Загрузка...



Глава 11

ИЗГОТОВЛЕНИЕ ДОСПЕХОВ

Сведения, которыми мы располагаем о процессе изготовления доспехов, получены почти исключительно из весьма немногочисленных изображений оружейников во время работы, нескольких списков инструментов и конечно же в ходе изучения самих доспехов. Мы почти ничего не знаем о том, как была организована работа мастерской, производящей латы, но, по-видимому, с самых ранних времен в этом деле существовала четкая специализация. Гальвано Фиамма в своем «Chronicon Extra-vagans», который мы уже цитировали в главе 4, пишет, что в Милане XIV в. «одних изготовителей кольчуг была целая сотня, не говоря уже о многочисленных рабочих, которые с изумительным мастерством делают для них кольца». Список немецких мастеров, работавших в Гринвиче в XVI в., также демонстрирует, что в мастерской были молотобойцы, которые выковывали пластины, шлифовальщики, которые полировали доспехи, и слесари, которые делали петли и крепления и устанавливали их на латах. В миланских мастерских XV в. специализация была еще более узкой — один мастер делал только одну какую-то деталь (или несколько деталей), из которых потом собирались готовые доспехи. Кроме того, многие мастерские имели своих мастеров по травлению, золочению и инкрустации.

Процесс изготовления кольчуги известен нам в самых общих деталях, и мы до сих пор не все знаем о том, каким образом кольца собирались в готовую кольчугу. Впрочем, нет сомнений, что процесс сборки напоминал некоторые современные способы вязания. «Закрытые» кольца, вероятно, штамповались из тонкого листа металла. «Открытые» изготовлялись из проволоки, которую наматывали на стержень нужного диаметра и обрезали. Полученные кольца прокаливали, после чего края их расплющивали и проделывали отверстия для заклепок. И наконец, их передавали кольчужному мастеру, который собирал кольчугу и вставлял в кольца заклепки. Процесс сбора напоминал процесс вязания, в котором кольца и ряды добавлялись или убирались там, где требовалось удлинить или, наоборот, укоротить кольчугу.

До XVII в. большая часть пластин для доспехов изготовлялась из металлических брусков, которые расплющивались ударами молота вручную или, что встречалось гораздо чаще, с помощью молота, приводимого в движение водой. В районе Льежа и в Германии уже около 1500 г. для изготовления железных полос использовали металлические катки, и нет сомнений, что не позже середины XVI в. этот метод распространился повсюду. Тем не менее до второй четверти XVII в. пластин, полученных прокатным способом, выпускалось еще очень мало, поэтому если кто-нибудь начнет утверждать, что им найдены доспехи, датируемые XV или XVI в. и изготовленные из прокатной стали, то к подобным утверждениям следует относиться с большой осторожностью.

Различные части доспехов делались методом штамповки на специальных металлических шаблонах, вроде тех, что использует современный обойщик панелей. Это были маленькие наковальни различной формы, насаженные на вертикальные стержни, которые вставлялись в отверстия на верстаке или в большие деревянные блоки, изготавливавшиеся специально для этой цели. Чтобы придать пластине нужную форму, ее ковали холодной, но, без сомнения, часто нагревали. Такие детали, как загибы по краям пластин, делались тогда, когда пластина была раскалена. После того как различные элементы доспехов под ударами молота принимали нужную форму, их подгоняли друг к другу (вероятно, это был самый сложный этап из всего процесса изготовления лат), после чего временно скрепляли, чистили и, если требовалось, работали напильником. Потом доспехи отдавали шлифовальщику, который обрабатывал их точильным кругом, приводимым в движение водой, и специалисту по травлению и золочению для украшения. Слесарь в это время изготовлял петли, застежки, крючки, пряжки и др., после чего доспехи окончательно скреплялись и снабжались подкладкой.

При производстве лат высокого качества много внимания уделялось толщине их элементов. Обычно, и это вполне понятно, детали, располагавшиеся спереди, делались более толстыми, чем те, которые носили сзади, а на шлеме наиболее толстыми были участки, закрывавшие самые уязвимые места головы. Современные исследования показали также, что пластины на латах XV и XVI вв. снаружи часто более тверды, чем внутри, а это говорит о том, что мастера использовали определенные методы закалки металла. Вряд ли стоит говорить о том, что все доспехи высокого качества тщательно подгонялись по фигуре конкретного человека, для которого они делались.

Многие доспехи проштампованы маркой оружейни-ка 63 , изготовившего их, но только очень незначительное число этих марок удалось идентифицировать. Кроме того, на латах находят два других типа марок:

1. Стандартная марка города, где были сделаны эти латы. Это означает, по крайней мере теоретически, что доспехи соответствуют стандартам, установленным законами гильдии оружейников этого города. Марка часто состоит из всего герба города (или его части), например Аугсбурга, Нюрнберга и Ландсхута. Некоторые аугсбургские и нюрнбергские доспехи помечены также маркой с буквами «А» и «N» соответственно. Каждая буква окружена кольцом из шариков.

В Англии обычной стандартной маркой Компании лондонских оружейников была буква «А», увенчанная короной, но после английской революции корону заменили на шлем. Это событие отмечено в Книге протоколов компании за 1649—1650 гг. Запись сделана 19 февраля: «Поскольку три тысячи аркебузных доспехов, изготовленных мастерами и подмастерьями этой компании по заказу государства, должны быть помечены маркой этой компании, согласно указу, изданному по этому поводу, и офицеры Тауэра, которые назначены государством проверить эти доспехи, хотели поставить на них старую марку компании, а именно букву А с короной, то двор решил установить новую марку для обозначения доспехов, изготовленных этой компанией, и до нового указа двор постановил, что ею будет А под шлемом».

Корона, тем не менее, была восстановлена, видимо, в 1660 г., хотя на этот раз в книгу протоколов не было внесено никакой записи.

2. Марки арсеналов и правительств. Это клейма тех арсеналов, где хранились доспехи, и клейма правительственных чиновников. В первой группе следует отметить крест Святого Георгия венского Цейхгауза и австрийского Бинденшильда, которые стоят на доспехах, хранившихся в Императорской Оружейной палате и Государственном арсенале. В Англии в XVII в. государственное клеймо состояло, по-видимому, из королевской монограммы, увенчанной короной, или, в течение междуцарствия (1649—1660 гг.), из креста Святого Георгия, изображенного на гербе Содружества. Его не следует путать с Венской маркой, упомянутой выше.

ВЕС ДОСПЕХОВ

В прошлом было написано много чепухи и существовало множество заблуждений по поводу веса доспехов. На самом деле, за исключением некоторых турнирных лат, доспехи до XVII в. были обычно не тяжелее, а часто даже легче полного обмундирования солдат многих соединений современной армии времен Первой мировой войны. Более того, большая часть веса современного военного снаряжения ложится на плечи, в то время как вес хорошо подогнанных лат распределялся по всему телу. Распространенное убеждение, что рыцаря в полном вооружении приходилось поднимать специальным подъемным сооружением, чтобы посадить в седло, и что, упав с коня, он не мог подняться без посторонней помощи, не имеет под собой никаких оснований. В литературе и изобразительном искусстве существует много доказательств того, что хорошо тренированный человек чувствовал себя в латах вполне комфортно, пока в XVII в. они не стали чересчур тяжелыми. Даже современный нетренированный мужчина, надевший на себя хорошо подогнанные настоящие доспехи XV или XVI вв., мог сам садиться на коня и слезать с него, ложиться на землю и вставать, наклоняться, сгибать спину и совершенно свободно двигать конечностями. Главное неудобство создавал не вес доспехов, а недостаток воздуха, о чем писал еще Шекспир в «Генрихе IV», часть 2, где он приводит такое сравнение:

Ниже приводятся данные о весе различных доспехов и их элементов, взятые наугад из различных источников.

Подобно латам, что в палящий зной Своей защитой обжигают тело.

Полные комплекты доспехов

Боевые латы, Италия, около 1450 г. (Коллекция Скотта, музей г. Глазго (31) 25,85 кг (без тассет и одной рукавицы)

Боевые доспехи, Германия, около 1525 г. (Коллекция Уоллеса, Лондон, 763) 18,94 кг

Боевые доспехи, Италия, около 1550—1560 гг. (Коллекция Уоллеса, Лондон, 737) 20,8 кг

Боевые доспехи, Гринвич, около 1590 г. (Коллекция Уоллеса, Лондон, 434—439) 32,6 кг

Доспехи кирасира, Аугсбург, около 31,44 кг 1620—1630 гг. (Чербург, 130)

Доспехи для поединка (гештеха), 40,87 кг Аугсбург, около 1500 г. (Коллекция Уоллеса, Лондон, 327)

Шлемы

Бацинет и предличник, Италия, 5,7 кг около 1390 г. (Чербург, 13)

Барбют, Италия, около 1440 г. 2,66 кг (Коллекция Уоллеса, Лондон, 39)

Салад, Инсбрук, около 1485 г. (Чербург, 62) 3,33 кг

Армэ, Италия, около 1450 г. 3,6 кг (Коллекция Уоллеса, Лондон, 85)

Закрытый шлем, Германия, около 1530 г. 3,13 кг (Коллекция Уоллеса, Лондон, 245)

Чеканный бургиньот, Италия, около 1550 г. 2,4 кг (Коллекция Уоллеса, Лондон, 105)

Гребневой морион, Нюрнберг, около 1580 г. 1,786 кг (Коллекция Уоллеса, Лондон, 778)

Шишак, Аугсбург, около 1620—1630 гг. 2,86 кг (Чербург, 130)

Штехшлем, Аугсбург, около 1500 г. 8,93 кг (Коллекция Уоллеса, Лондон, 327)

Кольчуги и бригандины

Кольчуга, вероятно, Италия, XIV в. 14,06 кг (Королевский Шотландский музей, Эдинбург)

Кольчуга, Германия, XV в. (Чербург, 2) 9,8 кг

Бригандина, вероятно, Германия, 8,62 кг начало XVI в. (Чербург, 12)

Конские латы

Ландсхут, около 1480 г. 30,1 кг (Коллекция Уоллеса, Лондон, 620)

Вероятно, Фландрия, около 1514—1519 гг. 31,38 кг (Оружейная палата Тауэра, Лондон, VI. 1—5)


Примечания:



6

Слово soleret, видимо, редко использовалось и Англии, если использовалось вообще, до Мейрика, и, по его мнению, сабатон не сводился к понятию широконосого башмака для защиты ступни, введенного в обиход в конце XV в. Он использовался постоянно с XIV по XVII в.



63

На кольчугах подпись мастера иногда штамповалась на специальном медном кольце.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх