О Боже! Они убили МАРС!

23 сентября 1999 года в 9.06 по всемирному времени JPL потеряла контакт с «Марс Клаймит Орбитером» (МСО) стоимостью 125 миллионов долларов, когда он проходил позади Марса для своего финального импульса выведения на орбиту. На космическом аппарате стояла камера формирователя сигналов цветного изображения (MARCI), управлявшаяся д–ром Малином. Ученые JPL не смогли восстановить контакт с космическим аппаратом, когда он должен был выйти из- за диска Марса, и немедленно приступили к ряду экстренных процедур восстановления связи с аппаратом. Как и в случае с «Марс Обсервером» в 1993 г., эти попытки провалились, когда было обнаружено, что ошибка навигации, вероятно, отправила аппарат в резкое снижение в атмосферу Марса.

«Марс Клаймит Орбитер» был частью программы НАСА «Марс Сервейор» 1998 года с лозунгом «быстрее, лучше, дешевле». Вместе с «Марс Глобал Сервейором» и предстоящим «Марс Полар Лэндером» он должен был обеспечить НАСА беспрецедентную возможность изучить геологию и окружающую среду Марса не только с орбиты, но и с места посадки «Марс Полар Лэндера» на южном полюсе на долготе 195 (19,5?).

В соответствии с кратким пресс–релизом, космический аппарат сбился с курса, когда одна навигационная команда в Колорадо, а другая в JPL использовали отдельные системы измерения (метрическую и английскую) в ключевых навигационных расчетах. Команда Локхид/Мартина передала данные ускорения в английской системе, а контролеры в JPL приняли их за метрические. По сообщениям в прессе, это продолжалось со времени запуска в декабре 1998 г. Этот почти невероятный и странный ряд обстоятельств вызвал легкое огорчение на Капитолийском холме, однако оно не шло ни в какое сравнение с той бурей, которая бушевала после потери «Марс Обсервера». Опять же, эта очень удобная «ошибка» имела все обычные признаки еще одного ритуального убийства, произведенного НАСА. Мысль о том, что эта ошибка произошла с самого начала миссии и осталась незамеченной, просто нелепа. В таком деле анализ взаимного расположения двух планет при запуске, их относительные скорости вращения вокруг Солнца, собственная скорость вращения и гравитация не только этих двух основных тел, но и большинства других объектов Солнечной системы — все это должно учитываться в элегантном танце под названием «небесная механика». Чрезвычайно сложные, эти факторы также четко определяемы и предсказуемы.

Вот почему все миссии основаны на концепции точек маршрута полета. Когда космический аппарат пролетает миллионы миль из одного мира в другой, он проходит через ряд контрольных точек, в которых его положение, скорость и траектория сверяются с заданными. Любое отклонение немедленно отмечается, и, в случае необходимости, для корректировки курса включается двигатель — и чем быстрее и дальше летит аппарат, тем более явной становится ошибка. По сообщению «Ассошиэйтед Пресс», «с момента запуска космического аппарата в декабре использовались неверные числа, однако эффект от этого был столь незначителен, что они остались незамеченными. Разница увеличивалась в течение месяцев, пока космический аппарат летел на Марс». Любому, кто хоть немного разбирается в системах измерений и механике орбит, это утверждение, исходящее из НАСА, покажется смешным. Коэффициент пересчета фунтов тяги (английская) в ньютоны (метрическая) - 4.44 ньютона за фунт. Это означает, что с самого начала миссии расчеты скорости должны отклоняться примерно на 75%! И никто не заметил такую «маленькую» ошибку?

На самом деле ко времени импульса тяги выхода на орбиту аппарат не должен был быть рядом с Марсом. Поэтому объяснение (оправдание) НАСА является столь неправдоподобным.

Если имелась ошибка, не замеченная «честными людьми» в JPL, она, несомненно, должна была проявиться во время самого импульса тяги.

Даже постоянный член SPSR Ван Фландерн, противник теории заговоров и защитник официальной системы, был вынужден признать очевидное:

«Я бы не стал понимать объяснение буквально — это просто оправдание для общественности, чтобы она могла понять и проявить сочувствие, однако оно имеет мало отношения к реальности. Истину мы узнаем, когда опубликует свой отчет независимое расследование».

Но были, конечно же, и другие причины для возникновения подозрений по поводу мотивов и объяснений JPL. Если посмотреть на положение звезд над JPL в момент, когда был дан роковой импульс, мы увидим ожидаемые масонско–египетские ритуальные звездные гармонии. Алнилам, центральная звезда Пояса Ориона/Осириса, египетского бога смерти, возрождения и загробной жизни, располагалась на вездесущей тетраэдральной высоте 19,5° в момент включения двигателя. Через пять минут, когда МСО исчез из виду за самим Марсом, ритуальную позицию 19,5° занимала Минтака.

Тетраэдральную схему для «Марс Полар Лэндера» подтверждала форма участка миссии. Он представлял собой треугольник с вершинами на Земле, МСО и «Полар Лэндером», с Марсом в центре. Он даже демонстрировал намек на богатое водой прошлое Марса, с плотной атмосферой и океанами, покрывавшими половину планеты. Ну, и, конечно же, «Полар Лэндер» по плану должен был совершить посадку на 19,5° западной долготы.

Авторы полагают, что все это свидетельствует о намеренном ритуальном «тетраэдральном» действии Малина и JPL, совершенного для того, чтобы либо уничтожить МСО, либо «скрыть» его для своих личных целей. Однако, возможно, гармонии изначально предназначались для того, чтобы почтить память еще одного успешного прибытия на Марс. Это может считаться дальнейшим подтверждением следующего: что бы ни делалось с космическим аппаратом, это было решением, принятым в последнюю минуту, а не результатом ошибки, сделанной несколько месяцев назад. Однако невнятное и придуманное на ходу «метрическое» объяснение говорит об отчаянной необходимости «скрыть» космический аппарат.

Так что же могло быть причиной такой отчаянной необходимости? Малин часто выражал негодование по поводу мысли о том, что каким- то образом причастен к исчезновению «Марс Обсервера», и заявлял, что это стоило ему денег и репутации. Хотя, несмотря на его жалобы, как мы уже видели, ему последовательно предоставляли эксклюзивный контракт на камеры для «Марс Глобал Сервейора», а затем для «MARCI». Для ITACA он оставался единственным «парнем по Марсу», когда дело касалось фотографирования Красной планеты с орбиты.

В этом и могла быть проблема. Камера MARCI во многом превосходила камеру MGS. Эта широкоугольная камера имела возможность делать снимки поверхности Марса со средним разрешением 7,2 пикселя на километр. Однако при оптимальных условиях она могла давать разрешение один километр пиксель, достаточное, чтобы значительно прояснить вопросы по Сидонии — однако камера со средним разрешением была даже лучше. Как отмечалось в журнале «Aviation Week & Space Technology» (27 сентября 1999 г.):

«На МСО была установлена камера с формирователем сигналов цветного изображения (MARCI), предназначенная для наблюдения атмосферных процессов в полном объеме, а также изучения взаимодействия атмосферы с поверхностью планеты. Средний и широкоугольный охват должен был обеспечиваться на ультрафиолетовой, видимой и ближней инфракрасной длине волны. Участок системы со средним углом должен был иметь разрешение сорок метров (130 футов) в восьми (sic — 10) цветах для того, чтобы характеризовать свойства поверхности и изменения в его пылевом покрытии».

Другими словами, камера «среднего разрешения» имела возможность делать снимки примерно на 20% лучше, чем было у «Викинга». Добавление многоспектрального цвета, инфракрасных и ультрафиолетовых областей спектра ставило инструмент наравне с сильно испорченным снимком Лица, опубликованном MSSS в апреле 1998 г. Его возможность снимать в ближней инфракрасной области спектра также должна была обеспечить прибору значительную степень проникновения к поверхности» на снимках, отсылаемых обратно.

Итак, как и при исчезновении «Марс Обсервера» (напомним, при интенсивном политическом давлении), «сокрытие» МСО с его многоспектральной цветной камерой со средним разрешением давало Малину и K° множество возможностей проверить то, что могло быть открыто MARCI или сопоставимым с ним прибором (наподобие последующего формирователя сигналов изображения THEMIS на «Марс Одиссее» в миссии 2001). История повторялась?

Несколько месяцев спустя вторая часть миссии «Марс Сервейор» 1998 года когда «Марс Полар Лэндер» просто исчез во время ухода с орбиты, случае с «Марс Клаймит Орбитером», имелись примечательные звездные гармонии над JPL, которые вписывались в ритуальную систему. На этот видели звезду Регулу, сердце льва в созвездии Льва, садившуюся за горизонтом, когда на МСО была подана команда на уход с орбиты. Несмотря на то, что Лев представлял Гора, такая гармония в системе появлялась впервые, Мы обратили на это внимание, но не стали рассматривать как определенно «точное попадание», несмотря на неожиданное время.

После второй неудачи в двух миссиях директор НАСА Дэн Голдин назначил комиссию во главе с Томасом Янгом, ранее работавшим с Локхидом Мартином, для расследования не только исчезновения MPL, но и всей марсианской программы в JPL. Всего за несколько дней до того, как Янг сделал свой отчет, один из главных разоблачителей НАСА Джеймс Оберг опубликовал в «Юнайтед Пресс Интернэшнл» (информационное агентство) заявление с обвинением сотрудников JPL в том, что они хорошо знали о том, что MPL был обречен (из- за проблем в программном обеспечении, связанных с опорными посадочными стойками) с самого начала миссии. Сотрудники JPL сразу же отвергли обвинения, используя слова наподобие «ахинея», «полная чушь» и «бред сумасшедшего» для того, чтобы описать свою реакцию на обвинения Оберга.

Позднее в Конгресс, Белый дом и в СМИ поступил язвительный отчет Янга — помимо попытки определить непосредственную причину неудачи с «Марс Полар Лэндером», в отчете пространно описывалось расследование тайной серии более существенных «недостатков управления», которые имеют место в JPL. В отчете подчеркивалось, что основная причина этих недостатков крылась в решении Голдина реализовывать принципы «быстрее, лучше, дешевле» в управлении космическими исследованиями.

В качестве реакции на все серьезные данные, предъявленные в отчете. Голдин незамедлительно произвел изменения в лаборатории. Он не только назначил нового «марсианского царя» в штаб–квартире НАСА для наблюдения всех будущих программ по исследованию Марса (таким образом, забирая управление у JPL). Человек, которого он выбрал — д–р Скотт Хаббард, — пришел из давнего конкурента JPL в «семействе НАСА»: Научно–исследовательского центра Эймса в Северной Калифорнии.

Это, несомненно, был только первый шаг в череде преобразований, целью которых было отвоевать у JPL полномочия агентства по управлению исследованиями Марса. Исходя из этого, мы гадали, увидим ли мы, как разыгрывается тот сценарий, о котором Марк Карлотто говорил после первой встречи SPSI с Карлом Пилчером в ноябре 1998 г. Было ли это нарастающими трениями в агентстве между теми, кто хотел раскрыть всю правду о Марсе (штаб–квартира НАСА), и теми, кто по- прежнему хотел настаивать на идее холодного мертвого Марса (JPL)?

Если целью штаб–квартиры НАСА было перехватить контроль над Марсом у JPL, то, намеренно позволив лаборатории постепенно затягивать себя в систему «быстрее, лучше, дешевле», она подтолкнула бы JPL к неизбежным неудачам с космическими аппаратами, которые сейчас и происходили. Но тогда у нас возникает довольно трудный вопрос: если штаб–квартира НАСА хотела получить единоличный контроль над автоматическими программами по исследованию Марса, исходящими из JPL, почему Голдин просто не приказал это сделать? Как Администратор НАСА, он (теоретически) имел полномочия приказывать любому подразделению своего агентства.

Из- за ущерба агентству, который за предыдущие две недели нанесли сначала обвинение Оберга в «Юнайтед Пресс Интернэшнл», а затем отчет Янга. Джо Голдин лично прилетел в JPL 29 марта 2000 г. Он хотел обратиться к сотрудникам, ученым и инженерам лаборатории и предложить им новые политические и технические реалии. Он также хотел убедить сотрудников JPL, что они не достигнут новых высот под непосредственным управлением НАСА. Речь Голдина носила вызывающее название «Когда лучшее должно стать еще лучшим», параграф подготовленного текста выдавал секрет:

«Я также хотел бы выразить признательность адмиралу Инману, главе наблюдательного комитета над JPL в Калифорнийском технологическом институте. Сегодня он не смог здесь присутствовать, но я говорил с ним по телефону. Его преданность этой команде также весьма сильна. И я благодарю его за это…»

Адмирал Инман, о котором говорил Голдин, — это адмирал Бобби Инман, бывший директор Агентства национальной безопасности, заместитель директора Центрального разведывательного управления, заместитель директора Разведывательного управления министерства обороны и бывший директор разведки ВМС. Однажды журнал «Newsweek» назвал его «звездой первой величины в мире разведки». В пресс–релизе Белого дома, выпущенном по поводу рекомендации президентом Клинтоном в 1993 г. Инмана для утверждения на пост министра обороны, сказано: «За время продвижения по этим постам Инман был удостоен медали «За выдающиеся заслуги», высшей небоевой награды ВМС, и медали «За отличную службу в Вооруженных силах» Разведывательного управления министерства обороны за «достижения, не имеющие подобных в истории разведки».

Чем же занимался самый выдающийся американский секретный агент в качестве главы наблюдательного комитета в одном из ведущих частных университетов, особенно комитета, наблюдавшего за гражданскими автоматическими исследованиями планеты Марс? Могло ли это иметь отношение к открытиям, сделанным «Викингом» четверть века назад, — руин искусственного происхождения в Сидонии, и возможным последствием этого открытия для национальной безопасности?

Упоминание имени адмирала Инмана администратором Голдином было явно не случайным. Ошеломляющие назначения самого лучшего выходца из кругов разведки с полномочиями наблюдения за предположительно гражданскими действиями в космосе JPL втолковывали, что все «альтернативные сценарии», о которых мы спорили многие годы, несомненно, в истоках имеют потерянный «Марс Обсервер». В свете присутствия Инмана мысль о том, что последние миссии на Марс также на самом деле не были потеряны, выглядела гораздо более правдоподобной. Она получила еще большее подтверждение, когда выяснилось, что глава комитета Калифорнийского технологического института работал в комитете «самое меньшее, восемь лет» — другими словами, еще до того, как исчез «Марс Обсервер».

Это, несомненно, также означает, что он служил в комитете института тогда, когда занимал пост министра обороны Соединенных Штатов. Здесь мы почуяли запах дичи.

Хогленд и Белл (впоследствии Май Зигель, сменивший Арта в качестве ведущего «Coast to Coast АМ» после того, как Арт внезапно уволился по семейным обстоятельствам) воспользовались возможностью использовать радиопрограмму для того, чтобы начать кампанию и забросать Вашингтон, и особенно сенатора Джона МакКейна из Аризоны, факсами и электронными письмами. Почти два года прошло с тех пор, как были опубликованы первые три снимка Сидонии, сделанные MGS, и никто не заставил Голдина сдержать обещание продолжать фотографировать регион. За это время была как минимум дюжина возможностей фотографировать Сидонию в ходе стадии картографирования. МакКейн был в комитете сената, который осуществлял надзор за НАСА, и несомненно получил все послания. МакКейн созвал сенатские слушания по существу отчета Янга и перед комитетом разнес Голдина в пух и прах:

«Если сообщения прессы верны — НАСА утаивает важную информацию от общественности и выборных лиц, — то доверие, которое является главным в отношениях правительства и граждан, было подорвано и дает основание самой серьезной проверки того, как работает это агентство».

Затем, после нескольких дней, когда действовала кампания по присылке факсов и электронных писем, он добавил:«Этот отчет — проблема для агентства. Я уверен, важно, чтобы комитет с этого момента и впредь осуществлял более строгий надзор за НАСА».

Последний комментарий должен был вызвать шок в руководстве НАСА, поскольку всего через два дня, на вторую годовщину фиаско с «Catbox», все подошло к критической точке. Без извещения и в нарушение заявленной политики НАСА в вопросе Сидонии д–р Малин опубликовал девять прежде неизвестных фото региона в Интернете, причем некоторые из них он держал у себя более года. Хотя «эксклюзивное право» Малина по контракту с НАСА, JPL позволяло ему держать снимки до полугода, Администратор Голдин специально исключил Сидонию из этого ограничения.

Очевидно, что публикация новых изображений цинично предназначалась для того, чтобы задобрить критиков в Конгрессе и упрочить идею о том, что НАСА было честным и открытым. Но, подтвердив то, о чем авторы твердили все время — что у Мадина есть гораздо больше снимков региона, чем он опубликовал, на самом деле это показало, что система публичной отчетности в JPL не действует.

Реконструкция орбитальных параметров открыла пятнадцать возможностей фотографирования Сидонии при картографировании в течение двух предыдущих лет, не говоря уже о возможностях во время научной фазы между октябрем 1997 г. и маем 1998 г., когда MGS проходил над Сидонией каждые девять дней, давая десятки возможностей сфотографировать участок. Вопрос висит в воздухе: если было пятнадцать возможностей фотографирования, а Малин опубликовал только девять, то что же стало еще с шестью?

Малин на различных научных встречах в ходе предыдущих двух лет, а также в интервью, опубликованном в журнале «Smithsonian» (сентябрь 1999 г.), много распространялся об «ужасном давлении со стороны штаб–квартиры НАСА», под нажимом которой он, вопреки своим лучшим научным побуждениям, был вынужден в апреле 1998 г. сделать три оригинальных снимка Сидонии. В этих публичных заявлениях он также клялся (поскольку это «просто ужасная наука») «никогда этого больше не делать» — несмотря на то, что НАСА согласилось:

«Наименее предпочтительные для него снимки, которые НАСА заказало ему сделать с так называемого Лица на Марсе… По утверждению Малина, сделать новые снимки стоило 400000 долларов. Имелись и другие цели, которые можно было снимать с той же орбиты, в том числе, вулканы Элизиума, которые, скорее всего, больше не попадут в поле зрения. „Тратит ли правительство деньги на исследования призраков?"— спрашивал Малин. — Или Лохнесского чудовища? Или потерянного континента Атлантиды? Я думаю, Лицо — это самое глупое, на что можно потратить деньги».

Тем не менее, оказалось, что он неофициально снимал Сидонию много раз, несмотря на то, что общественного давления, которое вынуждало бы его сделать это, практически не было.

Несомненно, несколько из этих девяти новых изображений потребовались Малину для того, чтобы направить камеру MGS «ниже надира» — по существу, делая фото не под прямым углом. Поскольку MGS был космическим аппаратом с «направлением по надиру» и камера Малина должна быть установлена на специальной рамке, чтобы сделать снимок чего- либо на поверхности Марса, что находилось не прямо под аппаратом, его нужно было повернуть всем корпусом. Сам он этого сделать не мог. Хотя Малин управлял съемкой камеры MGS, он не решал, как ориентировать аппарат для получения этих снимков. Для того чтобы хотя бы попытаться получить многие из новых снимков, он должен был передать запрос по каналам в JPL и получить одобрение менеджеров проекта на то, чтобы расходовать средства на разработку команд и передачу их на космический аппарат. Снимок «ниже надира» — из тех случаев, когда требовались довольно сложные согласованные действия Малина и тех, кто планировал миссию в JPL, а также линия связи «Земля — космос», необходимая для передачи команд для управления «импульсными механизмами», которые на самом деле переориентировали космический аппарат. Таким образом, JPL должно было знать о нескольких попытках Малина повторно сфотографировать Сидонию.

И после всего этого должны ли мы были верить д–ру Малину, который, нагло лгал, когда опровергал интерес к Сидонии, если он заявлял, что не делал еще шесть снимков? Насколько на самом деле правдоподобно, что он просто не воспользовался этими возможностями в самый разгар фотографирования Сидонии?

По иронии судьбы, и Винсент ДиПьетро, и автор «Причастия» Уитли Страйбер сообщили в эфире «Coast to Coast АМ», что ученые из JPL рассказали им, что Малин делал так много снимков Лица в течение последних двух лет, что у них не хватало времени на собственные исследования в рамках MGS. Если это было правдой и явный чрезвычайный интерес Малина к Сидонии был именно таков, где же были эти снимки? И, более того, если эти снимки ясно показывали, что Лицо естественного происхождения, почему надо было не публиковать их незамедлительно? В конце концов, если эти снимки могли доказать его личные заявления, что «все это чушь», он мог положить конец спорам задолго до этого, просто предоставив снимки этих предположительно «естественных структур — однако он не сделал этого.

Сами эти девять снимков достаточно хорошо охватывали комплекс Сидонии. Малин, несмотря на свои предыдущие заявления о трудностях наведения, без особых сложностей поймал в кадр несколько ключевых деталей региона, в том числе и Купол, Форт и большую часть Города — но, казалось, совершенно упустил само Лицо. В соответствии с картами снимков, он сделал попытку снять участок Лица в середине февраля 2000 года, но ошибка программирования привела к потере основной части этих данных.

То, что мы получили, было в высшей степени интересным. Он смог получить еще несколько тетраэдрально расположенных холмов и высококачественное изображение Купола, закругленного объекта, абсолютно необычной с точки зрения геологии для всей остальной Сидонии. Предыдущие компьютерные увеличения, основанные на определении формы (объекта) по полутоновому изображению, показали, что у Купола было что- то вроде вершины. Новые снимки MGS впервые показали, чем эта вершина на самом деле была — фронтально эродированным тетраэдром.

Эта все еще различимая структура еще раз полностью подтверждала нашу прежнюю модель геометрических взаимосвязей всего комплекса Сидонии. Одна из граней была ориентирована точно на север, прямо через линию Откоса, а другая — на вершину пирамиды «Д и М».

Кроме того, что касается самого Купола, то там тоже была группа частично насыпанных куполообразных объектов, точно к северу от Купола на полосе снимка с правильно расположенными аркообразными проходами у оснований.

Большой интерес также представляла Крепость, впервые сфотографированная при лучшем освещении, идущем сверху. То, что раньше казалось угловым фундаментом со стенами, теперь, по всей видимости, оказалось очень странного вида холмом с плоской вершиной (mesa).

Выудив у Малина эти девять фотографий, мы не собирались останавливаться на достигнутом. Хогленд быстро организовал публичную лекцию на заднем дворе у сенатора МакКейна в Скоттсдейле, штат Аризона, пригласив самого сенатора, его жену и весь персонал. По иронии, точно в тот момент, когда Хогленд должен был закончить выступление в Центре Искусств в Скоттсдейле, 7 мая 2000 г., примерно в 2.30, MGS должен был пролетать над Сидонией, имея идеальную возможность сделать прямой, практически вертикальный снимок Лица при идеальных условиях освещения.

Мы не знаем, сфотографировал ли д–р Малин Сидонию в тот день, поскольку такой снимок никогда не публиковался. Возможно, он был слишком занят. Как выяснилось, то, что мы получили через две недели, было двадцатью тысячами ранее не распространявшихся снимков Марса. Беглый просмотр дополнительных данных показал, что подавляющая половина из них на самом деле была подготовлена для публикации в Интернете 7 мая 2000 г., именно когда Хогленд проводил презентацию. Хотя среди них не было новых видов Сидонии, эта массированная публикация фотографий (и в этот же год, немного позднее, публикация еще тридцати тысяч снимков) открыла настоящий клад новых данных для исследований — и Марс не разочаровал нас.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх