Коллекция Кена Джонстона

Через несколько месяцев после визита в Центр, в начале 1995 г., Хогленд читал курс лекций в Сиэтле. Тогда он и встретил Кена Джонстона — в то время инженера компании «Боинг», в прошлом летчика–истребителя и испытателя компании «Грумман Аэроспейс». После службы в ВМС летчиком на F-4 Джон- стон работать в НАСА в середине 60–х и был главным пилотом- испытателем лунного модуля в Центре управляемых космических полетов в Хьюстоне. Там он со своей командой впоследствии тренировал всех астронавтов программы «Аполлон» для полетов на модуле, что также являлось и частью большой программы по исследованию скафандров («Я был манекеном для скафандров», — шутил он впоследствии.

Позднее Джонстон перешел работать в Лабораторию по приему и обработке лунных образцов (LRL) корпорации Браун- Рут и Нортроп. Он попал буквально в «эпицентр событий» программы «Аполлон». У консорциума был основной контракт на обработку реальных лунных образцов, привезенных «Аполлоном», и Кен работал начальником отдела контроля данных и фотографий в подразделении LRL, где систематизировались все важные фото и письменные документы, относящиеся к частицам породы, впервые привезенной человеком с Луны. После обработки в лаборатории пленки и образцы также проходили через офис Джонстона для каталогизации и долговременного хранения.

Причиной, сведшей Кена и Ричарда вместе несколько десятилетий спустя, был растущий интерес Джонстона к последней линии исследований Хогленда — что же в действительности НАСА могло обнаружить на Луне… а затем скрыть. Прочитав «Монументы» и узнав, что Хогленд приедет в город в ходе традиционного тура, Джонстон направил Хогленду свое рекомендательное письмо.

Читая книгу Хогленда, Джонстон вспомнил несколько тревожных «инцидентов», произошедших за время его работы в НАСА, событий, «которые навсегда засели у него в голове», как он сказал Хогленду, и которые он не мог вычеркнуть даже годы спустя. Чтение «Монументов» снова пробудило эти старые воспоминания, и Джонстон всерьез задался вопросом, не было ли и в самом деле резона в идее, что агентство что- то скрывает. На презентации лекций Хогленда в Сиэтле, во время одного из перерывов, Кен представился и пригласил Ричарда на следующий день к нему домой, чтобы просмотреть коллекцию Кена из «более 1000 старых фото НАСА и других реликвий» времен его работы в агентстве. Так зародилась новая и очень долгая дружба.

Существование такого большого количества фото «Аполлона» в частной коллекции и то, как они попали в нее, о чем позже рассказал Кен, сильно взволновало Хогленда.

Джонстон объяснил, что во время работы начальником фотолаборатории LRL в его обязанности входили каталогизация и архивация всех фото «Аполлона». В процессе архивации в LRL в итоге было создано четыре полных комплекта фото «Аполлона», сделанных с орбиты и вручную, в которые вошли десятки тысяч исходных негативов и фотографий.

Кен также имел право распоряжаться 16–миллиметровыми пленками миссии с бортовых автоматических фотокамер (модифицированные армейские фотопулеметы), работавших из командного отсека и лунного модуля во время различных фаз миссии, в том числе с орбиты, а также во время спуска и подъема. В число его обязанностей входил и просмотр этих пленок с орбиты в центре пилотируемых космических полетов до того, как это сделают члены различных научных и инженерных команд. Вот как он описывал один из таких просмотров в популярной национальной радиопрограмме «От побережья до побережья»:

«Итак, в одном особом случае — это была программа „Аполлон-14"— после того как мы получили пленки сразу же после возвращения астронавтов на Землю, их обработали в фотолаборатории НАСА. В мои обязанности входило организовать закрытый просмотр для главного астронома — д–ра Торнтона Пейджа, а также его помощников и содействующих ученых. Я взял пленку и установил ее в так называемый „серийный проектор"это что- то вроде пулеметных фотокамер, которые использовались военными (только не камера, а проектор) - на котором можно остановить пленку, показывать неменяющийся кадр, перематывать вперед и назад, делать увеличение.

И когда мы смотрели отснятый материал „Аполлона-14"с обратной стороны Луны, мы увидели приближающийся большой кратер. В тот момент, из- за угла освещения на передней стороне (Луны), если бы вы смотрели на нее (возможно, вы смотрели бы на большую часть полумесяца с этой точки на обратной стороне) в тенях кратеров, а именно в большом кратере, показалась группа из пяти или шести огней, находившихся в пределах внешнего его края.

И эта колонна, или дымок, или выброс газа, или еще что- то, поднималось над краем кратера так, что мы могли видеть это — и тут д–р Пейдж сказал мне остановить кадр и прокрутить назад, и еще несколько раз назад и вперед. Каждый раз он на секунду останавливал пленку и всматривался… и в конце концов повернулся к своим помощникам и воскликнул: „Ну, разве это не интересно?"И они стали пересмеиваться, а затем д–р Пейдж сказал: „Продолжайте".

Я завершил этот показ, и мне сказали проконтролировать, чтобы пленка с бортовой серийной камеры вернулась в хранилище НАСА в фотолабораторию. На следующий день я должен был проверить пленку и показать ее рядовым ученым и инженерам из Центра (пилотируемых космических полетов).

Когда мы просматривали ее во второй раз — и несколько моих друзей сидели рядом со мной, — я сказал им: „Вы не поверите, что мы видели на обратной стороне Луны! Подождите, вы сами увидите это".

И вот мы приближались к тому кратеру и прошли его — но там ничего не было!

Я остановил камеру, извлек пленку, чтобы проверить ее, — свидетельств того, что что- либо вырезали, не было. Я сказал собравшимся, что у нас «технические неполадки», снова вставил пленку и закончил показ.

В тот день я пошел к д–ру Пейджу в Приемную лунную лабораторию и спросил его, что случилось с «огнями и выбросами газа или пара, которые мы видели». Он осклабился, слегка подмигнул мне и со смешком сказал: «Там не было. Там ничего не было».

И ушел. А мы были так заняты… и у меня больше не было возможности задать ему этот вопрос еще раз».

* * *

Это типичная история, которую в течение многих лет мы неоднократно слышали от других бывших сотрудников НАСА.

Джонстон также заметил некоторые странности, происходившие со снимками. Однажды, проходя по секретному зданию в Центре, что обычно случалось редко, Кен заметил художников, ретушировавших «небо» на различных фото. Само по себе это необычным не было, поскольку фото для пресс–релизов полностью подчищались. Джонстона смутило то, что в тот раз ретушировались не фотографии, а фотографические негативы — а это означало, что по завершении этой радикальной операции оригинальные данные уже никогда нельзя будет воспроизвести в том виде, в котором они были получены в оригинале. (Следы чего Хогленд лично наблюдал на снимке AS16–121–19438 в Центре в Гринбелте).

Все это приняло еще более зловещий оборот в 1972 г., к концу пилотируемой лунной программы. Джонстона вызвали в офис Бада Ласкава, его начальника отдела документации LRL. Во время этой встречи Ласкава сказал Джонстону, что из штаб- квартиры НАСА были спущены распоряжения (через д–ра Майкла Дьюка, которому в НАСА подчинялись Ласкава и Джонстон) уничтожить все копии оригиналов лунных фотографий, которые он сохранял и архивировал в течение нескольких лет. Джонстон был ошеломлен тем, что кто- то может приказать уничтожить официальные документы первых шагов человечества на другой планете. Он протестовал, просил разрешить передать фотографии различным университетам или фондам, однако ему сказали, «шансов нет». Распоряжения были четкими он должен был уничтожить все четыре комплекта, состоявших буквально из десятков тысяч снимков Луны, сделанных астронавтами «Аполлона».

Джонстон счел такое положение дел несправедливым. В конце концов, после дальнейших протестов он отступил и уничтожил три полных комплекта данных. Но чувство вины не давало ему покоя, и он решил сохранить один оставшийся полный комплект «где- нибудь». Некоторые фотоснимки и негатив он оставил себе. Однако, поскольку коллекция была очень большой, в итоге он решил подарить оставшиеся снимки своей «альма–матер» — Оклахомскому университету, где данные без лишнего шума и хранились — без надзора НАСА — в течение более тридцати лет…

Хогленд был опечален и возмущен этими трагическими событиями.

То, что весьма ограниченное количество высококачественных исходных копий уникальных фотозаписей первых путешествий человека на Луну могли быть так небрежно — и намеренно уничтожены, да еще по официальному приказу НАСА, привело его в ярость. Понятно, что после многих лет поисков в оставшихся базах данных, с их «затемненными изображениями в каталогах» и бесконечными загадочными «различиями» и «исчезновениями», и размышлений в конце концов Хогленду в руки попала явная улика.

Теперь он был совершенно уверен, что в программе «Аполлон» скрывались «неземные артефакты» — по официальному указанию прямо из штаб–квартиры НАСА в Вашингтоне. Что же так отчаянно стремилось скрыть НАСА?..

Тщательное изучение уцелевших фото Кена подтвердило, что самые худшие предположения Хогленда, опасавшегося, что «лунные артефакты намеренно скрываются», полностью обоснованны. На многих фото Джонстона было множество аномалий того же типа, что нашел Хогленд на лунных снимках автоматических космических аппаратов в самом начале своего исследования, а также на других снимках, негласно собранных перед его личной поездкой в Центр в Гринбелте за несколько месяцев до этого. Хогленду, напомним, попался удивительный оригинал снимка 8^10 с «Аполлона-16» непосредственно перед визитом в Центр, на котором было явно видно шпилеобразное строение несколько миль в высоту в Море Кризисов, удивительным образом похожее на «Башню» «Зонда-3», отчетливо видную на обратной стороне Луны. Существование еще одного «строения в виде башни несколько миль в высоту» теперь озвучило подтверждение при помощи «нетронутых» данных «Аполлона» по истечении более тридцати лет, по–прежнему находившихся в распоряжении Джонстона.

Увидев «Башню» «Зонда-3» в библиотеке в Годдарде и получив свидетельства ретуширования вертикальных аномалий на официальном варианте снимки «AS16–19438» (на котором была и сама «башня в Море Кризисов»), Хогленд модифицировал свою «модель лунного купола», включив в нее все «лунные моря», расположенные на видимой стороне Луны. Интересно, что его медленно накапливающиеся фотографические данные о возможном существовании «Купола в Море Кризисов» были визуально подтверждены (и записаны) НАСА. Это были слова Ала Уордена, из его официального доклада по миссии «Аполлон- 15»:

«Очень странно, как выброс породы… от кратера Прокла пересекает Море Кризисов. Как будто летишь над слоем тумана и смотришь вниз сквозь него… Как будто это подвешено…»

На самом деле «слой тумана» над Морем Кризисов, который описывает Уорден, был и остается не «туманом» или «оптическим обманом», а подтверждением на месте гипотезы «лунного купола» Хогленда в совершенно другом (отличном от Срединного) море. Кратеры, такие как соседствующие Прокл и Пикар, на не имеющей атмосферы Луне просто не могут быть «покрыты туманом». Уорден мог наблюдать «туман», только если он смотрел с орбиты вниз через частично прозрачную промежуточную среду. А единственной «промежуточной средой», которой есть фотографические подтверждения, — это «разбитые древние лунные купола из стеклообразного материала» Хогленда и один из них находится в Море Кризисов.

Если частично сохранившийся «похожий на пирог» купол над Пикаром является реальностью, то логично предположить, что могут быть и другие схожие с этим, купола, такого же «на вид хрустального» типа (в отличие от «похожего на строительные леса или стеллажи» типа, который виден над большими районами, такими как море, целиком), размещенных над такими же небольшими площадями. В структурном плане это имеет смысл: большие, полупрозрачные коробчатые «стеллажные купола» над всей площадью, усиленные меньшими закругленными «герметичными куполами» над отдельными участками, такими как маленькие кратеры, были бы прекрасной «вспомогательной системой» в случае катастроф в безвоздушном мире.

Купол… над куполом… под еще одним куполом.

Такая конструкция также обеспечивала бы дополнительную многослойную защиту от вредоносного воздействия солнечной радиации и разгерметизации в случае метеоритной катастрофы.

К счастью, в поисках дополнительных наблюдений, которые могли бы расширить и конкретизировать эту модель, нам в течение многих лет оказывали экспертную поддержку множество помощников, которые были заинтересованы в подтверждении оригинальной работы Хогленда. Одним из лучших среди них был Стив Трой из Южной Дакоты — астроном и геолог–любитель, а также профессиональный художник–мастер по фрескам, получивший степень бакалавра изобразительных искусств.

Стив заинтересовался лунными исследованиями Хогленда в самом начале, в 1996 году. Оказалось, вскоре после «вступления в команду» Стив самостоятельно сделал важное открытие, значительно подкрепившее ранние наблюдения Моря Кризисов Хо- гленда. Трой, как и Хогленд, получил копии из официальных фотокаталогов миссии «Аполлон». Как и у Хогленда, у него вошло в привычку заказывать негативы изображений, которые в каталоге были либо «совершенно черными», либо «очень темными». Просматривая комплект негативов «Аполлона-10» в середине 90–х, он «нашел золотую жилу».

Изучая снимок AS10–30–4421, он заметил очень яркий участок справа. Сделав несколько увеличений, он обнаружил источник этого странного свечения: аномально яркий свет, вероятно, отражался от полностью сохранившегося закругленного… лунного купола.

Видимый напротив гор северного «побережья» Моря Кризисов, этот яркий, куполообразный объект выглядел полупрозрачным на фоне внешнего края залива; кроме того, вероятно, был и второй, также полупрозрачный искривленный объект (с большим углом наклона) за ним справа.

Стив быстро выяснил, что снимок являлся частью серии, снятой из командного/служебного модуля «Аполлона-10», шедшего по орбите «слева направо» на лицевой стороной Луны, над «южным побережьем» Моря Кризисов.

Однако при просмотре других изображений этой же местности никакого необычного свечения не наблюдалось. Стив сразу же предположил, что, кто бы ни делал фото из иллюминатора командного модуля, он должен был смотреть вперед в направлении движения по орбите космического корабля, делая снимок за снимком. Затем «что- то», возможно, вспышка солнечного света, отраженная от самого купола, заставило астронавта обернуться в правую сторону и перефотографировать участок, который он уже снял. Было довольно просто воссоздать геометрию самого фото и установить, что угол фазы — геометрическое соотношение между солнечным светом, куполом и космическим кораблем — был самым подходящим, чтобы создать именно такую аномальную вспышку.

Поскольку тогда у Стива не было компьютера, Хогленд предложил ему отнести негативы и фотоснимки одному из авторов (Майклу Бара) для увеличения и обработки. Первое, что Бара отметил — это то, что на карте изображения AS10–30–4421 пара кратеров в Море Кризисов, Клеомед F и Клеомед F- a расположены «за» правой гранью «фотографии». Заметив, что бывший кратер Клеомед F должен был бы быть перед малым кратером (F- a), было нетрудно соединить их в два «полупрозрачных купола» на снимке Стива. Больший, широкий и пологий купол находился «перед» вторым, в то время как второй — меньший, более узкий и крутой купол был за первым.

Бара быстро понял, что официальная «фотокарта» НАСА была неточной.

В конце концов, спектрозональное увеличение подтвердило, что купола находились именно там. Сканирование с высоким разрешением показало, что купол Клеомеда F имеет две отдельных границы, по существу доказывая, что это не было частью гористого заднего плана, а находилось в Море Кризисов.

Таким образом, снимок Стива давал совершенно независимое подтверждение удивительных архитектурных деталей, которые Хогленд видел на снимке «Башни в Море Кризисов» «Аполлона-16», как вверху, так и внизу Моря — снимке, попавшем к нему почти за год до этого.

Оказалось, что большинство снимков в бесценной коллекции Кена у него дома (аккуратно хранившихся в толстых, с тройным переплетом тетрадях, фото в отдельном конверте из кальки) были из более ранних миссий — «Аполлон-12» и «Аполлон-14». Места посадки миссий 12 и 14 были уникальны для всей программы «Аполлон» — они были ближе друг к другу, чем все другие места посадки (позднее некоторые ученые даже жаловались, что «слишком близко»). Всего 122 мили разделяли места посадки кораблей в Океане. При оценке тех событий, само по себе это кажется подозрительным, поскольку научная ценность образцов камней с двух таких близких мест (на геологически неактивной Луне, подверженной воздействию только метеоритной бомбардировки) вызывает сомнения.

В книге «На скалы Луны» (одной из библией лунной геологии) автор Дон Вилхелмс, планетарный геолог, дает разумное объяснение такому «необычному» выбору мест, утверждая, что местонахождение «Аполлона-14» в Фра Мауро — это «четко идентифицируемый регион моря», и поэтому может предоставить больше возможностей понять загадку этих темных деталей лунной поверхности, чем это можно получить с места посадки «Аполлона-12», около 120 миль к западу.

Хотя с чисто геологической точки зрения близость двух мест посадки могла и не иметь особого смысла, по стечению обстоятельств она давала возможность Хогленду сделать бесценное сравнение фото, используя утаенные Джонстоном снимки «Аполлона», что в итоге могло стать ключом к проверке всей его модели стеклянного купола и лунных руин».

Явное стремление НАСА предоставлять прессе и общественности только обработанные фото «Аполлона» — после незамедлительного приказа Джонстону уничтожить все «лишние» копии имеющегося фотоархива «Аполлона» — аукнулось Агентству; это побудило Джонстона изолировать один нетронутый комплект в спрятанной «капсуле времени». Затем Хогленд смог найти две необработанные панорамные фотографии с места посадки «Аполлона-14» — составленные из нескольких отдельных снимков, сделанных на камеру «Хассенблад», отпечатанные на глянцевой бумаге размером 8*10. Отсканировав эти снимки и просто отрегулировав контрастность и цветовую гамму получившихся цифровых изображений, Хогленд был ошеломлен тем огромным количеством появившихся новых деталей с геометрическими очертаниями, которые до этого не были видны и они висели в черном как смоль безвоздушном лунном небе.

Совершенно очевидное полученное с поверхности подтверждение его гипотезы существования «стеклянных лунных куполов», расположенных в другом море — и в мельчайших подробностях.

Эта геометрия — для тех, кто мог попытаться сказать, что фотографии НАСА, спрятанные Кеном, за истекшие тридцать лет просто «засветились» — наглядное указание на то, где находилось Солнце в момент съемки; в этом можно убедиться посмотрев увеличенный 360–градусный вариант панорамного снимка. Большая часть света над лунным горизонтом рассеивалась прямо напротив Солнца в центре снимка, скрывшегося за модулем), что соответствует тому, как солнечный свет рассеивается тусклыми осколками существовавшей ранее стеклянной конструкции, аркой проходившей над местом посадки.

Среди бесценных сведений, обнаруженных в архиве Джон- стона, Хогленд обнаружил копии отдельных снимков, составлявших этот удивительный панорамный снимок «Аполлона-14», у которых было намного более высокое разрешение, необходимое, чтобы выяснить подлинную природу удивительных объектов геометрической формы, висящих в небе. Среди них выделялся один показательный снимок, на котором было то, что известно как «Митчелл под стеклом» (AS14–66–9301) - снимок астронавта Эдгара Митчелла, разворачивавшего телекамеру прямо к северу от места посадки, сделанный в ходе съемки предыдущей панорамной серии командиром «Аполлона-14» Аланом Шепардом во время первого выхода из корабля. Митчелл практически терялся на фоне колоссального многослойного стеклянного архитектурного сооружения, возвышающегося за его спиной.

А на севере располагалось еще одно сильно отражающее свет многоуровневое строение — стеклянная башня.

Когда Хогленд сделал последующие увеличения этого снимка «Аполлон-14» с высоким разрешением, он увидел несколько слоев этой удивительной «строительной конструкции»; несколько сохранившихся «комнат–ячеек», трехмерные «крестовые связи», угловые «продольные балки» и т. п. Все вместе это составляло логичные структурные элементы ныне разрушенного, но некогда бывшего единым целым мега–сооружения из материала, похожего на стекло. На крупном плане этого фрагмента появились новые необычные детали этой сложной трехмерной многослойной архитектуры — в том числе и совершенно неожиданное открытие, что в основании находились остроугольные массивные опоры конструкции, вероятно, уходившие глубоко под грунт.

Эта пересекающая лунный горизонт огромная геометрическая конструкция поразительно перекликается с технологиями, которыми инженеры на Земле пользуются в течение столетий. Фактически эти технологии восходят ко времени возведения наиболее впечатляющих европейских архитектурных форм — соборов с их аркбутанами. Пользовались ими, разумеется, по тем причинам и с такими же целями. Кафедральный аркбутан предназначался для того, чтобы уменьшить силу вертикального сжатия, возникающего из- за веса крыши и стен, который при большой «опорной поверхности» мог раздавить сравнительно хрупкий строительный материал, использовавшийся в Средние века (тесаный камень).

Аркбутаны же позволяли противодействовать боковым силам и возводить конструкции гораздо большей высоты.

Максимальное увеличение изображения этих поразительных «лунных аркбутанов» подтверждало наличие на севере как минимум трехмерных конструкций, наклоненных под углом 45°, основание которых находилось далеко за краем видимого горизонта.

Эти уникальные архитектурно–инженерные формы на фото, сделанном на лунной поверхности, стали веским аргументом в пользу того, что мелкие детали, которые Хогленд увидел на «спрятанных» фото НАСА, не являлись прослыли фотографическими дефектами. На самом деле это было доказательством существования поразительной древней лунной архитектуры имеющей практически невообразимые размеры.

В конце концов, разве могут фотографические «дефекты» содержать столь согласованные группы углов на видимом горизонте и при этом иметь столь — пленные геометрически и логически организованные конструкционные детали? И могут ли эти «фотодефекты» находиться только на безвоздушном лунном небе над горизонтом?

Нет.

Вернувшись на Восточное побережье с ящиками исходных фотографий, предоставленных Кеном, и сделав поразительные открытия на их сканированных изображениях, Хогленд решил начать активный поиск нетронутых снимков «Аполлона» в тех же материалах архива НАСА в NSSDC. Как ученый и бывший консультант Си–би–эс он понимал, что только если будут найдены доступные общественности подтверждения поразительных деталей на «припрятанных» фото Кена, другие ученые, публика и, что важнее всего, пресса начнут всерьез воспринимать гипотезу о том, что НАСА обнаружило, а затем намеренно скрыло остатки невообразимо древней внеземной цивилизации — той, от которой на Луне остались геометрически правильные, очень высокие развалины.

Увидев то, что было на аккуратно сохраненных Кеном фото, у Хогленда появилась новая идея, где именно искать.

Когда программа «Аполлон» была в самом разгаре, и новые миссии с посадкой на Луну совершались каждые несколько месяцев, отделы по связям с общественностью НАСА сбивались с ног: им нужно было постараться сообщить об успехах «Аполлона» американскому народу и Конгрессу при помощи прессы (напомним, это было задолго до появления Интернета). Главными средствами для этого в эпоху печатного слова были в основном газеты и цветные «глянцевые» журналы (например «Life» и «National Geographic»), где после успешного завершения каждой новой миссии публиковались высококачественные фото, а также телевидение, показывавшее об этом короткие фильмы. (Сегодня те, у кого есть спутниковая антенна или в чей кабельный пакет входит собственный телеканал агентства, могут посмотреть исторические фильмы НАСА на этом телеканале, где они бесконечно повторяются — учтите, их обычно показывают в три или четыре часа утра.)

Хогленд моментально сообразная что эти 16–мм «классические» фильмы агентства, сделанные НАСА в неистовом стремлении «раструбить» на мир об успехах миссий, — это возможность увидеть нецензурированные оригинальные лунные данные. В спешке, когда для нового фильма брали фотографические и иные материалы с только что вернувшейся миссии, их могли не полностью «подчистить», перед тем как вставить в фильм, который выпускался частным подрядчиком, а затем распространялся буквально по всему миру… до завершения следующей миссии «Аполлона».

Чрезвычайная спешка, в которой отдел по связям с общественностью НАСА хотел давать сообщения, могла позволить «проскользнуть» тому, что экипажи кораблей в действительности увидели и сфотографировали на Луне. Игра стоила свеч.

Первым делом Хогленд решил обратить пристальное внимание на 16–мм фильм НАСА, который вышел сразу после возвращения «Аполлона-12» и назывался «Pinpoint for Science» («Прицел для науки»).

Название было дано в соответствии с одной из технических задач «Аполлон-12», последовавшей за исторической чрезвычайно успешной миссией «Аполлон-11». Одной из (небольших) «неудач» «Аполлона-11», по сведениям НАСА, была невозможность точно определить, «где именно» совершил посадку Нейл Армстронг после того, как он перешел на ручное управление и повел лунный модуль над «кратерами, окруженными скалами», к месту посадки примерно на пять миль далее планировавшегося в Море Спокойствия. Поскольку «неясность с посадкой» растянулась на несколько недель, сразу после того, как экипаж вернулся и сделал доклад, в НАСА решили усовершенствовать схему посадки для следующей миссии «Аполлон-12».

Кроме того, поскольку второе место посадки оптимистично нацелили на точку на расстоянии пешего хода от двухлетней давности автоматического «Сервейора-3» (который удачно совершил мягкую посадку в апреле 1967 г.), НАСА пришлось разработать надежные средства для производимой в реальном времени «прицельной навигации» — что и было успешно применено во время удачной посадки «Аполлона-12» где- то рядом с «Сервейором», Отсюда и название этого официального фильма о миссии, в ходе которой Пит Конрад и Алан Бин невероятно точно с успехом осуществили определение местонахождения посадки на Луне.

Вся история того, как Хогленд получил доступ к исходникам этих фильмов НАСА и при этом смог склонить друга и коллегу — специалиста по фототехнике из Лос–Анджелеса Джона Стивенса загрузить их в изобретенную им универсальную машину наподобие звукомонтажного аппарата/телекинодатчика, — профессиональный вариант стандартного просмотрового устройства, которым пользуются в Голливуде для монтажа художественных фильмов без нанесения покрытия — заняла бы еще одну книгу.

Достаточно сказать, что по просьбе Хогленда Стивенс арендовал грузовик, загрузил в него свой «фильмоконтрольный аппарат/проектор» в Лос–Анджелесе и лично вез оборудование почти за 10000 миль (в обе стороны) из Лос–Анджелеса в Центр космических полетов Годдарда под Вашингтоном (округ Колумбия и назад — только для того, чтобы перевести на видео ключевые кинофильмы «Аполлона», которые исследовал Хогленд.

Это была золотая жила.

Перенеся фильм «Pinpoint for Science» с 16–мм пленки на видео при помощи «волшебной машины» Джона, грузовик с которой стоял на парковке Центра Годдарда, Хогленд на компьютере отобрал несколько кадров. На оригинальном мультипликационном станке Оксберри (еще одно голливудское устройство, на котором в фильмах анимируются фотографии) он работал с анимацией, которую «контрактные продюсеры» НАСА вставили в фильм — панорамные кадры и увеличения оригинальных снимков, сделанных камерой «Хассельблад» на Луне в ходе миссии «Аполлона-12» экипажем корабля — Питом Конрадом и Аланом Бином.

Хогленд рассуждал просто: сканируя бесценные фото Кена с «Аполлона-14», он выяснил, что компьютер может «видеть» то, что человеческий глаз различить не в силах — невероятные детали геометрической формы на черных как смоль участках, таких, как лунное небо. Чувствительность современных «ПЗС» — технологий обработки изображения даже имеющихся в свободной продаже сканеров в сочетании с удивительными возможностями увеличения современного программного обеспечения — например, «Adobe's Photoshop» — позволяли открыть невидимые детали, спрятанные в этих считавшихся черными слоях на снимках тридцатилетней давности — «демократизация» технологии, которую ни один цензор в НАСА не мог даже представить тридцать лет назад.

Следующий шаг в рассуждениях Хогленда — если делались печатные копии 8*10 оригинальных снимков, снятых на Луне на камеру «Хассельблад» при «точном определении местонахождения» в схеме посадки, и поместили их под интенсивное освещение на мультипликационном станке Оксберри (добавив несколько панорам и увеличений для создания в фильме «ощущения присутствия»), то на 16–мм прокатной копии даже после ряда копирований некоторые принципиально важные невидимые детали на считавшемся абсолютно черном лунном небе над местом посадки «Аполлона-12» могли сохраниться и быть обнаруженными при помощи компьютера.

То, что в итоге вышло из всей этой логической цепочки рассуждений, намного превзошло все умеренно оптимистические ожидания Хогленда, превзойдя даже его недавний плод работы со спрятанными от НАСА фото Кена Джонстона.

На увеличенных кадрах с 16–мм пленки (сделанных на машине Джона Стивенса с официальной копии фильма «Pinpoint for Science») бесспорно было еще больше «отражающих свет стекловидных руин» на горизонте и такие же массивные наклоненные аркбутаны, простирающиеся до горизонта на расстоянии от места посадки «Аполлона-12». Яркие, как звезды, объекты искрились между крутыми уступчатыми лунными развалинами. Это, разумеется, не могли быть настоящие звезды (время экспозиции оригинальных снимков «Хассельблада» было слишком коротким, чтобы звезды могли быть видны на снимке даже в условиях отсутствия атмосферы на Луне). Они больше напоминали «осколки стеклянной лунной решетки», которые Хогленд видел ранее — сильно отражавшие свет, по–прежнему закрепленные на видимой, но разбитой раме с геометрическими очертаниями бывшего некогда целым «лунного купола» в несколько миль высотой.

Лунный модуль виднелся слева, частично скрытый близким лунным горизонтом. Однако можно было безошибочно рассмотреть эти наклонные аркбутаны, на фото с места посадки «Аполлона-12» видные еще лучше, что предоставляло Хогленду принципиально значимое подтверждение всей его модели «древнего лунного купола».

Учитывая, что две миссии «Аполлон» — 14, а теперь 12 — фотографировали одну и ту же кристаллическую геометрию и, вероятно, по большому счету, одно и то же место (учитывая, что расстояние между двумя местами посадки было только 122 мили), Хогленд более, чем когда- либо, смог убедиться в том, что его теория лунного купола была правильной.

В том, что эти наклонные аркбутаны были реальными базовыми составными частями одной мега–конструкционной структуры, вероятно, когда- то покрывавшей значительную часть Океана Бурь, Хогленд теперь был практически уверен. Даже поверхностное сравнение внешнего вида «куполов» из относительно близких мест посадки открывало поразительную конструкционную общность.

Но это было еще не самое интересное.

Случайно Хогленд узнал о серии интервью, которые провел журнал «Discover» летом 1994 г., почти за год до того, как он провел свои новаторские эксперименты в Центре Годдарда и NSSDC с одиннадцатью астронавтами «Аполлона». Одним из тех, у кого взяли интервью, был Алан Бин — пилот лунного модуля «Аполлона-12».

В ходе интервью журналист «Дискавера» задал Бину вопрос — для астронавта, после его исторической миссии на Луну ставшего художником — очень простой вопрос, совершенно не предполагавший неожиданного ответа, особенно после того, как все увидели «подчищенные» НАСА фотографии.

«Дискавер». На что похоже небо на Луне?

Бин. Оно выглядит блестящим черным. Не таким черным, как ночью на Земле. Там, в космосе, у него действительно блестящий вид. Оно немного напоминает мне туфли из лакированной кожи. И глядя на него, я продолжаю задавать себе вопрос: «Почему оно кажется таким блестящим?»

Основной прогноз всей теории лунного купола Хогленда состоял в том, что то, что мы (и астронавты) видят в небе — на всех нетронутых лунных снимках, — это стекло. Очень много стекла — это то, что Алан Бин, астронавт ставший художником, подсознательно запомнил из своего легендарного путешествия на Луну и пронес в памяти через многие годы после возвращения из самой необычной обстановки, в которой когда- либо оказывался художник. Это был именно тот комбинированный эффект от бесчисленных зазубренных осколков мягко светящегося стекла, искрящегося в пустом вакууме, как полагают многие, лунного неба, который заставил Бина по- прежнему гадать — спустя десятилетия после полета — «Почему оно кажется таким блестящим?»

Теперь мы знаем это.

Гипотеза «разрушенных куполов» Хогленда подтверждается не только ошеломляющими оригиналами лунных снимков, которые он смог обнаружить, начиная с «секретного тайника» Кена Джонстона, но и аномалией «блестящего черного пространства», которое так живо запомнил Алан Бин. Теперь было подтверждено фотографически, что разбитые метеоритами на миллиарды кусков стекла все еще ловят лучи солнечного света на фоне того, что считалось абсолютно черным лунным небом. Однако Хогленду после получения первых фотографических доказательств пришлось более десятилетия ждать полного официального подтверждения его гипотезы «лунных куполов».

Только в прошлом году (2006 г.) поток из буквально тысяч одинаково нетронутых лунных фотографий «Аполлона» внезапно, самым загадочным образом стал появляться в Интернете, в том числе и на официальном сайте НАСА. Эти недавно появившиеся снимки «Аполлона» содержат множество доказательств существования той «сводчатой кристаллообразной геометрической лунной архитектуры», подтверждение чего Хогленд впервые обнаружил на аккуратно хранившихся в течение тридцати лет Кеном Джонстоном оригиналах фото из лаборатории LRL НАСА. Благодаря новым фото любой, у кого есть компьютер, Интернет и соответствующие компьютерные программы, может самостоятельно подтвердить то, о чем все время говорил Хогленд.

Существующие сейчас официальные веб–сайты — журнал «Аполлона» с лунной поверхности, сайт истории «Аполлона» обслуживает бывший астроном Национальной лаборатории в Лос–Аламосе Эрик Джонс для штаб–квартиры НАСА (по архиву проекта «Аполлон»), а сопутствующий сайт обслуживается одним из основных поставщиков изображений для Журнала с лунной поверхности НАСА Киппом Тигом.

Как особо отмечается на обоих сайтах, представленные лунные изображения «сканированы цифровым способом Космическим центром Джонсона непосредственно с катушек фотоаппарата «Хассельблад».

Очевидно, «кто- то» внутри НАСА — возможно, следуя мужественному патриотическому примеру Кена Джонстона — в конце концов решил сказать правду о том, что в действительности нашел «Аполлон». Хогленд, конечно же продолжает поиск дополнительных научных подтверждений «гипотезы древнего купола». Тысячи новейших сканированных изображений с высоким разрешением (~2500 полос) оригиналов катушек пленки «Хассельблада» сегодня убедительно свидетельствуют о существовании «лунного стекла», которые Хогленд впервые предсказал больше десяти лет назад. Помимо отражения света, другой «характерной особенностью» стекла является его способность преломления — искривлять свет, замедляя его в тот момент, когда он проходит через стекло — при этом, проникая в прозрачную среду, свет искривляется (замедляется) не равномерно, как это происходило бы в случае, если бы это было обычное стекло. Свет искривляется избирательно — в зависимости от длины и угла волны. Это есть основное физическое свойство призмы: большие частоты (более короткая длина волны — синий — фиолетовый) замедляются больше (так, они отклоняются под большим углом «рассеивания»), чем волны низкой частоты (большая длина волны — красный — оранжевый).

Такое явление дает классическую «радугу», видимую при прохождении света через что- то прозрачное — стекло, капли воды, лед, кварцевый кристалл — любую преломляющую среду, способную по–разному искривлять (замедлять) скорость света в сравнении с его скоростью в вакууме.

Исходя из основного закона оптики, Хогленд несколько лет назад сделал еще одно предположение касательно своего «лунного купола»: он предсказывал наличие «миллиардов призматических радуг», разбрызганных на пустынной лунной поверхности от миллиардов осколков стекла, подвешенного на решетчатой сетке потрясающих лунных куполов, по–прежнему аркой возвышающихся сверху, которые по–разному преломляют солнечные лучи. Это невероятное «призматическое рассеивание цветов» в вакууме на поверхности среды видно на новом изображении НАСА — AS 17–134–20426. На нем астронавт–геолог «Аполлона-17» Джек Шмидт держит скребок для сбора образцов в ходе работы за бортом корабля, а прямо за ним, подвешенный на различимой «решетке» (картина текстуры) над дальним лунным «холмом», очевидно, изображен большой (или близко расположенный) кусок стекла (увеличение на вкладыше), отражающий (а затем дифференцированно преломляющий) солнечный свет, что запечатлено прямо в правом верхнем углу этой официальной лунной фотографии НАСА! Снимок был сделан на камеру «Хассельблад» командиром «Аполлона-17» Джином Кернаном в западном направлении на месте посадки в Таурус–Литтроу.

Зоркие читатели заметят на этом снимке еще большую «аномалию» — кажется, что весь западный лунный горизонт за Шмидтом разделен на слои и находится в полосках красноватого света, по мере подъема высоты переходящего в темно–синий. Снимок AS17–134–20426 открывает истинную протяженность этого в равной степени удивительного (и невероятного!) оптического феномена — если небо над Луной в самом деле пусто. Физическое объяснение — учитывая «гипотезы разбитого лунного купола» — такое же простое, как и (на первый взгляд) невероятное.

То, что Кернан запечатлел на своем цветном снимке, — не что иное, как рассеянное в обратном направлении отражение «рефракции восхода солнца на Луне», проходящего буквально через «сотни миль осколков стекла и арматуры», все еще висящих на остатках лунного купола, аркой возвышающегося над «Морем ясности» — прямо за Джином Кернаном в момент, когда был сделан снимок (AS17–134–20426).

Земные примеры этого точно такого же феномена можно увидеть рядом с AS17–134–20426 — но в обратном направлении. Это сравнение заката над Сан -Франциско с рассеянными «рефракционными радугами», возникающими на западе (над заходящим солнцем за фотографом), отразившимися обратно в линзы камеры с востока — от земной атмосферы, рассеивающей «призму атмосферного заката».

Ситуация на Луне представляется по существу идентичной, за исключением того, что материал, который рассеивает солнечный свет (и вызывает цветовую рефракцию), — это не «лунная газовая атмосфера», а жесткая, похожая на решетку конструкция из арматуры, к которой по–прежнему крепятся куски стекла в количестве, достаточном для того, чтобы дифференцированно преломлять солнечный свет (с относительно небольшим углом — близко к закату или рассвету), точно так же, как это делает земная атмосфера.

Представьте, если бы «послезакатные» снимки «Сервейора-6», сделанные в 1967 году, на которых запечатлен «стеклообразный лунный купол над Срединным морем», отражающий солнечный свет вперед, были цветными (кто может утверждать, что они такими не были — просто мы никогда их не видели).

Другим специальным прогнозом в модели сильно преломляющих стекло образных построек было то, что лунная поверхность совсем не «скучная серая монотонность» — если сделать правильную цветную фотографию. Когда преломленные «радуги» от двух (и более) призм оптически комбинируются, в результате получается набор дополнительных неизвестных оттенков, в том числе пастельно–розовые и оттенки индиго.

В случае, если это «вздымающиеся стеклянные лунные аркбутаны» и сотни миль покрыты промежуточной многослойной арматурой, усеянной триллионами дополнительных фрагментов из прозрачного сильно преломляющего свет стекла, тогда комбинированный эффект солнечного света, оптически искривленный в геометрической сетке «мега–призм», спроецированный вниз на лунную поверхность, в некоторых местах должен быть необычайно ярким! На самом деле другие оригинальные снимки «Аполлона», недавно появившиеся (в Интернете) из официального архива НАСА, красноречиво свидетельствуют в пользу этого прогноза гипотезы лунного купола. Особенный снимок — AS17–137–23940, в котором есть стандартная «шкала цветового охвата» для классифицирования, — это совсем не тот хорошо известный «серый цвет НАСА». Вместо этого снимок демонстрирует ряд живых тонов — в том числе «розовые горы» на расстоянии, а близлежащие скалы — ярко–синие!

По нашему мнению, этот и другие, не менее красноречивые примеры «психоделических» цветов на Луне, безусловно, являются прямым результатом накладывающихся призматических лучей», создаваемых солнечным светом, преломляющимся в огромной сетке подвешенного стекла — в данном случае находящимся буквально в нескольких милях над местом посадки в Таурус–Литроу. Лучи накладываются друг на друга совсем как в составных лабораторных условиях — но только не на реальной поверхности Луны.

Все это вновь возвращает нас к одному человеку, который в реальности был свидетелем этого поразительного феномена, видел его своими собственными глазами — и хочет сказать нам об этом… при помощи своего искусства: Алану Бину.

По возвращении с Луны и после ухода в отставку из космической программы Бин провел много времени, развивая свой врожденный талант художника. Он писал как реальные события, так и «воображаемые картины» со слов своих друзей–астронавтов, делая то, что они на «реальной» Луне сделать не могли.

Развивая свой дар, Бин за многие годы написал ряд цветных этюдов. Развитие техники и форм Бина легко можно проследить на его веб–сайте «Галерея Алана Бина».

Каждый раз, когда он писал образы со слов других, лунное небо казалось совершенно черным, каким оно «и должно быть». Однако, когда он писал Луну по своим собственным воспоминаниям, небо внезапно приобретало странный синеватый оттенок — то, что мы и видели при «раздробленном стекле геометрической формы» на неретушированных снимках с поверхности Луны, к которым теперь у нас есть доступ. Помимо этого, Бин стремился рисовать лунную поверхность не в унылых, одинаково серых тонах, являющихся по стандартам НАСА «каноническими», а использовал широкий диапазон разных необычных пастельных оттенков и цветов.

С нашей точки зрения интересно, что именно так мы представляли то, как на самом деле должна выглядеть лунная поверхность, когда солнечные лучи отражаются и преломляются в уцелевших фрагментах прозрачной структуры над поверхностью. По сути, простые цветные «участки» на ключевых фото, сделанных на поверхности «Аполлоном-14» (напомним, снятых всего в сотне миль от места посадки «Аполлона-12»), показывают, что Бин рисовал не «воображаемую» лунную поверхность, а несомненно такую, какую он либо осознанно, либо бессознательно запомнил. Из всех пленительных картин Бина одна выделяется особо. Она называется «Рок–н–ролл в Океане Бурь». На ней изображены Бин и его командир Пит Конрад, играющие в наездников на поверхности Луны. Она демонстрирует не просто яркий рисунок преломляемого цвета, который стад характерной чертой видения Бином лунной поверхности, — в небе над астронавтами виден не только «разбитый лунный купол», но и «наклонные аркбутаны».

Простое сравнение показывает, что Бин явно использует то, что ему запомнилось из виденного в реальности на Луне в 1969 г. Совпадение просто поразительное.

Учтите, что это «синее смещение» в цвете неба на увеличениях «Энтерпрайза» является отчасти следствием техники «вытягивания» цвета в процесcе компьютерного увеличения, а отчасти — следствием вероятного «цветового смещения» на снимках из частной коллекции фото «Аполлона» Кена Джонстона, хранившихся более тридцати лет. Вероятно, поэтому удивительные рассветные цвета, которые видны на новых снимках «Аполлона- 17» на сайте НАСА, сканированных с оригиналов на замороженных катушках фотопленки, не были видны на предыдущих увеличениях, сделанных с фото Джонстона. Опять же, цвета на неохлаждаемых цветных фотографиях с течением времени неизбежно меняются. Единственный остающийся у нас вопрос — было ли это что- то вроде намеренного, но при этом косвенного «раскрытия» со стороны Бина как способ законным путем избежать ответственности за разглашение в соответствии с «Брукингсом» — или это признак того, что его разум подсознательно «вспоминал то», что было специально забыто.

И это — один из особых моментов в длинной цепи немаловажных в течение последних трех десятков лет намеков на то, что «официальная» история «Аполлона» недостоверна.

Совершенно особенная, цветная, с геометрическими элементами Луна Бина — это еще один штрих к растущему делу против жульничества и дезинформации НАСА касательно Луны, продолжающемуся десятилетиями, — дела, которое только набирает обороты при каждом новым открытии и разоблачении. Примечательно, что «цветное видение» Луны Бина нашло подтверждение — как раз, когда мы обратились к прессе.

Когда мы просматривали последние снимки, пришедшие в Журнал «Аполлона» с лунной поверхности (как отмечалось ранее, официального сайта НАСА, предназначенного для сохранения оригиналов и копий фотографий «Аполлона»), один из «членов команды» (Кен Джонстон) нашел еще один снимок, доказывающий наличие «призматических цветов» на Луне. Снимок был сделан из лунного модуля «Аполлона-17» в направлении места посадки в долине Таурус–Литроу непосредственно перед посадкой корабля. На нем есть загадочный «Южный массив» (подробнее о нем речь пойдет далее). Этот недавно отсканированный и отправленный по почте снимок «Хассельбладом» (AS17–147–22465) был скопирован (согласно аннотации на сайте НАСА) «непосредственно с негатива «Хассельблада», хранившегося в запаснике в Хьюстоне».

Интернет–изображение, часть всей предпосадочной серии снимков, было совершенно четким и очень большим (~16 Мб), но, как ни странно, на нем не были видны цвета, которые мы ожидали увидеть в соответствии с «призматической» моделью купола Хогленда, которая уже была подтверждена поразительной цветной фотографией Кернана, сделанной в ходе миссии «Аполлон-17», на которой Джек Шмидт стоит на фоне отражения рассвета (о чем уже говорилось ранее).

Что- то было не так…

Только когда на снимке мы увидели командный и рабочий отсеки, «Америку» (снимок сделан на орбите, буквально в зоне прямой видимости между лунным модулем, где располагалась камера, и «Южным массивом»), мы поняли, что его цвета (в особенности яркая золотистая ПЭТФ–термоизоляция вокруг «колокола» двигателя аварийного питания — на фото повернутого в сторону камеры) могут служить для «цветовой калибровки» — очень похоже на гномон на снимке с оранжевой почвой, который мы видели раньше. Пользуясь достоверными цветными фото этого ПЭТФ–покрытия, сделанных в командно–обслуживающем модуле во время работ на Мысе Канаверал, Хогленд смог скорректировать цветовой баланс на всем снимке и показать реальные «цвета Луны» в долине Таурус–Литтроу в то декабрьское утро 1972 г. Результаты были ошеломляющими.

И снова, как и на снимках с поверхности, мы видим реальные «розовые, пурпурные и синие горы» Луны — еще одно подтверждение модели призматической световой рефракции древнего лунного купола Хогленда.

Нам становится понятно и еще кое- что: НАСА «по–прежнему не бросило свои старые штучки».

Эти, несмотря на утверждение в аннотации на сайте, недавно отсканированные фотографии не могут быть оригиналами, поскольку их перед тем, как отправить, зачем- то «обесцветили», в сравнении с реальными лунными цветами.

Полное подтверждение этой продолжающейся политической игры пришло из другого неожиданного источника.

Внимательно изучая любительские астрономические веб-сайты, Хогленд обнаружил, что такой же призматический цветовой рисунок можно увидеть на многоцветных снимках Луны с высоким разрешением, сделанных с Земли. Если сравнить их со снимками земного заката (или рассвета), видимого с орбиты Земли (с космического корабля или станции), результат покажет, что оба мира (Земля и Луна) непостижимым образом имеют одинаковые свойства преломления света!

Однако атмосфера есть только на Земле.

Поскольку мы знаем, что на Луне ее нет, единственным научным объяснением остается то, что, несомненно, «что- то», обладающее активными оптическими свойствами, висит над лунной поверхностью, что и дает такую же необычную, призматическую световую рефракцию и рассеяние, как и атмосфера Земли. А единственная логическая возможность этого — «обширная древняя стеклянная поверхность…», покрывающая большую часть видимой лунной поверхности и высотой несколько миль.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх