«Марс Пасфайндер»

«Тем не менее, мы не можем отрицать, что размещение тетраэдрального объекта на Марсе на широте 19,5° содержит все необходимые числа и систему символов, чтобы квалифицировать это как сигнал «сообщение принято» в ответ на геометрию Сидонии. Кроме того, подобная игра математики и системы символов — это именно то, чего следовало ожидать, если НАСА было под влиянием оккультных тайных заговоров, о которых, к примеру, постоянно говорит Хогленд».

Грэм Хэнкок, «Загадка Марса».

Когда «Марс Пасфайндер» совершил посадку на свои инновационные воздушные подушки после беспрецедентного метеороподобного полета к поверхности Марса 4 июля 1997 года, большинство из нас было уверено, глядя на первые полученные панорамные изображения, что мы просто смотрим на скучную марсианскую пустыню, заполненную обломками скал, — такую же, как и на картинках, переданных спускаемым аппаратом «Викинг» около двадцати лет назад. Под влиянием широко разрекламированного предсказания Хогленда — что спускаемый аппарат «Пасфайндера» будет отведен в сторону Сидонии вместо того чтобы прибыть на запланированную точку посадки в тысяче миль оттуда, многие из нас в «сообществе аномальщиков» сперва были расстроены просмотром первых изображений. В течение месяцев, прошедших со времени первого объявления о своих подозрениях, касающихся звездных взаимосвязей, Хо- гленд нашел еще больше таких связей, которые убедили его, что «ритуальная модель НАСА была реальной. Например, «Викинг- 1» который по графику должен был сесть 4 июля 1976 года (как «Пасфайндер»), был перенаправлен (после того, как обнаружились «проблемы с местом посадки») для того, чтобы сесть в другом месте… и двадцатого числа — в тот же день, что и посадка «Аполлона-11», и церемония Олдрина в честь «Осириса/Исиды». Таким образом, Хогленд был уверен, что, анализируя «Пасфайндер», он «разгадал систему».

Одной из вещей, сбивавших Хогленда с толку, было расположение звезд на небе над местом посадки: до 4 июля в этом расположении не было ни одной звездной гармонии, ранее неоднократно им обнаруживавшейся при анализе автоматических и пилотируемых миссий НАСА. В запланированное время посадки «Пасфайндера» главная «ритуальная звезда» Сириус не была бы на своем предполагаемом ритуальном положении над или за горизонтом, или в зените. В противоположность этому, небо над Сидонией соответствовало этому — но не 4 июля, а в другой «идеальный» ритуальный день — 20 июля. По этой причине Хогленд в эфире «Coast to Coast AM» смело предсказал, что «Пасфайндер» не сядет, не может сесть, как запланировано, но, несомненно, окажется в Сидонии 20 июля.

Впоследствии выяснилось, что НАСА явно призналось в «ритуальной замене» в этой миссии: Хогленд просто искал в неверном направлении, исходя из предыдущих действий НАСА, вместо того чтобы обратить внимание на звезды над местом, ему следовало бы посмотреть на само место планировавшейся посадки — и сосредоточить внимание на этих намеках. Поскольку выбор места просто не мог быть более «символичным» или соответствовать удивительно последовательной схеме НАСА; первоначальный «посадочный эллипс» был центрирован точно на 19,5° северной широты и 33,3° западной долготы, а космический корабль садился практически внутри этих ритуальных параметров.

В действительности миссия «Пасфайндер» и место ее посадки вряд ли могли быть более «тетраэдральными»; сам космический аппарат по форме был похож на большой тетраэдр (а разложившись после приземления на свои воздушные подушки, походил на еще большую двухмерную версию этой же трехмерной геометрической фигуры — равносторонний треугольник); а явный «тетраэдральный мотив» 19,5° северной широты и 33,3° западной долготы был поэтому красноречивым подтверждением «послания».

На самом деле, оглядываясь на запуск самого зонда «Пасфайндер», можно найти еще больше соответствий и подсказок: когда аппарат запускали на Красную планету, Марс восходил — на 19,5°; а Земля висела на 19,5° над местом посадки на Марсе, когда «Пасфайндер» ее успешно совершил. Так что, несмотря на то что традиционные гармонии «Исиды / Осириса / Сириуса / Ориона» с миссией не ассоциировались, в ней все равно имелось множество сопутствующих «тетраэдральных» посланий, которыми был наполнен план полета. Уникальная геометрия конструкции космического аппарата в совокупности с совершенно «рекурсивной» тетраэдральной геометрией места посадки и нахождением Марса и Земли над местом запуска и посадки были намеренно продуманы «ритуалистами» НАСА, этими призрачными фигурами, которые устанавливают скрытые приоритеты миссии «за сценой», при помощи которых они поклоняются двум главным тетраэдральным числам, лежащим в основе всех этих ритуалов НАСА, — «19,5» и «33».

Через несколько часов после успешной посадки «Пасфайндер» в соответствии с загруженной в него программой бортовых компьютеров стал передавать изображения местности вокруг места посадки, намного более широких (как по непонятным причинам оказалось) видов, чем первоначально объявлялось и планировалось. Вопреки предварительным традиционным заявлениям JPL, изображения не были просто «видом сверху на грани солнечных панелей аппарата или его воздушные подушки» — это были полные марсианские панорамы… от вершины аппарата до далекого красного горизонта.

Именно на этих первых незапланированных и совершенно нецензурированных изображениях можно было ясно рассмотреть несколько потрясающих деталей, явно не принадлежащих «безжизненному пустынному миру»: консультант «Enterprise Mission» по геологии Рон Никс также присмотрелся и самостоятельно увидел главные «несообразности» на месте посадки, пока неожиданные панорамы мелькали на экране: множество «аномалий» явно геометрических очертаний вокруг спускаемого аппарата, которые Си–эн–эн показывало в прямом эфире.

Зрители со всего мира, наблюдавшие в прямом эфире за автоматической миссией НАСА, стали звонить и спрашивать о «странных камнях геометрической формы», которые они видели во время внезапного потока изображений. Число позвонивших было так велико, что ведущий Си–эн–эн Джон Холиман в конце концов был вынужден спросить об этом одного из специалистов «Пасфайндера» в эфире.

Тем временем Никс и Хогленд, тщательно все записав и измерив, быстро сообразили, что то, что они увидели, — это не ожидаемые «скалы, эродированные водой или ветром» местности Ares Vallis, а поле, усеянное разнообразными, по всей видимости металлическими, эродированными объектами: «канистрами» со сдвоенными ручками, блестящими стеклообразными геометрическими структурами» — была даже пара деформированных, но узнаваемых рельсовых тележек».

Появилась и совершенно самостоятельная исследовательская группа — Группа по анализу аномалий возле «Пасфайндера» (NPAA), также в связи с «аномальными изображениями», показанными по телевидению в прямом эфире.

Другие объекты при рассмотрении крупным планом выглядели совсем как миниатюрные пирамиды — или (как Хогленд позднее поймет) обнаженные вершины массивных обелисков, погребенных в грунте.

Однако после первого — и так и оставшегося без объяснений — потока новых изображений с поверхности Марса, виденных десятками миллионов телезрителей в прямом эфире по всему миру (к сожалению, с низким телевизионным разрешением), серьезный цифровой анализ этих удивительных аномалий сразу же встретил препятствие в виде безумной (и необъяснимой) нехватки веб–изображений с «Пасфайндера», которые были обещаны в Интернете лабораторией реактивного движения.

Более двадцати лет разделяет механические камеры факсимильного типа «Викинга» 1976 года и современные ПЗС- технологии «Пасфайндера» 1997 года, однако если судить по цифровым фото «Пасфайндера», выложенным в открытом доступе лабораторией, этого никогда не скажешь! Неоднократно находились необыкновенные (и так и не объясненные) несоответствия между оригинальными (и, как ни парадоксально, более четкими) первыми прямыми телевизионными передачами Си–эн–эн с «Пасфайндера» днем 4 июля 1997 года и последующими электронными версиями тех же самых изображений, вывешенных на сайте лабораторией.

Простая истина — обработанный цифровой интернет–файл должен быть более четким, чем исходный видеоматериал, шедший с космического аппарата в тот день, особенно после того, как его ретранслировали с ограниченными телевизионными «525 строками развертки». Вместо этого на веб–версии JPL полно поразительных дилетантских дефектов цифрового сжатия, ошибок монтажа и вопиющих проблем с совмещением цветов. Лаборатория даже «вытянула» цвет марсианского неба, чтобы он был традиционно «розовым», как на фото «Викинга», вместо предсказанного (конкурирующей технологией Хаббл) - природного голубого, как на Земле.

Выводы из этих явных манипуляций с исходниками были столь же неприятными, сколь и очевидными (для всех, за исключением официальной прессы): лаборатория несомненно старается скрыть (причем не очень удачно, в силу определенных причин) «что- то» на этих изображениях.

Вскоре стало понятно, «что» именно.

Помимо всех находящихся в непосредственной близости от «Пасфайндера» объектов, Никс и Хогленд стали изучать так называемые ошибки «со сверхвысоким разрешением» двух находящихся на расстоянии около одного километра) «гор», вырисовывающихся на горизонте на месте посадки: знаменитые «Твин Пикс». Никс, в частности, вскоре понял, что эти объекты демонстрируют четко выраженные признаки инженерии, в отличие от естественных процессов эрозии. И хотя он признавал, что этот участок (как заблаговременно объявило НАСА), явно подвергся чему- то вроде катастрофического наводнения, он не мог объяснить некоторые поразительные геометрические детали, которые видел в этих горах; они имели явную повторяющуюся блочную структуру (особенно Южный Пик), и очень необычную ортогональную трехмерную кладку на обнаженной поверхности (с «нижней стороны»).

Казалось, что Твин Пикс (вершины–близнецы) имеют точные геометрические очертания пирамиды — но очень сильно разрушенной пирамиды (особенно Северный Пик), у которых, очевидно, сильный поток, который опустошил все окрестности много тысячелетий назад, буквально содрал часть облицовки.

Поле обломков на переднем плане, которые сначала привлекли внимание Никса и Хогленда, состояло из бесчисленных объектов, имеющих множественные острые грани и точки. Поэтому они не могли быть просто обработанными водной эрозией (скругленными) камнями. Если бы это было так, острые грани должны были быть сглажены много тысячелетий назад. Они явно должны были быть сделаны из намного более твердых материалов — вероятно, искусственные объекты и даже металлическая техника, вырванная из размытых внутренних частей не очень далекой аркологии, включая, вероятно, остатки технологии, при помощи которых ее и построили.

Наводнение, которое здесь случилось, было таким же кратковременно: как и катастрофическим.

Все это было захватывающим и не поддающимся окончательному анализу — поскольку без изображений с лучшим разрешением из будущих миссий с марсоходами, или приведенных в порядок вариантов оригиналов «Пасфайндера» (в противоположность тем испорченным и явно вычищенным версиям, намеренно размещенным лабораторией в Сети), для проверки искусственности происхождения этого района можно мало что сделать.

Более пяти лет назад НАСА представило новую технику, получившую название «моделирование поверхностей со сверхразрешением».

Через несколько лет после «Пасфайндера» ученые НАСА смогли сделать сложные, накладывающиеся друг на друга изображения места посадки «Пасфайндера» и увеличить их (при помощи техники, называющейся «интерполяция Бейзиана») далеко за рамки их оригинального разрешения. Джузеппе Веццелла, посетитель сайта миссии «Энтерпрайз» из Неаполя, Италия, указал авторам официальный архив изображений НАСА, где их можно было найти. Скачав несколько из них, стало видно нечто — совершенно до этого времени не замеченное, даже более интересное, чем потенциальные близлежащие артефакты, изначально анализировавшиеся Хоглендом и Никсом, — что могло быть запечатлено на марсианском пейзаже между «Южным Пиком» и самим космическим аппаратом.

То, что было просто большим темным «каплевидным» пятном на оригинале, внезапно стало распознаваемым на новых обработанных снимках. Это казалось похожим — по крайней мере, в глазах двоих — на сфинкса.

Как древняя необычная скульптура, этот большой объект (или группа объектов) стоял на страже у основания Южного Пика. Четкий геометрический прямолинейный рельеф на «Пике» на новом изображении был отлично подтверждая прежнее мнение Никса — что на Марсе действительно существует еще одна «раздробленная аркология». «Сфинкс» лежал на некотором удалении спускаемого аппарата, на кромке поля осколков возле основания Южного Пика, и, как и его копия на Земле, лицом смотрел строго на восток — непосредственно в направлении марсианской рассветной равноденственной линий. Там даже была пара вероятных «вертикальных зданий» слева от возможности «Сфинкса» — их легко представить как «храм» (по образцу Гизы) или далеким входом в аркологию самой пирамиды.

В Древнем Египте «сфинксы» — в позднем царстве, намного меньшие версии древнего «Большого Сфинкса» в Гизе — по обычаю использовались охраны храмов, захоронений и памятников. Самый грандиозный и, вероятно, самый древний из них на Земле — это, конечно, сам Большой Сфинкс — вечно охраняющий Пирамиды в Гизе. Поскольку сфинксы выполняли такую задачу, они всегда лежат в одинаковой позе: прямо на животе, вытянув передние лапы, готовые в мгновение ока пустить в дело когти. Все сфинксы имеют голову чины (или женщины?) и тело льва. Голова, в свою очередь, окаймлена характерным «немисом» (что означает, конечно же, львиную гриву).

Даже из такого сжатого словесного описания крупных планов НАСА можно догадаться, что марсианский сфинкс имеет все классические признаки своих египетских копий: вытянутые вперед кошачьи лапы, тело (в том числе заднюю лапу самки) и очень четкое круглое лицо, окруженное симметричным немисом — фараонской прической. У прически–гривы даже есть два противостоящих угла прямо над «подбородком» — тянущиеся наружу пол углом 45°. Только этих характерных черт — вытянутые лапы и круглое лицо в обрамлении известной прически — в сочетании с его контекстом, лежа на точном направлении от удивительно похожих на пирамиды объектов, объемно было бы достаточно, чтобы поставить естественное происхождение этого образования под вопрос, но если сравнить его с земным аналогом — самим Сфинксом из Гизы — сходство просто сверхъестественное.

При этом не следует забывать — этот марсианский сфинкс охраняет несомненную пирамиду на Марсе… на 19,5° северной широты и 33,3° западной долготы.

Ввиду всего этого, авторы были вынуждены сделать заключение, что место посадки «Пасфайндера» представляло собой тайну, как минимум такую же ложную и, возможно, такую же богатую на артефакты, как и сама Сидония. Его местоположение, тетраэдральная форма спускаемого аппарата, игры, в которые НАСА играло с изображениями, и даже открытие этого вероятного сфинкса — все указывало на «священное место», выбранное НАСА именно потому, что в агентстве полагали, что найдут клад, который мы видим. Мы рассматривали это как дополнительное подтверждение не только модели ритуальных соответствий, которая постоянно дорабатывалась, но и идеи, что НАСА на самом деле вплотную следовало за ранней работой Хогленла по исследованию геометрических соотношений Сидонии.

После посадки «Пасфайндер» был переименован в «Станцию памяти Сагана», — как ее назвали в честь самого Карла. Она по широте и долготе своего нахождения представляла для нас интерес еще на одном уровне. У спускаемого аппарата не было официального названия, однако маленький Ровер (марсоход), который несколько месяцев сновал по близлежащему полю для анализа различных объектов, получил имя «Sojourner». Обычной процедурой НАСА был выбор названия на конкурсе сочинений об известных американских женщинах. 12–летняя девочка написала сочинение о Sojourner Truth, женщине–борце с негритянским рабством, жившей во времена Гражданской войны. Разумеется, мы всегда подозреваем наличие двойного значения. В масонстве Sojourner — это специальное название того, кто только что пошел на военную службу. Из этого, очевидно, следует, что Ровер служил не только для научных, но мог использоваться и в особых военных целях. Насколько это похоже на еще одно «случайное совпадение»?

Критики, конечно же, незамедлительно обвинили нас в том, что мы используем артефакты и сфинкса только для того, чтобы отвлечь внимание от прогноза даты посадки, сделанного Хоглендом в эфире радиопередачи, который оказался неверным. Но, принимая во внимание все политические и религиозные сложности при попытке разгадать скрытую символическую систему извне и тот факт, что — по итогу — миссия «Пасфайндер» была «проявлением» предсказанной тетраэдральной символичности во всех отношениях, отсутствие точной даты при том, что эта мифология применялась, было намного менее значительным, чем вообще предсказание ее явного существования в миссии на первом месте.

«Даты» можно легко изменить; а вот лежащая в основе повторяющаяся «символичность Сидонии», которую НАСА еще раз исчерпывающим образом продемонстрировало на «Пасфайндере» — как и говорил Хогленд — изменена быть не могла.

К вопросу об артефактах: учитывая, что квалифицированный геолог (Никс), а также тысячи зрителей, видевших данные в прямом эфире по Си–эн–эн, пришли по поводу «увиденных артефактов» к такому же мнению, что и Хогленд, мы полагаем критику безосновательной. Аномальные изображения и данные — истинные марсианские артефакты — также настаивают на своем.

Теперь настало время раз и навсегда точно определить ритуальную систему и просто решить, что является «попаданием», а что — нет. Миссия «Пасфайндер» НАСА, несомненно, следовала «ритуалу», но делала это таким образом, что действительно стала для нас сюрпризом.

Теперь нам нужно было выяснить, «что же будет следующим в их действиях».





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх