отправлены на станцию, так как потеряли время у кратера Балета. Возможно, Шмитт и Сернан никогда не видели рассматриваемый объект или решили, что слишком рискованно пробовать его брать… Однако они определенно имели достаточно времени, не снимая на камеру, спуститься к кратеру незамеченными и принести ее обратно… если они хотели.

Эти изображения отдаленно напомнили авторам «Звездный путь: Следующее поколение», эпизод с названием «Стрела времени». В фильме действие происходит на Земле в XXIV веке, археологические раскопки под Сан–Франциско. В этих раскопках капитану Пикарду и коммандеру Дэйта (андроид) показывают загадочный артефакт: разобранную голову мистера Дэйта.

По ходу истории голова Дэйта и информация, содержащаяся в его «доисторическом» мозге, сыграли важную роль в раскрытии загадки прошлого Земли. Проникнув в память этого древнего поврежденного артефакта, экипаж «Enterprise» смог спасти человеческую историю от разрушения и само его существование от угрозы.

Было ли это возможным «большим секретом» «Аполлона- 17»? Было ли это причиной определенно странного поведения на церемонии в НАСА, а также причиной присутствия Сернана там? Ждал ли он тщетно — буквально десятилетиями, — что НАСА раскроет содержимое «головы Дэйта»?

Рассердился ли он из- за того, что его пригласили принять участие еще в одном обмане американского народа после того, как в одном он уже поучаствовал… на «Аполлоне-17», в течение тридцати одного года ожидая случая вернуться и, возможно, восстановить истинное положение вещей?

В ближайшей перспективе неважно, была ли это на самом деле «голова Дэйта» или иной механический артефакт, который Сернан и Шмитт привезли из долины Тавр–Литтроу. Как мы уже могли убедиться, вокруг вдохновленных астронавтов было множество свидетельств того, что участки вблизи лунохода были искусственного происхождения… но ныне лежали в руинах.

Если миссия «Аполлон-17» должна было тайно подтвердить искусственное происхождение долины Тавр–Литтроу, она полностью выполнила свою «скрытую миссию». Однако даже руины неизбежно дают ключи к разгадке величия оригинальных построек и цивилизации, которая их когда- то возвела.

И — ничто не остается похороненным навсегда…





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх