«Жидив нэ хватэ!»

Я рассказал Кагановичу анекдот, над которым в свое время смеялся Молотов. Нина Петровна Хрущева повезла сдавать на приемный пункт поросенка в коляске, а навстречу идет Молотов. Заглянул в коляску: — Это ваш внучек? Вылитый дедушка!

Лазарь Моисеевич, в свою очередь, рассказал мне один из анекдотов, сочиненных Мануильским. Лектор делает доклад о том, что революции будут вспыхивать повсеместно и коммунизм победит. В первом ряду сидит дед и время от времени говорит: — Ни, цёго не будэ! — Лектор обратился к нему: — Почему? — Жидив нэ хватэ, — ответил Дед.

— В его понимании революцию должны делать только евреи! — раскатисто хохочет Каганович.

С моей стороны последовал анекдот о лекторе, говорившем об ускорении и перестройке, а такой же дед из первого ряда произносит время от времени одну и ту же фразу: — Люминий надо лить!

— Почему люминий? Какой люминий? — вопрошает лектор.

— Люминий лить, самолеты делать и улетать отсюда к чертовой матери!

— Это уже диссидентский анекдот, — делает вывод Каганович. — У Маркса современная политическая теория, — продолжает он. — Ну, конечно, приспособления много к Марксу. — У Маркса есть очень мудрая мысль. В одном письме к Энгельсу он писал, когда они принимали обращение ко Второму интернационалу: можно иногда другим языком, но выражать те же мысли. Коммунистический манифест — там язык более прямой, штыковой, а обращение ко Второму интернационалу было более покладистым…

— Мне понравилось ваше выражение: человек с переднего хода и с черного хода.

— Ты сейчас на ходу рождал какие-то мысли, — говорит Мая Лазаревна отцу.

— Есть такие ловкачи, — говорит Каганович, — которые только так — с черного хода. У каждого был свой черный ход. У Пушкина, у всех.

— Пушкина бы из комсомола исключили, — говорю я.

— В Достоевском отдельные черты тоже, наверно, были малопривлекательны…





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх