Экспертная оценка и пресс–конференция

Начав подготовку к мартовской пресс–конференции, Хогленд твердо осознавал, что потребуется своего рода «независимый анализ» для представления на мероприятии. Отчет д–ра МакДэниэла мог служить прекрасной независимой «экспертной оценкой» методов и открытий предыдущего исследования Марса. Теперь же Хогленду была нужна такая же оценка лунных данных.

В Университете штата Огайо Хогленду помогал д–р Брюс Корнет, геолог, который делал оценку первых лунных исследований, однако в последние месяцы он был погружен в личные проблемы и не мог публично работать с прессой по такому спорному предмету. Более того, из- за этих домашних проблем Хогленд не мог проконсультироваться с Корнетом по поводу потрясающих открытий, сделанных благодаря доступу к коллекции Кена Джонстона. Было понятно, что, к сожалению, Корнета на конференции не будет.

Другой консультант–теолог, Рон Никс, сам предложил свои услуги для исследования и очень хотел обсудить свои первые впечатления, но Хогленд все еще надеялся заполучить еще один «голос» «из самой космической программы» в поддержку на брифинге.

Он получил его в лице Марвина Кжарника — ветерана НАСА, который негласно давал оценку заявлениям Хогленда о Луне со времен Университета Огайо. Мистер Кжарник работал в «МакДоннел Дугласе» более тридцати пяти лет. С НАСА он работал по вопросам управления и планирования миссии пилотируемой космической программы.

Посмотрев запись презентации Хогленда в Университете Огайо, Кжарник попытался самостоятельно найти подтверждения некоторым предположениям о Луне. Он создал «Группу поиска лунных артефактов» (L. A. R. G. E. — Lunar Artifacts Research Group), в которую, кроме него, вошли еще пять инженеров компании «Дуглас», и совершил несколько поездок в архивы НАСА в Хьюстоне, Сент–Луисе и других местах хранения негативов и фото «Лунар Орбитера» «Аполлона». L. A. RGE подтвердила большинство открытий, о которых сообщил Хогленд на презентации в Огайо, в том числе существование и оптические свойства Фрагмента и Башни. Однако из- за того, что объект есть только на одном (ныне утерянном) негативе «Аполлона-10», ученые не могли подтвердить существование Замка на хьюстонских вариантах тех же снимков, которые Хогленд получил из NSSDC.

В итоге тремя участниками конференции стали Кен Джонстон, архитектор Роберт Фиертек и Алекс Кук, студент Университета Западного Вашингтона Беллингем), которого Хогленд специально привез на мероприятие. Кук был первым, кто получил свои собственные загадочные «различающиеся» фото пресловутого снимка 4822 из NSSDC — и Хогленд решил, что он может быть тем, кто расскажет свою чрезвычайно запутанную историю национальной прессе.

Конференция состоялась 21 марта 1996 года. На ней присутствовало как минимум шестьдесят представителей национальных и международных электронных СМИ, в том числе Си–эн–эн, Си–СПАН, Телмундо и Эн–би–си. Также присутствовали представители основных печатных изданий — в том числе репортеры основных общественно–политических журналов и «национальных» газет, например, «Вашингтон Пост».

Первым с докладом выступил Хогленд, который подробно изложил данные по Марсу и представил некоторые из первых лунных изображений, презентованных в Огайо, а затем передал слово Кжарнику, который сообщил, что нашел подтверждения всем наблюдениям, которые ранее сделал Хогленд в районе Срединного моря и презентовал в Университете Огайо — в том числе два различных вида «Башни» с фото, сделанных в ходе совершенно разных миссий.

Затем выступил Кен Джонстон, который описал те поразительные вещи, которые наблюдал во время работы в Лаборатории по приему лунных образцов. Он рассказал об инциденте Торнтона Пейджа, ретушировании негативов и о том, как к нему попали сделанные «с рук» снимки «Аполлона», которые демонстрировались на конференции.

За Джонстоном выступил Рон Никс, который сказал, что — как «инженер–геолог» (что говорило о его знании как геологии, так и строительства) - он просто не может дать какого- либо «геологического» объяснения объектам на снимках, полученных Хоглендом в NSSDC.

После этого Алекс Кук описал свой поиск «реальной» версии снимка 4822 и теперь — после того как неоднократно заказывал один снимок, а получал различные варианты, но все под одним идентификационным номером — он вынужден сделать заключение, что имелось (как минимум) «десять различных снимков» с этим обозначением. И все они были, вероятно, частью «лентопротяжного ряда снимков», снятых в течение нескольких секунд, однако спрятанных под номером «4822».

Следующие подтверждения были предоставлены доктором филосософии экспертом по технике лунного строительства Брайаном Муром, два года работавшим в Космическом центре Кеннеди. Он сообщил, что делал увеличения тех же снимков и получил такие же, как и Хогленд, результаты. Он также рассматривал возможность технической реализации такого лунного купола и подтвердил, что представленные Хоглендом фото согласуются с его предположениями и что этот «купол» над Срединным морем существует.

Тем не менее, все прозвучавшие экспертные оценки не получили относительно «правдивого» освещения в прессе.

Некоторые журналисты национальных изданий шли на крайности, стремясь свести к минимуму представленные данные. Одним из самых жестких противников был много лет работавший научным обозревателем «Вашингтон Пост» Ричард Лейби. В своей резкой статье он сильно преуменьшил многолетнюю карьеру Кена Джонстона в НАСА (назвав его всего лишь «подрядчиком») и ни словом не обмолвился о доводах в поддержку, приведенных экспертами из НАСА, такими как Кжарник и его команда. Фиертека и Никса также сбросили со счетов, как «фанатов книги (Хогленда)». Самому Хогленду Лей- би не придал Значения как «чудаку» и ввел в заблуждение своих читателей, представив дело так, что у Хогленда не было никакой экспертной поддержки.

Затем он сам обратился за экспертной оценкой к Полу Лоумэну из НАСА, был автором печально известного «Технического обзора Монументов на Марсе», документа, который НАСА распространяло в 80–х и который Стэнли МакДэниэл опроверг как образец ненаучной пропаганды. Лейби назвал Лоумэна «экспертом по орбитальной фотографии», которым последний не был. Лоумэн сразу позволил себе высказать мнение, что объекты на изображениях являются просто «фотографическими дефектами», несмотря на тот факт, что не был геологом и не имел опыта обработки фото или увеличения изображений такого типа, который представили Хогленд и другие на конференции.

Другими словами, для поддержки своего предвзятого мнения против Хогленда Лейби в качестве эксперта привлек известного критика Хогленда, который уже продемонстрировал готовность искажать попавшие к нему в руки факты по делу, а затем высказал свое мнение о предмете, о котором не знал почти ничего, принимая за бесспорную истину мнения экспертов, обладавших такими знаниями.

Другие выводы были более благосклонными — несколько национальных телерадиокомпаний показали видео с конференции и честно рассказали о ней. Несмотря на то что Си–эн–эн и Си–СПАН снимали мероприятие, в их эфире ничего не появилось.

Если в США реакция на эти сообщения была в определенной степени прохладной, то у международных СМИ информация вызвала больший энтузиазм. Сразу же после пресс- конференции к Хогленду за интервью обратились различные журналисты из Мексики, Франции и Бразилии. Вместе с Кеном Джонстоном в тот вечер Хогленд выступил в радиопрограмме «От побережья к побережью АМ» с Артом Беллом. Несколько астронавтов сразу же выступили с опровержением того, что на Луне было что- либо похожее на те конструкции, которые представил Хогленд, или что НАСА это скрывало. Когда База Олдрина в программе Си–СПАНа спросили об этом, он сообщил, что на Луне были искусственные конструкции — лунный экспедиционный модуль и оборудование, которые астронавты оставили. «Любая попытка исследовать развалины, существование которых предположил Хогленд, пустая трата времени», — заявил Олдрин.

Ответ Олдрина особенно интересен той формой, в которой он был сделан. Олдрин не говорил прямо, что на Луне не было высоких стеклообразных руин; он просто сообщал, что дальнейшее исследование будет пустой тратой времени. Такой ответ можно понять в том смысле, что НАСА действительно нашло эти руины, но не смогло извлечь никакой практической пользы.

С другой стороны, заметьте: Олдрин и Кжарник дружили с середины 60–х, когда они вместе работали над правилами сближения и стыковки миссий. В конце 90–х Кжарнику один общий друг рассказал историю. Как- то Олдрин играл с этим другом партию в гольф, и тот захотел спросить астронавта о слухах об НЛО и странных развалинах, которые они предположительно видели на Луне. Возле четвертой лунки друг задал вопрос Олдрину, который в ответ собрал клюшки и прекратил игру. С тех пор они не разговаривали.

Мартовская пресс–конференция имела и еще одно продолжение: бывший астронавт Эдгар Митчелл, который знал Хогленда со времен его работы в НАСА, согласился принять участие в дебатах с Хоглендом по вопросу искусственных объектов на Луне в передаче «От побережья до побережья». Дебаты обернулись не просто спором между двумя людьми в эфире, поскольку выяснилось, что Митчелл не настолько сведущ в вопросе, как должен был бы быть. Программа закончилась тем, что Хогленд пообещал прислать Митчеллу на рассмотрение дополнительные материалы, а Митчелл согласился на участие в одной программе после изучения новых материалов. Хогленд послал фото и другие данные, но Митчелл так и не ответил, и программа не состоялась.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх