Это только для Них «Марс — абсолютно новый»

21 января 2002 года на сайте Space. com появилась информация, где Леонардо Давид приводил цитату Стива Сондерса, ученого–проектировщика миссии «Марс Одиссей 2001», о том, что космический аппарат готов приступить к научной работе и что Лицо на Марсе будет его первоочередной задачей. Очевидно, как мы уже говорили ранее, что НАСА вопреки своему же мнению о том, что же на самом деле представляет собой Сидония, не стало бы так беспокоиться и тратить столь дорогие ресурсы «Одиссея» на то, что его в действительности не волнует.

Это побудило нас заняться вопросами, которые могли бы остаться вне ведения штаба миссии. В отличие от искусственного спутника «Марс Глобал Сервейор» (Mars Global Serveyor), Майкл Малин или Лаборатория реактивных двигателей JPL не будут заниматься контролем видимой световой камерой THEMIS напрямую. Доктор Филип Кристенсен, относительный новичок в программе по Марсу, собирался управлять ее работой из Университета Аризоны. Это дало нам надежду получить в свою очередь некоторую достоверную информацию. Возможно, Кристенсен был одним из немногих осведомленных сотрудников, которые думали, что общественность должна получать честную информацию о Сидонии, в отличие от других, которые предпочитали другие методы.

Проводя наше внутреннее расследование, мы столкнулись с «Совами» и «Петухами», это были две полярные группы внутри разведывательного управления, которые отвечали за разрешение спора между реальной и предлагаемой информацией. У нас сложилось впечатление, что «Петухи» победили, так как президент Буш снял с поста Дэна Голдина вместе со своим человеком Шоном О'Кифи сразу же после разоблачения Лица на Марсе. Позже Дип Спейс рассказывал нам, что приказ изъять снимок Лица в мае 2001 года поступил напрямую из офиса вице–президента Чейни.

Мы, конечно же, приняли это с недоверием. Ведь нам даже не было известно, на чьей стороне был Дип Спейс, не говоря уже о том, что Белый дом мог скрывать за этой информацией. Все же ситуация стала улучшаться после того, как некоторые из вышеупомянутых фигур вынуждены были отойти в сторону. Мы фактически были уверены, что именно эта смена руководства привела к перемене в отношении к Лицу и сделала его целью исследования «Одиссеи» одновременно с обещанием «сразу же» обнародовать все данные.

Чем больше мы узнавали о возможностях THEMIS, тем более многообещающей она нам казалась. На самом деле THEMIS — это три устройства в одном: световая видеокамера, теплоформирователь и многоспектральный формирователь или инфракрасная камера. Последняя может сканировать поверхность с разрешением 100 метров на пиксель при чувствительности один градус разницы в температуре. Точно такая же инфракрасная камера при сканировании в девяти разных точках инфракрасного спектра может определять поверхностный состав сканируемых объектов с таким же разрешением 100 метров на пиксель. Полная картинка получается размером в несколько сотен «пикселей», что позволяет нам провести точное сравнение температуры и образцов материального состава Лица с разрешением размером с футбольное поле… с зерном в квадратную милю общей площадью. Поэтому, несмотря на относительный недостаток в разрешении ИК камеры, она может рассказать нам гораздо больше о Сидонии, чем любые световые видеоизображения.

Как только «Одиссей» приблизился к Марсу, инициатива FACETS была полностью оправдана. Питер Герстен получил звонок из офиса д–ра Джона Гарвина с просьбой организовать конференц–связь с ним и Ричардом Хоглендом. Что и было сразу же сделано. Во время этого разговора Гарвин пообещал, то FACETS получит любые необходимые данные с «Одиссея» и что будущая миссия по исследованию орбиты Марса Mars Reconnaissance Orbiter (MRO) ответит на все наши вопросы по Сидонии. Он также предложил нам представить все необходимые бумаги для ряда конференций по Марсу, а также для публикаций, пообещав честное их представление.

Получить звонок от главного человека НАСА по Марсу — это было слишком. Еще более странным было услышать, что он полностью изменил свое мнение, да еще и предлагал нам участвовать в общественном обсуждении темы. У нас был хоть и маленький, но шанс поймать его на слове и надеяться на лучшее. Судьба, по–видимому, поворачивалась к нам лицом.

Позже, в начале 2002 года, Хогленду позвонил Дип Спейс. Он сообщил, что первые результаты инфракрасного сканирования были ошеломляющими и просто шокировали всех в НАСА. Он уверил нас, что исследование Сидонии проходит успешно, а полученные данные поразительны. Более того, он поддержал наше требование получить эти данные, особенно по Сидонии.

26 февраля на Space. com появилась новая информация от Леонардо Дэвида, где ученые НАСА описывали первые результаты научной части миссии как «ошеломляющие» — в точности повторяя слова Дипа Спейса. Стивен Сондерс добавил, что эти данные открывают нам «совершенно новый Марс». И хотя информации было немного, между строк читалось, что данные, вызвавшие такое возбуждение, были получены от инфракрасной камеры и наводили на целый ряд интересных вопросов. На некоторые из них ответ мог быть получен на пресс- конференции, назначенной на ближайшую пятницу, 1 марта 2002 года.

Так как мы предполагали, что может быть обнародовано на пресс–брифинге, то не сомневались, что эти вопросы не будут касаться Сидонии и Лица, нам не дадут даже попытки хотя бы косвенно затронуть тему натуральности происхождения. Но если данные все- таки окажутся настоящими и будут отличаться от того, что мы уже имеем, возможно, появится причина надеяться, что в пятницу нам расскажут что- нибудь интересное. Но самое важное, о чем мы решили не забывать, так это то, каким невероятным способом НАСА все это организовало. Что на самом деле было значимо, так это сама информация, а не выступления НАСА, окрашенные политикой. Даже после того, как Лицо было «разоблачено» и лазерный альтиметр MOLA вышел из строя, опрос MSNВС показал, что даже среди тех, кто изменил свое мнение, большинство после просмотра снимка в мае 2001 года решило, что Лицо, скорее всего, было искусственным.

Те же из нас, кто ожидал официального «разоблачения» искусственности происхождения или хотя бы новую геологическую теорию, подобную приливной модели, ничего похожего не услышали. Никто не собирался ничего «разоблачать», пока президент находился за своим столом в Овальном кабинете со стеклопакетами и портретами своей семьи на стене, строго уверяя нас в том, что стоит работать в будущем, чем ждать, что случится что- то невероятное за «последние 24 часа». Но разоблачение витало вокруг нас, оно было прямо перед нами, еще более очевидным с того момента, как волшебный шар на Таймс Сквер возвестил всем о начале нового тысячелетия. Нам давали данные, по частям и кусочками, и мы сами могли решать, что нам об этом думать. Значимость НАСА во многих вещах была сильно преувеличена, возможно, даже с самого начала его существования, что становилось все более заметным для тех из нас, кто отдавал себе отчет в том, насколько прекрасен и незнаком Марс и вся наша Солнечная система.

Это было похоже на то, что кто- то главный в агентстве (или вне его) запускал «стрелы», пытаясь заставить нас вникнуть в суть своего послания, которое на самом деле было простой ловушкой.

Мы начали искать намек на то, что «что- то» должно было произойти за две недели до выхода февральской статьи на Space. com. Серия снимков предположительно с Марса внезапно появилась на сайте, источником их была компания под названием IEC. Это были цветные, инфракрасные и радиоизображения, сделанные аппаратом «Anomaly 502», предположительно с марсианских руин прямо под поверхностью. У нас сразу же возникли сомнения по поводу правдоподобности этих снимков. Скорее всего, это было что- то вроде «пробного шара», который мог принадлежать разоблачающей модели Брукингса: запустить какой- нибудь снимок, подождать реакцию на него и решить, продолжить идти дальше или нет. Поэтому, пока мы решали, как на это реагировать, время и содержание публикации встряхнули наши умы и заставили задуматься.

Почему именно за несколько недель до публикации статьи на Space. com и до пресс–конференции? И почему именно инфракрасные и другие проникающие технологии? Можно было бы просто придумать какую- нибудь аномалию? А потом мы вспомнили: «Марс Одиссей» не был первым земным зондом, применяющим проникающие технологии на марсианской орбите.

В конце 80–х русские уже посылали два зонда на Марс, Фобос 1 и 2, чтобы исследовать поверхность, атмосферные особенности планеты и состав одного из спутников (Фобоса). Фобос 1 потерялся по пути, а Фобос 2 полностью преодолел расстояние до Марса и просуществовал всего лишь несколько недель. Их исчезновение стало материалом для изучения НЛО, но аппаратом было сделано несколько значимых наблюдений, касающихся Фобоса и Марса. Одним из удивительных открытий было то, что плотность Фобоса оказалась крайне аномальной. В статье, опубликованной 19 октября 1989 года в журнале «Природа», говорилось, Фобос имеет неестественную плотность 1,95 г/см (а может, 19,5?), это могло значить, что он на одну треть пуст внутри. Если считать, что оба марсианских спутника — захваченные астероиды, то это открытие было просто невероятным. Теоретически такой плотный объект, как Фобос, не мог «опустеть» сам собой, поэтому возникает вопрос — кто мог его «опустошить» и зачем?

Но далее было еще интереснее, когда Фобос 2 развернулся и увидел сам Марс. На аппарате был установлен инфракрасный спектрометр, устройство, мало чем отличавшееся от инфракрасной термокамеры «Одиссея». И хотя у него не было того разрешения, которым обладала THEMIS, русские ученые смогли получить возможность разглядеть объекты, скрытые прямо под поверхностным слоем песка или пыли, несмотря на их достаточно замороженное состояние.

В 1989 году, сразу после исчезновения Фобос 2, независимый английский Канал 4 обнародовал открытия, сделанные зондом. Среди них был показан довольно симпатичный снимок района Гидроэйтс Хаос (0.9°N, 34.3°W), на котором был изображен вполне земной пейзаж в видимом световом спектре, но когда инфракрасный фильтр наводился на то же место, прямо под песком появлялся удивительный рисунок. Его прямые, геометрически правильные линии, охватывающие площадь примерно с Лос–Анджелес, очень походили на очертания города под песком. Хотя некоторые из этих деталей казались выпрямленные сканером, остальные были странным образом невыровненными, иногда кривыми и геометрически неправильными, как будто бы они покрывали собой неровную поверхность. Они в точности напоминали что- то вроде засыпанной песком (прямой / геометрической) конструкции или системы туннелей.

Очевидно, что огромному количеству людей все это могло показаться сверхъестественным. Комментарии к программе, сделанные доктором Джоном Беклаком из Лондонского научного музея, кстати довольно здравомыслящим человеком, не оставляли сомнений по поводу этих снимков. Стоя напротив фотографий, которые были предоставлены с помощью русских (тогда еще был Советский Союз) и казались очень ясными и понятными, Беклак заявил: «Похожий на город объект имеет ширину шесть километров и вполне может напоминать Лос- Анджелес, если смотреть сверху».

Эта передача была показана на пресс–брифинге экспертам из Советского космического исследовательского института, где обсуждались различные аномальные явления. К удивлению, повышенный интерес, проявленный к этой истории научными умами, был практически проигнорирован в Советском Союзе.

Поэтому возможно (только возможно), что Фобос 2 дал нам предварительную информацию о том, что будет обсуждаться на пресс–конференции 1 марта. В случае, если инфракрасные снимки, полученные от «Одиссея», будут хоть немного походить на данные Фобоса 2, НАСА придется очень постараться, чтобы скрыть информацию.

У нас было ощущение, что мы докопались до сути. Принимая во внимание, что НАСА довольно строго соблюдает правила игры и крепко связано «брукингскими» законами поведения, мы не могли не заметить одно необычное совпадение: снимки, полученные от Фобоса 2, были сделаны 1 марта 1989 ровно на тринадцать лет раньше предстоящей конференции.

На этом основании мы ожидали, что НАСА на конференции предъявит изображения, сделанные, скорее всего, в районе Гидроэйтс Хаос. Нам оставалось подождать всего несколько дней, чтобы увидеть, были ли мы правы.

Как мы и предполагали, мы попали прямо в точку, приняв во внимание склонность НАСА ко всякого рода ритуалам и символам. Ровно через тринадцать лет после того, как Фобос 2 сделал снимки района Гидроэйтс Хаос на Марсе, НАСА представило новую серию фотографий с «Марс Одиссея 2001». Бесспорно, ключевым стало изображение района Гидроэйтс Хаос. Даже координаты были похожие 0.9°N х 34.3°W (Фобос 2) в отличие от последних — 2°N х 29°W. Так что мы имели инфракрасное изображение примерно того же района, только тринадцать лет спустя после того момента, как такие же снимки сделал Фобос 2.

Что касается фотографии… Почти с самого начала большинство ученых на брифинге вели себя как- то нервно и неуверенно, особенно раздраженным был доктор Филип Кристенсен, именно он представлял изображение, сделанное инфракрасной камерой.

Так как Кристенсен довольно неуверенно выводил снимок на сборный экран, он даже не заметил поразительной ровности поверхности, это был какой- то «выровненный» Хаос. Но самым поразительным на снимке оказалась необыкновенная прочность каналов между «покрытыми песком ровными возвышениями» (как может песок оставаться на ровной поверхности вершины, так называемой «mesa», если его сносит порывистым ветром со скоростью около 300 миль/час). Каналы эти, казалось, были одинаковой ширины и оставались прочными на протяжении нескольких миль. Сами «mesas» были удивительно геометричными по форме, что не совсем объяснимо, принимая во внимание эрозийные процессы, по–видимому, во всем этом наблюдалась работа дьявола.

Последние увеличенные снимки продемонстрировали некоторые весьма необычные особенности этих вершин («mesas»). На них были видны «выемки» правильной геометрической формы или даже отверстия, в некоторых из них были заметны остатки засыпанного фундамента для больших объектов. Чуть выше на снимке находился какой- то странный «кратер», как будто прилепленный к вершине темного прямоугольника с невероятно прямыми краями. По–нашему мнению, это не могло быть последствием сканирования, а стало обычной привязкой к северу и югу, поэтому мы были склонны сомневаться в натуральности этого изображения.

Также нас порадовало очередное подтверждение приливной модели в виде информации, полученной с помощью спектрометра гамма–лучей. Несмотря на то, что его разрешение было довольно крупным и он до сих пор не использовался во всю силу, эксплуатирующая его команда во главе с д–ром Уильямом Бойнтоном собрали воедино несколько данных, полученных этим устройством даже в режиме ожидания.

Самой важной стала информация, собранная с помощью «высокоэнергетических нейтронов». Этот вид нейтронов полностью абсорбируется водородом, основным компонентом в составе воды и льда, поэтому, исследовав местность на их наличие, можно определить, существует ли, а если да, то в каких местах, вода на Марсе.

По этим данным выходило, что на Марсе существует огромное количество воды или льда. Основная ее часть была сконцентрирована (как и ожидалось) в районе южного полюса, другие значительные залежи находились в двух особых (противоположных по расположению) частях планеты — Тарсисе и Аравии.

Вне всяких сомнений, это было прямое подтверждение нашей предыдущей приливной модели. Так как более полугода назад нами было «предсказано» в нашем докладе, что «Одиссей» обнаружит именно такое аномальное распределение воды на планете (согласно нашей теории), мы могли категорично заявить о том, что это открытие полностью и безоговорочно подтверждало верность этой модели. Кроме того, это доказывало точность предположений, сделанных Палермо и Энгландом, и полностью соответствовало тем местам, где, по их мнению, находились, как уже было подтверждено, водные пятна.

Поразительно то, что ни Бойнтон, ни собравшиеся журналисты по причине неведения или из- за робости (знаете ли вы какую- либо американскую организацию, которая бы находилась в столь глубоком упадке, в каком находилась наша пресса?), так вот, никто даже не потрудился заметить тот факт, что вода находилась в двух самых заметных местах марсианской поверхности, что невозможно было объяснить, исходя из общепринятой модели эволюции этой планеты. Но это не меняло того факта, что в этой модели не было ничего, что объясняло бы такое распределение. Единственным объяснением этих данных была наша приливная теория.

Даже после того, как все возбужденно обсудили информацию, которая представляла нам «новый Марс» и была «невероятно захватывающей», никто из ученых не удосужился объяснить причину, по которой Марс стал «абсолютно новым», а никто и не поинтересовался, почему.

Как мы и думали, удивительное отсутствие интереса прессы к причине, по которой информация была столь захватывающей, было хорошо разыгранным спектаклем НАСА. Политика НАСА была ясна — рассказать, но не объяснить сути. Слабо подкованные в научном плане и не имеющие за спиной хотя бы малейшей подготовки, присутствовавшие журналисты полностью зависели от агентства в изложении материала. Ученые же оказались заложниками НАСА, до которых невозможно было достучаться.

Свои мысли по этому поводу мы разместили на сайте Enterprise Mission. Реакция со всех сторон последовала мгновенно. По правде говоря, за все это время мало было статей, вызвавших столько негатива, сколько наши комментарии по поводу нового снимка Гидроэйтс Хаос.

Словно сговорившись (как мы и предполагали), все критики полностью проигнорировали факты, прямо подтверждающие нашу приливную теорию, о которой мы говорили в одном из разделов, предпочтя обсуждение инфракрасного изображения. Читая все эти злобные комментарии, нам становилось ясно, что большинство из этих «протирающих кресла геологов» не только не понимают того, что видят, а понимают все абсолютно неправильно и даже умышленно искажают все, что мы с таким трудом и радостью обнаружили. В основном нам предъявлялись обвинения в слишком скором заявлении об искусственности происхождении геометрической фигуры на снимке, чего мы на самом деле не делали.

В большинстве случаев нас обвиняли в неспособности отличить «обычные геологические признаки». Критики возмущались тем, что в своей статье мы не предоставили описание фотографии Гидроэйтс Хаос. В одной из интернет–публикаций нас называли лжеучеными за то, что мы не поместили снимок. Конечно же, они не упомянули о том, что на одном из брифингов по «Одиссею» НАСА тоже не предоставило такого важного изображения. И это несмотря на то, что более чем за неделю до пресс–конференции THEMIS сделала замечательный ночной инфракрасный снимок (и о нем даже не упомянули), чтобы облегчить работу над исследованием парного снимка из архива «Викинга», нас, конечно, не было таких источников, и мы не могли уже через несколько часов увидеть то, что получила команда THEMIS, а наша статья стала, как мы ее сами назвали, всего лишь «предварительной оценкой мнения».

Однако реакция, которую мы получили от сомнительного «сообщества аномалистов», показалась нам довольно тревожной. Они стали одними из тех, кто был заинтересован в поисках доказательств внеземного происхождения артефактов, и когда мы столкнулись с ними, предъявив явные доказательства, ответ был довольно раздраженным. Мы стали сомневаться в том, что возможно в Институте Брукингса были правы и ученым вместе с инженерами предстоят тяжелые времена, чтобы доказать существование внеземного разума.

В любом случае, просматривая полученную критику, нам становилось очевидным, что критики абсолютно не имели понятия о том, что в этом снимке на самом деле было таким удивительным и значимым. Они утверждали, что мы хотели увидеть очевидные доказательства искусственности на этом изображении. Но это было не так.

Ключом к пониманию причины столь неестественной природы этого участка были скрытые конструкции, имевшие четкую структуру под марсианской поверхностью, впервые обнаруженную при грубом разрешении «Викинга» с помощью инфракрасной камеры «Одиссея».

В качестве простого аргумента давайте рассмотрим природную геологическую модель такого же типа. Одним из достаточно успешных аргументов, объясняющим правильность этих конструкций, является уже надоевшая, порядком устаревшая модель «замерзшего раскола».

Типичными примерами такого раскола на Земле могут быть формы, образованные в течение многих лет в результате поочередного замерзания и таяния. На поверхности образуются трещины или слабые места, в некоторых случаях имеющие нечеткие многогранные очертания, подобные показанным выше. Тающий снег проникает в такие расколы, медленно вымывая землю между более плотными породами и образовывая себе сточные каналы. Это довольно медленный процесс, образованные расколы в основном неглубокие, но не надо забывать, что более мягкие породы вымываются стекающей водой, которая и формирует твердые материалы в многогранные формы, как мы и видим выше. Другими словами, стекающая вода создает формы. А теперь давайте вернемся к Марсу.

По нашей приливной теории то, что случилось с Марсом, случилось внезапно и катастрофически. За короткий срок, с момента взрыва близкой к Марсу Планеты V, Красная планета подверглась бомбардировке, практически беспрецедентной в истории Солнечной системы. За первый день она потеряла большую половину своей атмосферы, испытала наводнения Библейского масштаба, была обстреляна тысячами осколков, оставшихся от Планеты V, и фактически потеряла способность к сохранению жизни.

За несколько месяцев или даже недель вся вода на Марсе, находившаяся на поверхности и под ней, либо замерзла, либо скопилась на полюсах. Поэтому все образования были быстрыми и крепкими. Эррозивные процессы не могли стать причиной того, что мы можем видеть сейчас.

Посмотрите еще раз на этот ночной инфракрасный снимок, сделанный «Марс Одиссей». Если принять во внимание то, что темные пятна — это «холод», а светлые — «тепло», выходит, то данная картинка не имеет смысла в условиях общепринятых геологических моделей. Оставив на минутку нелепые объяснения НАСА, что вершины «mesas» находятся под слоем пыли и поэтому они «холоднее» на этом снимке (пыли, собравшейся наверху продуваемых ветром возвышений на планете, где скорость ветра достигает 300 миль в час!), хорошенько взгляните на края этих невероятно правильных «ячеек». Заметьте, что они, по крайней мере, на десяток факторов ярче, чем «mesas», которые они окружают. Если предположить, что стены этих mesas состоят из той же породы, что и внутренности (скала?), они должны были бы иметь практически одинаковую теплоотдачу, даже несмотря на слой пыли сверху. Вместо этого мы видим категоричную тепловую разницу между этими точно очерченными, поразительно геометричными «стенами» и тем, что находится внутри них. В рамках общепринятой геологической модели это составляет большую проблему.

Как может внешняя часть этой конструкции быть абсолютно отличной по составу от самой конструкции, если согласно геологической природе эти «mesas» были вырезаны из коренной породы? И как могут каналы (темные) между ними теперь быть ярче (теплее), чем открытые (обдуваемые ветром и нагреваемые солнцем) твердые вершины? Каналы должны были бы собрать и задержать значительное количество песка и пыли за довольно долгий промежуток времени, что позволило бы им стать так называемым изолятором и превратиться в темные (холодные) полосы. На самом деле общая картина была сохранена и создавала для НАСА проблему.

Рассмотрим приливную модель. По нашему мнению относительно выделенного района, Хаос был «приёмником» для огромного количества воды, которая освободилась после внезапного разрыва гравитационной связи Марса с Планетой V (орбитальный замок). В результате гигантская волна понесла огромные валуны, грязь, ил и другие отложения в более низкие районы планеты. Приливные волны в конечном итоге могли превратиться в более спокойные потоки, но не в случае, когда они несли с собой триллионы тонн вырванных из земли осколков, грязи и отбросов, разрушая все на своем пути. Более слабые породы, которые поначалу скопились в плотных скальных трещинах, позднее были вымыты водой еще до того, как планета замерзла. За время «чистки» непрекращающиеся марсианские ветры продолжали разъедать то, что осталось после наводнения, но делали это гораздо медленнее и в течение миллионов последующих лет.

Все, что находилось на поверхности до того, как произошла катастрофа, могло быть уничтожено внезапным потоком воды. И как только этот яростный поток начал отступать, вода стала искать выход в реках и более слабых потоках, что в принципе соответствовало предыдущей теории, и в конечном итоге придала видимые нам очертания, унося с собой отложения, скопившиеся между «mesas».

Выходит, нет разницы между нашей моделью и общепринятым мнением. Мы утверждаем, что местность, которую сняли «Одиссей» и «Викинг», покрыта относительно изоляционными «твердыми отложениями» значительной глубины (по крайней мере, в несколько километров). Первый водный поток мог довольно быстро схлынуть после начала катастрофы (по причине потери значительной части атмосферы и наступивших заморозков), поэтому эрозийный процесс водной стихии после случившегося был недолгим и продолжался до тех пор, пока вода не замерзла. Грязь и отложения, так же как и материковая порода, не могут удерживать тепло, поэтому можно предположить (согласно этой модели), что эти глубокие отложения показаны на инфракрасных снимках как «темные» или «холодные» места, что мы и видим на большей части изображения. Но если простой геологической теории недостаточно, на этой фотографии есть еще одно доказательство — огромный «грязевой поток», а не торчащая из поверхности планеты скала.

Прямо над «mesas» (западнее, если смотреть относительно севера, то правее видны два небольших, близких друг к другу кратера, каждый площадью в несколько футов. В обоих случаях на инфракрасном снимке их края выглядят ярче (теплее), чем местность вокруг них и «холодные внутренности». Так и должно быть — если края кратера «теплее» и в результате толчка вышли на поверхность, обнажая породу, то внутренняя его часть в виде чаши захватила нанесеный ил и пыль, что сейчас кажется темным в силу их теплоизоляционных свойств.

Получается, что возникают сомнения по поводу этой стандартной геологической картины. Если сравнить яркость краев кратера (или «выступающей скалы» из модели о столкновении), то они ненамного ярче, чем их окрестности. Они не такие светящиеся, как предположительно выступающее возвышение в районе Хаос, расположенное восточнее. Так могло бы быть, если бы кратеры образовались не из материнской породы, а из старого слоя изоляционных грязевых отложений. Если в результате толчка объекты столкнулись с плотной поверхностью, возможно коренная порода могла разрушиться и подняться наверх, делая их такими же яркими, как и края близлежащих выветренных «mesas». Но нет. Инфракрасные очертания каждого кратера удивительно тусклые, как будто бы тепло выходило из более мягкой, гораздо менее изолированной породы, чем голая скала (именно эти ИК–лучи и должны были обнаружить). На самом же деле они напоминают комки рыхлых (и поэтому изоляционных) отложений вместо вышедшей наружу в результате образования кратера материнской породы.

Так что эти неожиданные инфракрасные очертания кратера ловко восстановили нашу модель о том, что данный район был ничем иным, как глубокой долиной скопившегося ила и отложений, лежащих на материнской породе, которая в настоящий момент была «захоронена» глубоко под поверхностью.

Выходило, что эти простые кратеры позволили обнаружить поразительное, независимое подтверждение нашей основной поверхностной теории. Это не могли быть обычные, выступающие из- под земли возвышенности, покрытые скопившейся пылью, наоборот, вся эта территория (возможно, и другие районы Хаоса) представляла собой застывший поток отложений после катастрофы, которая оторвала Марс от его материнской планеты примерно шестьдесят пять миллионов лет назад.

Если этот район на самом деле покрыт глубоким слоем старых отложений, то единственным объяснением «темноты» внутри «mesas» является не то, что они состоят из той же породы, что и более горячие стены и покрыты слоем пыли, а то, что они, как чаши, собрали в себя всю «грязь», из которой, согласно ИК изображению, состоят светлые стены.

Последние же состоят из более теплоудерживающего материала, присутствующего в составе удивительно ровных, геометрических конструкций, имеющих поразительно одинаковую толщину и протянувшихся на сотни миль вокруг каждой «mesa».

Тем не менее, эти «mesas» района Хаос кажутся результатом разрушающей деятельности не огромных приливных сил, раздробивших коренную породу на геометрические конструкции, а потока отложений, хлынувших на установленные ранее стены, состоявшие из какого- то теплоудерживающего материала и оставшиеся стоять на своем месте, как это было до катастрофы.

Отсюда должен возникнуть следующий вопрос: какой природный геопроцесс смог создать такие стены правильной и одинаковой толщины со сложными (и наоборот) геометрическими формами, которые могли быть заполнены огромными потоками ила, как мы сейчас видим на снимках? Ответ: никакой.

Тем не менее, существует другая совершенно жизнеспособная теория. Давайте представим, что может произойти с такой планетой, как наша, если на нее вдруг обрушится катастрофа, подобная той, что случилась на Марсе.

Если ось вращения Земли внезапно сдвинется или в результате коллапса шельфа Ross Ice потоки воды обрушатся на обитаемое побережье планеты, все, что находится на поверхности, будет практически мгновенно смыто волной. Высокие здания будут разрушены и отброшены в сторону, на Земле останется только их фундамент. Если это произойдет на площади размером с Лос–Анджелес, то все, что мы сможем в результате увидеть, это следы от ранее возвышавшихся строений в виде странных геометрических фигур, обозначенных остатками фундаментов.

Если бы вы представили себе Лос–Анджелес под слоем грязевых пород и опустошенными сердцевинами когда- то возвышавшихся небоскребов и других домов, заполненными нанесенными отложениями, то он бы напоминал вам не город, а большое безобразное море грязи.

В любом случае земные дождь и ветер начнут вымывать эти новые скопления отложений, и они уйдут на довольно мелкую глубину, чтобы можно было увидеть сохранившийся фундамент давних построек. Таким образом, вода (и ветер) пойдет по пути слабого сопротивления, как это всегда и было, и потечет вокруг массивных останков бывших сооружений. И, уже защищенные от этого разрушительного воздействия стенами фундамента, внутренние наносы останутся там, куда они изначально попали, чтобы высохнуть и образовать основной ряд возвышений («mesas»), различимых сверху и разделенных бывшими улицами, проходившими между зданиями.

Таким образом, наша гипотеза о катаклизме «Л. А. бассейна» была отчетливо отражена (инфракрасно) на снимке, полученном с «Марс Одиссея» (хоть и в более мелком масштабе), касаясь даже геометрических зазубрин на стенах.

Было слишком очевидно, что эти светлые прямолинейные контуры были на самом деле извлеченными из- под земли останками оснований бывших искусственно возведенных строений, это были следы ярости водного потока, полностью сравнявшего высшие этажи с низшими.

Видимо, то, что мы обнаружили на инфракрасном снимке Хаос, сделанном «Одиссеем», было останками чего- то гораздо более значительного, чем то, что мы до сих пор знали об этой полностью разрушенной планете, важного для проводимого нами исследования, чем просто «замерзшие расколы».

Именно эти обозначенные контуры искало НАСА, когда была получена информация с «Одиссея» и представлена как «первый ночной снимок» ровно через тринадцать лет после того, как русские показали свои инфракрасные изображения, сделанные Фобосом 2, фактически с того же самого места. Было ли правдой, что этот первый ИК снимок, полученный в результате миссии, названной в честь известной эпопеи Артура С. Кларка, посвященной связи внеземного разума с человечеством, мог продемонстрировать ряд скрытых под поверхностью конструкций, которые могли бы рассказать нам очень многое, если не об истории разрушения Марса, то о самой Сидонии.

Последним заявлением было набирающее вес, но довольно нестройное утверждение, что эти непонятные, упорядоченные формы из района Хаос могли быть продуктом «обычной марсианской геологии», что было отвергнуто самим НАСА даже без нашего участия.

На двух последующих лекциях по «Марс Одиссею» (первая состоялась в аудитории фон Кармана при Лаборатории реактивных двигателей, вторая — в колледже города Пасадена, конечно же, в аудитории 333) доктор Роджер Гиббс, новый руководитель проекта «Одиссея», провокационно продемонстрировал тот самый снимок и равнодушно заметил, что ни он, ни члены его команды «не имели понятия, как это объяснить».

«Почему в каналах нет пыли, а на «mesas» есть? — задал он риторический вопрос. Потом он заявил, что согласно действующей модели каналы были каким- то непонятным образом «разрушенными в районе mesas».

Это было смешно. Очевидно, что выступающие каналы были буквально вырезаны эрозией, которая поразила более слабую, сухую породу, но оставила крепкие геометрические формы со своими собственными резервуарами, наполненными отложениями, которые стояли фактически нетронутыми.

Как бы то ни было, Гиббс вместе со своими коллегами не мог публично признать ненатуральное объяснение этим невероятным фигурам. «Это (имеется в виду ИК–снимок) нам задает больше вопросов, чем дает ответов». Понятно, если объяснить Хаос как «простую геологию», как заявляли наши критики, то «геология» не имела отношения ни к полету «Одиссея», ни к лучшим умам НАСА.

Нам оставалось преодолеть последнее препятствие. Некоторые из критиков нашли схожесть с гораздо более старым, чем геологические аномалии Марса, так называемым «Inca City», снятым «Маринером-9». Они использовали MGS изображения Города инков в попытке отвергнуть Хаос как очевидно похожий «натуральный комплекс», хотя в Городе Инков не было ничего натурального.

Как вы можете видеть на снимке, «Город инков» очень похож (по своей прямой геометрии) на хорошо известные археологические руины на Земле, например, постройки племени Anasazi в Каньоне Чако. И хотя Город инков практически не раскопан и его изображение более масштабное, это не означает, что ненатуральность его происхождения заранее исключается, не можем исходить только из представленной нам световой картинки. Ожидание того, что древние, сильно поврежденные «археологические» руины другой планеты, даже в гораздо большем масштабе, могут быть такими же четкими, как недавно раскопанные на Земле, кажется крайне наивным и нелогичным.

Как было замечено выше, ИК–исследование этой конструкции определенно выделяет подлежащую (или даже «покрытую толстым слоем») структуру, геометрия которой имеет неоспоримое сходство с нашими земными строениями. Мы считаем неправильным полностью опровергать «естественность» засыпанного и покрытого замороженной коркой «Города инков», не исследовав полностью прилегающие районы, но называть его «доказательством» того, что снимки Гидаспсис Хаоса имеют такое же «естественное» объяснение, нам кажется преступно глупым.

В конечном итоге то, что скрыто под поверхностью, иногда может рассказать совершенно иную историю.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх