Загрузка...



Глава 10

КОНСКИЕ ЛАТЫ

Конские латы, состоявшие из кольчужной накидки,

которая почти целиком закрывала лошадь, использовались тяжелой кавалерией в позднеримские времена (тяжелая конница с защищенными чешуйчатой броней конями появилась еще в начале первого тысячелетия до н. э. среди иранских и других народов на Ближнем и Среднем Востоке и в Центральной Азии; конские латы широко применялись, например, парфянами против римлян в I в. до н. э., сарматами и др. — Ред.), но вместе с падением Западной Римской империи (476 г.) они почти исчезли из употребления (в Западной Европе. — Ред.). Насколько можно судить по очень редким документам, с VI до середины XII в. конские латы не использовались и даже после XII в. для боевых действий их, по-видимому, почти не применяли. На коня надевали только боевое наголовье. За исключением одного такого наголовья, изготовленного из железа в XIV в., которое хранится в замке Уорвик, до нас не дошло ни единого конского доспеха ранее 1450 г. Большинство сохранившихся образцов датируется началом XVI в. и более поздним временем. Конские доспехи более раннего времени мы можем изучать только по иллюстрациям сражений и турниров, а на них лошади изображены в своей обычной сбруе или покрыты широкой накидкой из ткани, которая использовалась с начала XIII по начало XV в. Поэтому наши знания о латах того времени весьма отрывочны.

На гобелене из Байё нет лошадей, одетых в латы, хотя нормандский поэт при дворе английского короля Генриха II Робер Вас (1100 — после 1174) в часто цитируемом отрывке из его стихотворного романа «Роман о Ру» (Деяния нормандцев) указывает, что в битве при Гастингсе конь Уильяма Фиц Осберта был tot covert de fer (покрыт железом). Робер Вас, однако, создавая свой роман между 1160 и 1174 гг., без сомнения, описывал доспехи уже своего времени. Одно из самых ранних известных нам изображений коня, закованного в броню, располагалось раньше на стене Красочной палаты в Вестминстерском дворце. Оно датировалось серединой XIII в. Когда его в 1819 г. скопировал С.А. Стотхард для Общества древностей, оно уже частично обсыпалось, но все равно было видно, что латы состояли из простого кольчужного покрова, достигавшего колен коня и закрывавшего его голову. С того времени до середины XV в. в описях часто встречаются упоминания о кольчужных и стеганых покровах для лошадей, но, как мы уже говорили, изображения их крайне редки.

Начиная с XIV в., по крайней мере, наряду с кольчужными и матерчатыми покровами для защиты боевых коней стали широко использовать накидки, изготовленные по типу пластинчатых курток. В описи доспехов Гильома де Геннегау, составленной в 1358 г., встречаем ii paires de couvertures de chevaus, de fier de maille et une paire de couvertures de fier de plattes (две пары конских покровов, кольчужный покров и покров из железных пластин). В 1445 г. герцог Бургундский заплатил Регно Деспьо, изготовителю бригандин, за пошив и доставку конских лат бригандинной конструкции. Эти латы, возможно, были аналогичны конским доспехам, сделанным из прямоугольных пластин, которые изображены в немецком манускрипте 1437 г., хранящемся в Национальной библиотеке Вены (№ 3062).

С третьей четверти XIII в. конские латы стали делать из крупных пластин, как металлических, так и сделанных из вымоченной в горячем воске кожи 61 . Из самых ранних упоминаний таких доспехов, например в описи де Невер 1266 г., видно, что они сначала состояли только из боевого наголовья и защиты для груди (пейтрала). Однако уже в 1302 г. в опись де Несль (см. глава 2) были включены средства защиты для крупа (крапер) и боков (флан-чард). Мы не знаем, какую форму они имели в то время, но, вероятно, были похожи на те, что изображены на нескольких произведениях искусства, созданных начиная с 1340 г. и далее. Примерами их могут служить статуя Кан Гранди делла Скала в Вероне (около 1340—1350 гг.) и рисунок в итальянской рукописи 1360 г., хранящейся в Британском музее. На этих и других иллюстрациях видно, что в тот период использовалось два типа боевого на-головья. Оба они, как и в более позднее время, имели на лбу острый шип или выдающийся вперед срединный гребень. Наголовье первого типа закрывало голову коня почти полностью, а наголовье второго типа — только лоб, переднюю часть носа и часть щек (фото 8). У обоих типов были отверстия для глаз, причем в первом случае глаза защищали большие чашеобразные фланцы или наглазники с просверленными в них отверстиями. К середине XIV в. появились трубчатые футляры для ушей. Шею лошади обычно закрывала кольчуга или пластинчатые латы (кринет), прикрепленные к верхнему краю наголовья. Кринет обычно закрывал только верхнюю часть шеи, но с конца XIV в. на иллюстрациях стали появляться изображения кринета, полностью закрывавшего шею. Пейт-рал состоял из широкой полосы, изогнутой по форме тела коня, которая крепилась на шее ремешками. Крапер состоял из трех прямоугольных пластин, две из которых располагались по бокам, а одна — сверху. Фланчарды делались из прямоугольных пластин, которые свешивались по обе стороны от седла и крепились к его нижнему краю.

Такие латы, которые часто надевали без крапера, использовались с небольшими изменениями, вероятно, до середины XV в. Но по рисунку в немецком манускрипте 1437 г., который хранится в Вене и о котором говорилось выше, видно, как сильно изменились за это время конские латы. Пейтрал и крапер стали гораздо длиннее, они закрывали теперь весь круп лошади и стали похожи на большой сундук. В нем, очевидно, имелось отверстие для хвоста, как это делалось на более поздних доспехах. Самый ранний дошедший до нас полный комплект конских лат (Музей города Вены) (фото 50), на котором стоит марка итальянского (из Милана) мастера и который был изготовлен приблизительно в 1450—1460 гг., имеет аналогичную форму, только пластины у него крупные, а не мелкие, как на бригандине. На этих латах пейтрал и крапер, нижний край которых расположен на одной линии, протягивались по бокам и в районе седла соединялись с большими боковыми пластинами фланчардов. Наголовье и пластинчатый кринет почти ничем не отличаются от более ранних образцов.

С последней четверти XV в. сохранилось несколько полных комплектов конских лат немецкого производства (например, в Коллекции Уоллеса, Лондон, 620) и несколько большее число наголовий итальянской и немецкой работы. Они были относительно небольшими и закрывали только переднюю часть головы и нос, с колпачками для ушей и фланцами средних размеров над глазами. Однако некоторые наголовья имели приклепанные или укрепленные на петлях пластины на щеках и наглазники с отверстиями. С этого времени большинство наго-ловий имело на лбу трубку для укрепления плюмажа, часто замаскированную ронделем или щитком. Кринет обычно закрывал только верхнюю часть шеи, хотя более крупные кринеты, закрывавшие всю шею, тоже, очевидно, применялись. Пейтрал и крапер аналогичны тем, что мы видели на вышеупомянутых венских доспехах, но немецкие образцы, единственно доступные для изучения, были меньше и имели более короткие фланчарды. Края немецких конских лат были зазубрены, а сами пластины украшены бороздками в готическом стиле. О конских доспехах императора Фридриха III, украшенных чеканкой, мы уже говорили в главе 8.

Сразу после 1500 г. в моду повсеместно вошли крупные конские латы, которые широко использовались, наряду с более мелкими, до середины XVI в. (фото 51). Многие наголовья того периода почти полностью закрывали голову, имели наглазники с отверстиями и кринет, закрывавший всю шею. На некоторых немецких латах пейтрал и крапер имели отверстия, которые образовывали решетку. На других решетчатая основа делалась из переплетенных ремешков, покрытых металлическими чешуйками.

После приблизительно 1550 г. конские латы стали выходить из употребления. Осталось только небольшое на-головье и кринет, хотя нам известно несколько полных комплектов конской брони конца XVI в. Начиная также с 1550 г. наголовье стало постепенно укорачиваться — его нижний край проходил теперь чуть ниже глаз (так называемое полунаголовье), но еще до 1630 г. изготавливались наголовья полной длины. После этой даты конские латы, по-видимому, вообще вышли из употребления.

В разные времени делались попытки создать конские доспехи, которые закрывали бы боевого коня полностью, до самых копыт. По очевидным причинам такие латы не могли войти во всеобщее употребление, однако следует упомянуть о самом знаменитом образце, сделанном для герцога Бургундского Максимилиана (позже императора) Лоренцем Хельмшмидом. До нас не дошло ни единой детали этих доспехов, но мы знаем о них по картине в Историческом музее Вены. На ней все тело коня покрыто пластинами, причем самой замечательной частью является пластинчатая броня для ног, оставлявшая незакрытыми только копыта.

Во время поединков и турниров на коней надевали, по-видимому, обычные боевые латы. В Германии в конце XV и начале XVI в. для поединков использовались два специальных приспособления. Одно из них — штех-зак, о котором мы уже говорили в главе 7. Второе — так называемое слепое наголовье, которое не имело отверстий для глаз. Это делалось, очевидно, для того, чтобы лошади противников не пугались друг друга.

История седел и других частей конской сбруи не входит в предмет нашего исследования. Следует, однако, отметить, что со второй половины XIV в. до середины XVII в. задняя и седельная луки боевого седла обычно покрывались стальными пластинками. Необходимо также отметить, что во второй половине XVI в., особенно в Италии, где пластинчатые сабатоны почти не носили, стремена часто имели длинные стальные чашеобразные носки.

Украшения конских лат следовали тем же тенденциям, что и украшения доспехов. Поэтому я не буду здесь ничего об этом говорить.

Наверное, в этом месте необходимо кратко рассказать о полувоенной детали снаряжения всадника, о которой мы еще не говорили, — о шпорах. С начала описываемого нами периода (т. е. с 1066 г.) по конец первой четверти XIV в. повсеместно использовались шпоры в виде колючки, с одним острым выступом (фото 1, 3; рис. 9). Наконечник шпоры имел коническую форму, а за ним располагался бугорок или шарик, которые не давали шпоре глубоко вонзаться в тело лошади. Такие шпоры время от времени использовали до XVII в., но после 1330 г. их сменили шпоры с колесиками, которые появились в XIII в., если не раньше 62 . На некоторых образцах шпор колесико расположено горизонтально, но во все времена самым распространенным было вертикальное колесико, применяемое и в наши дни.


Примечания:



6

Слово soleret, видимо, редко использовалось и Англии, если использовалось вообще, до Мейрика, и, по его мнению, сабатон не сводился к понятию широконосого башмака для защиты ступни, введенного в обиход в конце XV в. Он использовался постоянно с XIV по XVII в.



61

Использовались для конских лат до XVI в., Оружейная палата лондонского Тауэра, VI. 87.



62

Шпора с колесиком хорошо видна на Большой печати короля Генриха III (1207, король в 1216—1272 гг., а несколько лет назад в Бург-Вартенбах-бай-Ангерсберге, земля Гессен, была найдена такая же шпора, которую, судя по археологическим данным, можно датировать периодом до 1265 г.).








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх