Есть ли границы у правды?

Сразу же после того, как мы рассказали, что существуют две версии ИК–снимков Сидонии, 29 августа 2002 года д–р Марк Карлотто разместил свой собственный анализ многоспектрального изображения Сидонии. Поначалу мы заинтересовались его работой, хотя в ней присутствовали некоторые неточности, например, ИК–снимок обозначался как «E0201847. gif», что было ошибочным названием файла с многоспектральным снимком Сидонии, «20020724А». Кроме того, в его работе встречались многочисленные орфографические ошибки и другие очевидные опечатки, что придавало всему проекту какой- то поспешный и несерьезный вид. Это не было похоже на стиль Карлотто, по крайней мере, насколько помнил Хогленд, проработавший вместе с Карлотто в течение нескольких лет.

Если же обратиться к содержанию статьи, то оно, казалось, было совсем «из другой оперы», Карлотто начинал со сравнения данных с Марса, полученных «Одиссеем», с земными снимками, сделанными спутником «Лэндсат», что было неправильно, если не сказать больше. «Лэндсат» был выпущен в 70–е и мог получать главным образом данные с отображенной поверхности только в видимом спектральном диапазоне. В отличие от него THEMIS имел возможность запоминать информацию от внутренних тепловых инфракрасных излучений поверхности и объектов. По сравнению с THEMIS «Лэндсат» вообще не мог проникать вглубь поверхности. Гораздо более точное сравнение можно было бы провести с одним из последних (1999 год) земных орбитальных приборов АСТЕР (улучшенный измеритель теплового излучения и отражения), который обладал похожими с THEMIS возможностями в ближнем инфракрасном диапазоне.

В своей статье Карлотто допустил несколько очень странных «ошибок». Он настаивал на том, что вокруг Лица присутствуют многочисленные глиняные породы, составляющие основу этой местности. В любом случае Карлотто должен был знать, что невозможно сделать какие- либо заключения по этому поводу, пока не будут проверены и опубликованы ИК–данные обеих версий, официальной и «настоящей». Он не представил описания результатов декорреляции, что является важнейшим этапом при разделении теплового фона от композиционного. Но даже если бы он получил эти данные, это ничего не могло бы изменить, без тщательной проверки все его выводы касательно особого состава поверхности Сидонии не имели смысла. Кроме того, он полностью проигнорировал большое количество шума на официальном снимке и, казалось, был вполне удовлетворен его качеством.

Можно было бы предположить, что Карлотто «выжил из ума», но наше внимание привлекла очередная статья, появившаяся на его сайте. В ней он напрямую обращался к нашей публикации, касающейся несоответствий между двумя версиями, «официальной» и «настоящей», полученной Кейсом Лейном. Карлотто заявлял, что наша версия была создана на основе «официальной».

Это было просто смешно. В своем сравнительном анализе двух изображений Карлотто использовал только одну полосу из «настоящего» снимка и сравнивал ее с одной полосой «официальной» версии. Он не сделал полной комбинации всех частей «настоящего» снимка, не вывел цветовых пропорций, не применил декоррелятивно–растягивающей техники для увеличения фотографии. Все, что он сделал, это обычное визуальное сравнение двух черно–белых отрывков, даже не увеличивая ложное ИК–изображение.

Это было образцом того, как нельзя обращаться с ИК- информацией. Изображение высочайшего уровня нельзя сравнивать с простой «милой фоткой», хотя эта информация имеет низкое разрешение, она абсолютно недоступна в обычных визуальных изображениях даже самого высокого разрешения. Именно это делает данный ИК–снимок таким загадочным вот уже на протяжении более тридцати лет существования проблемы Сидонии, несмотря на то, что его разрешение равно приблизительно 100 метрам на пиксель.

Этот фундаментальный факт из области оптической физики только укрепил нашу убежденность в том, что именно «мутный» ИК–снимок Сидонии, скачанный Кейсом 25 июля, был «настоящим», а не тот «сфабрикованный», который появился 24–го числа, хотя он и имел гораздо лучшее разрешение.

На «подлинном» изображении, хоть оно и немного мутноватое, можно различить гораздо больше информации, чем на «официальном», несмотря на хорошее качество, бросающееся в глаза при первом визуальном рассмотрении. Вот почему в процессе обработки и увеличения, после применения устройств, предназначенных для работы с многоспектральными (с более чем одной полосой) изображениями, отчетливо различим сигнал, «спрятанный» именно на нашем ИК–снимке.

Карлотто, по–видимому, допустил элементарную ошибку, присущую большинству из наших читателей, — он подумал, что более яркий снимок лучше, но это касается только визуальных изображений. Любопытно, но он не достиг той стадии в работе, когда становится очевидным, что «подлинный» снимок (от 25 июля) содержит намного больше информации и она более высокого качества, чем в «официальной» версии. Этот простой анализ, сделанный им самим, моментально бы развенчал его гипотезу о том, как может «переработанный» снимок быть лучше и иметь меньше шума.

Ответ прост — не может. Но не это волновало нас больше всего. Мы не понимали, как мог д–р Карлотто, специалист мирового класса в области изображений, работающий на министерство обороны, не знать всего этого.

Исходя из такого положения вещей, а именно: известный и уважаемый специалист, который как минимум интересовался темой Сидонии и не доверял НАСА, не только делает значительную ошибку в своих суждениях, но даже не пытается проверить ее, мы решили обсудить данную ситуацию. Авторы вместе с Кейсом Лейном высказались по поводу статьи в ночном эфире 3 сентября. Основным было предположение, что Карлотто «подчистил мусор» и сделал вид, что нашел жемчужину не обращая внимания на то, что рядом с ним находились настоящие драгоценности.

Хогленд в свою очередь отказывался соглашаться с тем, что Карлотто оказался такой бездарностью, как и его произведение. Он ссылался на знания и опыт Карлотто, настаивая на существовании иного объяснения такому ограниченному анализу снимка THEMIS. Принимая во внимание его причастность к планетарному обществу SPSR, мы решили, что Карлотто просто потерялся в толпе «честных дураков», которые забыли про ложь НАСА и предпочли остаться на прежнем уровне. Надо было вытягивать его оттуда, спасать от влияния общественного мнения. Бара тут же написал письмо Карлотто, указав на некоторые ошибки, допущенные им в статье, и советуя снять ее с сайта, по крайней мере до тех пор, пока не появится наш анализ.

Карлотто ответил по электронной почте, что он достаточно опытен в области тепловых изображений и считает, что «настоящие» данные были, несомненно, подделаны, а его анализ получил рецензию д–ра Горация Кратера (статиста–аналитика, который никогда не работал с инфракрасными изображениями). Майк написал что- то вроде «поступайте, как знаете, но если мы протестируем ваш анализ, то он не будет опубликован». Карлотто ответил Баре, взял номер Хогленда, и они еще немного пообщались. Это было 4 сентября.

По словам Хогленда, Карлотто больше всего беспокоился о том, что его статья может стать устаревшей после выхода нашей публикации. После широкой дискуссии, где обсуждалось утверждение Карлотто о том, что у него есть свой собственный декоррелятивный алгоритм, Карлотто согласился взять «подлинный» снимок, пройти через все стадии обработки (комбинирование, цветовое выделение, декоррелятивно–растягивающий метод) и сообщить Хогленду по телефону или электронной почте о полученных результатах. Этого не произошло.

У нас не было возможности узнать, проделал ли Карлотто весь этот путь, а через неделю мы «получили» ответ: Карлотто опубликовал свой «обновленный» анализ, которым вырыл себе как ученому и честному человеку еще более глубокую яму.

Вместо того чтобы выполнить все правила обработки тепловой инфракрасной информации, с которыми он согласился, Карлотто решил взять за основу «официальную» версию снимка Сидонии и применить к нему ряд контрастных и размытых фильтров, чтобы «доказать», что изображение было получено Рейном Лейном путем изменения официальных данных. Все это он проделал с одной полосой, а не с целой композицией, и, конечно, не использовал ни одного из других тестов, предложенных ему Хоглендом. В конце концов Карлотто пришел к выводу, что «схожесть с верхним правым («настоящим») изображением является подтверждением того, что снимок Enterprise — это измененная версия снимка, подученного в Университете Аризоны».

После этого он заявил, что из- за того, что снимок Лейна менялся на каждой полосе в соответствии с невыстроенной шкалой цвета, он превратился в «перекошенную» версию «официального». Но на самом деле нас взволновало то, что «тест» Карлотто полностью опровергал его собственное заявление. Настоящий многоспектральный снимок (и конечно, тепловой ИК–снимок) изменялся от полосы к полосе. Его тест в точности демонстрировал, как должен выглядеть настоящий многоспектральный снимок. Он был не перекошенный, это было обычное «ответное» смещение камеры с незначительными колебаниями при фиксировании тепловых значений Сидонии. Карлотто «помог» нам описать еще один феномен: «смещение» в определенных углах некоторых больших фигур произошло из- за того, что все полосы были сняты с небольшим различием во времени. В записях камеры THEMIS (при скоростной последовательной съемке) на всех полосах видны значительные сдвиги в фильтрации ПЗС, получившиеся при изменении положения спутника. Поэтому становится почти невозможным наложение различных полос при комбинировании. Конечно, если бы он заранее ознакомился с техническими условиями камеры, то знал бы об этом и учел бы коррекцию (как это успешно проделал Лейн) на минимальные геометрические отклонения.

То, что Карлотто даже не попытался сделать совмещение, не только указывает на его грубую работу, но является прямым обвинением в отношении его методов и, возможно, мотивации. По нашей просьбе Кейс Лейн подготовил изображение, похожее на ту часть, которую получил Карлотто, но только с несколькими полосами выстроенными в геометрическом порядке. Это заняло всего каких- то пять минут.

Все, что должен был сделать Карлотто, если он на самом деле хотел выяснить, какое изображение «подделка», а какое — «исходное», это приложить два снимка друг к другу и изучить с помощью качественно увеличивающего устройства типа ENVI 3,5, как это сделал Кейс. Проделай он все это, как обещал Хогленду, то ясно увидел бы совершенно противоположный результат.

Но самым вопиющим было то, что Карлотто несомненно знал все то, о чем мы говорили выше, что обычный визуальный анализ одной черно–белой полосы не дает качественного сравнения этих невероятно богатых в информационном плане снимков. Очевидно, он решил, что будет лучше попытаться и спрятать все свои ошибки, сделав «милую фотку», которая могла продемонстрировать его талант актера, но не ученого. Карлотто не желал публично столкнуться с опровержением своих первоначальных слов о том, что «снимок Лейна был подделкой», и услышать, что он был не прав. И хотя ему была предоставлена возможность исправить свои ошибки, он предпочел скрыть их с помощью своего абсурдного сравнительного анализа. Нам было искренне жаль, что Карлотто занял политическую, а не научную позицию.

Абсурдность этой позиции стала более явной после того, как Лейн получил письмо от компании Research Systems, Inc. Отказавшись принять участие в дискуссии на тему, «какой снимок настоящий», представитель RSI ENVI указывал в послании на абсолютную нелогичность «анализа» Карлотто. Вот что он писал:

«Я должен признать, что это вызвало бурное волнение в астрономическом сообществе! С любой точки зрения эти два снимка — потрясающи! Всем, кто будет интересоваться нашей позицией в этом отношении, я отвечу, что RSI не собирается становиться на чью- либо сторону, мы просто хотим оказать любую программную поддержку ученым, чтобы они сделали свою работу как можно лучше».

Как смог мошенник, грубо «подделавший» официальный снимок Сидонии, вызвать «бурное волнение в астрономическом сообществе»? Любая «переделка» (как заявлял Карлотто) официальной версии с университетского сайта THEMIS в версию, с которой работал Лейн (под наблюдением RSI), была бы моментально выявлена специалистами, с которыми в плановом порядке сотрудничает RSI и которые имеют возможность провести самую высококачественную многоспектральную экспертизу. И почему, если снимок Кейса был «фальшивкой», представитель фирмы написал в письме, что «оба снимка — потрясающи»? Может, было бы лучше воздержаться от всех этих комментариев до тех пор, пока не будет доказано, какой снимок — настоящий?

В действительности Карлотто просто повторил слова д–ра Филипа Кристенсена из Университета Аризоны о том, что изображение Лейна — «подделка», в то время как все заинтересованные лица (как выяснилось из письма RSI) определенно заявляли, что официальная версия значительно хуже версии Кейса. Отказываясь под любым предлогом провести чисто научное тестирование своего снимка, Карлотто и общество планетарных исследований SPSR становились всего лишь рупором НАСА. Как мы уже говорили, после того, как мы опубликовали нашу статью, люди принялись занимать окопы, скорее всего, то же самое сделали Карлотто и SPSR.

Как бы то ни было, попытки «вразумить» Карлотто не были напрасными. Один из читателей, Уил Фауст, дал нам отличный совет. Почему бы не провести сравнение начального этапа работы Карлотто — его фрактальный анализ Сидонии со снимка «Викинга» — с нашим собственным ИК–анализом?

Так мы и сделали.

Оказалось, если использовать метод Карлотто и взять одну полосу ИК–изображения из версии Кейса, а потом сравнить ее на фоне фрактального анализа кадров 35А72 и 70А13, сделанных «Викингом», можно получить поразительные результаты. Снятые 12 лет назад блоки THEMIS, которые, по утверждению Карлотто, были простым «увеличением» или «фильтровым изъяном», становились не только отчетливо видны на его собственном снимке, но они полностью совпадали с блоками со снимка Лейна, как говорится, один к одному.

Теперь на докторе Карлотто лежала ответственность, а он был так уверен, что изображение Лейна не имело веса или, по крайней мере, было «переделано» (он очень тщательно подбирал слова), продемонстрировать, как могли «фильтровые изъяны» совпадать не только с объектами на снимках THEMIS с «Одиссея» и оптическом снимке, но и с нефрактальными «выступами» на его собственном изображении.

Это означало, что эти нефрактальные очертания, полностью видимые на оптическом снимке, должны были принадлежать геометрическим структурам, находящимся под землей. В результате метод д–ра Карлотто, который должен был опровергнуть все эти сравнительные аномалии, относящиеся к «переданному снимку», на самом деле привел его к заключительному этапу.

Одно дело — допускать настоящие ошибки в какой- то одной части статьи. И совсем другое — придумать и не замечать их, ссылаясь на некомпетентную «рецензию» и политическую пропаганду, не удосужившись даже перепроверить свою собственную работу.

У нас не было намерения позорить Карлотто. Отсутствие у него любознательности настоящего ученого сделало это за нас. Мы попытались еще раз убедить его (как делали это в 2002 году) обработать и опубликовать комбинированный снимок, цветовые уровни и результаты декорреляции, полученные из соответствующего многоспектрального анализа, что он ранее обещал Ричарду Хогленду. Пока он не сделает этого, мы не сможем согласиться с его методом и признать его компетентность или хотя бы честность в этой длительной работе по изучению внеземных артефактов.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх