Серия пятая

Василий Сталин. Взлет

Премьерный показ. Первый канал

Мы продолжаем по старшинству.

Василий Сталин из всех детей был, если можно так выразится, самым публичным человеком. Он был частью московской богемы, дружил с артистами, помогал спортсменам, имел «свою» футбольную и хоккейную команды. Его видели тысячи, о нем знали миллионы, с ним были знакомы многие сотни советских людей. Кто-то считал его счастливчиком — сын Сталина! — кто-то никчемным человеком, а кто-то просто хорошим парнем. Его сестра Светлана говорила, что Василий — конченый человек. Многие поддерживает сестру Василия, но почему тогда глаза Капитолины Васильевой — одной из жен Василия Сталина — излучают такой свет, когда она говорит об этом непутевом человеке? Почему десятки спортсменов-ветеранов, с которыми мы говорили, в один голос утверждают, что «Василий Иосифович был прекрасным человеком!»?

Каким же он был, Василий Сталин?

Конечно, авторы сериала «Кремль-9» не могли пройти мимо этой фигуры. Мы сняли два фильма. Первый назывался: «Василий Сталин. Взлет».

В старых квартирах можно поменять интерьер, разрушить стены, поставить ультрасовременную мебель, но нельзя изменить одного…

Окна.

Окна, как правило, остаются на тех же самых местах, где их спланировал архитектор. А значит, и вид за окном редко когда меняется. Особенно если из окон твоей квартиры виден Кремль.

Но Кремль — это не просто памятник архитектуры, который охраняется законом. Кремль — это не только сердце Москвы, где когда-то были царские палаты, а потом стало работать правительство. Кремль — это еще и судьба.

В окнах кремлевских квартир, где когда-то жила семья Сталина, все те же виды. Кремлевская стена с внутренней стороны, Александровский сад, крыши прилегающих к Кремлю московских кварталов. Из этих окон смотрели на мир Иосиф Сталин, его жена Надежда Аллилуева, сыновья Яков и Василий, дочь Светлана. Мир из кремлевских окон выглядел довольно своеобразно, а открывающиеся возможности и перспективы иногда казались поистине безграничными…

Пятого марта 1953 года в 9 часов 50 минут вечера после тяжелой болезни скончался Председатель Совета Министров Союза СССР и секретарь Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза Иосиф Виссарионович Сталин.

Все, кто видел документальный фильм «Похороны вождя», не могли не обратить внимания на молодого мужчину в военной форме, стоящего в глубине кадра. Видно, как он с трудом сдерживает рыдания, видно, как он отворачивается и вытирает слезы. День 5 марта 1953 года разделил жизнь этого человека на две части: до и после. По воспоминаниям тех, кто общался с ним в те дни, Василий Сталин понимал: для него наступает тяжелое время.

Действительность же превзошла все самые мрачные прогнозы.

Разбираться в завалах домыслов, слухов, полуправды, вот уже почти полвека окружающих фигуру Василия Сталина, очень тяжело. Его отец Иосиф Сталин когда-то произнес фразу: «Сын за отца не отвечает». Судьба его младшего сына Василия полностью опровергает эти слова. Василий за отца ответил, причем ответил по полной программе.

До сих пор о семье Иосифа Сталина равнодушно не говорят и не пишут. Одни ненавидят отца, другие ненавидят и его сына. Многие, наоборот, с придыханием говорят о вожде всех времен и народов, перенося эти чувства и на его детей, в том числе на Василия.

Самое сложное в наших исследованиях было не сорваться в политику. Быть над схваткой, не обращая внимания на то, в каком из лагерей — почитателей или хулителей Сталина — находятся наши родители. Или родители наших родителей. Или демократы, или патриоты. В конце концов появился главный принцип наших фильмов: факты сами заставят делать выводы. Иногда очень неожиданные.

Вот и в этом фильме задача, поставленная перед нами, была та же — на основании фактов рассказать все, как было, от самого начала до самого конца.

Итак, Сталин Василий Иосифович.

Год рождения — 1921-й, день — 24 марта.

Место рождения — город Москва, Кремль.

Именно так записано во всех документах

Отец — Иосиф Сталин. Ему тогда был сорок один год.

Мать — Надежда Аллилуева. Ей — всего двадцать.

А вот кто радовался появлению на свет мальчика в семье одного из пламенных революционеров. Ленин, Троцкий, Ворошилов, Молотов, Бухарин, Дзержинский. Это все — соседи. Соседи по кремлевскому общежитию. В этом мире за огромной кирпичной стеной эти люди работали, дружили, ссорились, умирали. Занятый практически 24 часа в сутки, Иосиф Сталин воспитанию своих детей времени уделял мало. Ими занималась его жена Надежда Аллилуева. Вместе с Василием воспитывался и Артем, сын погибшего известного революционера Артема Сергеева, соратника Сталина. Артем стал ближайшим другом Василия.

Это воспоминания Артема Сергеева о самом раннем детстве:

— Нас иногда, когда выводили гулять в колясках, то ли по Кремлю... мне кажется, может быть, это был Александровский сад... то нас ноги в ноги сажали в одну коляску. Забирали кого-то из нас из своей коляски, сажали, и когда нас рассаживали обратно, чтобы отвезти домой, мы плакали.

Напомним, что мы не правим речь героев наших фильмов, оставляем ее в точности, как она записана на пленку.

В 1926 году родилась сестра Василия, Светлана. Приезжал сын от первого брака Иосифа Сталина, Яша Сванидзе. Для них, детей Сталина, Кремль являлся тем самым двором детства, законы и традиции которого часто оказывают решающее влияние на формирование характера.

Надежда Аллилуева пишет мужу Иосифу Сталину.

«12 сентября 1930 г.

Вася на велосипеде ездил из Кремля на аэродром через весь город. Справился неплохо, но, конечно, устал».

Отсюда же, из Кремля, каждое утро на трамвае Василий и Артем отправлялись в школу. С самого начала неусидчивый и неуравновешенный, Вася учился плохо, что не могло не беспокоить родителей.

— Тройки, где-то четверки, а за ответы зачастую получал и двойки, — вновь рассказывает нам Артем Сергеев.

Но школой дело не обходилось. Надежда Сергеевна, знавшая не по рассказам, как люди получают хорошее образование, взяла для своих детей домашних учителей.

Иосиф Сталин жене Надежде Аллилуевой.

«2 июля 1930 года.

Мне не очень нравится учительница. Она все бегает по окрестностям дачи и заставляет бегать Ваську с утра до вечера. Я не сомневаюсь, что никакой учебы у нее с Васькой не выйдет. Недаром Васька не успевает с ней в немецком языке. Очень странная женщина».

Как мы уже говорили, детьми Сталин занимался мало, впрочем, и семьянином его назвать было трудно. Хотя словосочетание революционер-семьянин, согласитесь, звучит довольно странно. Впрочем, до самоубийства жены будущий отец народов любил, когда на даче в Зубалове собиралось все многочисленное семейство Сталина, его родственники по второй жене, Аллилуевы, и родственники его первой жены, Сванидзе. Можно сказать, что Иосиф был почти душой компании: много смеялся, шутил.

Все закончилось 8 ноября 1932 года. Надежда Аллилуева покончила с собой. Для Сталина это был удар, от которого он не оправился до конца жизни.

Смерть жены резко изменила характер Сталина, а вместе с ним и уклад жизни тех, кто его окружал.

Через три года, в мае 1935-го, он произнес все объясняющую фразу. Смысл ее был в том, что дети забыли о матери через несколько дней, а вот его, Сталина, она искалечила на всю жизнь.

Артем Сергеев:

— Горе было в доме страшное. 11 числа были похороны.

По принятым тогда правилам церемония прощания с Надеждой Аллилуевой проходила на Красной площади, в здании ГУМа. Гроб с телом был выставлен в одном из залов. Подруги Надежды Сергеевны еще и еще раз шепотом пересказывали обстоятельства ее гибели. Уже поползли по Москве слухи, что между супругами произошел скандал. Только у каждой «свидетельницы» были свои личные наблюдения. Кто-то говорил, что Сталин бросил в лицо жене чуть ли не окурок, кто-то сам видел мандариновые корки, но неизменной оставалась суть: Иосиф очень обидел Надежду. А Надежда была страшной гордячкой. Сказывалось гимназическое воспитание.

Артем Сергеев:

— Пришел Сталин, он рыдал, причем рыдал, ну так, неудержимо буквально, его трясло. Василий на нем буквально висел: «Папа, не плачь, папа, не надо, папа, не плачь», — но действительно состояние его было тяжелейшее...

Из этого свидетельства становится ясно, как тяжело отразилась смерть матери на 11-летнем Василии. Можно только догадываться, что творилось в его душе. С этого момента отдалившийся от всех отец, поменявший квартиру в Кремле и переставший бывать на даче в Зубалове, где все напоминало о жене, все больше стал поручать присматривать за Василием начальнику своей личной охраны Николаю Власику и его подчиненным. Именно тогда Сталин переехал жить на знаменитую Ближнюю кунцевскую дачу. Дети и родственники остались жить в Зубалове.

Иосиф Сталин — коменданту дачи Сергею Ефимову:

«12 сентября 1933 г.

Следите хорошенько, чтобы Вася не безобразничал, не давайте волю Васе и будьте с ним строги. Если Вася не будет слушаться няни или будет ее обижать, возьмите его в шоры».

Начальник охраны Сталина Власик получал донесения о плохом поведении Василия чуть ли не ежедневно.

Комендант дачи Сергей Ефимов — начальнику охраны Николаю Власику;

«Вася занимается плохо, ленится, три раза Каролине Васильевне звонила заведующая школы, говорила, что Вася один день не стал в классе заниматься по химии, через несколько дней отказался от географии, мотивируя отказ, что не подготовился».

Каролина Васильевна Тиль была экономкой в доме Сталина, занималась семейным бюджетом и вела хозяйство. В семью ее, как и нянечек и учителей, привела Надежда Аллилуева. По общему мнению, Надежда Сергеевна умела подбирать кадры. В главах, посвященных Светлане, много раз будет упоминаться «бабуся» — Шура Бычкова, которая практически заменяла ей мать. До Светланы она воспитывала и Василия. Работу эти женщины знали и выполняли ее добросовестно. Любая провинность Васи отныне не остается незамеченной, скрыть что-либо от строгих воспитателей невозможно. Однако тринадцатилетний мальчик быстро усваивает манеру общения, по стилю и тональности больше напоминающую служебную переписку.

Василий Сталин — сотруднику охраны Карлу Паукеру:

«Товарищ Паукер, вам писали, что я довел Пупка до слез».

Пупком в семье шутливо называли сестру Светлану.

«Но я этого не делал и со стороны Власика считаю неправильным обвинять меня в этом. Товарищ Ефимов передал вам о том, что я прошу прислать мне дробовик, но дробовика я не получил. Может быть, вы забыли об этом? Так, пожалуйста, пришлите».

Вот так и воспитывали, как говорится, всем миром. Отмечали, что Вася растет добрым и щедрым, отмечали его спортивные успехи в футболе; в эстафетах он всегда старался быть лучшим. Здорово играл на бильярде, подростком обыгрывал людей намного старше себя. Однако люди, которым было доверено его воспитание, с нарастающей тревогой замечали, что к наукам Вася не проявлял сильного рвения, зато все больше осознавал свое исключительное положение как сына вождя.

С каждым годом это проявлялось все отчетливее. Боролись с этим как могли, но чем старше становился Василий, тем больше ситуация выходила из-под контроля.. По-настоящему сын боялся только отца.

Василий Сталин — отцу:

«Папа, я играю в первой школьной команде по футболу, но каждый раз, когда я хожу играть, бывают по этому вопросу разговоры, что, мол, без папиного разрешения нельзя. И вообще ты мне напиши, могу я играть или нет? Как ты скажешь, так и будет. У меня есть маленькая просьба, чтобы ты прислал немного персиков.

(Васька Красный.)

26/IХ».

Васька Красный — так сына прозвал отец за его огненно-рыжую шевелюру. Вот еще одно послание Васьки Красного отцу.

«1 окт. 1933 г.

Здравствуй, папа!

Я живу средне и занимаюсь в новой школе очень хорошо и думаю, что стану тоже хорошим Васькой Красным.

Папа, напиши, как ты живешь и отдыхаешь. Светлана живет хорошо и тоже занимается в школе.

Привет тебе от всего нашего трудового коллектива.

(Васька Красный».)

После восьмого класса Василий решает поступать в артиллерийскую спецшколу на Красой Пресне, и эта идея всеми встречается с одобрением. Появилась надежда, что армия дисциплинирует порядком разболтавшегося парня. Надо ли говорить, что в конце тридцатых годов профессия военного была, пожалуй, самой престижной в Советском Союзе. Об учебе в военных школах и в училищах мечтали чуть ли не все сверстники Василия. Но помимо хорошей физической подготовки от абитуриентов там требовались и отличные знания. Например, в математике.

Не зря же был известная поговорка:

Умный — в артиллерии,
Щеголь — в кавалерии,
Лодырь — на флоте,
Остальные — в пехоте.

В артиллерийской школе учились все Васины друзья. Но мы уже говорили, что с наукой Вася Сталин не очень дружил. И совсем не дружил с дисциплиной. А тут от ребят требовали почти военной дисциплины. Их даже одевали в артиллерийскую форму. Но чистить орудия, окапывать их Васе явно не нравилось.

К тому же при всем уважении к артиллерии, танкам, коннице и пехоте элитой армии тогда считали все-таки авиацию. Газеты пестрели именами знаменитых летчиков, совершавших всемирно известные подвиги. То спасали челюскинцев, то искали экспедицию Амундсена. Чкалов, Серов, Байдуков, Громов, Лебедевский — герои, о которых говорила вся страна. Было бы странным, если бы сын Сталина не хотел стать летчиком. И такой момент настал. Василий заболел небом. Не закончив десяти классов, он уговорил Власика помочь ему с поступлением в знаменитую Качинскую школу летчиков-истребителей. Власик помог Васе.

Наверное, не надо объяснять состояние советских граждан, в круг обязанностей которых по той или иной причине входила забота о сыне Сталина. К тому же у всех на слуху был недавний случай переписки Иосифа Виссарионовича Сталина с учителями той самой 2-й артиллерийской школы, которую так неохотно посещал его сын. Учитель Мартышин был недоволен успеваемостью и поведением Васи Сталина, о чем и написал его отцу. Обычная ситуация, если забыть, кем был Васин отец. Сталин ответил с большим опозданием. Он поблагодарил учителя за принципиальность, невысоко оценил способности своего ребенка и советовал всему коллективу спецшколы «требовать построже от Василия».

Сталин И. В. — Мартышину В.В.

«К сожалению, сам я не имею возможности возиться с Василием. Но обещаю время от времени брать его за шиворот.

Привет! И. Сталин».

Переписка учителей 2-й артиллерийской спецшколы со Сталиным закончилась плохо. Естественно, для учителей. Помощника директора Н.В. Макеева приказом наркома просвещения сняли с работы.

Н.В. Макеев — Сталину И.В.:

«В воспитании Васи, пришедшего из 175-й школы, были многие неправильности — подхалимство, о котором Вася не стесняясь рассказывал окружающим. Решено было Сталина Васю, Микояна Степана, Фрунзе Тимура и др. подчинить общешкольному режиму, беречь, любить их, но „не нянчиться“ с ними».

Макеев пытался объяснить Сталину, чего добивался педагогический коллектив от Васи уже после того, как потерял работу, и учитель Мартышин, осмелившийся написать отцу недисциплинированного ученика, через неделю после письма Сталина в списке преподавателей тоже уже не числился.

Появление в авиашколе высокопоставленного курсанта подействовало на окружающих, особенно на начальство, магически. Впрочем, их можно понять. Поди пойми, как вести себя с сыном самого Сталина! Как организовать учебный процесс? Ведь Василий не имел никакой специальной подготовки. Он не посещал аэроклуб, не прыгал с парашютной вышки, а вдруг, не дай бог, что…

Лаврентий Берия — Иосифу Сталину:

«8 дек. 1938 г.

Секретно. Экземпляр № 1

Мною был направлен с письмом к начальнику Качинской авиашколы комбригу товарищу Иванову сотрудник, который на месте выяснил, что, узнав о приезде Васи, командование школы сделало для него исключение с нарушением общих условий, существующих для курсантов».

Лаврентий Берия докладывал, что Василия на вокзале встречал сам начальник школы, которому Вася как бы невзначай заявил, что скоро в Севастополь приедет папа и, вероятно, заглянет в Качу. Ход тонкий и расчетливый. Одной фразой Вася решил многие свои проблемы.

Василия поселили в школе отдельно от остальных курсантов. Питание готовили в столовой для командиров, не ограничивали нового курсанта и в свободе передвижения. Василий неоднократно выезжал в Севастополь и в Мухолатку. Однако вскоре по распоряжению Сталина Берия добился того, чтобы условия жизни и обучения Василия в Каче ничем не отличались от обычных.

Лаврентий Берия — Иосифу Сталину:

«Мною даны следующие указания. А) Снять гласную охрану, как неприемлемую и организовать агентурную охрану с тем, однако, чтобы была гарантирована сохранность жизни и здоровья Васи. Б) Внимание и заботу в отношении него проявлять не в смысле создания каких-либо особых условий, нарушающих установленный режим и внутренний распорядок авиашколы, а оказания помощи в деле хорошего усвоения программы школы и соблюдения учебной и бытовой дисциплины».

С этого момента Василий учился как все. Курсанты его любили. Он был заводной, веселый, стал старшиной отряда, жил в общей казарме. Правда, одну привилегию за ним все же оставили — в полеты Василию выдавали парашют, тогда как все летали без него. Он ругался, противился, тем более что парашют очень мешал в кабине. Но приказ был строжайший: жизнью сына Сталина не рисковать.

Впрочем, к своему особому положению он уже привык. Например, у него единственного в отряде были наручные часы. А вот когда наступила пора выпускных экзаменов, о привилегиях и поблажках забыли. В то время, если ты освоил курс наук не на «отлично», по окончании училища присваивали звание младшего лейтенанта. Василий закончил училище лейтенантом. И на этот раз его фамилия была ни при чем — ошибок на экзаменах сын Сталина не допустил.

В апреле 1940 года молодой лейтенант Василий Сталин начал свою службу в 16-м авиаполку под Москвой. Именно к этому времени относится и его первая женитьба. Говорим «первая», потому что будут и вторая, и третья. С семейной жизнью в семье Сталина ни у кого не ладилось. С 1932 года без жены жил отец, только перед самой войной получилось у Якова, а о многочисленных мужьях Светланы мы еще поговорим. Не был исключением и Василий.

С Галиной Бурдонской Вася познакомился на катке. Галя была современной девушкой — занималась спортом, писала стихи, к тому же очень хороша собой. Жениху и невесте было тогда по девятнадцать лет. Правда, во время знакомства с Василием Сталиным Галина уже считалась невестой. Невестой совершенно другого человека.

Их познакомил знаменитый в то время хоккеист Владимир Меньшиков. Галю Бурдонскую он представил как свою невесту. Но, как оказалось, хоккеист поторопился — Василий невесту у друга отбил.

В нашем фильме принимал участие Александр Бурдонский — сын Василия Сталина и Галины Бурдонской. Вот что он говорил:

— Был он немножко, знаете, такой Паратов из «Бесприданницы». Вот когда ухаживал за мамой, вот все его полеты над «Кировской», метро «Кировской», где она жила... Вот так вот, это он умел делать.

Хорошенькой Гале было из кого выбирать. Уже после разрыва с Василием она еще дважды была замужем, кроме этого, у нее было много романов, но... «Васька, — говорила она, — это любовь!»

Александр Бурдонский:

— Моя мама была удивительно редкостным человеком, который не мог быть кем-то, понимаете, вот она не могла прикинуться кем-то и не могла, и никогда не была лукавым человеком. Может быть, в этом ее тоже беда была. И чтобы вот такой человек любил отца... а мне кажется, что она любила его до конца своих дней.

Сегодня Александр Бурдонский — известный московский театральный режиссер. Говорит складно и доходчиво. Но, рассказывая об отношениях отца и матери, вдруг не находит нужных слов. Понятно, что он не был свидетелем их встреч, но во многом он воспроизводит эмоции и чувства матери.

Говорим об этом потому, что пленка бесстрастно фиксирует не только речь, но и эмоциональное состояние человека. И конечно, в цитируемых фразах чувства гораздо больше, чем смысла. Те, кто видел фильм, могут это подтвердить.

Войну сын Сталина встретил в должности летчика-инспектора Главного штаба ВВС. В рабочее время он — один из тысяч советских офицеров — постоянно выезжает в боевые части, четко выполняет поставленные задачи. Винтик в огромном механизме. Однако в свободное время Василий Сталин ведет себя так, как привык. Если в летной школе у него единственного были собственные наручные часы, и это выделяло его из общей массы, то можете себе представить, как в то время смотрели на человека, управляющего своей личной машиной?! У Василия машина была. Не служебная, собственная. К тому времени Василий Сталин уже начал пить. От этого пристрастия он так уже не избавится до конца дней. Но во время войны это еще не было болезнью.

«Совершенно секретно!

Народный комиссариат внутренних дел СССР,

Управление особых отделов.

Агентурное донесение.

Второе отделение. Второй отдел.

9 сентября 1941 года. 

В ночь с 8 на 9 сентября 1941 года во время воздушной тревоги товарищ Василий приехал на аэродром. Вместе с ним приехала молодая девушка. Он въехал на своей автомашине в ангар. Приказал механику, товарищу Таранову, запустить мотор и стал требовать, чтобы его выпустили в воздух. Время было — ноль. Причем он был в нетрезвом состоянии. Когда его убедили, что вылет невозможен, он согласился и сказал: «Я пойду, лягу спать, а когда будут бомбить, то вы меня разбудите». Ему отвели кабинет полковника Грачева, и он вместе с девушкой остался там до утра.

(Подпись: Неразборчиво».)

К этому времени выпускники Качинской летной школы, друзья Василия, воевали на передовой. На счету многих из них было уже по нескольку сбитых немецких самолетов. Рвется на фронт и Василий, ведь он умеет прекрасно летать. А от тылового положения страдает еще и потому, что боится пересудов: дескать, хорошо устроился за отцовской спиной. В это же время начинается его небывалый карьерный взлет.

В декабре 1941 года ему присваивается внеочередное звание — майор. 20 июня 1942 года следует награждение орденом Красного Знамени. Прослужив в звании майора всего два месяца, он становится сразу полковником. Через месяц полковнику исполнился всего двадцать один год. Подобное происходило разве что во время войны 1812 года.

Почему всегда очень жестко относившийся к Василию отец не боялся столь стремительного продвижения сына по служебной лестнице — загадка. Может быть, понимая, что от фронта Василия не уберечь, Сталин решил подготовить почву для более безопасной службы? Ведь только что попал в плен его старший сын Яков. А Василий по сравнению с Яковом был гораздо менее осторожным и обладал совершенно бесшабашным характером. Гадать можно долго, но факт остается фактом. На фронт летом 1942 года Василий отправился в должности заместителя командира 434-го авиаполка, командовал которым его друг Иван Крещев (кстати, муж актрисы Зои Федоровой).

31 декабря 42 года Крещев погиб, решив при перегоне самолетов залететь в Москву к Зое. Кончилось это тем, что из-за плохой видимости Иван разбился при посадке на аэродром. После гибели командира полк отправляют на переформирование. На фронт подразделение возвращается уже под командованием Василия Сталина. Как вспоминают сослуживцы, полком Василий командовал старательно, почти ежедневно сам вылетал на боевые задания.

Мы показали телезрителям подлинную запись в журнале боевых действий 32-го авиаполка.

«В результате воздушного боя гвардии полковник Сталин сбил один „фокке-вульф-190“, который упал горящим в районе деревни Семкина Гарушка».

Сбитый «фокке-вульф-190» не был единственным на счету Василия. Дрался он смело, но довольно часто азарт боя захлестывал его, и Василий забывал об осторожности. Друзьям довольно часто приходилось выручать своего командира. Всего на его счету пять боевых побед. Две он одержал самостоятельно, а три в группе.

Полк успешно выполнял боевые задания, периодически отправляясь на переформирования.

Во время перерыва в боевых действиях и произошло знаменитое ЧП, о котором до сих пор пишут небылицы, что и понятно. Ведь в результате происшествия отец с треском отстранил Василия от командования полком.

Что же произошло 4 апреля 1943 года?

Все началось со звонка командира 286-й авиадивизии Василия Сталина командиру эскадрильи Виталию Попкову. Для встречи со съемочной группой «Кремль-9» Попков надел парадный мундир со всеми наградами. Говорил спокойно, вспоминая, наверное, не самый приятный эпизод своей жизни. Но глаза его иногда вспыхивали яркими искорками. Судя по ним, легендарный летчик — прообраз одного из героев фильма «В бой идут одни старики», потому что «поющей эскадрильей» командовал именно он, Виталий Попков, — и сегодня не очень раскаивается в этой глупости. Похоже, что ничего, кроме обычного фронтового лихачества, тогда у молодых людей не было.

Виталий Попков:

— Позвонил вечером и говорит: «Как там, если завтра мы (как раз такая погода была очень нелетная) на рыбалку?» Я говорю: «Нет проблем. А чем будем, значит, ловить? Значит, удочек у нас нет, сетей тоже». Ну, я думал, сейчас скажет: «Давай гранаты, там». Но он говорит: «А вы там подумайте чем!» Рядом стоял инженер полка по вооружению. Он говорит мне, что мол... «Командир, а зачем нам там эти тол, и шашки толовые, и гранаты? У нас же „РС“ есть. Поставим взрыватель на двадцать шесть секунд замедления, бросим, ляжем — тут, значит, и рыба метнется на сто метров в высоту, а нам останется только собирать».

Однако на рыбалке реактивные снаряды, которые бросали в воду летчики, не взрывались, вода заливала детонатор. Решили сократить время срабатывания заряда сначала до восемнадцати секунд, а потом и вовсе до шести. Когда инженер полка взял в руки очередной снаряд, чтобы бросить в воду, раздался взрыв…

Когда Виталий Попков пришел в себя, он обнаружил, что от взрыва пострадали все участники рыбалки. Один был убит, Василий Сталин серьезно ранен. Стало понятно, что скрыть произошедшее вряд ли удастся.

Двадцать шестого мая, видимо, в результате доклада о расследовании происшествия взбешенный Сталин собственноручно пишет приказ об отстранении сына. Мы отыскали приказ в архивах.

«Командующему ВВС Красной Армии,

Маршалу авиации товарищу Новикову.

Приказываю:

1) Немедленно снять с должности командира авиационного полка полковника Сталина Василия Иосифовича.

2) Полку и бывшему командиру полка; полковнику Сталину объявить, что полковник Сталин снимается с должности командира полка за пьянство и разгул и за то, что портит и развращает полк.

(Народный Комиссар Обороны Иосиф Сталин.)

26 мая 1943 года».

Раздражение во всем — в тексте, в почерке, в многочисленных исправлениях. Раненого Василия доставили в Москву. В Кремлевской больнице была проведена операция. О результатах лечения доложили лично начальнику охраны Сталина Власику. Более полугода Василий живет в Зубалове. Ходит на костылях, рвется на фронт, а по вечерам веселится с друзьями, забыв и о войне, и о ране.

Возвращается на передовую сын Сталина в мае 1944 года и вскоре становится командиром 286-й истребительной авиационной дивизии.

Войну Василий закончил в Берлине. В 1946 году Василий Сталин получает звание генерал-майора. До 1947 года он служит в Германии. В этом же году был переведен на должность помощника командующего ВВС Московского военного округа. Стареющий отец продолжает, мягко говоря, не препятствовать карьере единственного сына.

В 1948 году Василий Сталин становится командующим ВВС МВО. Новоиспеченному командующему в тот год исполнилось двадцать семь лет.

Сразу после войны распадается брак с Галиной Бурдонской. Детей, Сашу и Надю, Василий оставляет у себя и женится на Екатерине Тимошенко, дочке знаменитого маршала. Детям она запомнилась настоящей мачехой, хмурой и властной.

Александр Бурдонский:

— Это вот одна такая была сторона жизни, где мы могли... там по неделе нас не кормили, не поили, запирали в комнату. Отец этого не видел, но так было.

И опять речь о двух людях, уживавшихся в одном человеке, имя которому Василий Сталин. Новый командующий ВВС Московского военного округа, как и всегда, взялся за дело, засучив рукава. Чего-чего, а энергии Василию было не занимать. ВВС Московского округа по основным показателям в 1947 году прочно занимали одно из последних мест по стране. Василий это положение изменил. Все годы его командования (с 1949-го по 1952-й) округ прочно удерживал первое место. Именно здесь осваивали новые реактивные истребители, фронтовые бомбардировщики, штурмовики и радиолокационные системы. Итак, начал Василий лихо. Первым делом он обособился. Перевел свой штаб на Ходынское поле, где устроил для себя и своих офицеров этакий оазис в центре Москвы. Желающие, проезжая по Ленинградскому шоссе, и сегодня могут полюбоваться мощной решеткой забора и статуями в стиле расцвета эпохи культа личности. О внутренней отделке штаба ходили легенды: мебель, ковры и картины из Германии. Мрамор, гранит, чугун, литье...

Но Василий не был бы самим собой, если бы ограничился только этим. Он наконец-то получил возможность заняться еще одной своей давней любовью — спортом.

На спорте он был помешан. И началось...

О взлете спортивных команд Военно-Воздушных Сил написано и сказано немало. Говоря современным языком, звезд Василий скупал пачками. Здесь он меры не знал: пробивал им квартиры, должности, денежное содержание. Перед его напором устоять было очень сложно. К нему пришли не просто звезды советского спорта, а суперзвезды: Бобров, Тарасов, Рева, Савин, Пономарева, Лагунов, Акимов, Бабич, Парамонов, Капитолина Васильева.

Но Василия Сталина интересовали не только люди, он еще и создавал им условия для тренировок. При нем три ангара на Центральном аэродроме перестраивают в легкоатлетический манеж, конюшню и мотовелобазу. Впоследствии из них и вырос спортивный комплекс на Ленинградском проспекте. Прекрасный игровой зал, первый пятидесятиметровый бассейн — это все заслуга Василия Сталина — спортивного мецената. Еще он хотел построить первый в стране каток с искусственным льдом. Именно сын Сталина впервые стал давать возможность спортсменам собираться перед ответственными соревнованиями в одном месте для проведения тренировок, уступая им для этого даже собственные дома.

Конечно, избалованный генерал совершал множество необдуманных поступков. Обстановка вокруг него сложилась такая, что Василий мнил себя профессионалом и в футболе, и в хоккее, и в плавании. Иногда он даже назначал состав перед выходом на поле футболистов, волейболистов или хоккеистов. Он мгновенно наказывал людей и так же мгновенно прощал. По его приказу какой-нибудь спортсмен мог быть отправлен в самую далекую военную часть и тут же возвращен обратно в Москву ровно с середины пути.

Тем не менее спортсмены Советской Армии одержали много побед с помощью Василия Сталина, а вот для него самого встреча с неоднократной чемпионкой СССР по плаванию Капитолиной Васильевой закончилась поражением.

Василий капитулировал перед Капитолиной, Капой, как он ее называл.

В конце сороковых сын Сталина расходится с дочкой маршала Тимошенко и начинает жить с многократной чемпионкой по плаванию. Поселились они в особняке на Гоголевском бульваре в доме номер семь.

Сегодня Капитолина Георгиевна Васильева, конечно, уже не та молодая чемпионка, но ее характер и воля легко читаются на все еще красивом лице.

Капитолина Васильева:

—...«А ты могла бы без моей зарплаты прожить в этом месяце, если я не дам тебе зарплату?» Я знала, что значит, у кого-то беда, что его зарплата нужна как помощь кому-то. Я говорю: хорошо, я это сделаю. Я обойдусь, не беспокойся, только, пожалуйста, ты поменьше устраивай посиделки.

Можно сказать, что период конца сороковых — начала пятидесятых был лучшим в жизни Василия Сталина. Молодой, популярный, всемогущий сын абсолютного хозяина страны мог себе позволить если не все, то очень многое. Говоря сегодняшним языком, Василий Сталин был первым советским «плейбоем». Да, он не был красавцем, но был обаятелен и, несомненно, обладал харизмой, унаследованной от отца. Он менял автомобили и любовниц, он был героем светских сплетен и немногочисленных московских скандалов. Что и говорить, Василий был завидным женихом. Кроме того, что он тоже был Сталиным. Сын вождя, будучи широким и веселым человеком, любил выпить и погулять. С женщинами тоже. Те легко вступали с ним в связь. Так произошло и с женой известного кинодокументалиста Романа Кармена. Ее звали Нина. Вася и Нина когда-то учились вместе в школе. В сорок первом встретились вновь и вспомнили, что когда-то нравились друг другу. Зато это не понравилось мужу, он пожаловался Сталину, написал письмо. Сталин отреагировал, наложил резолюцию:

«Верните эту дуру Кармену. Полковника Сталина арестовать на пятнадцать суток».

И расписался: И. Сталин.

И все у Василия было бы хорошо, если бы не болезнь.

Капитолина Васильева:

— Конфликты в связи с его вот этой самой фронтовой чарочкой... я очень была против, потому что я знала, что это болезнь очень такая тяжелая, она прогрессирует, и мне нужно было как-то… Но у меня ничего не получалось.

О том, что с Василием неблагополучно, отцу докладывали сотрудники охраны и врачи. Его неоднократно пытались лечить.

Начальник Лечебно-санаторного управления Кремля Петр Егоров — Иосифу Сталину:

«9 декабря 1950 года.

Лично товарищу Сталину Иосифу Виссарионовичу.

Считаю своей обязанностью доложить вам о состоянии здоровья Василия Иосифовича. Василий Иосифович страдает истощением нервной системы, хроническим катаром желудка и малокровием. Причиной указанных заболеваний является чрезмерное злоупотребление алкоголем.

16 ноября сего года у Василия Иосифовича внезапно дома около часа ночи во время просмотра кинокартины развился эпилептический припадок, полная потеря сознания, общие судороги мышц тела, прикус языка и выделение из полости рта пенистой жидкости».

В одном из наших фильмов мы показывали уникальную хронику: Василий Сталин на морской охоте. Но почему-то с обычным ружьем и, главное, в пижаме. Да и выражение лица у сына Сталина на этих кадрах такое, что нетрудно догадаться, что с ним происходило до этого момента.

Нельзя сказать, что с этой болезнью не боролись. Та же Капитолина Васильева в одном из интервью рассказывала, что обращались к наркологу, который должен был внушить Василию отвращение к водке. Однако, как это ни анекдотично звучит, нарколог сам оказался тяжелым алкоголиком.

В 1952 году, когда окружение вождя стало готовиться к уходу дряхлеющего Сталина, начались неприятности и у Василия. Он, конечно, не мог не задумываться над тем, что ждет его после смерти отца, а потому пил все больше и больше. Опасения Василия подтверждались всем ходом событий. Его отстранение от должности командующего военно-воздушными силами Московского военного округа обросло огромным количеством домыслов и слухов.

Путаницу внесла и сестра Светлана, написавшая в своих воспоминаниях о том, что Василия отстранили сразу после парада 1 мая 1952 года, во время проведения которого якобы разбилось несколько самолетов. Это не совсем точно.

Один самолет действительно разбился при посадке, но по вине пилота, а не командующего парадом. При расследовании катастрофы выяснилось, что летчик просто перепутал рычаги управления. Василий тут был ни при чем.

Здесь необходимо сделать небольшое отступление и рассказать, что из себя представлял воздушный парад в то время. Телезрители, видевшие фильм, видели и хронику, на которой в небе оператор запечатлел десятки самолетов, выстроенных так, что получалось слово «Сталин». Иногда это были слова «Ленин» или «КПСС». Работа эта была виртуозной и требовала полного напряжения сил и от летчиков, и от командующего парадом. Необычайная слаженность достигалась многодневными тренировками, и по пьяной лавочке тут не покомандуешь. Участники и не помнят генерала Сталина выпившим ни на одном из подобных парадов, которых Василий, в бытность командующим, провел четырнадцать!

Отец отстранил сына от должности после другого парада и совсем по другой причине.

7 июля 1952 года в Тушине проходил праздник в честь Дня Военно-Воздушного Флота. Командовал Василий Сталин. После успешного окончания он позволил себе расслабиться. И тут последовал вызов на банкет, где присутствовало все Политбюро. По традиции, все происходило на даче у отца. Василий же был на своей даче. Нашли его абсолютно пьяным. Однако приказы в армии обсуждать не принято, особенно если это приказ Генералиссимуса.

Капитолина Васильева:

— Когда он вошел, все уже сидели. Его в одну сторону качнуло, в другую, и отец ему говорит: «Ты пьян, выйди вон!» — «Нет, я не пьян», — он отвечает. И второй раз отец говорит: «Ты пьян, выйди вон».

Он попятился назад, вышел, и уже на следующий день он был снят с командующего».

Отставка Василия была обставлена как перевод на учебу в Академию Генерального Штаба, но там он ни разу не появился. Он был в шоке, а тут еще зимой 1953 года произошел окончательный разрыв с Капой.

Капиталина Васильева:

— У нас такие размолвки с Василием были страшные, что мы решили все-таки разойтись. Вот, перед тем как положили в больницу, я сказала, что я больше жить с тобой не буду. Больше не могу.

Последние полгода перед смертью отца отмечены для Василия знаками приближающейся беды. Он безвылазно сидел на даче и пил.

Артем Сергеев, приемный сын Иосифа Сталина:

— Ну, я смотрю, Василий уже хорошо попил, еще себе налил фужер. Я ему говорю: «Васька, хватит!» Причем жестко: «Хватит!» На что он сказал... вынул пистолет и сказал: «А у меня два выхода: вот здесь пуля есть, а вот здесь водка налита. Я, — говорит, — живу, ты же пойми, я живу, пока отец есть. Отец закроет глаза — меня Берия на другой день на части порвет такого, а Хрущев с Маленковым ему помогут».

В нашей предыдущей серии генерал Н. Новик рассказывал, как даже в последний день рождения отца, 21 декабря 1952 года, на Ближнюю дачу Василий приехал пьяным. Сталин сына принял, а его подарок — набор инструментов — так и не взял. Он отправил Василия домой, а затем еще долго смотрел вслед, качая головой.

Это была их последняя встреча.

Пятого марта 1953 года умер Иосиф Сталин. Жизнь его младшего сына Василия переломилась надвое. У гроба Василий плакал навзрыд и упорно твердил, что отца отравили. Он был не в себе, чувствовал приближение беды. Но действительность превзошла все самые худшие ожидания. Впрочем, об этом мы обещали телезрителям рассказать в следующей серии нашего фильма.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх