MOL превращает холмик в гору

В ходе процесса «Срывая маску с Лица на Марсе» НАСА использовало все обычные средства пропаганды, отточенные за предыдущие двадцать лет споров по вопросу Сидонии. Они описали Лицо как «поп–идола», ни разу не упоминая о других аномалиях комплекса Сидонии, и использовали карикатуры, чтобы высмеять идею о том, что Лицо — это не просто марсианских холм. Цитировался Джим Гарвин, руководитель исследовательских работ программы НАСА по исследованию Марса, который сказал, что Лицо напоминает ему столовую гору Миддл Бьют в Айдахо. Разумеется, в статье не было фото Миддл Бьют, чтобы те, кто проверял честность НАСА, могли сделать сравнение.

К счастью, Лэн Флеминг из SPSR связался с Геологической службой США, получил вид сверху Миддл Бьюта и опубликовал онлайн–сравнение в опровержении под названием «Срывая маску с Миддл Бьют».

Любой логично мыслящий наблюдательный человек может легко сделать вывод, что Миддл Бьют имеет мало общего, или вообще не имеет сходства с Лицом. Прежде всего Лицо имело две параллельные прямые грани по сторонам основания, тянущиеся сотни метров, Миддл Бьют был просто горной вершиной конической формы вулканического происхождения. Флеминг сделал собственную оценку с комментарием: «Я думаю, пришло время науке начинать искать настоящее объяснение Лица на Марсе. Терпение общественности, проявляемое к софистике пиарщиков JPL, может в конце концов кончиться».

Однако есть еще один момент, на который необходимо обратить внимание. В статье НАСА использует вертикально сжатый, сильно искаженный и перевернутый вариант Лица, по всей видимости, созданный алгоритмом определения формы (объекта) по полутоновому изображению. Он был так сильно искажен, что параллельные детали, ясно видные на вертикальных снимках «Викинга» 1967 года, в результате сильно (и нереально) расходились.

Далее они связывают это изображение с весьма впечатляющим трехмерным цветным вариантом особых данных прибора MOLA (Mars Orbiter Laser Altimeter — лазерного альтиметра) аппарата MGS, а затем используют два этих снимка для доказательства того, что Лицо на Марсе — это просто еще марсианский холм.

Как сказано в статье, «Данные лазерного альтиметра, возможно, даже более убедительно, чем вертикальные снимки, доказывают, что Лицо естественное. Трехмерные караты возвышенностей показывают образование под углом, независимо от солнечного света и теней. Там нет ни глаз, ни носа, ни рта!».

На самом же деле маловероятно, что кто- то узнает портрет собственной бабушки, если его нарисовать горизонтальным, плоским, сжатым и показанным головой вниз. Поэтому это изображение, разумеется, не было похоже на Лицо.

Была и еще одна проблема в доказательствах НАСА: прибор MOLA, на который они так полагались, имел разрешение 150 метров на пиксель. НАСА свой довод о том, что это «просто холм», основывало на «изображении» MOLA, который в шесть раз хуже данных «Викинга» двадцатипятилетней давности. При таком разрешении, чтобы объект был хотя бы различим, он должен быть размером примерно с три бейсбольных поля. Говоря откровенно, попытка построить свою аргументацию на этом «не–изображении» (которое все равно должно искажать) была смешной и безнадежной.

На самом деле, логика и анализ НАСА были не просто категорически неверными, а неверными настолько, что это могло быть только результатом умышленной попытки ввести общественность в заблуждение относительно настоящей природы Лица.

Из- за возможности делать четкие цветные виды наподобие показанного в статье большинство людей думало, что MOLA — это прибор с высоким разрешением. Некоторые из тех, кто критиковал нас, зашли настолько далеко, что предположили, будто у MOLA «вертикальное» разрешение было всего несколько сантиметров и что это «лучший» и более точный прибор для визуальных наблюдений, чем камера MGS. На самом деле ничего подобного, а такого рода непонимание непрофессиональной публики и прессы — это именно то, на что надеялось НАСА, чтобы не показать Лицо в его реальном контексте. Если этого недостаточно, они, как мы видели, не гнушались перевернуть снимок вниз головой и наоборот даже в своих презентациях MOLA», чтобы подтвердить свои измышления.

В реальности MOLA посылает серию импульсов (десять в секунду) лазерного луча, которые «отскакивают» от марсианской поверхности и отражаются назад в ресивер прибора. Это дает один круговой «пиксель» (или элемент картинки) данных около 160 метров в диаметре. Поскольку космический аппарат летит со скоростью примерно 3,3 км/с, следующая «точка» имеет смещение около 330 метров (поскольку MGS находится на приблизительно полярной орбите), оставляя провал в записи изображения около 170 метров шириной. Поскольку на экваторе расстояние больше, а на полюсах меньше, для точного визуального определения объекта по–прежнему требуется многократное к сканирование. MOLA работал непрерывно с тех пор, как MGS вошел в первичную научную фазу, за исключением случаев, когда он выключался в период солнечных затмений. Таким образом, MOLA давал непрерывный поток данных, состоящих из 160–метровых пятен со 170–метровыми разрывами между ними — обматывая планету, как клубок шпагата, в течение более двух лет. Звучит здорово, не так ли?

Да — но только он не очень точен в масштабе мили или около того. Другими словами, он, несомненно, не мог «снимать» любые отдельные объекты с размерами Лица, причем даже примерно с таким же разрешением, как самое слабое разрешение камеры MGS, Некоторых сбило с толку заявленное «вертикальное» разрешение MOLA. Один из критиков в то время, судя по всему, никак не мог уловить, что точно означает вертикальное разрешение прибора двадцать–тридцать сантиметров. Он даже зашел настолько далеко, что положил, будто из- за этого прибор MOLA «лучше» для разрешения деталей марсианской поверхности, чем камера МОС. Если дело обстояло так — агентство далее не подумало бы ставить камеру на космический аппарат, сохранив, вероятно, сотни миллионов долларов в ходе всей миссии.

В продолжение разговора об этой 160–метровой «точке»: MOLA почти не может рассмотреть детали. Десять его импульсов достигают поверхности в этом диаметре и возвращают временные данные в прибор. Затем MOLA берет среднюю высоту космического корабля над поверхностью в пределах этого 160- метрового пикселя и определяет величину на которой основывается этот пиксель, в среднем. В результате каждый бит детали в пределах пикселя уменьшается до одной точки, одного значения: средняя высота космического аппарата над поверхностью «переброшена». Все отдельные подробности в пределах 160- метрового круга целиком теряются. Это среднее значение площади, о которой идет речь, — почти точно на один метр относительно расстояния ниже аппарата.

Насколько большие эти «160 метров»? Как много пропускается этим «точным» прибором? Много, как выясняется. 160 метров — огромный диаметр для пикселя. Это примерно диаметр арены Tacoma Dome возле Сиэтла. Nacoma Dome может вмещать до 23000 человек, не говоря уж об игровом поле, туалетах, раздевалках, помещениях для прессы, досках почета, водопроводе, электропроводки и бетона, количество которого достаточно, чтобы построить пять миль шоссе — для MOLA это все было бы одним большим пятном Точкой. Он мог бы дать очень точную оценку того расстояния, на котором Dome находилась от космического аппарата, но только и всего. Он не мог различать каких бы то ни было деталей объекта.

Приводился аргумент, что 160–метровое разрешение на самом деле не так уж плохо, что это «всего» в три раза хуже, чем у «Викинга». Но следует помнить, что 160 метров на пиксель против пятидесяти метров на пиксель «Викинга» — это разница на 150%. А если учесть размеры самого Лица, становится ясно, сколько важных деталей пропадает из- за якобы «точного» сканирования MOLA.

Чтобы дать вам представление об используемых здесь масштабах, мы поставили Tacoma Dome — в приблизительном масштабе — рядом с самим Лицом. Как видно, размер пикселя MOLA такой большой, что не видна такая деталь, как глазное яблоко в глазнице (которая почти такого же размера, как арена стадиона); даже если допустить, что каким- то чудом MOLA в самом деле мог просканировать деталь на первом плане. В реальности один «пиксель» MOLA примерно размером с сам зрачок.

В противоположность этому, камера MGS с ее максимальным разрешением 1,5 метра на пиксель, могла «увидеть» участок в тысячи пикселей на том же самом 160–метровом круглом пространстве. Объекты размером с легковую машину можно было бы рассмотреть без увеличения. И каждый из этих пикселей имел бы свой особый цветовой код, присваиваемый ему из 256 оттенков шкалы полутонов. В процессе увеличения эти цвета могут использоваться для отражения большего количества деталей, эффективно увеличивая еще больше пространственное разрешение (при определенных условиях и допусках).

Поэтому доказывать, что «там нет ни глаз, ни носа, ни рта!», ссылаясь на такой грубый прибор (MOLA), не только абсурдно с научной точки зрения, но и бесчестно с этой же точки зрения. Правда состоит в том, что MOLA не может дать в разрешении деталь величиной с глазное яблоко (размером с арену Tacoma Dome). А старомодная камера МОС с ее разрешением 1,5 метра на пиксель и «всего лишь» 256 оттенками шкалы полутонов в тысячи раз более точная.

Что приводит нас еще к одной проблеме с НАСА и нашими критиками, которые используют данные MOLA для «разоблачения» Лица. Здесь опять имеется общее неверное представление о том, как работает MOLA. Поскольку планеты такие большие, а отдельные детали наподобие Лица в сравнении с ними такие маленькие, шансы, что MOLA на самом деле пройдет прямо через Лицо в ходе двухлетней «номинальной» миссии, несомненно, весьма и весьма малы. Большинство критиков полагают, что MOLA наподобие «сканирующей камеры» полностью покрывает Лицо в точной сетке. На самом деле, повторим, это совершенно не так.

Глядя на необработанную версию нового снимка Лица, мы видим линии «выпадений пикселей» ПЗС. Эти менее чувствительные пиксели «линейной камеры» с ПЗС, которая составляет сердце самого МОС, представляют действительный геодезический трек вокруг Марса, который MGS делает над Лицом, когда подучает новый снимок. При идеальных обстоятельствах MOLA должен пройти прямо по центру Лица вдоль этих темных «линий сканирования» (которые смещены от правильного севера на 5°), Действительные пиксели данных, когда они будут получены MOLA в идеальном сканировании, «по центральной линии», будут примерно 160 метров со 170–метровыми разрывами между «импульсами».

Это сильно отличается от идеализированного представления, что у МOLA на Лице было сотни базовых точек. В лучшем случае их могло быть от пятнадцати до двадцати.

Но, минутку — почему MOLA не мог сделать несколько проходов над Лицом и собрать достаточно данных для точного измерения высоты всего объекта во время миссии? В конце концов, ведь MGS был на орбите несколько лет? Да — но он сделал только около 10000 витков с момента начала фазы картографирования в марте 1998 года. Может создаться впечатление, что это много, однако поскольку Марс — такое обширное место (поверхность равна суммарной площади всех континентов Земли), MOLA мог эффективно охватить планету, оставляя разрывы в 1,5 мили между «витками» (на экваторе). На долготе Лица (41° северной) расстояние между треками немного меньше — около 0,80 мили. Поскольку Лицо всего около 1,2 мили шириной, маловероятно, что последующие параллельные треки на самом деле просканируют это образование более чем дважды. Поскольку имелся только один вертикальный снимок Лица MOC, опубликованный д–ром Малином, — тот, который был сделан в июне 2000 года — конечно же, не могло быть более двух образцов «снимков» Лица MOLA, сделанных в апреле 1998 года, а он был сделан «ниже надира», так что MOLA не использовался). Кроме того, образец июня 2000 года не проходил точно через середину Лица, а был смещен в одну сторону.

На самом деле все это проверить очень легко. Если мы допустим, что необработанный вариант последнего снимка Лица «ниже надира» (около 25°), не был обрезан, тогда (направленный в одно отверстие вместе с камерой) сканирование MOLA (если прибор на самом деле был включен) должно было бы прийтись в самый центр в рамках этого снимка. Если провести простую линию от центра необработанной фотографии, становится очевидным, что лучший трек MOLA должен быть смещен в сторону востока и явно пропустил верхушку «носа» — а она является самой высокой точкой Лица. Это мнение — что сканирование MOLA, использовавшееся НАСА при представлении Лица, полностью пропускает нос — еще больше подтверждается заявлением, сделанным НАСА в статье: что Лицо «всего» 800 футов в высоту. Предыдущие оценки, сделанные по надежным методам, таким, как сравнительные стереопары и тригонометрические измерения длины теней, показали, что Лицо в реальности имеет высоту около 1,500 фута в кончике носа. Эту разницу легко объяснить, когда вы увидите, что сканирование MOLA, которое НАСА в действительности использовало, должно было пройти в стороне от высшей точки Лица (носа) - полностью его пропустив.

Джим Фроули, ученый, которому доверили (вместе с Джимом Гарвином из НАСА)создать «изображение» MOLA, использованное в статье НАСА, прислал все это в электронном письме. Когда его прямо спросили, было ли только два прохода MOLA над Лицом, он ответил: «Ваша правда (sic). Я нашел только два».

Итак, было два прохода: каждый из серии от пятнадцати до двадцати точек, по 160 метров в диаметре, а это абсолютно исключает возможность различить детали размером со спорткомплекс в Такоме на сканировании MOLA. Как могло НАСА на основании таких скудных данных решить, что Лицо было «800 футов» в высоту, и сделать предполагаемую «трехмерную сетку» для создания своего ныне печально известного «изображения MOLA» для статьи? И как потом можно было решить, исходя всего из двух сканирований, которые упустили все основные черты лица, что, цитируя Гарвина, «там нет ни глаз, ни носа, ни рта!».

Такой возможности у них не было.

На самом деле, Гарвин и Фроули не могли создать «изображения», представленные в статье НАСА, на основе имеющихся данных MOLA. Более того, они также не могли определить сколько- нибудь точный масштаб деталей (размер со спорткомплекс в Такоме) - таких как «глазное яблоко», замечательно подробных снимках, сделанных в июне 2000 года и 8 апреля 2001 года. Эти факты резко контрастируют с тем, как эти данные отражены в «шедевре» НАСА (который был перепечатан и принят без критики на Space. com и в других СМИ).

Изображение, которое они выдавали за «данные, полученные с MOLА», — не что иное, как намеренно урезанная версия самого снимка МОС. Опять же оказавшись лицом к лицу с этой информацией, Фроули подтверждал ее справедливость.

«В этом вы также правы. Изображение на 99% МОС. Оно сделано при помощи программы „образа в инверсии", которую я написал некоторое время назад. MOLA использовался для ограничений». Ограничения попросту означают, что он использовал имеющиеся данные MOLA для того, чтобы убедиться, что его пропорции высоты–ширины верны, когда делал определение формы (объекта) по полутоновому изображению — и в самом деле, больше похоже, что изображение на 99% МОС.

Но зачем играть словами? Главное здесь то, что НАСА сделало абсолютно ложное заявление об изображении, которое представило прессе и общественности как особые данные MOLA. Они дополнили эту ложь, притворившись, что прибор может давать большее разрешение, чем мог в реальности. Этого было недостаточно, и тогда они перевернули изображение и растянули так, что оно полностью исказилось. Справедливости ради надо сказать: Фроули сделал то изображение, которое ему сказали сделать. Он не знал, как руководство НАСА используют и искажают информацию в собственных пристрастных политических целях.

Здесь нет ошибки; эта статья была полностью политической. Как мы показали, в заявлении Гарвина о MOLA ничего научного не было, Фактически, как и в другом своем заявлении, сравнивая Лицо со столовой горой Миддл Бьютт (а потом даже не показывая снимка горы для подтверждения своего заявления), Гарвин продемонстрировал недостаток либо интеллекта, либо честности, необходимых для того, чтобы исполнять обязанности директора проекта НАСА по изучению Марса. Он или не знал возможностей своего прибора, или был замешан в намеренном обмане. В любом случае реальность такова, что заявления о MOLA были не просто ложными, они были рассчитаны на то, чтобы «навсегда положить этому конец», как выразился один неизвестный ученый из НАСА после фиаско с «Catbox» в 1998 году.

Зачем честному, открытому агентству, так уверенному, что в Лице «нет ничего необычного», вообще понадобилось создавать «Catbox» три года назад? И зачем им нужно было скрывать этот новый снимок 2001 года в течение почти двух месяцев — когда они создавали тщательно организованную кампанию по нашей дискредитации? И зачем им надо было пытаться подсунуть данные, которые в шесть раз менее точные, чем оригиналы «Викинга» двадцатипятилетней давности?

Ответ: им не надо было. Но к тому времени мы давно отказались от мысли, НАСА было честным и открытым.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх