Фрагмент

Первым изображением, представленным Хоглендом в Огайо, стал снимок, сделанный аппаратом «Лунар Орбитер» под углом с высоты 30 миль в районе Срединного моря, на котором имелись объекты, расположенные по юго–западному периметру моря (ниже). Набор данных «Лунар Орбитер» предоставлял уникальный выбор благодаря новому способу сбора данных, отправки их на землю и обработки. В пяти успешных миссиях «Лунар Орбитер» использовались две телескопические линзы с различным фокусным расстоянием (увеличением), одновременно делавшие два различных снимка на длинной ультрамелкозернистой пленке «Кодак» с высоким разрешением внутри «шины» каждого герметичного космического аппарата. Таким образом, на борту каждого аппарата делались снимки со средним разрешением (М–снимки) и с высоким разрешением (Н–снимки). После того как с Земли поступали команды по выставлению экспозиции, пленки на борту «Орбитера» экспонировались, и каждый рулон дистанционно проявлялся прямо на орбите в бортовой (герметичной) «мини–фотолаборатории». Затем все проявленные пленки сканировались — раздел за разделом — посредством летающего точечного сканера — очень узкого луча света шириной 6,5 микрона, проходившего по пленке вдоль и поперек при помощи вращающейся системы зеркал, преобразовывая изображения на пленке в сеточный аналоговый электронный код, соответствующий расположению точек различной яркости на оригинальном фото. Впоследствии этот сеточный код использовался для модуляции аналоговой радиопередачи на Землю, когда изображение считывалось приемниками HACA буквально напрямую.

(Русские на своих первых лунных автоматических научно- исследовательских станциях пользовались практически идентичной пленочной системой фотографирования/оптического сканирования/электронной передачи, в том числе и… пленкой «Кодак»).

Попав на Землю, этот варьированный радиосигнал — частотно–модулированная аналоговая версия оригинального изображения, сканированного с пленки на космическом аппарате (напомним, что в 1966 г. не было ни цифровой электроники, ни ЭВМ для обработки изображений), опять преобразовывался фотографию посредством отображения выходного сигнала на аналоговой «катодно–лучевой трубке» (по существу, самом примитивном миниатюрном кинескопе) и в прямом смысле фотографирования плоского экрана.

Получавшиеся изображения с наполовину «лунной» 35- миллиметровой позитивной пленки затем вручную составлялись в одно целое сотрудниками — военными картографами и наемными специалистами, и затем еще раз фотографировались — для создания «первоначального негатива» каждого удачно отобранного снимка, сделанного аппаратом «Лунар Орбитер» (напомним, только части изображения проявленной пленки, по- прежнему физически существовавшей на борту космического аппарата…) во всех пяти миссиях «Лунар Орбитер».

На первых фотоизображениях, полученных в результате такого комбинированного пленочно–электронного процесса, которые Хогленд смог достать и проверить (LO- III-84M), сразу же обнаружилось множество удивительных новых «архитектурных» аномалий.

После оптического сканирования (еще одного!) аналогового фото, сделанного с собранного в НАСА негатива (проявленного и отпечатанного в коммерческой фотолаборатории в Нью- Йорке), и обработки при помощи своего собственного процесса компьютерного увеличения Хогленд увидел следующее: один аномальный объект «выпирал» над горизонтом на снимке (LO- III-84M) - прямо под геометрическим маркировочным «крестом» (ниже), который «Кодак» при обработке ставил на оригинале пленки НАСА.

Скопированный Хоглендом «Фрагмент» на полторы мили возвышался лунной поверхностью (судя по геометрии на оригинале снимка космического аппарата), что делало его необъяснимым новым чудом Луны, а то и всего мира.

На избитой и изрытой поверхности Луны, миллионы лет подвергавшейся бомбардировке астероидами и микрометеоритами, Фрагмент являлся совершенно аномальной, демонстративно прямой «кеглеобразной» структурой — с неправильной формы верхушкой, утолщением посредине и сужающейся книзу. На северо–восточной (справа) части фотографии, сделанной аппаратом «Лунар Орбитер–III», имелась странной формы тень от этого удивительного объекта — зеркальное отображение поразительной (и имеющей большое значение) уникальной морфологии Фрагмента. Хорошо различимая тень точно соответствовала географии местности, на которой стоял Фрагмент (древний лунный хребет). Кроме того, тень также соответствовала месяцу, углу камеры и реальному углу падения солнечных лучей, освещавших этот объект, когда был сделан снимок: середина февраля 1967 г.

Именно эта тень — более чем все прочие аспекты этого объекта — в глазах наших экспертов усиливала аномальность Фрагмента как лунной структуры, вероятно, искусственного происхождения.

Высота и форма этого объекта — неровный шпиль более полутора миль в высоту — также убедительно свидетельствовали о более позднем его происхождении в сравнении с очень древним, сглаженным и размытым лунным ландшафтом. Расположенный на юго–западном периметре Срединного моря напротив большого древнего кратера, называющегося Фламмарион, Фрагмент по какой- то причине смог противостоять законам энтропии, которые, по данным геохимического и изотопного анализа возраста, переданным миссиями «Аполлон», разрушали окрестности в течение нескольких геологических эр. Этот «непрекращающийся метеоритный дождь» при условии отсутствия «недавней» геологической активности должен был превратить объект в груду камней, неотличимых от всего ландшафта, миллиарды лет назад — однако он наперекор всему по–прежнему стоит.

Были и другие важные признаки того, что Фрагмент — на самом деле реальный объект, стоящий вертикально на поверхности Луны вопреки гравитации. Один из них — это его расположение по вертикали, в отличие от «зерна» на пленке; второй — высокая внутренняя «геометрическая» «организация» (ниже).

Необыкновенная структура, которая убедительно подтверждает первое впечатление «искусственности», состояла из повторяющихся сложных внутренних кристаллических форм, видных на всем объекте; Хогленд на компьютере произвел еще одно увеличение дополнительных увеличенных снимков, сделанных с негативов III-84M, что помогло выявить удивительную внутреннюю структуру, состоящую из отражающих свет кубических — возможно, шестиугольных — геометрических «ячеек», сильно поврежденных, однако по–прежнему явно видных.

Оценка разрешения, основанная на геометрии изображений, полученных с «Лунар Орбитер», указывала, что «размер ячейки» этой геометрической структуры должен быть как минимум в несколько раз больше разрешения улучшения изображения (около семидесяти метров). Более того, этот видимый геометрический рисунок не исправлялся ортогонально (как это происходило бы, если бы это было аспектом прямолинейного рисунка компьютерных пикселей при компьютерном сканировании или на дисплее), а как будто бы определялся устойчивой внутренней характерной архитектурной структурой внутри самого объекта.

Наконец, эту необыкновенную структуру пересекали несколько совершенно вертикальных линий — с частицами и кусками более светлого материала, по прежнему висящими на этих вертикальных «линиях» вне главной высшей точки Фрагмента — как будто на отдельной жесткой цементирующей среде, окружающей эту сверхэкзотическую лунную структуру.

Оставалось такое общее впечатление, что это — сложный стеклообразный разный по размерам искусственный объект, сейчас сильно поврежденный в процессе очень длительной метеоритной бомбардировки.

Поскольку оспаривать наличие отбрасываемой Фрагментом тени, а следовательно, и само существование объекта (что можно считать доказанные в силу вышесказанного), было практически невозможно, некоторые критики стали искать альтернативные объяснения его присутствия на снимке LO- III-84M. Предполагалось, например, что Фрагмент может являться кратковременным явлением «выброса газа», удачно попавшим в объектив камеры космического аппарата. Хотя совсем сбрасывать со счетов такую возможность было нельзя (учитывая, что не так уж далеко от этого места, в кратере Альфонс, в 1958 г. Николай Козырев сделал наблюдение именно такого явления, получившее самое широкое признание), отсутствие какой бы то ни было диффузии вокруг четко различаемых граней Фрагмента — и явное наличие внутренней геометрии — свидетельствовало все же против такого объяснения.

Однако в пользу реальности существования Фрагмента имелся еще один, даже более весомый довод, находившийся прямо на том же снимке LO- III-84M: наличие «Башни»…





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх