Да, Вирджиния, это в самом деле «Catbox.»

«Сделаны были херувимы и пальмы: пальмы между двумя херувимами, и у каждого херувима два лица. С одной стороны к пальме обращено лицо человеческое, а с другой стороны к пальме лицо львиное; так сделано было во всем храме кругом». — Иезекииль, 41:18–19.

Невзирая на ложь НАСА по поводу последнего снимка, мы по–прежнему стояли лицом к лицу с основной проблемой: что нам дал новый снимок и что наши новые умозаключения скажут нам о Сидонии из того, чего мы еще не знаем? В том, что Лицо должно представлять два различных вида, человеческий и кошачий, мы теперь были относительно уверены. Следствия этого потрясающего нового подтверждения — не только реальности объекта как структурированного марсианского монумента, но и в целом того, что он несет «послание» человечеству — были очень глубокими.

В то же время мы очутились в таком же затруднительном положении, как SPSR, когда мы высмеивали его за «письмена» на «Д и М». Означало ли наличие Человека–Льва — и где! — на Марсе, — что строители, возможно, древние марсиане, знали об этих двух существах с Земли? Не дает ли это еще более абсурдные ответы на поставленные вопросы? Бродили ли когда- нибудь львы по марсианским пустыням? Где марсианские гуманоиды, похожие на нас? Если это так, что же пытается сообщить нам слияние двух Лиц в монументе?

Перед тем как мы могли задать любой из этих метафизических вопросов, сперва нам надо было взяться за решение технических и научных вопросов нового изображения. Это было чрезвычайно важно, поскольку Лицо представляло собой отправную точку для бесчисленных новых или прежних приверженцев долгого научного спора.

Однако при этом мы не хотели упускать из вида факт, что Лицо на более фундаментальном уровне практически стало второй частью этой дискуссии. Модель геометрических взаимосвязей Сидонии Хогленда — с ее потенциалом для квантификации и проверки основных принципов самой «умозрительной гипотезы» (в форме специальных предсказаний, сделанных теорией гиперпространственной физики, вытекающей из модели соответствий), по всей видимости, выдвинулась на первый план в дебатах об искусственном происхождении Сидонии. По причине, поддающейся количественному определению модели, само Лицо получало второстепенный, «подтверждающий» статус — а не положение основы, вокруг которой все выводы об искусственности Сидонии должны (или будут) закрепляться.

Лицо, вне зависимости от того, насколько хороший снимок мы получили, всегда истолковывалось по–разному. Неважно, что новый снимок показал тонкие структуры, которые, вероятно, были опорами искусственного монументального строения, неважно, что имелись брови и изогнутые губы были именно там, где они и должны были быть, все это всегда было уязвимым для одного возражения — «для меня это на лицо не похоже».

К счастью, у нас был беспристрастный арбитр, который стоял за пределами предвзятости иди априорных возражений любой научной дисциплины. Он называется научным методом. Краеугольным камнем этого метода являются специальные измерения и специальные предсказания.

В науке есть общая аксиома, которая гласит: «науки без прогноза нет». Эта новая (но не менее корректная) вариация аксиомы, которую в начале XX века отстаивал астроном сэр Артур Эддингтон, который ввел измерительную часть равенства в метод с простым утверждением: «Господа, науки нет, если нельзя выразить ее в числах».

В данном случае наш прогноз касался визуального облика восточной части Лица. Без сомнений, Лицо на самом деле состояло из двух лиц: человеческого и кошачьего. Однако даже если бы наличие кошачьей стороны Лица на Марсе было общепризнанным, то само по себе это бы ничего не значило без предсказания Хогленда десятилетней давности. И, наконец, не было реальных путей для количественного определения визуальной интерпретации. Таким образом, нам оставалось обсудить вопрос на более низком уровне: было это Лицом или нет?

В некоторой степени, возможно, само название вызывало напрасные ожидания того, что мы увидим дружелюбное, типично американское, симметричное человеческое лицо, когда в конце концов получим хорошее изображение. Но мы никогда такого не ожидали. И неоднократно заявляли об этом в течение многих лет.

Однако с удручающим единодушием статьи, критикующие исследование Сидонии (в «Нью–Йорк Таймс», «Вашингтон Пост». «Ю–Эс–Эй Тудэй», Си–эн–эн и т. д.), полагались на некорректный пересказ предыдущих заявлений, сделанных по поводу Лица другими исследователями Сидонии в течение многих лет. Собственная позиция НАСА, подчеркнутая статьей, состоит в том, что исследователи Сидонии последовательно заявляли, что центральной фигурой Сидонии будет «симметричное лицо гуманоида».

На этот долгожданный снимок сообщество независимых ученых ответило выдвижением всевозможных объяснений, которые они могли представить, почему Лицо не было полностью симметричным. Эти объяснения варьировались от заявлений, что восточная половина, или сторона Откоса, была «более эродирована», чем сторона Города, до описаний ее как «более неправильной», или даже частично расплавленной, — все, что угодно, только не признание, что она кошачья.

Некоторые даже пытались доказывать, что вся часть лица со стороны Откоса имеет свидетельства разрушения (но почему этот внутренний процесс ограничен только одной стороной?). Реконструкции глазной впадины и области рта на стороне Откоса имели вид, подтверждающий идею, что они когда- то были больше похожи на сторону Города, но теперь провалились внутрь. Впоследствии скошенное основание вокруг верхней и нижней части стороны Города понемногу оползало наружу. Если это было так, тогда возможно, что Лицо в свое время было более единообразным справа и слева. В любом случае в отсутствие специального инженерного анализа или в особенности предсказания того, что этот процесс создаст получившуюся асимметричную наружность, эта реконструкция, сделанная уже после произошедшего события, большого значения не имеет.

Еще одна серьезная проблема — из чего бы ни был материал «облицовки» поверхности Лица, она должна иметь признаки растрескивания, если в восточной половине она большей частью обвалилась. Такие сильные обвалы должны создать хаотичный раздробленный вид, совершенно не похожий на гладкий, нефрактальный вид, который в действительности имеет эта сторона Лица.

На самом деле то, что восточная половина (Откоса) намного более эродирована, чем западная (Города), просто неверно. Также неверно, что сторона Откоса более неправильная. Это явно принцип копирования, примененный теми, кто ожидает увидеть симметричное «человеческое» лицо. В реальности восточная сторона меньше похожа на более различимую западную сторону — и, поскольку она определенно кошачья, она не соответствует надеждам и ожиданиям многих увидеть привычное дружелюбное человеческое лицо, пристально глядящее на нас с равнины Сидонии. На самом деле новый снимок показал, что восточная половина значительно меньше эродирована и выглядит так, будто на ней больше оригинальной «облицовки», чем на более выветренной западной половине. Если вдуматься, реальная проблема в том, что сторона Откоса подтверждает нашу модель, а не «их» — и это было новой политической и научной реальностью, с которой многим давнишним исследователям этой многолетней головоломки было трудно справиться.

Настоящим испытанием должно было стать то, подтвердится ли предсказание кошачьих черт при обнаружении деталей на новом снимке Лица и может или не может теперь Лицо рассматриваться как разрушенные остатки некогда более величественного Монумента. Симметрично скошенное основание, округлая лицевая симметрия и особые надлежащие черты (правое и левое глазные яблоки и глазницы, а также ноздри) - все это подтверждало, что, даже если мы ошибаемся в нашей кошачьей интерпретации, чертовски много деталей все равно были ужасно похожи на Лицо. И опять же, его окружала важная среда — все эти «фантастические штуковины» на поверхности Сидонии.

Наш собственный предварительный анализ одного снимка НАСА с высоким разрешением, опубликованного 24 мая, также показывал вызывающие свидетельства конструкционных деталей. Иными словами, в отличие от «вырезанных» — как на марсианской «Горе Рашмор» — значительные участки Лица имели вид составленных из сильно эродированных искусственных элементов. Там, вероятно, были все еще различимые геометрические пространства и сложные поддерживающие структуры, открытые на сильно разрушенной западной платформе Лица.

При написании «Монументов» в 1992 году Хогленд, основываясь на предыдущем фрактальном анализе изображений, заметил, что вид «самого Лица» может создаваться благодаря «сложному размещению отбрасывающих тень пирамидальных структур на лежащей в основании столовой горе». Другими словами, когда будет достигнуто достаточное оптическое разрешение, обнаружится, что Лицо — это очень сложный сконструированный объект, былая изощренность которого сегодня обнаруживается ее повторяющимися совокупностями геометрических руин. Крупный план снимка от 24 мая является поразительным подтверждением этого главного предсказания.

По крайней мере, публично авторы получили весьма мало поддержки своей модели от сообщества независимых исследователей. В конечном счете, однако, этот пророческий аспект «кошачьей модели» давал возможность выбраться из концепции обрушения. Но, в отсутствие хорошего способа количественного определения нашей модели, нам оставалось доказывать свою точку зрения в вопросе Лица на более мягкой почве — в традициях археологии и антропологии, а не на твердой почве чисел Эддингтона. И сперва мы должны были задать самый главный вопрос. Чем же именно было Лицо? Частично обрушившимся изображением фараона? Или гибридом фараона и льва, разделенным по центру? Мы, разумеется, полагали, что последнее — но если это в самом деле было так, то нужно ответить на следующий вопрос (в самом деле важный): что земное «полукошачье лицо» делает на получеловеческом монументе — на Марсе?

Это зависит от того, насколько фантастический ответ вы хотите получить. В конце концов, нельзя доказать, что Лицо является возможным монументом на Марсе, не потратив определенное количество времени на изучение возможного культурного значения, если это монумент. Все монументы, которые нам известны, предназначены для передачи определенного сообщения — дань памяти эпохе, личности или событию — как урок или как пример для тех, кто придет после. Так и с Лицом на Марсе.

Если мы сможем показать, что этот инопланетный артефакт имеет фундаментальную связь и по форме, и по содержанию с земными практиками и обрядами древних культур, мы сможем приступить к долгим объяснениям, как «Монумент Лев/Фараон» оказался на другой планете. По нашей новой модели, разделяемой (и вдохновляемой) Майклом Кремо, Робертом Бювалем и Грэмом Хэнкоком, все древние развитые культуры на Земле в своих истоках происходят (в виде беженцев) из одной допотопной по–настоящему развитой первоначальной цивилизации. Этот золотой век науки и технологий майя называли Четвертым миром, египтяне — Зеп–Тепи (Первые времена), греки — Атлантидой.

Таким образом, рассматривая древние цивилизации, мы должны задать вопрос, видим ли мы какие- нибудь примеры в монументальной культуре или культурных прецедентах, схожие с теми, что сейчас мы совершенно точно видим на Марсе. Выясняется, что майя, одна из самых развитых (и в определенной степени самых таинственных) ранних цивилизаций, возникших после катастрофы, несомненно, имели точные примеры таких же богов с двойным лицом.

Мы обнаружили (при помощи бесценных исследований Джорджа Ханса и его коллеги Уильяма Сондерса), что имеется действительно огромное количество земных примеров точно таких «двойных лиц» у майя — в церемониальных масках, монументальной архитектуре, даже в классических «символах майя». Во многих случаях эти двойные лица являются именно гибридами человека и животного (как изображение человека–ягуара) - как раз так, как Хогленд много лет назад предположил в вопросе Лица на Марсе.

И, как показывает необычная цитата из Ветхого Завета, приведенная в начале этой части, есть также и древнееврейский текст, описывающий видение Иезекииля о скульптурах, которые однажды украсят восстановленный Храм в Иерусалиме. «Сделаны были херувимы и пальмы: пальмы между двумя херувимами, и у каждого херувима два лица. С одной стороны к пальме обращено лицо человеческое, а с другой стороны к пальме лицо львиное; так сделано было во всем храме кругом». Эта цитата говорит о точно таком двойном лице Человека/Льва, изображение которого сегодня мы видим в Сидонии.

Таким образом, у людей есть главная традиция — не в одной, а в нескольких культурах, — которая подкрепляет идею о том, что очевидная асимметрия Лица в Сидонии на самом деле является намеренной. Но, на наш взгляд, еще более важна специфическая природа этого единения — гибрида Человека/Льва, поскольку она однозначно говорит об очень древней сакральной, очень человеческой религиозной традиции.

Наиболее очевидным земным подтверждением традиции гибридов Человека/Льва является большой Сфинкс в Гизе. Имея голову Фараона и тело Льва, большой Сфинкс является предельным земным архитектурным выражением глубокой «связи» с древними тайнами старины — и, несомненно, Марсом. Последние геологические исследования показали, что, скорее всего, Сфинкс датируется гораздо более ранним периодом, чем считалось ранее, временем, когда его взгляд на восток позволял ему прямо видеть восход Солнца в созвездии Льва, с которым Сфинкс неразрывно связан и отождествлен. Самое поразительное, что датировка этой гармонии, 10500 лет до нашей эры, буквально на тысячи лет предшествует существованию любой общепринятой «развитой» человеческой цивилизации.

Созвездие Льва и сам Сфинкс считались египтянами одним целым. Оба они также отождествлялись с одним богом Древнего Египта — Гором.

Как мы уже выяснили, Гор был сыном египетских богов Исиды и Осириса, двух египетских божеств, которые, как мы показывали, необъяснимо появляются снова и снова в мистической символике народов, которые ведут нас к Марсу–НАСА. Гор для египтян представляет идею о «возрождении и воскрешении», поскольку, когда он вырос, он победил своего дядю Сета, бывшего убийцей его отца. Затем Гор восстановил царство своего отца Осириса в Древнем Египте и, в соответствии с верованиями египтян, был, по существу, «первым Фараоном» — поскольку все последующие фараоны наследовали ему и правили, как сам Гор. Что еще более любопытно — египтяне также отождествляли Гора непосредственно с планетой Марс, поскольку они оба носили имя «Хор–Дшр», дословно — «Гор в Красном». Грэм Хэнкок также открыл, что в ранний период своей истории большой Сфинкс в Гизе также был окрашен в красный цвет — в ознаменование этой особой связи Человека/Льва — Гора/Марса. А прическа, которую мы также видели на изображениях египетских фараонов, предназначена символизировать львиную гриву.

Такая связь Фараона/Льва плавно входит в нашу нынешнюю собственную современную христианскую традицию. Помимо удивительного древнееврейского свидетельства Иезекииля, есть и дополнительные связи «Человек/Лев» во всех основных принципах христианства.

В Ветхом Завете одним из великих пророков был Даниил. В первый год правления Валтасара в Вавилоне, около 566 до н. э., Даниил увидел свои «великие видения», в которых были четыре «великих зверя». Одно из них сверхъестественным образом перекликается с тем составным изображением, существование которого мы теперь подтвердили на Марсе.

«Первый — как лев, но у него крылья орлиные; я смотрел, доколе не вырваны у него были крылья, и он поднят был от земли, и стал на ноги, как человек, и сердце человеческое дано ему» — Даниил, 7:4

Иисус, центральная фигура христианства, имел происхождение, напрямую связанное с «Домом Давида» — первого царя иудеев (Израиль). Линия, которая по пророчеству однажды даст «Мессию», описывалась в Ветхом Завете следующим образом:

«Иуда! Тебя восхвалят братья твои. Рука твоя на хребте врагов твоих; поклонятся тебе сыны отца твоего. Молодой лев Иуда… Не отойдет скипетр от Иуды» — Книга Бытия, 49:8–10

По этой причине Иисуса также именуют мессианским титулом «Лев иудейский» в последней книге библейского канона, названной «Апокалипсис» (более известной как «Откровения Иоанна Богослова»:

«И я много плакал о том, что никого не нашлось достойного раскрыть и читать сию книгу, и даже посмотреть в нее. И один из старцев сказал мне: не плачь; вот, лев от колен иудиных, корень Давидов, победил, и может раскрыть сию книгу и снять семь печатей ее» — Апокалипсис, 5:4–5

В апокрифах (произведениях, не включенных в канонический текст Библии) это двойное изображение — Человека и Льва — также перекликается с… Евангелием от Фомы, в котором содержится примечательный отрывок «Иисус сказал, благословен будь, Лев, поедающий человека, становится человеком. Проклятый человек, которого съел Лев, становится Львом».

Сам Священный Град Иерусалим — место нахождения знаменитого Храма и спорный современный перекресток трех великих религий мира — иудаизма, христианства и ислама — на флаге имеет геральдическое изображение Льва — дань символу могущества и власти над всем. На многих официальных флагах, например, на флаге Шотландии (внизу справа), имеются идентичные изображения льва как символа власти и могущества. Теперь следует поинтересоваться…

Иисус также был известен как «Царь царей» — лучшее описание верховной власти, которое можно найти. Распространяются ли все эти земные «символы власти» через неизмеримое пространство и время на эродированное монументальное изображение «Человека/Льва», лежащего на ржавых марсианских песках?

Существует много необычных параллелей между Гором в египетской традиции и историческим Иисусом. Несомненно, даже традиционное изображение Марии и Иисуса как «Мадонна с младенцем» происходит от более ранних изображений Исиды и Гора.

Как все эти земные эзотерические понятия, соотносящиеся с «монументом», который был открыт связанным с ритуалами космическим агентством на Марсе, — в конечном счете, может быть найдено в подлинном значении Лица на Марсе. Ныне несомненная связь Фараона/Льва в Сидонии — идентичное двойное изображение, давно существующее на Земле — было явно предназначено для выражения какого- то глубокого, фундаментального послания роду людей. Даже статья НАСА удивительным образом подтверждает, что обзор «Викингом» загадки Сидонии имеет строгое соответствие с «египетским фараоном». Наш собственный вывод состоял в том, что монумент был предназначен передать именно то, чем он выглядел: «марсианский сфинкс» — Гор. Эта уникальная символичность сегодня совершенно очевидна, а связь абсолютно ясна — если нужны цифры, то тангенс долготы Лица Сидонии (41°) на Марсе точно равен косинусу широты Сфинкса в Гизе (30°).

Послание Лица на Марсе аналогично посланию Гора здесь, на Земле. Это является подлинным «точь–в–точь таким же» эпическим воссозданием особого персонажа на Марсе, или Монумента, как идея: золотой век мог быть в далеком прошлом, но он все еще существует («Король умер, да здравствует король!»). Буквальные воссоздания явного послания «Человека/Льва» на Земле — скопированные со все увеличивающимся сходством с их невообразимо древнего образца в Сидонии — говорят о больших успехах и просвещенности людей того времени.

Времени, с которого «кто- то», по всей видимости, терпеливо ждет воплощения здесь, на Земле. Свидетель необычных монументальных цивилизаций Египта, Шумера, майя и др. Эти неудавшиеся «воссоздания», однако, пришли намного позже какой- то серии катастроф, которая стерла эпоху не только с двух миров, но и почти со всей человеческой памяти. «Что- то» произошло. Это становится все более очевидным. Что- то разрушило (вероятно, не один, а несколько раз) то, что когда- то было громадной человеческой цивилизацией, распространившейся по всей Солнечной системе, цивилизацией, оставившей свои послания как минимум в двух мирах, основанных на идентичной символике Фараона/Льва, которую мы теперь нашли на Марсе.

Послание Сидонии (как назвал его Хогленд много лет назад) теперь очевидно. И мы теперь должны спросить, «какое отношение этот монумент имеет к нам» и вернуться в конце концов к Сидонии в поисках ответа.

И что же мы увидим? Наше собственное почти забытое прошлое среди красноватых песков? Или что- то более важное: окно в нашу будущую судьбу?

Или только одну простую истину: марсиане — это мы.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх