ОТВЕТ НАШИМ ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫМ КРИТИКАМ

Эта глава следует непосредственно за главой «Необходимое вступительное слово». Еще один очень популярный литератор приятель автора пишет ценные критические замечания на сердцевину книги, включающую в себя все портреты революционной шпаны и текст книги начиная с главы «С развернутыми знаменами» и до главы «Немец-Перец-Колбаса» (но не включая эту главу). Очень важно хоть кратко ответить разбитному критику в самом начале книги. Критик пишет: «Лучше бы про императрицу не писать — просто не нужно». Про «государство диких» и пр. - зря. Тоже не нужно и, даже, просто вредно».

Автор должен сказать, что проклятых современников никак нельзя сделать историками или понимающими великое значение истории для будущего строительства России. Авторы тридцать лет изучали причины русской революции и, если они нашли, что наша императрица была до некоторой степени германофилкой, почему бы авторы должны скрывать это от историков и современников? Это относительно императрицы. Касательно «государства диких» читатель сам поймет, что наши враги почти столетие тому назад (концерн масонских государств) стали дисциплинировать многомиллионную громаду масонов на их еженедельных собраниях. Если тридцатилетнее изучение этого вопроса показало, что отсутствие у нас подобной лее тайной жестоко дисциплинированной группы привело Россию к поражению, то почему бы авторы стали кривить душой и умалчивать о превосходном оружии наших врагов, заставивших нас преждевременно прекратить войну и бросивших нас в болото коммунистического сифилиса? Авторы смело приводят свои выводы многолетнего изучения этого вопроса и говорят, чтобы прекратить в будущей национальной России состояния «государства диких» нам надо будет скопировать масонские ложи и организовать, скажем, Христианские ложи по типу масонских. Тогда наше оружие поравняется с таковым же масонских стран.

О портретах революционной шпаны, критик пишет: «Не знаю зачем они? Что такая шпана была — все знают. А портреты вовсе

не так и характерны. Загрузка и балласт. Написано очень живо, но, по-моему, никакого отношения к серьезной теме не имеет».

Вот уж, поистине, дядя Савостьян не узнал своих крестьян. Портреты Сталина, Тенеромо, анархиста Калинина и солдата Фабриканта говорят сами за себя. В предисловии к портретам автор указывает, что портреты эти нарисованы с натуры с фотографической точностью, а во многих романах они, хотя и ярче и характернее, но выдуманы и фальшивы. Книга предназначена для патриотического воспитания и современников и потомков и для историков революции 1917 года.

Сам великий Ф. М. Достоевский когда-то сказал, что для того, чтобы тот или иной тип или герой произведения получился очень красочным, надо к действительности прибавить фантазии. Самым тусклым из всех восьми типов является «Девушка-сорванец». Если бы автор прибавил фантазии в описании этого портрета, то можно было сделать так, что читатели плакали бы навзрыд или хохотали бы поджав животики до упада. Это была бы фальшивка. После освобождения России от коммунистического зла в России каждое лето в течение, скажем, трех дней ежегодно будет праздноваться Национальный Русский праздник. Это будет что-то вроде теперешнего дня непримиримости, но в гораздо более широком масштабе. Это будет своего рода антикоммунистический и антисоциалистический праздник и поминовение жертв проклятого коммунистического владычества. На этих праздниках на всех собраниях будут читаться и цитироваться книги и другая литература, где описывается гибель миллионов ни в чем невинных россиян под проклятым игом коммунизма. Тогда-то на чтениях в дни Национального Русского праздника часто будут читаться эти восемь портретов революционной шпаны. Тогда им будет дана совсем другая оценка, чем та, которую дают наши предварительные критики теперь, перед напечатанием книги. Тогда, в будущем, слушатели поймут и ужаснутся, когда лектор процитирует описание всей шайки революционной шпаны и люди увидят какую отвратительную коллекцию криминальных типов являют собою правители при крайних социалистах-марксистах или при коммунистах. Один становится диктатором и губит десятки миллионов невинных людей, второй — чекистом, третий — драматургом, четвертый — правителем двухсоттысячного города, пятый — митинговым оратором и т. д.

На этих торжествах Национального Русского праздника по вечерам на лекциях а днём пляски и веселье на улицах.

(Русский народ уже обучался всему этому в фильме «Кубанские казаки». 1949 год. Но эмиграция не в курсе. Прим. Стол.) лекторы будут с омерзением вспоминать как пресмыкались перед убийцами миллионов русских людей разные подхалимы и мерзавцы от литературы.

Например, как один заправский советский поэт от его идиотского избытка чувств написал в годовщину смерти первого душегуба России Ленина следующее стихотворение:

«Спи ты, Ленин, вождь прекрасный,
Баюшки баю.
Тихо смотрит месяц красный
В мавзолей твою».

Это стихотворение было помещено в столичной газете с большим тиражом (хотя и принудительным).

В провинции же во время пляски под гармошку и «Саратовскую матаню» плясуны и куплетисты будут вспоминать проклятый коммунистический режим такими, примерно, частушками:

«В шесть часов десять минут
Пришёл Ленину капут,
И не стало подлеца . . .
Ланца дрица а ца-ца».

Критик пишет: «ВРЭС — интересная тема. Но почему Вы думаете, что вот, прочтя про него — все так сразу и кинутся проводить её в жизнь. Напрасно уже теперь делать себя «пожизненным председателем союза». Ваша личная марка имеется в области «Народной медицины», но никак не в области политики и экономики. Таким жестом Вы сразу возбуждаете подозрение, что Вам хочется «подкормиться» возле такого ВРЭС. А это — опасно».

Приходится ответить, что возглавление зарубежной организации не обещает подкармливания, а обещает много каторжной работы. Не раз упомянуто в тексте книги, что все современные эмигрантские организации — гнилые и тухлые и, если бы автор пришел в любую уже существующую организацию, то ему сказали бы: «присоединяйтесь к нашей организации, мы уже почти сорок лет сидим на чемоданах и ждем, что вот-вот какой-нибудь иностранец свергнет власть коммуны на нашей родине и мы поедем в Россию. Мы уже просидели верхние крышки чемоданов наших до дыр, но мы дадим Вам новый чемодан и его Вам хватит на много лет…»

Критик пишет: «Закон естественного подбора — не к месту — отдельная теоретическая тема — при чём тут «Тайны мировой политики»?

Следует отметить, что слона-то критик и не приметил. Глава о законе естественного подбора — самая главная глава всей книги. Вся жизнь людей на нашей планете регулируется этим великим законом. Каждый государственный деятель и каждый школьник должен знать этот закон назубок. Автор буквально ошеломлён таким профанским подходом к трактату этой главы столь, казалось бы, разбитным критиком.

Видимо, придется называть книгу: «Тайны русской революции и будущее России» с подзаголовком «Тайны мировой политики» … Для того, чтобы докопаться до тайн русской революции надо покопаться в сотне различных тем и событий, на первый взгляд касательного отношения к описываемой теме не имеющих.

Критик пишет: «Субботники и воскресники — направлены частично против церкви и вызовут сразу лее оппозицию наших батей — а они ведь, пока что сильнее Вас».

Большинство эмигрантов напоминает собак, зараженных водобоязнью: одни на вас шипят и предостерегают не писать против священников или их нежелания отпустить их паству на работы по освобождению России от власти красного сатаны, другие — просят не писать ничего против масонов, третьи — предостерегают вас не писать о германофильстве императрицы, четвертые — не писать против евреев. Пятые — не писать против немецкого засилья. Шестые — не касаться распутинской истории. Седьмые — не писать ничего против католиков. Восьмые — не быть щедрым на похвалы за что-либо Гитлеру или Муссолини. Если всего этого не касаться, то из вашего произведения получится только «тришкин кафтан», да и самый-то кафтан будет отсутствовать, а получатся только одни рукава от кафтана.

Критик замечает: «При чём также критика марксизма? Он и без того у нас сидит в печёнках, и доказывать его несостоятельность, значит, ломиться в открытую дверь».

Придется ответить, что эта книга для русского эмигранта-активиста будет служить своего рода катехизисом и путеводной звездой в особенности для молодежи и в случае возвращения на освобожденную от большевиков родину. Вот что пишет в брошюре «3адачи будущей России» инженер путей сообщения И. В. Лосев:

« Без знакомства с политической экономией, русский эмигрант, если он вернется в Россию, окажется беспомощным. Любой комсомолец его заклюёт в споре. Получится повторение ужасной картины русской революции, когда русские люди оказались жалкой игрушкой в руках социалистов, а потом большевистских ораторов. Читая курс политической экономии, надо, однако, считаться, что большинство таких книг написано с сильным марксистским уклоном и потому односторонни».

Во Франции в свое время гильотина отрубила башки сотням тысяч французов, и, казалось бы коммунизм должен был также находиться глубоко в печёнках каждого француза, однако, в последнее время этих коммунистов развелось во Франции 33% Знавал автор на Дальнем Востоке техника Бориса Николаевича Авксентьева. В студенческие годы он был социалистическим «букой», но вскоре осознал всю пагубность программы социалистов и стал завзятым монархистом, строителем государства Российского.

Во время адмирала Колчака и Керенского Авксентьев набил руку на том, что переубеждал социалистически настроенных рабочих больших сибирских городов, доказывая им всю несостоятельность программы социалистов-марксистов. Как бывший сам несколько лет социалистом и революционером, Авксентьев знал все слабые стороны социалистической программы. Он часто говорил социалистам: «А предположим, что мы уже достигли стадии полного социализма и живем по-социалистически. Так скажите: будет при полном социализме полиция или не будет?» — Обыкновенно отвечают социалисты, что не будет. Тогда Авксентьев настаивает: «А как же будут справляться с сумасшедшими, ненормальными субъектами и маниаками и пр., которые часто гоняются за нормальными гражданами?» Обыкновенно, припертый к стене социалистишко сознается, что полиция будет. Авксентьев много таких «каверзных» вопросов знал и разбивал в диспутах всех своих оппонентов из социалистического лагеря.

Критик также проморгал, что цитируемая статья доказывала несостоятельность самого главного центра марксистской программы и что эта несостоятельность теории Маркса была преломлена в конце главы через призму закона естественного подбора в том его виде, о котором еще не писал ни один автор политической экономии.

В дальнейшем критик делает целый ряд совершенно неумных заметок, о которых не стоит и упоминать. В самом конце своей критики критик пишет: «А в общем для серьезной книги, кроме главы ВРЭС, я пока не прочел ничего. Тему о ВРЭС лучше бы поставить на страницах нашей прессы, иначе она пройдет незамеченной вообще. Да и ВРЭС — тема незаконченная: что, собственно, будет с деньгами? Как, куда и кто их будет употреблять? Деньги нужны, но не Вы же, в самом деле, будете ими распоряжаться? Сейчас вот собирают деньги в казну великого князя Владимира. Туда каждый даст свой доллар — ему верят и поверят. Но кто поверит в честность людей, начавших ВРЭС? Кто будут люди, которые будут двигать дело совместно с Вами? Есть ли такая группа, которой эмиграция доверила бы ведение экономики союза? Одной книгой без прессы Вы не заинтересуете эмиграции. Да и нужно иметь поддержку крупнейших организаций — а поддержат ли они эту акцию???»

Приходится ответить критику, что он дал очень ценную идею пропустить идею ВРЭС через большую прессу эмиграции. Это и будет сделано. Главная суть в том, что критик еще не прочел огромную главу «О дополнительных сведениях о ВРЭС». Если бы он ее прочел, его критика была бы совсем иной.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх