Ракетная программа Калифорнийского технологического института (Caltech) 1930–х гг.

Практически в то же время, когда Буш и Менцель разрабатывали свой дифференциальный анализатор на Западном побережье, группа химиков и ракетных инженеров–самоучек на Востоке проводила исследования, которые в конечном итоге привели к разработке настоящей «Лунной ракеты». Возглавляемый венгерским эмигрантом Теодором фон Карманом, небольшая группа независимых ученых активно привлекалась к разработке ракетного топлива и технологии двигателей для первых военных объектов с реактивной тягой, предназначенных для тяжелых самолетов в 30–х — 40–х годах. Несмотря на то, что понятие «реактивная тяга» в основе имело исключительно ракетную технологию, фактически оно было придумано специально для того, чтобы нейтрализовать негативную «репутацию Бака Роджерса», которая в то время закрепилась за «ракетами» в технических и правительственных кругах.

Гораздо позже дискредитированные «ракеты» нашли свое дальнейшее применение в космических и ракетных программах США.

То, что впоследствии стало Лабораторией реактивного движения НАСА (из- за вышеупомянутого предубеждения против слова «ракетного» в названии), на самом деле возникло в 20–х годах как объект для аэродинамических испытаний при молодом «Калифорнийском технологическом институте» в Пасадене. Первая лаборатория воздухоплавания, называвшаяся «Гуггенхеймовская аэронавтическая лаборатория Калифорнийского технологического института», или GALCIT, была основана фондом Гуггенхейма, но управлялась непосредственно институтом.

В 1926 г. руководителем лаборатории стал фон Карман. Главным экспериментальным «ракетным ученым» фон Кармана был официально приглашенный на работу в 1935 г. Джон Уайтсайд Парсонс — прекрасный химик и инженер, который в дальнейшем достиг больших успехов в области движения ракет на твердом топливе.

Парсонс, однако, вел удивительную двойную жизнь. Он долго увлекался магией и оккультизмом и регулярно устраивал сексуальные оргии в своем особняке в Пасадене. Впоследствии он был убит при загадочных обстоятельствах в своей лаборатории в 1952 г. Его товарищем во многих эксцентричных обрядах был Л. Рон Хаббард, который позднее основал сомнительную «Церковь сайентологии», пользующуюся по сей день большим влиянием в Голливуде.

Многие из своих наиболее странных оккультных идей Парсонс позаимствовал у не менее сомнительного Алистера Кроули, провозгласившего себя «самым грешным человеком на земле». После того как Парсонс провел несколько лет в качестве члена так называемой «ложи Кроули» в Пасадене, его назначили главой центра всемирной организации Кроули в Южной Калифорнии. При этом Парсонс по–прежнему работал в Калифорнийском технологическом институте над созданием ракет для армии США.

Возможно, не случайно, что Парсонс родился 2 октября 1914 г., в один день с Чарльзом Тэйзом Русселем, основателем Свидетелей Иеговы, предсказывавшим конец света. Парсонса назвали в честь отца, дамского угодника, который развелся с его матерью сразу после рождения «Марвела» (позднее «Джон» или «Джек»), Можно с большой степенью вероятности предположить, что Парсонс рассматривал неудавшийся брак родителей как следствие викторианской сексуальной морали того времени, поскольку большую часть своей взрослой жизни он бунтовал против таких же социальных устоев.

Это, вероятно, вызвало ненависть Парсонса к традиционному браку и религии, а также способствовало его увлечению оккультизмом.

Вторую часть своей взрослой жизни Парсонс провел, совершая в технике ракетного движения один научный прорыв за другим. Со временем он вместе с другими членами команды GALCIT (включая фон Кармана) стал одним из основателей корпорации «Aerojet», которая до сих пор строит ракетоносители на твердом топливе для НАСА и министерства обороны.

Хотя Парсонс формально не закончил образования, фон Карман быстро понял, что тот наделен «большим талантом к химии», и разрешил ему, его друзьям и единомышленникам пользоваться лабораториями GALCIT. В середине 60–х Парсонс и его парни испытывали свои маленькие «самодельные ракеты» в районе Пасадены, который носит название «Каньон дьявола». Сегодня Лаборатория реактивного движения размещается именно на этом месте. Известно также, что Парсонс и Эд Форман, его соратник по химии и ракетной технике, имели контакты с родоначальниками немецкой ракетной техники Германом Обертом и его последователем и протеже Вернером фон Брауном. Они также часто переписывались с Робертом Годдардом, который в то время работал один в пустыне за Розуэллом, штат Нью- Мехико.

Очевидно, Парсонс и его группа не почерпнули ничего ценного из этих связей, поскольку Годдард и фон Браун в основном занимались ракетами на жидком топливе. Хотя Парсонс и команда GALCIT экспериментировали, правда, недолго, с жидким топливом, их целью было создание мощных ракетоносителей на твердом топливе. Будучи более простыми, а соответственно, более дешевыми и надежными, эти ракетоносители превзойдут результаты, полученные ценой болезненных усилий Годдарда и фон Брауна в работе с жидким топливом.

Более простое, а заодно и более рентабельное видение Парсонса сегодня полностью воплощено в НАСА и в Министерстве обороны США. Это результат научных достижений химии, а также научных прорывов в технике твердотопливных ракет, которые Парсонс сделал самостоятельно. Два тонких, чрезвычайно мощных ракетоносителя по бокам орбитального блока (обеспечивающих свыше 80% взлетной тяги, каждый — около трех миллионов фунтов при отрыве), которые мы видим по телевизору каждый раз, когда космический челнок Space Shuttle стартует с мыса Канаверал, — это наследие Парсонса в сегодняшней космической программе.

Сейчас НАСА сконцентрировано на преемнике шаттла под названием «Ares I», который будет сочетать один твердотопливный ракетоноситель с жидкостной верхней ступенью. Он будет нести совершенно новый космический аппарат «Орион» (подробнее об этом далее) на замену устаревающих орбитальных блоков шаттлов. Он предназначен для замены сегодняшних систем шаттла после 2010 года и в дальнейшем для доставки астронавтов «назад на Луну и на Марс». «Ares» на 100% основан на фундаментальном, 60–летней давности научном открытии Джека Парсонса в технологии твердого ракетного топлива и конструкций.

Как уже отмечалось, Парсонс, помимо того что был химическим и инженерным гением, глубоко увлекался мистицизмом. Фон Карман также полагал себя «чем- то мистическим». Известно, что он неоднократно заявлял, один из его предков на самом деле создал «голема» — в еврейском фольклоре «искусственное человеческое существо», в которое вдохнули «жизнь». Карман любил рассказывать, как Парсонс («очаровательный чудак») «декламирует языческие стихи перед каждым испытанием ракеты».

Фон Карман явно разделял многие из глубоких оккультных верований Парсонса. Именно он в основном отвечал за создание JPL (причем на Хеллоуин в 1936 г.!) во время испытания ракет на площадке в Арройо Сека Каньона Дьявола. В Лаборатории реактивного движения и сегодня считают эти испытания «местом рождения» лаборатории, и в ознаменование события из года в год на Хеллоуин даже показывают что- то вроде «сцены рождения». В документе «MJ 12», имеющемся у исследователей, фон Карман также называется как один из возможных членов этой организации — на том основании, что его имя появляется в некоторых новых документах, которые удалось раскопать в последнее время.

Примерно в декабре 1938 г. Парсонс столкнулся с Ordo Templi Orientis (Орден Восточных Тамплиеров, ОТО) Алистера Кроули в их храме в Лос–Анджелесе. Будучи инициированным в Орден в 1939 г., Парсонс произвел большое впечатление на других членов, в том числе на актрису Джейн Вольф, которая некоторое время провела с Кроули. Она писала:

«Ранее неизвестный мне Джон Уайтсайд Парсонс, новичок, начал астральные путешествия. Это заставило Королеву проделать схожую работу. Всему этому я научилась, приняв собственное решение. Время должно быть подходящим. По случайности я приняла Парсонса за „ дитя, которое должно узреть их всех" („тайны, скрытые там", имеются в виду тайны, которые должен увидеть „магический ребенок" Великого Зверя, АЛ, 54–5).

26 лет от роду, шести футов двух дюймов ростом, полный жизни, вероятно, бисексуал, по крайней мере, потенциально, из Университета штата Калифорния и Калифорнийского технологического института, теперь работает в химических лабораториях, разрабатывает „ самые большие и лучшие"взрывчатые вещества для Дяди Сэма. Разъезжает с тайными поручениями от правительства. Пишет стихи — утверждает, что „ только чувственные". Любитель музыки, в которой, кажется, хорошо разбирается. Я вижу в нем реального наследника Териона (Кроули). Страстный; сделал ужасный анализ, после события приведший к возбуждению. У него был мистический опыт, который давал ему чувство равенства всех вокруг, хотя он иерархичен в чувствах и в установленном порядке».

К началу 1940–х Парсонс был восходящей звездой в ОТО, и они очень часто переписывались с Кроули. Кроули был персонажем почти шутовским, ярым ненавистником существующей религии, членом множества тайных обществ (например, он был франкмасоном 33–го градуса Шотландского Обряда) и вообще демагогом, хотевшим перевернуть все религиозные основы западной цивилизации.

При этом, когда читаешь произведения Кроули, например, «Книгу Закона» (продиктованную, по его утверждениям, внеземным существом по имени «Айвасс»), находишь в них сложную, но внутренне непротиворечивую историю поиска человеком интеллектуальной свободы и духовного знания. Знал Кроули ли «что- то» на самом деле или нет, ясно одно — он обладал большими и, вероятно, уникальными познаниями в древних мировых религиях и оккультных верованиях. Он и Парсонс стремились расширить число членов ложи ОТО в Лос–Анджелесе, и Парсонсу явно удалось привлечь несколько своих друзей из числа ученых Калифорнийского технологического института. В тот период он часто допрашивался полицией из- за сообщений о его «публичном обнажении и странных ритуалах», происходивших в его имении в Пасадене. И каждый раз ему удавалось убедить власти, что он «честный гражданин и ученый–ракетчик» и что «ничего такого не происходит», что указывает на огромную пропасть между тем, как «ученые–ракетчики» воспринимались даже в полиции из- за массовой популярности того времени, и тем, как это воспринимали ученые.

В конце концов, Парсонс ушел из института и основал «Аэроджет» вместе с несколькими соотечественниками из Калифорнийского технологического института, в том числе и фон Карманом. Вскоре они получили правительственный контракт на производство устройств взлета с помощью стартового реактивного двигателя (JATO) для армии. После войны ряд «эксцентричных последователей и представителей богемы» появлялись в его имении в Пассадене (и ОТО), пока в 1945 году не обнаружился один совершенно особенный.

Как именно Л. Рон Хаббард попал в «храм» Джека Парсонса в Пасадене, — остается загадкой. Церковь сайентологов утверждает, что его послали ВМС США для того, чтобы проникнуть в «культ черной магии», действовавшей в Лос–Анджелесе, и положить ему конец. Собственные письма Парсонса (а также очевидцев того времени) рисуют противоречивую картину. Судя по ним, Хаббард нашел в Парсонсе «родственную душу», и вдвоем они вскоре принялись за «магические действия», преимущественно сексуальные ритуалы, предназначенные для достижения той или иной краткосрочной цели. К 1946 году у Парсонса созрели еще большие планы.

Они с Хаббардом решили, что должны воссоздать известную серию сеансов, проводившихся д–ром Джоном Ди, известным астрологом королевы Елизаветы в XVI веке. Для этого, решил Парсонс, ему нужен «элемент» — магический партнер- женщина с «рыжими волосами и зелеными глазами», которая поможет ему вызвать духов, которых он хотел пробудить. Они с Хаббардом интенсивно медитировали в Калифорнийской пустыне в течение одиннадцати дней, пока в одну ночь Парсонс не заявил Хаббарду: «Получилось», и они вернулись в имение. Вскоре появилась рыжеволосая зеленоглазая женщина, которую звали Мэрджори Кэмерон.

Кэмерон была своего рода загадкой, она, по–видимому, прямиком пришла в имение в Пасадене, внезапно отказавшись от должности секретаря Председателя объединенного комитета начальников штабов в округе Колумбия в 1946 году. Позднее Кэмерон появится в фильме Кеннета Энгера «Открытие Дворца Развлечений», станет популярной актрисой и будет пользоваться авторитетом в движении «богинь» Нового Века в 1970–х и 1980–х. Парсонс быстро влюбился в нее и в письме, датированном 23 февраля 1946 г., писал Кроули: «У меня есть мой элемент! Она появилась в одну ночь после завершения операции, и с тех пор была со мной».

Кэмерон была счастлива принять участие в сексуальной магии Парсонса (причем оба они беспечно игнорировали то незначительное обстоятельство, что Парсонс был все еще «технически» женат на некоей Бетти Нортап, которая жила с ним в его имении). Теперь Парсонс мог, разумеется, по его собственному мнению, начать свой «главный мистический проект» — так называемую «Работу Бабалон».

В магических кругах «Работа Бабалон» по форме считается шедевром, несомненно, на одном уровне (по крайней мере уровне амбиций) с попытками Ди и Эварад Келли «общаться с ангелами» в XVI веке. В ритуалы, которые использовали Парсонс и Хаббард, входили обращения Эноха, или ангельский язык Ди, а также воззвания к египетскому богу Осирису. Целью «Работы Бабалона» было рождение «Дитя Луны», или гомункулуса, варианта голема фон Кармана.

По существу, операция предназначалась для того, чтобы открыть «двери между измерениями», удачно подготавливая сцену для появления богини Бабалон в человеческом обличье.

Как отмечает писатель Поль Радин в своем пространном эссе «Джек Парсонс и сошествие Бабалон»:

«Цели операции Парсонса не придали должного значения. Он думал создать магическое дитя, которое станет скорее продуктом его окружения, чем наследственности. Сам Кроули описывал Лунное дитя именно в таких выражениях. Работа Бабалон была подготовкой к тому, что должно было прийти: Телемический мессия. То есть: воплощение Бабалон в человеческом облике женщины, Багряной Жены Антихриста, невесты Зверя 666. В сущности, Парсонс сам примеряет плащ Антихриста, как магический преемник Кроули, предсказанный в Книге Закона: «Дитя твоего милосердия, он должен узреть их (таинства Апокалипсиса). Ожидайте его ни с Востока, ни с Запада, из нежданного дома придет это дитя».

Без Багряной Жены Антихрист не может проявиться; сперва должна сложена эсхатологическая формула. Другими словами, целью магических ритуалов Бабалона Парсонса было вызвать Апокалипсис.

По прошествии более пятидесяти лет идея о том, что Парсонс и Кэмерон могли родить дочь (которую Парсонс, как самопровозглашенный Антихрист, вероятно, планировал в конце концов оплодотворить), кажется не только нездоровой, но и абсурдной. Парсонс и Кроули верили, что человечество запуталось в так называемом «эоне Осириса» — по их представлению, темном времени, когда человеком управляют деспотические законы, которые попирают его собственные права, полученные при рождении. Парсонс верил, что с рождением Блудницы Вавилонской он посеет семена разрушения Западного мира и расчистит путь для просветленного свободного «Эона Гора».

Однако, когда Кроули почуял, что замышляют Хаббард и Парсонс, он встревожился. «Очевидно, Парсонс с Хаббардом, или еще кем- то, создает Лунное дитя. Я просто пришел в ярость, когда рассмотрел идиотизм этих неотесанных невежд». Кроули, несомненно, рассматривал реальное создание Лунного дитя чрезвычайно рискованным предприятием. С его точки зрения, ни один человек не может в достаточной мере владеть методами использования (и их последствиями) «Телемической сексуальной магии».

Несмотря на опасения Кроули, в своей «Книге Антихриста» Парсонс живо описывает видение, которое было у него, когда он пытался вызвать Лунное дитя в последней «Работе Жезла». Он увидел в точности такой тип двухмерной «тетраэдральной символики», что запечатлена в загадочной «Башне», которую Хогленд в конечном счете обнаружит в руинах Срединного Моря на Дуне.

Возникает интригующий вопрос: что Парсонс по неосторожности подслушал?

В течение нескольких месяцев Парсонс и Кэмерон пытались создать Лунное дитя Кроули, но их старания не увенчались успехом. В конце концов, они сдались и разработали схему, как делать деньги, покупая яхты на Восточном побережье и продавая их с прибылью в Калифорнии. Идее пришел конец, когда Хаббард поехал в Нью–Йорк с деньгами Парсонса (и его законной женой Бетти), а затем сбежал во Флориду — вместе с яхтой, девушкой и оставшимися деньгами Парсонса.

В одном из своих многочисленных писем Кроули Парсонс рассказал, что почти поймал Бетти и Хаббарда во Флориде, но им удалось «ускользнуть на одной из яхт». Когда было слишком поздно, чтобы физически преследовать их, он по слухам узнавал их местоположение, создавал магический круг и вызывал бога Барцабеля (форма Марса) для того, чтобы «вызвать шторм». И действительно, Хаббард и Бетти неожиданно попали на море в страшный шторм и были вынуждены вернуться в Майами, где Парсонс быстро добился их ареста. В конце концов Парсонс вернул часть своих денег, а Хаббард женился на Бетти и в итоге создал Сайентологическую церковь, которая и сегодня продолжает утверждать, что Л. Рон Хаббард действовал по приказу ВМС для того, чтобы разрушить «культ черной магии» в JPL.

Вся эта история вызвала у Кроули неприязнь к Парсонсу, причем до такой степени, что он решил убрать Парсонса из лидеров ОТО в Америке. Пользуясь сильной поддержкой членов Пасадены, Парсонс оставался во главе ОТО еще несколько лет, однако в итоге ушел. После этого его жизнь покатилась откос (Кэмерон вышла за него замуж, но оставила через несколько лет затем, чтобы в конце концов вернуться), пока он не погиб во время сильного взрыва в своей лаборатории в Пасадене как раз в то утро, когда Кэмерон должна была ехать в Мехико на отдых и восстановление. По иронии судьбы, его насильственная смерть была тем, что Хаббард видел в «магическом кристалле» в «Работе Бабалон».

Какими бы странными ни были убеждения Парсонса, нет сомнений, что он был чрезвычайно влиятельным разработчиком ракетных технологий и вместе с Фон Капманом отвечал за основание самого престижного Центра космических исследований на Земле: «Лаборатории реактивного движения». За пять лет работы он достиг того, чего Годдард и другие известные пионеры не могли добиться за десятилетия трудов. К тому времени, когда GALCIT превратился в JPL, в январе 1945 г., профессиональная репутация Парсонса стала неясной: здание в Калифорнийском технологическом институте по–прежнему украшало его имя, равно как и кратер на обратной стороне Луны; а фон Карман и Вернер фон Браун называли его одним из «трех самых важных пионеров» ракетной эры. Он был так влиятелен, что существовала даже легенда, будто Карман разбирал название лаборатории так, чтобы начальные буквы были JPL — Jack Parsons Laboratory — Лаборатория Джека Парсонса. Во всяком случае, факт, никогда ни один «jet» (реактивный) двигатель не испытывался и не производился в JPL, которая всегда была строго ракетной лабораторией.

Также возможно, и даже скорее всего, что Парсонс, фон Карман и фон Браун встречались вместе по крайней мере один раз. После войны фон Карман был послан в Германию, чтобы допросить немецких ракетных инженеров и ознакомиться с нацистским оборудованием в Пенемюнде и Миттльворке. Там он и встретил фон Брайна и настоятельно рекомендовал, чтобы его привезли в США, что (как уже отмечалось) было нарушением директив руководства операции «Скрепка».

Фон Браун и первая группа немецких ракетных экспертов в итоге были переправлены в Алабаму в 1950 году (после небольшого пребывания в Фортленде и ракетном полигоне Уайт–Сандс), где фон Карман и другие продолжили допрашивать их. На нескольких письмах от Парсонса для Кэмерон стоит почтовый штамп «Алабама». Это говорит о том, что Парсонс был там и принимал участие в процессе опроса.

Можно догадываться, что они обсуждали при встрече.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх