Семь человек и четырнадцать мнений

7 октября 1989 года.

Был у Кагановича. В 17 часов приехал к нему. Ему 96-й год.

Выглядит неплохо. Серая рубаха навыпуск — наподобие френча.

Те же костыли.

Рассказал ему новый анекдот.

Вопрос.

Что нужно для того, чтобы выйти из партии?

Ответ.

Три рекомендации от беспартийных.

Каганович тут же спросил: — А что нужно для того, чтобы восстановиться в партии?

Лазарь Моисеевич рассказал, как его в 1925 году посылали работать на Украину:

— Я был у Фрунзе. Он мне говорит: «Я очень боюсь за вас. Я хорошо знаю Украину. Вы человек способный, они вас там съедят.

Я Сталину это рассказал. Он говорит: — Ничего они вас не съедят. У них в Украинском Политбюро семь человек и четырнадцать мнений.

— Как же так, товарищ Сталин, семь человек и четырнадцать мнений?

— Сначала один расходится с другим, а потом расходится с самим собой, — ответил Сталин.

— То же самое у нас в Союзе писателей, — заметил я.

— Карпов как?

— Старается всех примирить.

Говорим о Бондареве, его объединении «Единство», о Распутине, Солоухине, Адамовиче…

— Ленин уже плохой. В Ярославле молодой поэт выпустил сборник стихов на свои деньги, там есть такие строки:

В мавзолее лежит людоед.

Или строка:

Коммунизм — это есть соловецкая власть
Плюс, когда всем все до лампочки.

Или:

На подсолнечном Марксе.

— Видите, — говорит Каганович, — Ленин еще в восемнадцатом году написал статью о том, что эсэровского у нас много.

— Говорят, не надо было коллективизировать сельское хозяйство. Сталин, Молотов, Каганович — негодяи.

— А есть те, кто противостоит?

— Есть. Но многие боятся вылазить. Положительное о Сталине — нельзя. Дескать, это безнравственно. Принес в «Москву» очерк о Молотове, Алексеев говорит: — Давай подождем, когда народ поумнеет.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх