Краткосрочные изменения амплитуды

Этот же аспект модели, но в меньшем масштабе, может использоваться и для того, чтобы сделать еще один прогноз. В нашей Солнечной системе все планеты — «гиганты» имеют настоящий эскорт, состоящий из дюжины спутников: один или два главных (размером примерно как планета Меркурий) и нескольких других, меньше нашей Луны по массе и диаметру, а также множество живых объектов. Из- за «эффекта рычага» в расчетах вращательного момента маленький спутник, движущийся по далекой орбите (или под крутым углом относительно плоскости вращения планеты), может оказывать непропорциональное влияние на уравнение «общего вращательного момента» достаточно взглянуть на Плутон и Солнце.

Даже сейчас четыре основных спутника Юпитера (общая масса которых составляет около 1/10000 массы самого Юпитера) во время цикла сложного взаимодействия на орбите, как известно, вызывают изменяющееся во времени поведение ряда хорошо известных феноменов Юпитера — включая «аномальные» перемещения Большого красного пятна по широте и долготе.

Как сообщил в ООН в 1992 году Хогленд, Большое красное пятно (GRS) - загадочный вихрь, более 300 лет наблюдающийся на пресловутых 19,5° южной широты с точки зрения геометрии вписанного тетраэдра и проблемы двадцати семи линий — это классический «признак» действия гиперпространственной физики в пределах Юпитера (ниже).

Десятилетия наблюдений за аномальными перемещениями этого Пятна, точно синхронизированными с вполне предсказуемыми движениями самых больших лун Юпитера, открытых Галилеем, ясно указывают, что эти перемещения не являются результатом обычных гравитационных или приливно–отливных взаимодействий, учитывая относительно небольшие массы лун в сравнении с самим Юпитером. Правильнее сказать, они, по всей вероятности, следуют моделям Максвелла, Шустера и Уиттекера. Это результат мощной гиперпространственной модуляции от изменяющейся геометрической конфигурации этих спутников. Это длинный рычаг вращательного момента и гармонический торсионный резонанс постоянно изменяющейся вихревой напряженности (состояние торсионных полей) в недрах Юпитера, который вызывает изменения Большого красного пятна.

Итак, гиперпространственный тест номер три: найти небольшие, кратковременные амплитудные колебания уровней инфракрасного излучения всех планет–гигантов, синхронизированные (как атмосферные движения Большого красного пятна на Юпитере, по–прежнему загадочные, однако явно носящие циклический характер) с движением лун по орбитам и их пересечением, и/или движением этих внешних планет относительно других основных членов Солнечной системы.

Подтверждение наличия кратковременных колебаний в выработке инфракрасного излучения на протяжении нескольких часов (или даже дней) - синхронизированных с периодами обращения спутников планет — было бы прекрасным примером того, что все общепринятые объяснения находятся в затруднении, а гиперпространственная модель заслуживает более подробного рассмотрения. Увеличение или уменьшение выработки в течение нескольких лет и десятилетий (как следует из истории наблюдений инфракрасного излучения Юпитера, от Фрэнка Лоу до Кассини) поддержало бы долговременную планетарную модуляцию этого внутреннего высвобождения гиперпространственной энергии. Конечно же, на самом деле обе совокупности модуляций должны происходить одновременно — и которые при наблюдении легко разделить при помощи компьютерный программы наблюдений при условии, что кто- то попытается это сделать.

Такие меняющиеся взаимодействующие напряженности на границе гиперпространства и «обычного» космоса (в гиперпространственной модели), вероятно, могли бы дать объяснение загадочным «штормам», которые время от времени внезапно возникают и пропадают в атмосферах нескольких внешних планет. Одним из ярких примеров является сокращение и практическое исчезновение Большого красного пятна на Юпитере в конце 80- х; еще один пример — внезапное появление на Сатурне «события» планетарного масштаба, сфотографированного космическим телескопом «Хаббл» в 1994–м — сверкающего облака, выброс которого произошел на 19,5° северной широты (где же еще?); еще один — ураган «19,5» на Юпитере Большое темное пятно — «сейчас видно, потом — нет».

И еще одна, самая последняя загадка Солнечной системы, ставящая в тупик теоретиков из НАСА, внезапное формирование второго красного пятна, прозванного «Младшее», на Юпитере в 2006 году. Этот огромный (размером с нашу планету) атмосферный вихрь в течение трех недель был образован слиянием трех малых вихрей (каждый размером с Марс) и затем также начал превращаться в «красное, как Большое красное пятно», НАСА же, как известно, не имеет представления (что для него является обычным) о том, что же на самом деле происходит…

Поскольку в НАСА превалирует мнение о том, что избыток инфракрасного излучения, вырабатываемого планетой, все время должен быть постоянным, никто не стал утруждаться поиском взаимосвязи между подъемом или спадом излучения внутренней энергии и (как теперь доказано и документально подтверждено) полупериодичностью возникновения этих «штормов». Хотя это следовало бы сделать.

Представление о том, что изменяющаяся конфигурация членов систем планет (или звезд) в сравнении с «первичной» может влиять на их общую выработку энергии, является революционным для современного образа мыслей, однако далеко не беспрецедентным.

Существуют хорошо известные долговременные и по- прежнему загадочные изменения, связанные с самыми большими в непосредственной близости от нас «гиперпространственными воротами» — Солнцем.

Совокупность изменений, происходящих на Солнце, включает в себя множество феноменов, происходящих на его поверхности — солнечные вспышки, корональные возмущения, выброс вещества и т. д. Это называется «цикл пятен на Солнце», поскольку несколько одновременно существующих «пятен» (низкотемпературные вихри, которые при возникновении выглядят темнее на фоне более горячей солнечной поверхности) растут и уменьшаются в течение примерно 11 лет. Полное изменение магнитной полярности Солнца занимает два полных цикла пятен на Солнце, т. е. полный «солнечный» цикл составляет немногим более 20 лет.

В 40–х годах «Радиокорпорация Америки» (RCA) наняла молодого инженера–электрика Джона Нельсона для того, чтобы попытаться улучшить надежность коротковолновой радиосвязи вокруг Земли. Было известно, что эти радиопередачи более надежны в «перерывах» в солнечной активности, связаной с «пиковыми» годами активности пятен.

К своему удивлению, Нельсон быстро обнаружил, что возникновение и исчезновение радиопомех связано не только с циклом пятен на Солнце, но и с движением основных планет Солнечной системы. С возрастающим удивлением он также выяснил, что имеется часто повторяющаяся, по существу астрологическая взаимосвязь между четкими орбитами планет (в особенности, Юпитера, Сатурна, Урана и Нептуна, на долю которых приходится почти весь известный вращательный момент Солнечной системы) и выбросами, происходящими на Солнце и вызывающими радиопомехи.

Гиперпространственная модель дает полное теоретическое объяснение — «рычажный механизм» — этих наблюдений, которые, хотя и произведены RCA несколько десятилетий назад, и сегодня по–прежнему приводят в замешательство многих астрономов. В сущности, Джон Нельсон повторно открыл не что иное, как «гиперпространственную астрологию» — изначальный, очень древний вращательный момент, лежащий в основе действительного воздействия Солнца и планет на нашу жизнь.

Нельсон также «повторно открыл» кое- что еще: «Следует отметить, что в 1948 г., когда Юпитер и Сатурн находились на расстоянии 120°, а солнечная активность была максимальной, среднее качество радиосигнала было намного выше, чем в 1951 г., когда Юпитер и Сатурн были на расстоянии 180°, а солнечная активность — на минимуме. Другими словами, кривая среднего качества радиосигнала следовала за кривой дуги Юпитера и Сатурна, а не за кривой пятен на Солнце…».

Эти наблюдения, которым уже не один десяток лет, очень красноречивы, Они не только подтверждают, что Юпитер и Сатурн — это первичный «привод» известных циклов активности Солнца (в гиперпространственной модели), но и четко указывают на дополнительное прямое воздействие меняющегося углового взаимоотношения этих планет на электрические свойства ионосферы Земли. Разумеется, это важно при изменении планетарной геометрии, влияющей не только на Солнце, но одновременно и на другие планеты, — почти так, как говорят «обычные» астрологи, т. е. через Максвелловы «изменяющиеся скалярные потенциалы».

Таким образом, только гиперпространственная теория:

1. Указывает на глубокий смысл простого астрономического факта, заключающегося в том, что «хвост виляет собакой» — т. е. в данной физике планеты могут оказывать решающее воздействие как на Солнце, так и друг на друга благодаря непропорциональному соотношению общего вращательного момента Солнечной системы — более 100 к 1 — в пользу (известных) планет.

2. Имеет точный физический механизм — при помощи Максвелловых «изменяющихся кватернионных скалярных потенциалов» — с учетом аномального влияния вращательного момента планеты.

В 1992 году в ООН была публично определена явная геометрическая причина всего гиперпространственного процесса, связанного с Солнцем: максимальное количество пятен (больших, сравнительно «холодных» вращающихся завихрений, появляющихся на поверхности Солнца), поднимающихся, опускающихся и систематически меняющих широту в течение уже упоминавшегося двадцатидвухлетнего солнечного цикла — и достигающих пика в точке полуцикла (около одиннадцати лет) на широте 19,5° на Солнце.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх