Загрузка...



Глава XIII

МЕГАЛИТЫ В РЕТРОСПЕКТИВЕ

В 1930-х годах влиятельный Гордон Чайлд определил начало самого раннего европейского неолита примерно в –2700, а британского и скандинавского примерно –2400. Таким образом, после длительного мезолитического периода неолит в Северо-Западной Европе начался лишь с небольшим интервалом до начала бронзового века, примерно в –1400. И эта идея прочно утвердилась по крайней мере на два десятилетия.

Вместе с тем, по имеющимся на сегодняшний день свидетельствам, земледелие, оказывается, распространилось в Британии еще до –1400. Если ранние неолитические землепашцы Британии и использовали большие морские суда, то они исчезли без следа, так как никаких остатков таких судов до сих пор не найдено. Также неизвестно, как новые иммигранты взаимодействовали с местным мезолитическим населением, которое приходило в Британию из материковой Европы и покидало ее, пока перемычка земли не исчезла под напором наступающего моря примерно в –6000.

Среди неолитических культур Северной Европы можно выделить так называемую культуру Виндмилл-Хилл в Южной Британии, но она все же не относится к самому раннему периоду британских неолитических поселений. При этом самые ранние из признанных британских земляных сооружений, causewayed camps, определенно связаны с народами Виндмилл-Хилл. Эти поселения представляют собой некую археологическую загадку. Хотя они имеют вид больших ограждений, окруженных прерывающимися рвами, которые на первый взгляд очень напоминают оборонительные сооружения, скорее всего, это были места общих сборов племени либо загоны (коррали) для скота. Также связанными с длинноголовыми людьми Виндмилл-Хилла считаются знаменитые длинные курганы, содержащие различные погребения. Меловые отложения Даунз Южной Британии стали особым местом для сооружения таких длинных курганов.

Другие британские неолитические культуры были названы вторичным неолитом. Это название определяло процесс обмена идеями и хозяйственной технологией между «местным» британским мезолитическим населением и «первичными» иммигрантами – неолитическими народами Виндмилл-Хилла. Однако основа, на которой зиждилась эта идея, так никогда и не была точно установлена. Приписываемую так называемому вторичному неолиту керамику часто называют стилем керамики Питерборо, но вместе с тем существует несколько других видов керамической посуды, ее подвиды и стили, детально описанные археологами.

Большие мастерские по изготовлению каменных топоров в Британии, наиболее наглядно представленные в Вестморленде и Карнарвоншире, также относят ко вторичному неолиту, как и начало строительства мегалитических гробниц. Ранее считалось, что начало ему положило диффузионистское религиозное влияние. Еще до середины 1960-х годов некоторые историки яростно утверждали, что идея использовать большие камни для сооружения гробниц в Европе, по всей видимости, «приходила» людям независимо и неоднократно и, возможно, первое появление таких гробниц в Северной Европе могло быть скорее местной инновацией, чем результатом постороннего влияния.

В европейском неолите до сих пор присутствуют различные культы матери-богини плодородия из верхнего палеолита и мезолита. Гробница Ньюгрейв в Ирландии демонстрирует различные декоративные спирали, шевроны и другие мотивы, но особое практическое значение имеют мотивы lozenge oculi («глаза богини»), впервые появившиеся в контексте верхнего палеолита и указывающие на очень долгую и широко распространенную традицию культов плодородия матери-земли/кормилицы-богини Венеры.

Между британским неолитом и культурой Уэссекса раннего бронзового века мы не видим никакой четкой разделительной черты. Вместо этого там присутствует нечетко определенный переходный период, который, вероятно, охватывает различные фазы строительства Стоунхенджа. Бронзовый век был свидетелем так называемых культур Бикера (колоколовидных кубков) и их курганов, которые, как считается, определяли порог бронзового века в Западной Европе. В частности, народности Бикера представляют собой переходный горизонт «от камня к бронзе» в рамках признанно простой системы трех веков. Считается, что именно народы Бикера впервые привнесли бронзу в Британию, но больше всего их помнят за характерные, привлекательно украшенные, обожженные сосуды для питья, тесно связанные с их захоронениями. Вместе с тем керамика Бикера порой является современницей артефактов вторичного неолита и монументов в стиле «хендж».

Монументы типа «хендж» конечно же являются самой приметной чертой ландшафта древней Британии. В 1963 году археолог Хэмфри Кейс поставил под сомнение традиционную интерпретацию так называемых объектов «хендж», найденных в большом количестве в Оксфордшире. По мнению Кейса, они представляли собой скорее жилые поселения, а не церемониальные круги, как в то время принято было считать. При этом часто упускается из виду, что Гордон Чайлд в 1940-х годах тоже предполагал, что мнимые «круговые рвы» имели бытовое предназначение. В одном только Оксфордшире имеется несколько сотен «хендж» и круглых рвов, найденных только с помощью аэрофотосъемки. Сейчас бытует мнение, что эти «хендж» и круговые рвы являлись скорее жилыми комплексами, относящимися к неолитической полуоседлой пасторальной деятельности человека, чем церемониальными сооружениями[30]. Проблема объектов типа «хендж» и круговых рвов демонстрирует тот случай, когда археологи, как и астрономы, при формулировании своих идей часто упускают из виду тот факт, что деятельность доисторических сообществ сводилась главным образом к экономическим/бытовым вопросам. Создается впечатление, что и археологи, и астрономы зачастую считают, что практически все древнее должно быть связано с церемониальной и глубоко «научной» деятельностью. Ярче всего это видно в исследованиях шумерских, египетских и вавилонских обществ, где некоторые астрономы рассматривают все с точки зрения астрономии, математики и космологии, в то время как сами тексты неоспоримо и в подавляющем большинстве говорят о более приземленных мыслях древнего человека, связанных с экономикой, домашним хозяйством или социальными проблемами.


Предположительно отсутствие жилищ на британском ландшафте показывает, что бритты добронзового и железного века были скотоводами, и поэтому сооружения типа «хендж», круговые рвы и другие крупные земляные сооружения являются единственными свидетельствами их домашней/сельскохозяйственной деятельности. Тот факт, что густо поросшие меловые отложения Даунз за последние 4000 лет бесспорно уплотнились, возможно даже на 60 см (24 дюйма), еще больше затрудняет поиски британских доисторических древностей.

Что же представляли собой деревянные «хендж» в более древней «мегаксилической» культуре, которая предшествовала, а затем и переплелась с каменной культурой? Являлись ли эти «хендж» «обсерваториями», святилищами или жилищами? Каково было главное назначение великого неолитического кургана в Силбери-Хилл, который Флиндерс Питри однажды назвал, и довольно справедливо, британской пирамидой: немой мемориал вождю, платформа для обсерватории или специальный маркер? Вертикально стоящие камни и каменные круги действительно могли быть обсерваториями в том смысле, в каком их освещают теории, изложенные в предшествующих главах, но имеются ли другие, возможно более прозаичные мысли относительно их назначения? Несмотря на огромное количество свидетельств в поддержку астрономических теорий, сегодня невозможно сбрасывать со счетов и другие церемониальные/фаллические/земледельческие интерпретации этих сооружений. Сравнительные исследования на самом деле могут перевесить чашу весов в пользу этих простых, приземленных объяснений[31]. Идея соединить погребальные каирны и круги с фаллическим культом широко поддерживалась прежде: считалось, что сам круг можно интерпретировать как символ йони, а менгиры – лингама. Мегалиты, найденные в Ассаме, явно были связаны с широко распространенным фаллическим культом плодородия. Ориентировки там представлены мужскими и женскими камнями, объединенными в группы. Менгиры в Ассаме также связаны с усопшими соплеменниками и символической памятью о «жизненной сути» врага. Интересно отметить, что в том же регионе клан Черама в Нага-Хиллз определял свой годовой календарь сельскохозяйственных работ, внимательно наблюдая за восходами Солнца над отдаленной грядой горных вершин, что позволяло ему также определять солнцестояния.

Не раз выложенная камнями Великая авеню в Эйвбери трактовалась с точки зрения сексуальности/плодородия. Предположительно, камни авеню составляли определенные пары (женский и мужской?), и каждый камень имел характерную форму. Относительно вертикальной колонне противостоял камень в форме бриллианта, установленный одним углом в землю. Грубо вырезанная богиня матери-земли типична для тех, которые были обнаружены в Виндмилл-Хилле, Краймз-Грейвз и Мейден-Касл, и также свидетельствует об увлечении древних идеей сексуальности/плодородия. Фигура горного человека железного века, Церна, несет в себе яркий фаллический оттенок. Однако в западной культуре неолита такие явления довольно редки, как и меловые фаллосы, тесно связанные с культами плодородия. Археологи и антропологи, вооружившись всевозможными аппаратами, напоминающими оснащение астрономов, свободно отдаются спекулятивному полету фантазии, когда предполагают, что Пяточный камень Стоунхенджа и аналогичные солнечные целевые маркеры в других местах представляют собой лишь фаллические символы, расставленные таким образом, чтобы продемонстрировать силу Солнца, способного улучшить жизнь или стимулировать рождение, когда оно поднимается над ними в середине лета. В таком же русле предполагалось, что подковы трилитов и голубых камней в Стоунхендже символизируют материнскую утробу, вход в которую ориентирован на Солнце – источник жизни, а яйцевидные круги или «кольца» построены так, чтобы олицетворять яйца – самый яркий символ плодородия и деторождения.

Археологом, который мог уловить свободный полет фантазии астрономов, был Т.С. Летбридж, который в свое время изучал англосаксонскую археологию в Кембридже и которого его коллеги археологи любовно и эвфемистически называли «одаренным богатым воображением». Некоторые его идеи напоминали мысли Альфреда Воткинса, особенно те из них, которые были связаны с предположительным открытием горных фигур возле Кембриджа, а также другие равно эксцентричные домыслы. В своей последней книге, опубликованной уже после его смерти, «Легенды сыновей бога» (1971), он выдвинул идею о том, что сыновья бога, о которых упоминалось в книге Бытие, были марсианами, которые приземлились (в «колесницах богов») в различных частях мира, а затем не смогли вернуться домой. По теории Летбриджа, мегалитические монументы Корнуолла и Бретани служили им навигационными маяками, и марсиане ориентировались по ним с помощью биоэлектрических токов, генерируемых возбужденными человеческими телами во время исполнения ритуальных танцев. Но надо отдать должное Летбриджу, который приписал в сноске: «После такого предположения читатели вполне могут причислись меня к разряду сумасшедших...» Он также верил в историю Готфрида Монмутского о том, что голубые камни были доставлены из Ирландии. Летбридж утверждал, что эти голубые камни были взяты из скалы, расположенной примерно в 15 милях к северу от Дублина, но оригинальный круг, который они составили, находился в Типперери.


Что же археологические записи могут добавить в положительном плане к общей картине различных типов погребальной практики, бытовавших в неолитическом обществе? В Западной Британии характерной чертой могильников является наличие каменной или органической камеры, зачастую скрытой под большим курганом. Такая практика работ неминуемо требовала мобилизации всех людских ресурсов. Вместе с тем многие из этих могильников явно использовались для последующих захоронений. Часто можно видеть, что могильники переделывались, чтобы отвечать изменившимся идеям и потребностям, как это происходило с «хендж» и круговыми монументами. В Восточной Англии, где строительный камень обычно труднодоступен, могильники сооружались из дерева и торфа. Оба типа могильников, подобно более поздним христианским фамильным склепам, позволяли помещать в них тела усопших в течение длительного периода. Со временем появились более сложные сооружения, которые стали следствием скорее социальных изменений, чем веянием моды. Такие изменения свелись к увеличению размеров камеры, что достигалось путем ее удлинения или дополнительного деления на сектора с помощью ям, вертикальных камней или столбов.

Разделенные проходы, возможно, отражают идею нового социального деления. В таких захоронениях четко виден подбор индивидуумов по определенным группам. Статистический анализ неолитических захоронений дает нам цифры, которые в своем номинальном значении указывают на то, что в конкретную эпоху в Южной Британии проживало всего несколько сотен человек. Однако, учитывая наличие свидетельств об интенсивном земледелии в ту же эпоху – интенсивном настолько, что некоторые регионы претерпели полное истощение и эрозию земли, – а также свидетельств об активной общественной деятельности, вполне можно предположить, что для всего этого требовалось гораздо более плотное население. На основе этого можно подсчитать, что, по всей вероятности, не более одного процента от данного населения имело привилегию быть погребенным в неолитическом монументе. Остальных, предположительно, хоронили каким-то другим способом, еще не определенным достоверно в ходе полевых археологических исследований.

Таким образом, свидетельства строительства гробниц для элитарного привилегированного класса указывают на существование иерархического общества. Среди найденных скелетов останки мужчин, женщин и детей находятся примерно в равных пропорциях. Останки младенцев встречаются значительно реже, что подтверждает идею о том, что маленькие дети не имели никакого социального статуса до достижения ими оптимального возраста. На основе вышеприведенных данных можно предположить, что в Северо-Западной Европе вполне могло существовать династическое общество. В настоящее время археологические записи не могут дать нам большего. Вместе с тем, основываясь на параллелях Древнего Египта, Вавилона и обеих Америк, разумно предположить существование такого важного элемента династического общества, как элитный класс жрецов-астрономов, чей интеллектуальный уровень был схож с предполагаемым уровнем строителей мегалитов.

Что же касается британского неолита, то у нас есть свидетельства о сезонных культах, представленных фигурками «Венер», найденными в нескольких местностях (см. выше). Но что же тогда можно сказать о таких свидетельствах, которые приводил Маршак в связи с объектами верхнего палеолита, – о так называемых цифровых свидетельствах, представленных костью с насечками «лунных нотаций»? В обществе британского неолита, как предсказывали Том, Хокинс, Ньюхэм и Хойл, вполне можно ожидать находок более мелких артефактов в поддержку теорий архитектурного характера. Совершенно очевидно, что любые деревянные свидетельства того времени уже давно могли сгнить. Но как же тогда быть с костью оленя? Такие кости находили в Стоунхендже и Эйвбери, но они были признаны инструментами и не имели никаких следов нумерации.

Вместе с тем на объекте типа «хендж» в Макси, возле Питерборо, были найдены две декорированные кости оленя. Обе кости были в некоторой степени обработаны, и до сих пор на них можно видеть следы шлифовки. Наиболее интересной их чертой является перекрестная (шеврон) декорация, состоящая из неглубоких насечек V-образного профиля, наполненных красной охрой. Ни один из рисунков не продолжается за преднамеренно обломанные концы. Третьим объектом является артефакт, изготовленный из ребра оленя и украшенный с внутренней и внешней стороны насечками шевронов, содержащих каменноугольный, напоминающий краску материал. На этом ребре также обнаружены некоторые царапины и другие следы полировки, которые могут остаться после ее подготовки к последующему применению.

Когда эти предметы были найдены, предполагалось, что они связаны со «священными» монументами и, возможно, служили некой ритуальной цели. Вместе с тем рисунки шевронов не сильно отличаются от тех, которые были найдены на доисторических и современных артефактах и, как считается, являлись вспомогательным средством для расчета лунных нотаций. Если растянуть вероятность до предела, то можно дойти до предположения, что они обозначают четверть или половину месячного цикла Луны. Хотя мотивы шевронов не встречаются на отдельных менгирах, в кругах или авеню, их можно встретить на камнях в ряде погребальных камер.

Долгое время прочным свидетельством высокого уровня социальной организации мегалитической культуры Британии был факт доставки голубых камней из Южного Уэльса на равнину Солсбери. Когда в 1923 году Х.Х. Томас блистательно проследил место происхождения этих голубых камней в горах Преселли, все подумали, что теория ледников Джадда получила смертельный удар. Однако в 1971 году этот вопрос снова возник на страницах Nature, когда Дж.А. Келлавей в своей переоценке имеющихся данных снова заговорил о наличии прочного доказательства, свидетельствующего о том, что голубые камни прибыли в долину Солсбери, а сарсены оказались поблизости от Стоунхенджа в результате ледниковых отложений.

Келлавей несколько лет изучал различные проблемы ледников в Южной Британии и заявлял, что, когда Английский (Эльстер) ледник вторгся в Бристольский канал, он покрыл большую часть холмов Мендип и Котсвольд. В результате наступления ледника в среднем плейстоцене сарсены и другие чужеродные породы остались беспорядочно лежать вдоль и за линией, соединяющей южную оконечность Кванток-Хиллз, Стентон-Дрю, Бат и северное окончание Марлборо-Даунз. Но сам же Келлавей отмечал, что в данном контексте Английское оледенение довольно неудачное название, так как оно связано с восточноанглийским его продолжением. Английское оледенение также покрывало прибрежный район Гемпшира и Суссекса с запада и принесло с собой сарсены и большое количество «инородных» отложений.

В одно время выдвигалась теория о том, что голубые камни в свое время составляли древний священный каменный круг («Угол серых камней») на юго-восточных склонах гор Преселли. Эту идею поддерживал Томас, который предполагал, что именно оттуда эти камни были впоследствии перевезены по земле в Стоунхендж. Позже эта теория была отброшена и сформулирована новая идея о том, что голубые камни были погружены на некий плот в гавани Милфорда и оттуда перевезены по морю в Стоунхендж, по Бристольскому каналу и по реке Эйвон.

В добавление к этим идеям о типе транспортировки голубых камней Келлавей также отстаивал теорию о том, что сарсены, составляющие Стоунхендж, были перетащены по земле из района Эйвбери. Одна из долго продержавшихся точек зрения сводилась к тому, что транспортировка сарсенов по земле могла проводиться зимой, по мерзлой земле, однако знание того, что во времена позднего неолита климат зимой был значительно теплее, чем в настоящее время, не позволило этой идее продержаться достаточно долго.

Археологи дружно поддерживают традиционную в настоящее время идею о том, что голубые камни были доставлены по морю из гавани Милфорда, и их трудно заставить отказаться от нее. Вместе с тем с геологической точки зрения взгляды Келлавея имеют под собой основу, и на сегодняшний день их невозможно полностью сбросить со счетов. Полностью отказываясь от идей Келлавея, что склонны делать некоторые археологи, они, похоже, забывают или просто игнорируют тот факт, что земля в период плейстоцена, и особенно нижнего и среднего плейстоцена, была довольно сухой. Сейчас сравнительно хорошо изучены лишь последние оледенения, такие как Деверсианское или Вислинское, те же, которые имели место до них и в длительные межледниковые периоды, между различными нашествиями ледников, в определенной степени затеряны в древности, как и великие оледенения далеких докембрийских времен.

В контексте мегалитической предыстории более поздние бронзовый и железный века имеют меньшее значение, за исключением, пожалуй, среднего или позднего бронзового века, когда культура британского общества пришла в упадок и традиции ранней мегалитической культуры, включая астрономические знания, были утеряны. Проблему демаркации среднего бронзового века историки решают с помощью керамики и бронзового оружия. В прошлом зачастую предполагалось, что ключ к пониманию среднего и позднего бронзового века в Британии и проникновению в окружающую их туманность, связан с неожиданным концом микенской цивилизации примерно в –1200. Однако сейчас, когда Новая археология «подала на развод» Британии с Микенами и их влиянием, все следует переосмыслить заново. Вполне возможно, что на доисторические британские общества повлияло постепенное ухудшение климата, который достиг своего термального оптимума (на несколько градусов выше, чем ныне) в с. –4000. Это несомненно должно было повлиять на деятельность землепашцев позднего бронзового века и вкупе с двумя или тремя тысячелетиями интенсивного выпаса скота и эксплуатации очищенных земельных угодий Британии привело к истощению плодородия ее почвы. Имеются все основания предполагать, что болота и возвышенности, покрытые сейчас папоротником, вереском и торфяниками, когда-то были местом интенсивного доисторического земледелия... Именно в конце британского неолита и в начале бронзового века британский ландшафт претерпел большие изменения. Когда человек неолита начал обрабатывать нагорья Британии в с. –4000, некоторые из этих регионов не были продуваемыми ветрами и поросшими вереском пустошами, какими мы знаем их сегодня. В те времена Британия была покрыта густыми первобытными лесами, которые простирались до высоты 540 м (1800 футов) над уровнем моря. В Ирландии и Шотландии особенно мы находим остатки деревьев, которые были гораздо выше, чем те, которые сейчас можно встретить в тех местах. Помимо вековых климатических изменений, принесших лишь опустошение, неолитические земледельцы, по всей видимости, тоже способствовали метаморфозе превращения лесов в торфяники, которые, распространившись, значительным образом изменили британский пейзаж. Торф накапливается тогда, когда пористая растительная материя не разлагается микроорганизмами, как происходит в почве, пропитанной влагой. Возможно, так и происходило на нагорьях в доисторические времена, когда выпадение дождей увеличилось, а лесной покров исчез, как из-за вмешательства человека, так и благодаря климатическим факторам. Такой упадок начался, когда британский климат стал более влажным и прохладным – в период, известный сейчас палеоэкологам как «сокращение растительного покрова». Среди способствовавших этому факторов можно назвать интенсификацию земледелия, последствия пахоты, избыточное скотоводство и рост населения.

Когда сегодня в Европе в ходе раскопок вскрывается слой торфа вплоть до уровня древнего леса, ученые находят там многие объекты бронзового века, включая жилища и покрытые бревнами дороги. В Ирландии часто находят пирамиды из камней бронзового века на коренной, подстилающей породе под несколькими футами ила. Полевые раскопки последнего времени в Западной Ирландии позволили найти целый комплекс полевых систем с каменными стенами, разделяющими отдельные поля, и все это было скрыто под отложениями торфа в течение более трех тысячелетий.

Это открытие показало, что каменные круги, скрытые в настоящее время под торфяными отложениями, представляют собой заманчивый объект для тщательных раскопок. Информация о том, как создавалась геометрия этих кругов, все еще может таиться, скрытая под толстым слоем торфа. В монументе Калланиша глубина накопленного и удаленного в 1858 году торфа составляла 1,5 м (5 футов). Торф полностью покрывал каменную пирамиду, из чего следует, что он накапливался после ее возведения и, возможно, вынудил затем людей покинуть эти камни.

Когда экономика британского земледелия рухнула, пришел ли конец одновременно ее давно установившейся иерархии вождей и элиты жрецов? Или же этот упадок культуры был вызван другими факторами, такими как эпидемия чумы или другой болезни, повлекшими за собой резкое сокращение населения.

Саркастическое замечание Вольтера «История – это согласованная всеми басня», возможно, более всего относится к традиционным ториям британской предыстории. Колин Ренфрю, ярый сторонник Новой археологии, считает, что всю британскую древнюю историю необходимо переписать. Но при этом новая интерпретация древней истории Британии должна прочно основываться на хронологии, а не на спекулятивных фантазиях. Мегалитическая астрономия в работах Тома о солнечных и лунных объектах уже выявила, независимо от радиоуглеродного датирования, несколько эпох, когда эти объекты предположительно действовали. Несмотря на это, по определенным причинам археологи не желают признавать даты сооружения этих объектов, основанные на астрономических ориентировках. Вполне возможно, что изначальные оценки Тома слишком ранние, если сопоставить их с новыми радиоуглеродными датами. Вместе с тем и сами археологи не должны забывать, что астрономия может играть важную роль в установлении хронологии. Именно Эппинг и Штрассмайер определили (посредством дешифровки астрономических данных клинописных табличек) правильную точку зеро поздней вавилонской селевкидской эры, а также эры Парфенона и впервые предоставили историкам реальную хронологическую основу для изучения истории Месопотамии после Александра Македонского.

Одна из выдающихся загадок более поздней британской истории касается роли кельтов-друидов железного века, которые прибыли в Британию в конце первого тысячелетия до н. э. Были ли они наследниками увядающей британской мегалитической астрономии, как некоторые пытаются доказать? Обнаружение в Стоунхендже керамики железного века доказало даже скептически настроенным археологам, что Стоунхенджем в его затухающей фазе управляли пришлые кельтские жрецы. Будет весьма забавно, если в одно прекрасное время долго отрицавшиеся романтические теории Стакли о друидах Стоунхенджа и Эйвбери окажутся реальностью.

Хотя в будущем некоторые из затерянных и до сих пор туманных моментов британской и европейской мегалитической предыстории вполне могут превратиться посредством совместных усилий археологов, астрономов и других ученых в более обоснованную картину. Или же эта система в целом может остаться неразгаданной тайной, просто лишь потому, что создавшие ее творческие умы покинули этот ландшафт навсегда. Трудно уследить за работой человеческого мозга, даже когда этот человек жив и находится перед нами. Но, несомненно, много труднее реконструировать работу этого мозга, когда череп, в котором он помещался, пуст вот уже в течение пяти тысячелетий. В результате наше исследование XX века, как и работа Обри до нас, все еще, увы, представляет собой «блуждание в потемках».


1. Третеви-Койт (Корнуолл), мегалитические гробницы такого типа обычно называются дольменами, а иногда – кромлехами или койтами. Их местные названия зачастую более выразительны, например Логово дьявола, Храм друидов, Алтарь друидов и т. д.


2. Венера из Виллендорфа


3. Безликая фигурка Венеры из Долни-Вестонице (Южная Моравия), возможно граветтского периода


4. Изображение рога оленя в гроте Лорте (Верхние Пиренеи, Франция) и две интригующие ромбовидные фигуры, которые могут иметь астрономическое значение


5. Доисторический рисунок из Фратела (Португалия) с изображением двух звезд (или солнц)


6. Барельеф из Лусселя. Безликая Венера держит рог бизона с нанесенными на него тринадцатью насечками, которые, предположительно, имеют астрономическое значение


7. Вид на Стоунхендж с северо-востока




8. а – богиня небес Нут, прямая наследница матери-богини верхнего палеолита; б – созвездия (деканальные), обнаруженные в звездном календаре на крышке саркофага (-2100). Слева направо: богиня небес Нут, Передняя Нога Быка (Большая Медведица), Орион и Сотис (Сириус)


9. Общий вид Стоунхенджа с северо-востока. Сарсены трилита 52, 51 (слева); внешние сарсены 7, 6 (справа); голубой камень 33 (в тени в центре)



10. Камень Эшафот в Стоунхендже


11. Вид на Пяточный камень из центрального круга Стоунхенджа


12. Авеню Мерривейла. Показан завершающий его камень


13. Несколько авеню в Ле-Менеке: четкий аэрофотоснимок



14. Надписи на трилите 57 (фото вверху и внизу)


15. Эйвбери на аэрофотоснимке


16. Эйвбери в доисторические времена, если смотреть на север, по реконструкции Алана Соррелла (1958). Обратите внимание на Вест-Кеннет-авеню, идущую к южному входу


17. Некоторые из пионеров – исследователей мегалитических монументов (вверху слева направо): сэр Норманн Локьер (1904), сэр Флиндерс Питри (1895); (внизу слева направо) Джон Обри (1666), Уильям Стакли с женой Френсис (1730)


18. Эйвбери. Массивный сарсен на западной стороне северного входа


19. Сарсены Адам и Ева (Длинные камни) возле Эйвбери – возможно, единственные сохранившиеся остатки Бэкхемптон-авеню


20. Эйвбери: вид на юго-восток от «Пастбища II» по Стакли. Останки брадобрея (см. текст) были найдены под сарсеновым камнем, седьмым слева


21. Массивные сарсены вокруг Эйвбери. Многие камни имеют отличительную форму, что могло быть важным для мегалитической науки или мегалитических культов


22. Ориентировки Карнака (Бретань)


23. Менгир Бриз, разбитый на четыре части (Бретань)


24. Менгиры возле Карнака (Бретань)


25. Монолит в Радстоне (Восточный Йоркшир)


26. Мегалитический объект в Армингхолле. Показано расположение восьми (диаметр) ям для столбов, обнаруженных при аэрофотосъемке. Проведя радиоуглеродный анализ, их датировали -2490 (±150 лет). Реконструкция геометрии Армингхолла по Лайлу Борсту Внешний ров не показан


27. а – календарь ацтеков (или Солнца), весом более 20 тонн, символизирует вселенную ацтеков. В центре расположен бог Тонатиу – Солнце, а по сторонам картуши с указаниями дат четырех предшествовавших эпох мира. Здесь также перечислены названия двадцати календарных дней, символы небес, знаки звезд и две огненных змеи, олицетворяющие Год и Время; б – факсимиле последней страницы Дрезденского кодекса, с изображением трех рек, ниспадающих с небес. Считается, что продолжение тела крокодила обозначает четыре созвездия. В начале средней реки находится глиф майя, обозначающий затмение Солнца, а перед рекой справа – глиф лунного затмения


28. а – сфинкс и Великая пирамида; б – схема Великой пирамиды, составленная Пьяцци Смитом. Вход ориентирован на звезду альфа Дракона (-2170)









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх