Глава шестая Новые изображения Сидонии с «Марс Глобал Сервейор»

7 ноября 1996 года, задолго до того, как «Марс Пасфайндер» совершил посадку в месте с гиперпространственными координатами 19,5°*33°, НАСА запустило свою следующую миссию на Красную планету. «Марс Глобал Сервейор» был следующим после злополучного аппарата «Марс Обсервер», оснащенным усовершенствованной версией «камеры Малина», созданной д–ром Майклом Малином.

Компания «Malin Space Science Systems» выиграла новый контракт на камеру «Марс «Глобал Сервейора» на закрытом конкурсе. Попытки военной группы, которая осуществляла лунную миссию «Клементина», участвовать в тендере, были отвергнуты в такой манере, которую один из очевидцев описал как «кипящая», несмотря на то, что камера команды «Клементина» превосходила камеру Малина по всем параметрам. Итак, НАСА пригласило д–ра Джона Бранденберга, давнего коллегу Хогленда по первым независимым исследованиям Марса, представить камеру JPL второй раз для открытого тендера. Затем неожиданно принятое решение было передано «распорядительному комитету», созданному JPL который отдал предпочтение Малину и его камере, в основном имеющей ту же технологию 1993 года, что была и на «Марс Обсервере», а не более гибкому прибору «Клементины», который, помимо всего прочего, мог быть специально установлен так, чтобы быть направленным на точку ниже надира, тогда как с камерой Малина сам аппарат должен был маневрировать. Казалось, в JPL действительно хотели, чтобы Малин управлял камерой во время следующей миссии на Марс.

Как бы то ни было, в то время у нас были основания верить, что в итоге мы можем получить те изображения, которых так долго ждали. Запуск MGS («Марс Глобал Сервейор») сопровождался той ритуальной системой, которую мы и предполагали. Когда аппарат стартовал с мыса Канаверал, Сириус находился на 33° ниже горизонта. Мы надеялись, что это означает, что MGS сможет добиться успеха там, где ничего не вышло у «Марс Обсервера». На самом деле при запуске имелось даже «двойное соответствие», поскольку звезда из пояса Ориона Алнитак также была на 33° ниже горизонта Сидонии. Таким образом, мы «попадали в точку» и при запуске на месте старта, и в месте назначения космического аппарата.

Поскольку Малин уже продемонстрировал свою враждебность к вопросу Сидонии, напуская туман по всем аспектам миссии, Стэн МакДэниэл из организации SPSR устроил в ноябре 1997 г. тайную встречу с д–ром Карлом Пилчером из НАСА, и. о. директора по изучению Солнечной системы. В ходе встречи, на которой в числе прочих присутствовали МакДэниэл, Карлотто и Бранденберг, Пилчер сделал вид, что заинтересовался вопросом, и пообещал, что Сидонию будут фотографировать при каждой возможности во время «картографической фазы» миссии. Позднее он отказался от этого, заявив, что «пошел на встречу только ради того, чтобы SPSR прекратило беспокоить нас». Однако в отчете о встрече, сделанном Карлотто на выставке НЛО в Бразилии содержалась одна интригующая деталь:

«Кроме того, он сообщил, что они на самом деле очень интересуются этими двумя объектами по двум причинам. В НАСА существует две группы. Одни уверены, что все (исследователи НЛО) ошибаются и нужно им это доказать. Они хотят сделать эти снимки, чтобы доказать, что вы не правы и поэтому должны отступить. Другие — по нашим ощущениям, пока меньшая, но растущая группа в НАСА — верят, что у нас есть некоторые интересные данные, и хотят рассмотреть их поближе».

К сожалению, несмотря на то, что устное обещание Пилчера перефотографировать Сидонию теперь было «официальной политикой НАСА», в письменной форме организация SPSR ничего такого не получала. По мере приближения выхода на орбиту «Марс Глобал Сервейора» весной 1998 г. Хогленд, пользуясь своими публичными выступлениями в эфире радиопрограммы «Coast to Coast АМ», постарался оказать давление на НАСА, чтобы оно официально совершило повторное фотографирование Сидонии. Он доказывал, что у Малина нет единоличных полномочий решать, что фотографировать, что передача данных с орбитального блока должна вестись в прямом эфире, в отличие от полугодового периода эмбарго на распространение информации, право которого Малин получал в соответствии с частным контрактом, и что Малин должен сообщить, знает ли он что — либо об исчезновении «Марс Обсервера» и возможном секретном восстановлении связи с ним.

Когда давление общественности возросло, Малин решил сам выступить в эфире для того, чтобы разрядить ситуацию и сохранить единоличный контроль над «своим прибором», который оплачен американским народом, решил дать интервью Линде Моултон Хаув, постоянному сотруднику передачи «Coast to Coast АМ». В интервью он выразил возмущение, что кто- то может рассматривать его как ответственного за то, что произошло с «Марс Обсервером». Он также долго распространялся о том, что получить изображение такого «мелкого» объекта, как Лицо (почти 2,5^2 км), было в лучшем случае сомнительным предложением, сравнив это с лотереей. Когда Хаув спросила его, что он может сказать тем, кто ждал новых снимков этого района больше двадцати лет, Малин ответил: «…все, что я могу сказать, — черт возьми, мне жаль, но такова действительность».

Мы, конечно же, знаем, что это чушь. Возможности наведения камеры MGS были исключительными, с очень малой вероятностью ошибки в системе. Команда Малина разработала прекрасный комплект программ обеспечения наведения, что давало возможность легко навести камеру на выбранную цель с размерами Лица.

Существовало два фактора, влияющих на наведение камеры MGS на особый объект: параллель и перпендикуляр. «Параллель» — это ход вдоль орбиты космического аппарата. «Перпендикуляр» — поперечное сканирование, стандартное для вертикальной оси аппарата. Из них перпендикуляр — наиболее сложный, по причине того, что при наведении на особый объект есть погрешности в картографической сетке, созданной корпорацией «Рэнд».

Однако даже при наихудшем ходе событий, максимальная перпендикулярная ошибка составляет около 0,15 мили, или одну восьмую от ширины самого Лица. Допустимая погрешность параллели значительно меньше даже этого небольшого расстояния. Как отметил Стэнли МакДэниэл в своем «Отчете», попасть в особую цель, имеющую размеры Лица, «так же трудно… как попасть в дверь бейсбольным мячом с расстояния около фута».

Попытка Малина обмануть слушателей при помощи сравнения с лотереей, разумеется, обеспокоили Хогленда и других исследователей Сидонии. На своем сайте Малин сделал понятной свою точку зрения не далее, как в 1995 году, когда заявил, что никто из научного сообщества Земли (по крайней мере, насколько я знаю) не станет впустую тратить время на то, чтобы заниматься «научным изучением» искусственного, по уверениям некоторых, происхождения «Лица на Марсе».

Конечно же, это было совершенно ложным заявлением. Никто, даже Хогленд, специально не выражал уверенности, что Лицо или любой другой объект Сидонии является искусственным. Хотя мы все сильно подозреваем, что они могут быть искусственными, мы утверждаем, что они заслуживают дальнейшего изучения и должны фотографироваться при любой возможности. Но у д–ра Малина большой опыт в искажении и запутывании, когда дело касается Лица и Сидонии.

Как рассказал Винсент ДиПьетро во время конференции «Дело Марса» в Боулдере, штат Колорадо, в 1981 году, он и его партнер Грегори Моленаар подверглись аудиоатаке со стороны Малина. Малин поставил демонстрационный стол рядом со столом ДиПьетро и Моленаара, которые старались вызвать интерес к Лицу и своей технике увеличения изображения. Каждый раз, когда кто- нибудь подходил к столу и начинал рассматривать снимки Лица, Малин доставал мегафон и начинал пронзительно орать в него, создавая такой шум, что смог отогнать многих любопытных посетителей конференции.

Было очевидно, что он и Лаборатория реактивного движения по–прежнему оставались крайне враждебными к попытке навести камеру на район. Кроме того, Хогленд заметил, что Пилчер обещал навести камеру на Сидонию только во время «картографической фазы» миссии. Это было важным, поскольку космический аппарат должен был выходить на предкартографическую орбиту, по которой пролетал бы над Сидонией каждые девять дней.

В марте 1998 г., получив десятки тысяч факсов от слушателей программы Арти Белла «Coast to Coast АМ», требующих, чтобы НАСА сделало новые снимки при первой же возможности, НАСА в конце концов сломалось. В известном соглашении, размещенном на официальном веб–сайте JPL, проект «Марс Сервейор» высказывал согласие «сообщать о возможности фотографирования Сидонии заранее…», а затем «сразу после получения выкладывать полученные изображения в Интернете». Как сказано в соглашении, «мы (проект «Марс Сервейор») надеемся, что новые результаты исследований с Марса будут интересны науке и широкой общественности. Поэтому ученые НАСА и «Марс Глобал Сервейор» дают строгое обязательство своевременно публиковать данные. Проект будет публиковать данные сразу же после получения в Интернете, так же, как это делалось в миссии «Клементина», «Рандеву с околоземными астероидами» и «Марс Пасфайндер».

Космический аппарат «Марс Глобал Сервейор» может фотографировать объекты на поверхности Марса, над которыми он непосредственно пролетает во время каждого витка. Аппарат пролетит непосредственно над районом Сидонии, где во время миссии «Викинг» наблюдались загадочные объекты, несколько раз в процессе картографирования.

Проект «Марс Глобал Сервейор» объявит об этой возможности фотографирования заранее и выложит полученные изображения в Интернет».

Кампания по отсылке факсов и электронных сообщений, начавшаяся по инициативе Хогленда и Белла, принесла плоды несколько недель спустя, когда НАСА объявило о первой возможности фотографирования Сидонии, которая представится 5 апреля 1998 г., во время научной фазы полета по орбите. Казалось, наконец- то мы сможем получить снимки, которые раз и навсегда разрешат все споры.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх