Загрузка...



Глава 7

ТУРНИРНЫЕ ДОСПЕХИ

Искусство владения оружием требовало длительной выучки, и нет сомнений в том, что даже в очень отдаленные времена мужчины готовили себя к войне во время учебных боев. В этом смысле можно сказать, что турнир не менее древний, чем сама война, хотя сражения по особым правилам и с использованием специальных лат приобрели особый размах в средневековой Европе. Начальные этапы средневековых турниров известны нам плохо (проводились с середины IX в.), но представляется вероятным, что турнир произошел от римской игры, называвшейся троянской (Ludus Trojae), имитирующей битву группы воинов. Следует отметить, что, хотя словом турнир часто обозначают все виды имитации конных сражений, строго говоря, этот термин относится к групповому бою, а схватку двух противников называют поединком. На самые ранние поединки и турниры надевали обычные латы и использовали обычное оружие того времени. Таким образом, турниры мало чем отличались от настоящих сражений. Из-за частой гибели рыцарей многие правители пытались запретить или хотя бы ограничить проведение подобных состязаний. В 1130 г. церкви удалось добиться запрета на проведение турниров. Но этот запрет не выполнялся, что подтверждается тем, что в последующие 100 лет (в 1139, 1148, 1179, 1193, 1228 гг.) его несколько раз повторяли. Турниры не были уважаемым времяпровождением до тех пор, пока папа Иоанн XXII в. 1316 г. не снял этот запрет. Однако где-то до 1200 г. ради повышения безопасности было введено притушенное копье 51 (позже названное «копьем милосердия»), а начиная с середины XIII в. авторы источников различают поединки для развлечения (jousts a plaisance), которые позже назвали «мирными поединками», и боевые поединки (jousts a outrance). Первые проводились тупым оружием с целью сломать копье противника или сбить его с коня, вторые велись боевым оружием до тех пор, пока один из противников не получал тяжелой раны или не был убит. Второй вид был связан со средневековой традицией защиты чести путем поединка.

Самое раннее упоминание о специальных доспехах для турниров мне удалось найти в отчете о королевском турнире, проведенном 9 июля 1278 г. в Виндзорском замке. Все доспехи, перечисленные в этом отчете, включая и шлемы, были сделаны из кожи, этого было вполне достаточно против мечей из китового уса, тоже упомянутых в отчете. Опись Рауля де Несля от 1302 г. уже несколько раз упоминает турнирное оплечье из китового уса и турнирную кольчугу. Начиная с этой даты в описях и отчетах стали часто появляться ссылки на элементы турнирных доспехов, особенно на шлемы. В описи лат Роджера де Мортимера из Вигмора от 1322 г. различаются шлемы для поединков и шлемы для турниров. Сейчас невозможно объяснить, чем эти доспехи отличались от боевых. Можно принять за общее правило, что с середины XV в. турнирные латы, в отличие от боевых, снабжались усиливающими элементами по той очевидной причине, что на ограниченном пространстве ристалища безопасность рыцаря была важнее его подвижности. Поэтому не исключено, что такое положение существовало уже с конца XIII в. Конечно, шлемы с усиленными беворами, изображенные на рисунках в манускриптах, надевались для поединков 52 , а массивная нагрудная пластина, о которой говорилось выше, после ее повторного введения в начале XIV в. сначала, видимо, тоже использовалась для этих же целей. Общее впечатление при изучении описей XIV в. «Armour pour les justes» («Доспехи для поединков») и описи лат, составленной Саймоном Берли 9 ноября 1387 г., состоит в том, что турнирные доспехи мало чем отличались от боевых доспехов, за исключением того, что они были более искусно украшены. Следует отметить, что опись Берли не включает в себя один специальный элемент — защиту для рук (mayndefer). Эта защита упоминается уже в 1337—1341 гг. в отчете Турни, но мы не знаем, какую форму она имела в XIV в. Maundefer, несомненно, являлась предшественницей жесткой защиты для левой руки и предплечья, которые были найдены среди доспехов для поединков XV в.

Самый ранний поддающийся идентификации элемент доспехов, изготовленный специально для поединков, — это так называемый шлем с лягушачьим ртом, о котором мы уже говорили. Он появился в конце XIV в. Этот шлем крепко пристегивался к кирасе застежками спереди и сзади, имел низкую основную, верхнюю часть и спереди изгибался вверх, образуя плоское острие на уровне прорези для глаз. Этот последний элемент, который был образован промежутком между бе-вором и верхней частью шлема, был выполнен так, что когда владелец сидел прямо, то шлем почти полностью закрывался собственным нижним краем. Хороший обзор можно было получить, только наклонившись вперед и заняв правильную позицию для удержания копья наперевес. Когда же рыцарь при столкновении с противником выпрямлялся, его глаза оказывались полностью защищенными. Этот тип шлема использовался по всей Европе вплоть до 1530-х гг. с небольшими отличиями от основной формы и с разными деталями (фото 41; рис. 35, 37). История его развития до 1450 г. нам неизвестна, но так называемая подвешенная форма забрала (т. е. с ярко выраженным изгибом вперед) (рис. 37) была, вероятно, распространена повсюду. В Германии она использовалась до 30-х гг. XVI в. В Италии появилась кургузая форма «коробочки», а во Фландрии, Франции, Англии и Испании применялось нечто среднее между этими двумя формами (рис. 35).Однако следует отметить, что небольшое число шлемов, датируемых приблизительно 1500 г., вероятно английского производства, тоже имели форму «коробочки» (Коллекция Уоллеса, Лондон, № 78). Начиная со второго десятилетия XVI в., у шлема этого типа стал появляться зачаточный подбородок (рис. 36), а на некоторых образцах, обнаруженных в Англии, фронтальная часть либо крепится к тулье навесками со съемными шпильками, либо сконструирована как закрытый шлем со съемным забралом (рис. 36). Таким образом, обе формы путем замены элементов могли легко превращаться в большой бацинет для конных турниров или пеших боев 53 .

Большинство из дошедших до нас шлемов с лягушачьим ртом имело прорези и отверстия для ремешков и шпилек, к которым крепилась съемная, похожая на капот подкладка (рис. 226). Кроме того, на них было множество вентиляционных отверстий или даже больших проемов, иногда с лючками с правой стороны, а некоторые образцы из Германии конца XV — начала XVI в. снабжены продольным болтом на задней застежке для изменения угла наклона шлема. И наконец, стоит отметить, что на поединках в Западной Европе с конца XV в. иногда использовались армэ с забралом типа «лягушачий рот».

С первых лет XV в. турниры и поединки стали утрачивать свою первоначальную роль подготовки рыцарей к войне и начали превращаться в спортивные состязания. Были введены более строгие правила, а в 20-х гг. XV в., скорее всего в Италии, был придуман новый способ обеспечения безопасности участников поединков. Рыцари должны были теперь драться через барьер с навесом, который сначала изготавливался из сукна и устанавливался в центре ристалища, чтобы помешать противникам столкнуться 54 . Это приспособление быстро распространилось по всей Европе, за исключением Германии, где его приняли только в начале XVI в. За пределами Германии поединки через барьер, как их называли, проводились, по-видимому, тупыми копьями, а цель их заключалась в том, чтобы сбить противника с коня или сломать его копье. Очки начислялись по количеству сломанных копий или по месту нанесения удара — например, попадание в голову оценивалось выше, чем удар в корпус; были удары, которые считались запрещенными, и баллов за них не давали. Насколько можно судить по отрывочным сведениям, до приблизительно 1440 г. на поединках с барьером использовались обычные боевые латы, включавшие в себя шлем и некоторые усиливающие элементы. Фактически они продолжали использоваться до XVII в., когда этот вид спорта уже утратил свою популярность. И тем не менее анонимный манускрипт 1446 г., упомянутый выше (глава 4, сноска), содержит описание доспехов, предназначенных исключительно для поединков. Они включали в себя либо кирасу, либо бригандину, оснащенные упором для копья и несколькими застежками для крепления шлема и других элементов. Последние состояли из: 1) ма-нифера (по-английски — manifer, рукавица для защиты левой руки, которой всадник одерживал лошадь). Она изготовлялась из единого куска металла и защищала руку на три-четыре пальца выше локтя; 2) небольшого монолитного наплечника на левое плечо; 3) небольшой рукавицы на правую руку, которая, вероятно, изготовлялась из кожи; 4) выше этой рукавицы на правую руку надевали элемент, который в Англии назывался polder-mitten или moton (предплечник). Как известно из других источников, он состоял из наручей с большой ракушко- образной пластиной, закрывавшей локоть снаружи и загибавшейся поверх внутреннего сгиба локтя, заходя на нижнюю половину верхней части руки; 5) небольшого пластинчатого наплечника с большим круглым бесагью спереди; 6) грушевидного деревянного или кожаного буфера для щита на левой стороне груди; 7) небольшого прямоугольного щита, отделанного роговыми пластинками и оснащенного веревкой для подвески на груди. Далее автор говорит, что во Франции на поединках использовались ножные доспехи, из чего можно сделать вывод, что их надевали не везде, поскольку барьер и крупные элементы брони, часто крепившиеся к седлу, делали ножные латы излишними.

Вышеописанные доспехи для поединков, по-видимому, применялись в Европе до 1530 г. В Германии такой комплект надевался только на так называемый гештех (Gestech), который будет описан ниже, но в других странах его носили во время всех видов боя с копьями, если они проводились не в боевых доспехах. Однако мы так мало знаем о поединках за пределами Германии, что не можем утверждать ничего определенного. И тем не менее следует отметить, что немногие экземпляры лат для поединков негерманского происхождения, которые дошли до наших дней, имеют такую же комплектность, что и у немцев. Примером этого могут служить доспехи французского производства из коллекции г-на Жоржа Паульяка в Париже, испанские образцы из той же коллекции и из Мадрида (Королевский музей вооружения, А. 16—17), фламандский комплект из Музея оружия в Вене (В. 141) и, наконец, итальянский комплект из того же музея (В. 2) (рис. 38).

В Германии в конце XV в. практиковалось много различных видов поединков, но все они были вариантами двух основных типов — гештеха и реннена или шарфреннена. В первом сражались тупым копьем, а во втором — заостренным. Оба этих типа появились еще в XIII в., но наиболее четкую форму они обрели только к 1400 г. Поэтому рассмотрим их по отдельности.

Гештех. Этот термин впервые появился в описании обычного поединка с тупыми копьями. В конце XIV в. возникла особая форма гештеха, именуемая «хоэнцойггештех», целью которого было сломать копье противника. Для этого поединка надевали седло особой формы, сиденье которого возвышалось над телом лошади сантиметров на 25. Таким образом, рыцарь сражался почти стоя. Спереди седло было устроено так, что на нем распоркой крепился щит, закрывавший всадника от ступней до уровня чуть выше пояса. От этого щита тянулись два деревянных бруса, охватывавшие бедра всадника и не дававшие ему при ударе противника выпасть из седла 55 . Поначалу на этот поединок выходили в обычных боевых доспехах без ножных лат, но в шлеме типа «лягушачий рот» (Stechhelm) и с небольшим щитом, висевшим слева. Однако уже в 1436 г. опись доспехов Фридриха Тирольского (впоследствии императора Фридриха III) включает специальные доспехи для гештеха 56 , хотя их точная форма нам неизвестна.

Не исключено, что они были похожи на описанные во французском манускрипте 1446 г., цитированном выше, поскольку мы знаем, что начиная с 1470 г. они стали применяться исключительно для этого вида боя. После 1450 г. хоэнцойггештех, похоже, вышел из моды, хотя позже был на некоторое время возрожден императором Максимилианом I. Вместо него стали устраивать собственно гештех. Целью его было выбить противника из седла и сломать его копье. Седло приобрело нормальный вид, а деревянные брусья вокруг бедер были убраны. Начиная с 1480 г. щиты для ног заменило новое средство защиты — штехзак, которое представляло собой плотно набитый «бампер» для лошадиной груди, который продолжался по бокам и защищал ноги всадника (например, как на экспонате, выставленном в Венском музее оружия, В. 14).

До нас дошло сравнительно большое количество доспехов для гештеха конца XV— начала XVI в. Они выставлены в Венском музее и Германском музее в Нюрнберге (фото 41). Ниже мы приводим описание характерных черт большинства образцов, причем следует отметить, что они мало чем отличаются от тех, что упоминаются во французском манускрипте 1446 г. Шлем (штехшлем) типа «лягушачий рот» привинчивался к кирасе. Нагрудная пластина, которая заканчивалась на уровне талии, имела большой вес и была сплюснута справа для крепления упора для копья и так называемого кью (gueue). Кью представлял собой горизонтальную планку, которая протягивалась назад под рукой всадника и заканчивалась крюком для удержания задней части тяжелого копья (рис. 209). Под нижнюю кромку нагрудной пластины крепилась широкая центральная пластина. Она имела выемку в районе паха, а ее края доходили до верхней части бедер, обеспечивая таким образом дополнительную опору для лат. По кромке этой пластины были приклепаны широкие кожаные полоски, которые связывались с соответствующими шнурками на пластинчатой юбке (кулете). Кроме того, имелись ремешки с пряжками и с внутренней стороны бедер. Эта пластина была покрыта невысоким заостренным плакартом и обычно соединялась центральным болтом с нижней частью нагрудной пластины. Были также юбка и тассеты нормальной формы. Задняя пластина соединена с нагрудной застежкой на навесках на плечах и по бокам. Она обычно была небольшой и легкой, иногда не больше Х-образной рамки с небольшим кулетом в форме рыбьего хвоста. Как уже отмечалось, кулет имел по краям ремешки, которые связывались с соответствующими ремешками на внутренней части пластинчатой юбки. Небольшие пластинчатые наплечники имели большие вырезы в районе пройм. К обоим наплечникам, а иногда только к правому крепились большие круглые бесагью. Каждый наплечник продолжался несколькими пластинами с наружной стороны руки почти до уровня локтя и иногда оснащался коротким вертикальным штырьком на плече. Он, наверное, предназначался для того, чтобы копье не скатывалось вниз, когда его несли на плече. Короткие верхние части наручника в форме же- лоба соединялись небольшими налокотниками на правой руке с предплечником (литтеном или мотоном), а на левой — с рукавицей-манифером. Предплечник, описанный выше, часто устанавливался так, чтобы его верхний край мог при помощи болта соединяться с верхним элементом наручника, фиксируя, таким образом, руку для правильного удержания копья. Манифер, или латная рукавица для левой руки, как и наручи, изготавливался из единого куска железа и охватывал заднюю и боковые части кисти (фото 41). Иногда на уровне средних суставов пальцев в рукавицу вставлялась пластина. Правая кисть либо оставалась обнаженной, либо прикрывалась большой набитой ватой перчаткой, которую защищал большой стальной эфес копья. И наконец, грушевидный буфер и небольшой прямоугольный деревянный щит, схожий по форме с тем, что описывался во французском манускрипте 1446 г., свешивались на веревках, проходящих через отверстия на левой стороне нагрудной пластины (фото 41).

Описанный тип доспехов для гештеха только в 30-х гг. XVI в. был заменен на тот, который будет описан ниже. Однако первый имел несколько новшеств для специальных видов боя, введенных императором Максимилианом, но описывать их не представляется возможным из-за отсутствия места. Стоит только заметить, что во втором десятилетии XVI в. из Италии в Германию пришел «барьер». Поединок с применением барьера именовался «вел-шгештехом убер ди планке», или «планкенгештехом». Для такого поединка применялись обычные доспехи с добавлением ножных лат и более высокого щита, но без опоры для задней части копья.

Шарфреннен. Вид поединка, целью которого было выбить противника из седла, но очки начислялись и за сломанное копье. Самые ранние упоминания о нем встречаются в 1436 г. в описи доспехов вышеупомянутого эрцгерцога Фридриха, где говорится о нескольких деталях для «боевой скачки». Форма этих деталей неизвестна, но те немногие изображения этого вида боя, датируемые последней четвертью XV в., позволяют предположить, что поединки проводились в легких полудоспехах или в бригандинах с саладом и бевором и прямоугольным щитом, висевшим с левой стороны тела, как описано, например, в настольной книге «Вальд-бург-Вольфегшес Хаусбух» 1475—1480 гг. К 1480 г., если не раньше, стали делать специальные латы для «боевой скачки», и до наших дней дошло довольно много образцов, например, те, что выставлены в Вене (фото 42). Обычно, хотя и не всегда, на этот вид поединка не надевали ножных лат, наручников, наплечников или перчаток, поскольку большая надседелъная броня (Renntartsche) (см. ниже) всадника и эфес копья считались достаточной защитой для рук и кистей. Кираса обычно походила на ту, что надевали для геште-ха, за исключением того, что плакарт, юбка и тассеты были тяжелее, хотя последние, достигавшие раньше бедер, теперь доходили почти до колен. На голову надевали длинный салад, выкованный из одного куска железа, который дополнял большой бевор, прикрепленный гайками к нагруднику. Над прорезью для обзора шпильками и поворотным стержнем крепились две пластины в форме крыла. Предполагалось, что они будут опускаться при нанесении удара 57 . Весь бевор и всю переднюю часть тела закрывали надседельные латы (Renntartshe), которые делались из дерева и кожи, усиленной металлом, и крепились центральным винтом к нагрудной пластине и болтом с барашковой гайкой — к бевору (фото 42, рис. 221). Надседельные латы по форме были подогнаны к бевору и плотно прилегали к нагрудной пластине, немного не доходя до пояса, где эти латы выгибались вперед над лукой седла, прикрывая левую руку всадника. На ноги надевались специальные тяжелые ботинки, а бедра и колени получали дополнительную защиту за счет больших металлических пластин, которые свешивались по обе стороны от седла (так называемые боевые муфты — Dilgen) (рис. 224).

Вышеописанные латы для «боевой скачки» изготавливались почти до самых 50-х гг. XVI в., хотя после 1530 г. их стали постепенно заменять на новые. Доспехи для «шарфреннен» имели гораздо больше вариантов, чем латы для гештеха, поскольку император Максимилиан придумал много разновидностей этого поединка. Мы имеем возможность упомянуть здесь только один вариант — так называемую «механическую скачку», которая имела несколько подвидов. Для нее нагрудная пластина снабжалась пружинным механизмом, закрытым металлическим щитком, состоявшим из нескольких сегментов — когда удар приходился на щиток, механизм выбрасывал сегмент в воздух. Две такие нагрудные пластины без щитков выставлены в Вене (В. 21; В. 25). Существовал еще один вид поединка — «велшреннен». Для него к обычным боевым доспехам добавляли большой усиливающий элемент поверх левого наплечника, а на голову надевали либо армэ с чехлом, либо закрытый шлем в виде армэ, но продолженный вниз, чтобы его можно было привинтить к кирасе (например, образец в Тауэре, IV. 502). Сейчас мы очень мало знаем об этом виде поединка, но, по всей видимости, он пришел в Германию в начале XVI в., предположительно из Италии.

Для турниров (немцы называли его фрайтурнир, или свободный турнир) повсюду использовались обычные боевые доспехи, усиленные несколькими добавочными элементами. На особые турниры XV в., называвшиеся колбентурнирами, где противники сражались дубинками-палицами или затупленными мечами, надевали большой бацинет (рис. 25), который часто делали из кожи с металлической решеткой для защиты лица (рис. 26).

Вдобавок к различным поединкам и конным турнирам рыцари сражались в пешем бою копьями, мечами, кинжалами, секирами и палицами. Начиная с конца XV в. эти бои часто проводились через барьер.

Приблизительно до 1500 г. обычным снаряжением для

пешего боя были боевые доспехи с большим бацинетом, который сначала пристегивался, а потом привинчивался к кирасе. До конца века бацинет сохранил круглую форму «собачьего» забрала, но потом ее сменили две новые формы: полукруглая с множеством небольших отверстий и в форме кузнечного меха. Последняя использовалась до

1550—1560 гг.

Приблизительно в 1500 г. был введен новый тип доспехов для пешего боя, сначала предположительно в Германии, где и находится большинство сохранившихся образцов (фото 44). Такие доспехи включали в себя большой бацинет, симметричные наплечники и набедренники, обычно полностью закрывавшие бедра. Самой характерной их чертой была широкая пластинчатая юбка тонлет 58 , которая доходила до колен. Эти доспехи использовались в Германии до 1550—1560 гг., пока их не сменила специальная форма обычной боевой брони (см. ниже).

Редкую форму доспехов для пешего боя, изготавливавшуюся, видимо, только с 1515 по 1530 г., мы видим на самом раннем дошедшем до нас образце гринвичских лат, которые были изготовлены для короля Генриха VIII в 1515—1520 гг. (фото 43). Вместо тонлета или юбки и тассет эти доспехи имеют пару пластинчатых «бриджей», повторяющих форму ягодиц, с отдельным элементом, который пристегивается поверх набедренников. Последние полностью закрывали бедра, а наплечники закрывали плечи и подмышки. Пространства с внутренней стороны локтевого и коленного суставов закрыты пластинами. Манжеты рукавиц застегивались под наручами, а закрытый шлем типа ба-цинет пристегивался к краю воротника. Короче говоря, боец был полностью закрыт стальными пластинами, не имевшими нигде зазоров.

По доспехам (сделанным в Аугсбурге) Андреаса фон Зонненбурга (Венский музей оружия, А. 310) нам известно, что уже с 1510 г. боевые доспехи стали оснащаться запасным шлемом с усиливающими пластинами для бевора, нагрудной кирасы, левого налокотника и левой рукавицы, что превращало их в турнирные доспехи. Начиная с 1520 г. за пределами Германии появилась тенденция изготавливать дополнительные элементы для лат, чтобы рыцарь мог участвовать во всех видах поединков и турниров. Например, гринвичские доспехи для боя с барьером представляли собой обычную боевую броню, но с добавлением следующих элементов: 1) шлема для поединка через барьер с тяжелым забралом, одной сплошной прорезью для глаз и отверстиями для дыхания только с правой стороны (рис. 76). Иногда вместо отдельного шлема изготовляли два сменных забрала — одно для боя через барьер, другое — для настоящего боя. Сам боевой шлем зачастую оснащался чехлом и усиливающей пластиной для верхней части бевора, возможно, для того, чтобы его можно было использовать в турнирах; 2) грандгарда (рис. 223), или усиливающей пластины, которая закрывала всю левую и часть правой стороны нагрудника и крепилась центральной скобой со штырьком. Ее часто делали из одного куска с усиливающим бевором, хотя иногда такой бевор бывал съемным и дополнялся усиливающей тассетой слева; 3) пасгарда (рис. 222), который произошел от старой усиливающей пластины налокотника. Он имел форму большого крыла для левого локтя и прикреплялся скобой и крючком-заклепкой. Некоторые писатели XIX в. ошибочно применяли этот термин для обозначения усиливающей пластины наплечника; 4) манифера (рис. 225). Это была большая рукавица-варежка для левой руки. Ее либо привязывали ремешками поверх обычной рукавицы, либо крепили к ней с помощью скобы и крючка на заклепке. Такое крепление иногда защищалось рон-делем на коротком стебле.

Аналогичные усиливающие элементы использовали по всей Европе, хотя, конечно, детали могли быть другими (фото 43, 45, 51). Грандгард и бевор обычно изготовлялись отдельно, зато пасгард и манифер до 1580 г. порой делались из одного куска. Все части соединялись гайками, болтами или привинчивались. Новый щит (который никогда не изготавливался в Гринвиче, назывался тарч для поединка через баръер (фото 45). Это был стальной щит, иногда покрытый накладной решеткой, который привинчивался спереди к левому плечу. Он протягивался до середины левой части груди и у основания был слегка выпуклым. Такой щит использовали во время итальянского поединка через барьер.

В Германии с появлением в 30-х гг. XVI в. латных гарнитуров в употребление вошла аналогичная, но более сложная система элементов. В дополнение к различным типам боевых доспехов, кратко упомянутых в главе 5, из одного гарнитура можно было составить латы для гештеха, велштеха (фото 45), свободного турнира (фото 51) и пешего боя (фото 44). Усиливающие детали были аналогичны тем, что перечислены выше, но доспехи для пешего боя включали в себя также закрытые набедренники и юбку-тонлет, а для гештеха часто использовался особый шлем. Этот шлем, изготавливавшийся в Аугсбурге в 1580—1590-х гг., был похож на обычный закрытый шлем для поединка через барьтер, мог поворачиваться на воротнике, но имел бевор, протягивавшийся вниз и привинчивавшийся к нагрудной кирасе. В Саксонии в течение последней четверти XVI в. использовали очень большой салад, вероятно, для рен-нена, который крепился к грандгарду центральным болтом и гайкой-барашком на забрале. Его часто снабжали угловой скобой для соединения гребешка с наспинником. Это, очевидно, делалось для того, чтобы шлем не наползал на заклепки забрала (шлем такого типа хранится в Тауэре, Лондон, II. 170).

Хотя новые виды турнирных доспехов создавались для гарнитуров, их скоро стали изготавливать отдельно, и они очень быстро вытеснили старые. В течение последней четверти XVI в. появилась тенденция к упрощению форм, которая сначала проявилась в отношении лат для пешего боя. С 1570-х гг. они мало чем отличались от обычных боевых лат «три четверти» того времени, за исключением того, что наплечники у них были симметричными, а рукавицы иногда имели фланцы по внутреннему краю. Эти фланцы, вероятно, предназначались для того, чтобы оружие противника не соскользнуло с копья владельца доспехов и не поразило незащищенный участок руки. После около 1610 г. усиливающие элементы для поединков, очевидно, повсюду стали сводиться к грандгарду или тарчу для боя через барьер, маниферу и пасгарду.

В Англии турниры, по-видимому, прекратили свое существование после гражданских войн 1642—1649 гг., но еще за двадцать лет до этого их популярность стала падать. Повсюду же турниры проводили вплоть до начала XVIII в.: например, в Дрездене еще в 1719 г. проводились пешие поединки. С середины XVII в. турниры во многих местах сменились каруселью, которая обычно включала состязания, на которых участники демонстрировали умение управлять конем. В нее обычно входили следующие состязания или часть из них:

1) сдергивание колец. Этот вид спорта, зародившийся, вероятно, еще в Средние века, заключался в том, что нужно было на всем скаку снять копьем подвешенное кольцо;

2) срубание сарацинских голов, изготовленных из дерева или папье-маше, различными видами оружия;

3) удар копьем в центр фигуры. Еще один вид средневекового состязания. К столбу приклепывалась половина фигуры — обычно мавра — со щитом в одной руке и мечом (или кистенем) — в другой. Всадник должен был на всем скаку попасть копьем в центр этой фигуры. Если он промахивался и попадал в другое место, то фигура поворачивалась и била его сзади;

4) сама карусель. Это была бледная копия турнира, в которой противники сражались обитыми войлоком дубинками и тупыми мечами, стараясь сбить друг у друга гребни со шлемов.

Карусели устраивались в Дании в конце XVII в. и в Швеции — еще в 1800 г. Многочисленные доспехи для этих состязаний можно видеть в Тёйхусмуссете в Копенгагене и в Ливрусткаммарен (Королевской оружейной палате) в Стокгольме. Некоторые из них представляют собой добротные латы начала XVII в., раскрашенные и золоченые. Зато снаряжение, которое изготавливалось специально для каруселей, отличается низким качеством и неприглядным внешним видом. Эти доспехи большей частью делали из золоченой меди или очень тонких железных пластин, иногда с имитацией камней. Карусели представляют определенный интерес как переходный этап между средневековым турниром и возрождением «готических» состязаний в XIX в., среди которых самым известным, пожалуй, был Эглинтонский турнир 1839 г.


Примечания:



5

Не путать с более поздним горжетом или воротником, чьим предшественником он не был.



51

Оно имело коронообразный наконечник вместо острия.



52

Шлем Пранкха середины XIV в., хранящийся в Вене (рис. 31), и очень похожий на него шлем Лебуса в Тёйхусмуссете (Арсенал), Копенгаген, имели слева усиленные лицевые пластины, как и на шлеме Генриха V, который хранится в Вестминстере (рис. 33). Поэтому все три шлема следует рассматривать как шлемы для поединков.



53

Шлемы такой формы в начале XVI в. как раз и назывались в Англии бацинетами.



54

Первое упоминание о барьере появилось в отчетах Монстреля о поединках, проведенных в Аррасе в 1429 г. Но тот факт, что поединок через барьер стал позже в Германии называться итальянским, позволяет предположить, что он пришел сюда из Италии.



55

Такое устройство приводило к поломке бедренных костей, да и спин тоже. Настенная живопись 1400 г. в замке Рункелынтайн в Тироле сохранила изображение этого поединка. На нем выгнувшегося назад рыцаря, чтобы он не выпал из седла, поддерживает слуга.



56

С начала XVI в. этот вид боя стал называться «дойчесгештех», чтобы отличать его от итальянского поединка через барьер, который назывался «велшгештех» или «планкенгештех».



57

Некоторые исследователи полагали, что именно эти пластины обозначались в Англии словом volant-pieces, на самом же деле этот термин обозначал усиливающую пластину на шлеме.



58

Словом «тонлет», по-видимому, первоначально обозначали тот элемент доспеха, который мы называем юбкой. В этом смысле оно употребляется в манускрипте «Как следует одевать мужчину-воина...», который мы цитировали выше.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх