Предисловие к российскому изданию

Для начала — несколько цитат.

«…Я предлагаю расшифровать ЦРУ как «рак в Америке» (Cancer in America), который следовало бы вырезать раньше, чем он убьет нас самих».

(Джоан Алинови. Рутланд, штат Массачусетс. «Нью-Йорк таймс мэгэзин», 25 января 1974 г.)

«ЦРУ и ФБР — это угроза нашей стране. Если мы не обуздаем ЦРУ, нас перестанут уважать за рубежом… В своем нынешнем виде и функциях ЦРУ — это смертельная угроза чести, авторитету и безопасности нашей страны».

(Джеймс Брайан. Вашингтон. «Вашингтон пост», 11 декабря 1975 г.)

«Изучая проблему политических убийств в Америке, мне стало совершенно понятно, что наши разведывательные агентства достигли такого уровня власти, когда под угрозу поставлено существование самих принципов, на которых основано наше государство».

(М. Бредфорд. Остин, штат Техас. «Каунтерспай», № 3-1976 г.)

В приведенных выдержках из писем, поступивших в СМИ от рядовых граждан США более чем тридцать лет назад, отражена реакция американского общества на всколыхнувшие его проблемы деятельности разведки, расследовавшейся в середине семидесятых годов специальной комиссией Конгресса Соединенных Штатов. Это расследование, пожалуй, было наиболее «публичным» из всех проводившихся до этого времени и позднее.

В преамбуле к итоговому отчету по работе комиссии ее председатель сенатор Фрэнк Черч заявил:

«Решения и рекомендации, содержащиеся в конце данного отчета, представляют собой перечень действий, который, если будет принят, надолго закроет путь злоупотреблениям, допускавшимся в прошлом, и должен будет обеспечить проведение Соединенными Штатами своей разведдеятельности в соответствии с конституционными нормами».

Упомянутые рекомендации касались злоупотреблений именно в том виде деятельности ЦРУ, о котором главным образом и пойдет речь в предлагаемой книге Франка Даниноса. Они, в частности, содержали такие пункты:

«1. Специальная комиссия рекомендует, чтобы все действия, включающие прямые или косвенные попытки убийства любого индивидуума, и вся полувоенная деятельность были запрещены в мирное время.

2. Специальная комиссия рекомендует относительно других тайных операций, любых разведывательных структур США соблюдение следующих условий:

А. Директор Центральной разведки в письменной форме извещает комиссию о деталях операции, продолжительности, целях, рисках, вероятности успеха и расходах на проведение.

Б. Президент письменно должен подтвердить комиссии, что данная операция требуется для обеспечения национальной безопасности США».

При чтении книги Франка Даниноса нетрудно убедиться, что столь «решительные» рекомендации комиссии — всего лишь звон колокольчиков на лошадиной упряжке, уверенно скачущей в нужном седоку направлении.

В принятом Конгрессом США в июле 1947 года законе о национальной безопасности, которым учреждалось и ЦРУ, не было понятия «тайные операции». Считалось, что главным направлением его деятельности будут сбор разведывательной информации и координация этих действий с другими государственными структурами. Однако в закон было внесено одно положение, которое предписывало ЦРУ «выполнять другие функции и обязанности, относящиеся к разведывательной деятельности и затрагивающие интересы национальной безопасности, согласно указаниям Совета национальной безопасности» (раздел 102, пункт Г, параграф 5).

Вот признание одного из авторов закона о национальной безопасности, бывшего министра обороны США Клиффорда, по поводу этого положения:

«Было решено, что закон, учреждающий ЦРУ, должен содержать «всеобъемлющий» пункт во избежание непредвиденных случайностей в будущем… В соответствии с этим пунктом вскоре после принятия закона 1947 года были санкционированы подрывные акции».

Становится очевидным, что учредители ЦРУ в лице американского правительства и Конгресса США создавали его изначально как инструмент осуществления внешней политики в глобальных масштабах путем проведения тайных подрывных операций.

В 1948 году в директиве 10/2 Совета национальной безопасности были определены принципы осуществления и содержание тайных операций, служащих одним из главных средств американской внешней политики. Под термином «тайные операции», употребляемым в этой директиве, следует понимать все виды деятельности против иностранных государств или групп, которые проводятся или одобряются правительством США. Однако эта деятельность планируется и проводится так, что внешне ее источник — правительство США — никак не проявляется, а в случае разоблачения оно может «правдоподобно» отрицать до конца свою ответственность за нее.

В соответствии с директивой тайные операции включают «…пропаганду, экономическую войну, превентивные прямые действия, в том числе саботаж, разрушения… подрывную работу против иностранных государств, включая помощь подпольному движению сопротивления, партизанам и эмигрантским группам… поддержку антикоммунистических групп в странах свободного мира, находящихся под угрозой…».

Как следует из такого перечисления, ЦРУ предоставляется практически безграничное поле для подрывной деятельности, одобряемой или даже скорее порученной высшими инстанциями американской государственной власти. В той же директиве был сформулирован и принцип «благовидного отрицания», постоянно используемый правительством и президентами США в тех случаях, когда их ловят за руку на участии в подрывных тайных операциях.

В 1949 году конгресс в дополнение к закону о национальной безопасности принял еще специальный закон о ЦРУ и его функциях. Этим актом США впервые в истории открыто возвели тайные и подрывные акции за рубежом на уровень государственной политики и тем самым официально одобрили методы вмешательства во внутренние дела других стран и нарушения их суверенитета.

Символично, что первой «кормилицей» грудного ЦРУ стало разведывательное подразделение нацистского рейха во главе с генералом Геленом, работавшее против Восточной Европы и Советского Союза. После разгрома фашистской Германии бывшие нацисты в обмен на сохранение жизни и американское опекунство предоставляли ЦРУ архивные материалы на так называемые «консервы» — германскую агентуру длительного оседания, вербовавшуюся на территории СССР.

Главной «непредвиденной случайностью» для ЦРУ явился послевоенный рост во всем мире уважения к Советскому Союзу, большой интерес к его социальному эксперименту и его идеологии. Причем влияние СССР распространялось не только в Восточной Европе. Началось укрепление позиций коммунистических партий и в ведущих западноевропейских странах, таких как Франция, Великобритания, Италия и др.

Недавние союзники по антигитлеровской коалиции вздрогнули и стали лепить из Советского Союза образ врага, угрожающего «западной свободе и демократии». Новый «призрак коммунизма» вызвал животный страх у американской элиты, и ее представители начали лихорадочно вырабатывать «доктрину сдерживания» советского «монстра». Один из участников этого процесса министр обороны Джеймс Форрестел не выдержал напряжения и страха. В марте 1949 года он был снят с должности и отправлен в психиатрическую клинику, где ему поставили диагноз «нервное и психическое истощение и депрессия». 22 мая того же года Форрестел выбросился из окна своей палаты на 16-м этаже. Перед гибелью он неоднократно предупреждал окружающих: «Русские идут, русские идут! Они везде. Я видел русских солдат». «Доктрина» была принята опечаленными единомышленниками уже без его присутствия, но явно с учетом его предсмертных изречений. В ней должное место было опять-таки отведено тайным подрывным операциям подрастающего ЦРУ, которые заняли нишу где-то между дипломатией США и прямым военным вмешательством.

Здесь и пригодились нацистские объедки. Первые подрывные секретные операции были направлены против СССР и проводились непосредственно на его территории. Бывшие фашистские пособники — оуновские бандформирования, прибалтийцы, служившие в частях СС, а затем ушедшие в подполье, в течение почти десяти лет получали подпитку оружием, снаряжением и деньгами для ведения боевых действий против государственной власти в стране, поддерживавшей нормальные дипломатические отношения с Соединенными Штатами.

Посчитав Италию самым слабым звеном в послевоенной Европе, ЦРУ приложило максимум усилий, чтобы не допустить коммунистов в правительство на выборах 1948 года. В рамках тайной операции «Гладис» (от лат. гладиус — щит) было создано «полувоенное» формирование численностью в 15 тысяч человек, чтобы противостоять «советской интервенции». Однако на самом деле истинной целью было свержение итальянского правительства в случае прихода в него коммунистов.

Подобные «карманные» армии были сформированы с помощью американской разведки во Франции, Бельгии, Нидерландах и Западной Германии. Нередко командирами в них служили уцелевшие эсэсовские офицеры.

В странах Восточной Европы, которые рассматривались последователями Форрестела как «плацдармы «красной угрозы»», создавались «группы сопротивления коммунизму». Спецподготовка польских, румынских, венгерских и чехословацких эмигрантов осуществлялась в рамках секретной операции «Красная шапка — красные носки».

ЦРУ оттачивало пока еще молочные зубы и накачивало мышцы. В тот период на него легла ответственность «за противостояние Советам в тайных «трущобных» битвах» (выражение бывшего заместителя директора ЦРУ по информационной работе Рэя Клайна).

С целью разрыхления советской идеологии ЦРУ вышло и в радиоэфир. Оно организовало и курировало главный рупор информационной, идеологической и психологической войны — радиостанцию «Освобождение», а затем холдинг «Радио «Свободная Европа» и Радио «Свобода»». С девяностых годов «Радио «Свобода»» как независимая организация вещает на территорию России с одной из центральных улиц Москвы, где располагается ее отделение. Сейчас каналы ее финансирования являются, естественно, коммерческой тайной.

За шестидесятилетнюю историю ЦРУ было опубликовано немало воспоминаний людей, которые занимали в управлении и связанных с ним разведывательных и военных структурах руководящие должности, имели большой опыт оперативной и аналитической работы. Всех их, как правило, объединяет одно — они с документальной точностью описали в своих книгах механизм разработки тайных операций и руководства ими.

Виктор Маркетти, например, занимал пост специального помощника заместителя директора ЦРУ, проработал в разведке четырнадцать лет. В соавторстве с сотрудником Бюро разведки и исследований Госдепартамента Дж. Марксом он выпустил книгу «ЦРУ и культ разведки», в которой, кстати, цензорами было сделано 168 купюр.

«В нашей стране, — пишут авторы книги, — существует могущественный и опасный тайный культ — культ разведки. Смысл этого культа в достижении целей внешней политики правительства США тайными и обычно незаконными средствами.

Когда это необходимо, служители культа разведки, включая и наших президентов (которые всегда знают о крупных операциях ЦРУ, обычно одобряют их, а часто бывают и их фактическими инициаторами), лгут, чтобы защитить ЦРУ и скрыть свою собственную ответственность за его деятельность. Правительство Эйзенхауэра обманывало американский народ, утверждая, что ЦРУ непричастно к государственному перевороту в Гватемале в 1954 году, отрицая поддержку ЦРУ неудавшегося мятежа в Индонезии в 1958 году, отрицая разведывательную миссию пилота самолета «У-2» Гарри Фрэнсиса Пауэрса в I960 году. Правительство Кеннеди лгало по поводу роли ЦРУ в подготовке вторжения на Кубу в 1961 году, признав причастность ЦРУ к этой операции только после ее провала. Правительство Джонсона обманывало народ, скрывая масштабы участия правительства США в событиях во Вьетнаме и Лаосе, а участие ЦРУ отрицало полностью. Правительство Никсона лгало, публично отрицая роль ЦРУ в попытке придать выборам в Чили в 1970 году другой исход».

Филипп Эйджи, который в качестве оперативного работника занимался тайной деятельностью в странах Латинской Америки, утверждает в своей книге «За кулисами ЦРУ. Дневник сотрудника американской разведки»: «Тайные операции ЦРУ представляют собой невидимые со стороны усилия по насаждению несправедливых, антинародных правительств, причем с надеждой на то, чтобы избежать при этом открытой военной интервенции (как это было во Вьетнаме и Доминиканской Республике)».

Есть и документальные свидетельства о самом «высоком моральном методе», используемом при проведении тайных операций ЦРУ — «устранении и дискредитации отдельных лиц».

В начале шестидесятых годов ЦРУ создало специальное подразделение, предназначенное для организации и осуществления убийств в рамках общей оперативной деятельности. Кодовое наименование подразделения было ZR/RIFLE. В его функции входили подготовка потенциальных агентов-исполнителей и разработка техники ликвидаций, которую можно было применять в том или ином случае.

Из доклада сенатской комиссии: «…Комиссия получила в свое распоряжение материалы, показывающие, что высокопоставленные сотрудники правительства обсуждали и, возможно, санкционировали создание в ЦРУ службы физической ликвидации».

Таким образом, можно утверждать, что ЦРУ приобретало свой особый статус — Центра Разработки Убийств.

Вот выдержка из интервью сенатора Фрэнка Черча, председателя сенатской комиссии по расследованию деятельности разведывательных органов, переданного 5 октября 1975 года телекомпанией «Эй-би-си»:

«Вопрос: По вашим словам, бывший директор ЦРУ Хелмс подтвердил, что ЦРУ действительно пыталось — не «готовило заговор», а «пыталось» — совершить убийство Фиделя Кастро. Не кажется ли вам, что здравомыслящему человеку довольно трудно представить, будто ЦРУ могло предпринять такую попытку без ведома президента Кеннеди?

Ответ:…Фактически дело Кастро относится к периоду правления Эйзенхауэра…

Вопрос. Вы хотите сказать, что попытка совершить покушение на Фиделя Кастро была предпринята в период пребывания у власти правительства Эйзенхауэра?

Ответ. Когда этот доклад выйдет в свет, вы узнаете и о заговорах, и о покушениях. Они охватывают длительный период. Этот период начинается при Эйзенхауэре, продолжается при Кеннеди и Джонсоне».

Добавим, что и при последующих президентах ЦРУ такой «работенкой» тоже не брезговало.

В 1980 году, будучи кандидатом в президенты США, Рейган поручил так называемому «Комитету Санта-Фе» разработку основ будущей политики в Латинской Америке. Подготовленный документ содержал засекреченные рекомендации, однако часть из них стала достоянием гласности. В частности, были обнародованы «план дестабилизации Никарагуа» и предупреждение об «особой опасности для интересов США» деятельности президента Эквадора X. Рольдоса Агилеры, начальника вооруженных сил Перу генерала Р. Ойоса Рубио и панамского президента генерала Омара Торрихоса.

21 января 1981 года Рейган стал президентом США. 24 мая в авиакатастрофе погиб президент Эквадора. Через несколько дней та же участь постигла генерала Рубио, а 31 июля произошла авиакатастрофа, оборвавшая жизнь президента Торрихоса.

Документально зафиксировано, что в 1980 году начальник подразделения ЦРУ по устранению неугодных США иностранных государственных деятелей (связник между ЦРУ и генералами-заговорщиками, убившими в 1963 году южновьетнамского правителя Нго Динь Дьема) обсуждал план ликвидации Торрихоса со своими сотрудниками. Самолет Торрихоса был взорван бомбой с дистанционным управлением, занесенной на борт одним из членов президентской охраны, ранее завербованным ЦРУ. Расходы на проведение акции составили 250 тысяч долларов.

Благодаря пропагандистским усилиям ЦРУ, Гренада, крошечная страна с населением чуть более 100 тысяч человек, была превращена администрацией Рейгана в «террористическое государство, союзника СССР, вооруженное до зубов и готовое атаковать несчастные и уязвимые США». Ответом на такую «угрозу» стала совместная операция ЦРУ и Пентагона — «Вспышка ярости».

«Нам надоело применять холостые патроны. Пора преподать урок этой стае шакалов, и мы должны начать с Бишопа» — это заявление представителя США в ООН мадам Дж Киркпатрик. Раздражавший США премьер-министр Гренады Морис Бишоп был убит агентом ЦРУ, сотрудником его личной охраны. Руководитель ее также был завербован американцами. После совершения акции исполнитель был сразу же ликвидирован. Но в его жилище остались специальное оружие и яды, переданные ему американскими спецслужбами, чтобы обеспечить «гарантированный успех» операции.

Интересно послушать тех, кто имел непосредственное отношение к подобным операциям. Среди них — бывший начальник Оперативного управления ЦРУ, в состав которого входило упомянутое выше подразделение ZR/RIFLE, Ричард Биссел. Приводим фрагмент из интервью с ним, которое вошло в документальный фильм «Тихие американцы»:

«Вопрос: Когда ЦРУ организовало исполнительный отдел, который должен был быть постоянным органом, претворяющим в жизнь планы по убийствам?

Ответ: В задачу отдела входило не убийство, а устранение и дискредитация определенных лиц. Но, конечно, это не исключало и убийства.

Вопрос: И у вас не возникало никаких сомнений на этот счет?

Ответ. Серьезных сомнений никаких… И то, что государство вступило в контакт с мафией, отражало наше слишком легкое отношение к убийству».

После всего, что известно, утверждение бывшего директора ЦРУ Ричарда Хелмса о том, что «ЦРУ никогда не было причастно к убийствам иностранных политических деятелей», выглядит довольно странно.

А вот слова другого бывшего директора ЦРУ Стэнфилда Тернера уже похожи на правду: «…Перечень тайных операций возрос до нескольких тысяч. Было разработано несколько заговоров с целью убийства иностранных политических лидеров, которые раздражали правительство Соединенных Штатов…»

Из интервью с проживающим в США кубинским эмигрантом в документальном фильме «Секретная армия Америки», снятом американскими кинематографистами:

«Вопрос: Как много операций вы провели за последнее время?

Ответ. За последний месяц — восемь.

Вопрос: Назовите некоторые из них.

Ответ. Панама, Гватемала, Тринидад и Тобаго, Колумбия, Мексика.

Вопрос. Это что, бомбы?

Ответ. Это секрет… Мы используем тактику, которую получили от ЦРУ. Нас обучили, как подложить бомбу, нас обучили убивать, нас научили делать всё…»

Из книги Ф. Даниноса также видно, что в осуществлении внешней политики США тайными средствами и методами принимают участие высшие государственные лица (они их часто и заказывают), руководители разведывательных структур, оперативный состав и агентура из числа американских граждан и иностранцев.

Уже давно американские СМИ присвоили всему комплексу тайных политических операций свое наименование — «грязные трюки». Ф. Данинос пытается ответить на вопрос, какими же мотивами руководствуются люди, избравшие роль творцов и исполнителей грязных трюков.

Хорошо известно, что политика любого государства — это процесс практической реализации национальной идеи как государственными структурами, так и общественными институтами. Национальная идея лежит в основе формирования самоидентификации, патриотизма, лояльности людей к государственной власти. Но туже идею можно извратить и использовать как орудие нетерпимости к другим народам, неуважения их суверенитета и достоинства. Особенно если она с детства прививает своим гражданам сознание превосходства, допускает насилие для достижения своих целей.

Какова же национальная идея американского государства, что американский истеблишмент внедряет в умы своей паствы?

«Бог не мог готовить англоязычные народы тысячу лет… только для пустого и ленивого созерцания и самолюбования. Нет! Он сделал нас искусными организаторами, которые должны установить порядок и мир в мире, где царит хаос…

Он сделал нас сведующими в управлении с тем, чтобы мы могли руководить дикими и беспомощными народами. Если бы не эта сила, мир впал бы в состояние варварства. Из всех рас, которые должны в конечном счете привести к возрождению мира, он указал на американцев. Это — божественная миссия Америки… Мы опекуны мирового прогресса, стражи справедливого мира».

В этих словах, принадлежащих американскому сенатору Альберту Бивериджу, содержится суть американской национальной идеи, призванной служить тому, чтобы установить «мир и порядок по-американски». «Паке Американа» (Pax Americana) — доктрина, согласно которой мир на земле сохраняется благодаря усилиям США.

«Работая в ЦРУ, вы можете совершить великие дела!» — таким обещанием открывается объявление о найме на работу в американскую разведку. Подкрепляют его слова президента Рейгана, который, обращаясь к сотрудникам ЦРУ во время визита в штаб-квартиру в Лэнгли 24 мая 1984 года, при закладке нового здания, сказал: «…Историки, я уверен, придут к выводу, что никто, пожалуй, не сыграл более важной роли в эту волнующую новую эру, чем все вы, те, кто работает здесь, в ЦРУ. Ваш труд воодушевляет ваших соотечественников-американцев и людей повсюду на земном шаре. Да благословит вас Бог!»

Президент Рейган вообще отличался большой тягой к воспитательной работе среди соотечественников. Все его публичные высказывания носили проповеднический характер и были наполнены чувством глубокого гуманизма, как и президентские директивы. Вот одна из них, № 12 333, подписанная Рейганом в декабре 1981 года:

«Ни одно лицо, нанятое правительством Соединенных Штатов или действующее от его имени, не должно заниматься убийствами или вступать в сговор с кем бы то ни было с целью совершения убийства…»

И слова из его же публичного выступления в том же декабре того же 1981 года:

«Это мой палисадник (Центральная Америка. — О. Н.). Но в нем растут такие «сорняки», как Никарагуа и Сальвадор… Чтобы избавиться от них, надо применять и бомбы».

Есть и комментарии к операциям ЦРУ против этих двух государств — к «Программе Никарагуа» и «Плану Пегас»:

«Это — мерзкая, грязная и трагическая реальность убийств, совершаемых бандой головорезов, которых господин Рейган называет «борцами за свободу». Эти люди вооружены, оплачены, организованы и направлены Соединенными Штатами. Эти люди — агенты Соединенных Штатов, и я счастлив, что больше не принадлежу к этой категории» (Д. Макмайкл, бывший сотрудник ЦРУ, в книге «Горькое свидетельство: никарагуанцы и «тайная война»»).

С антисоветских и антикоммунистических «трущобных битв» на стыке 40-х и 50-х годов XX века и был запущен «конвейер» ЦРУ по осуществлению подрывных секретных операций, который, «в интересах безопасности США», набирал обороты по всему миру. В течение долгих лет холодной войны такая деятельность американской разведки составляла основу внешней политики Соединенных Штатов. К 1953 году крупные тайные операции проводились в 48 странах.

Настоящее исследование Ф. Даниноса весьма наглядно показывает, что правовой контроль над деятельностью ЦРУ является фикцией, которая в определенные моменты преподносится самим американцам и иностранцам в виде активных и решительных расследований, проводимых строгими специальными комиссиями законодателей «по разведке», и принятия суровых резолюций и рекомендаций по реформированию разведывательных структур.

Но на самом деле эти «сенсационные» разоблачения не что иное, как очищение от шлаков уже завершенных «грязных трюков», создающее впечатление видимости порки «призраков» (spooks), как в Америке называют разведчиков. По результатам работы упоминавшейся комиссии Ф. Черча ходила молва, что она «подняла много пыли, но раскопала мало грязи». Американские «призраки», стряхнув пыль, всегда готовы вновь продолжить выполнение заказов своих работодателей-президентов.

Такой же иллюзией, как следует из предлагаемой книги, является и общественный контроль американской разведки, миф о котором подкрепляют СМИ США, распространяя те же самые «разоблачения» или преподнося «утечки-сенсации» о «злоупотреблениях». Предоставляются они им, как правило, дозированно, самой же разведкой. Американский обыватель, воспитанный в информационном пространстве «Бермудского треугольника», стороны которого составляют конгресс, президент с его администрацией (включая ЦРУ) и масс-медиа, все это заглатывает с большим аппетитом. Он незабвенно верит в свои «независимые» СМИ и незыблемость соблюдения властью демократических ценностей. Американцы не понимают или не хотят понять, что этот «треугольник» — единое целое и главный манипулятор их сознания и психологии. Все его составляющие стороны придерживаются принципа: «Ворон ворону глаз не выклюет», но «обкаркать» может.

Периодически все же происходят информационные прорывы из-за ограды Лэнгли в виде мемуаров или интервью, когда у оперативников или у их руководителей (после отставки) возникает желание рассказать правду о «грязных трюках». Как правило, за этим следуют острая реакция «Управления» (так именуют ЦРУ в Америке) с применением комплекса санкций в отношении авторов и меры по нейтрализации эффекта от подобных откровений.

Особый интерес у российского читателя вызовут главы книги, в которых рассказывается об обстановке на внутренней кухне «треугольника» в канун и после распада СССР и разрушения главного противника — КГБ. Довольно подробно и интересно автор повествует о «перестройке» в ЦРУ, вызванной этими событиями, о своеобразном понимании «войны с международным терроризмом», объявленной после 11 сентября 2001 года, и появившихся в США призывах вообще распустить ЦРУ.

Хотя Россия и перешла в новое идеологическое, политическое и экономическое измерение, она вновь тревожит носителей идей «Паке Американа». Не нравится им российская демократия — и в октябре 2002 года в США принимается «Закон о демократии в России». По оценке МИД РФ, этот закон «граничит с вмешательством во внутренние дела России».

В частности, «успех демократии в России» объявляется в нем «предметом национальной безопасности США». В связи с этим правительству США поручается «выработать долговременную и гибкую стратегию, направленную на усиление российским обществом поддержки демократии и рыночной экономики».

Радиостанции «Свобода» (!!! — О. Н.) вместе с «Голосом Америки» поручается применять «новые инновационные подходы» к вещанию на Россию, в частности, «на местных языках», включая чеченский.

В законе говорится о том, что «члены правительства США и должностные лица должны регулярно встречаться с демократическими активистами, правозащитниками, реформистски мыслящими политиками из Москвы и других регионов РФ».

В нем же отмечено, что правительство США оказало содействие в образовании и финансовой поддержке 65 тысяч общественных «неправительственных» групп и объединений в России и «тысячи независимых местных СМИ, несмотря на противодействие со стороны российского правительства». Если верить этому документу, «на каждые 2100 человек российского населения приходится по одной «общественной» организации, созданной и финансируемой Вашингтоном».

Добавим, что на реализацию целей, поставленных в законе, ежегодно тратятся десятки миллионов долларов.

Кстати, принятие в США подобного закона в отношении Белоруссии привело к выдворению из страны американского посла Майкла Козака. Козак, ранее работавший в Панаме, Никарагуа и Сальвадоре и получивший от бывшего в то время директором ЦРУ Уильяма Кейси кличку «Хорек», публично заявил, что «цели и в определенной степени методология» политики США в отношении Белоруссии «те же», что и в недавнем прошлом в Никарагуа.

Напомним, что деятельность ЦРУ по дестабилизации обстановки в Никарагуа с целью свержения неугодного Соединенным Штатам правительства этой страны осуществлялась тайными методами, «дополненными» открытым проведением антисандинистской политики в международном пространстве.

Еще одним примером применения такого подрывного «симбиоза» может служить «революция роз» в Грузии. Сразу же после объявления Грузией своей самостоятельности туда устремились советники ЦРУ и приступили к тайной операции по установлению в стране проамериканского правления. Когда такая цель была достигнута, началась фаза так называемой «открытой тайной деятельности» — выработки курса внешней и внутренней политики, выгодной США. Она включала меры по выводу Грузии из-под российского влияния, раскольническую позицию страны в СНГ, а также формирование новой грузинской армии, вооружение и обучение ее состава, воспитание в нужном духе правящей по латиноамериканскому типу элитной хунты. Все это в конечном счете проявилось в событиях вокруг Южной Осетии и Абхазии.

Заметим, что отношения России с ближайшими соседями стали приоритетной проблемой ЦРУ с момента его возникновения. Многоходовые тайные операции конца 40-х — начала 50-х под общим кодовым названием «Расщепляющий фактор», или «Раскол», направленные на отрыв восточноевропейских государств, или так называемых «стран народной демократии», от Советского Союза, были инициированы Алленом Даллесом и разработаны под его руководством. Путем компрометации в глазах Сталина ряда лидеров этих стран через «сотрудничество с Западом» США надеялись ослабить возможность создания монолитного советского блока, нависающего над Западной Европой. Такая перспектива угрожала «Паке Американа» в послевоенном мире.

Нынешние устремления ЦРУ в конечном счете преследуют всё ту же цель — создание в странах СНГ и других государствах «постсоветского пространства» режимов прозападной, а точнее — проамериканской ориентации. Таким путем США пытаются и максимально изолировать Россию, ослабить ее политическое влияние в современном мире.

Что же касается используемых средств и методов, то новизной, надо сказать, они не блещут. Трудно не согласиться с выводом комиссии, расследовавшей обстоятельства событий 11 сентября 2001 года, в котором было сказано, что ЦРУ «не хватает воображения».

В «войне с терроризмом» после трагических событий в Нью-Йорке ЦРУ сочло единственным средством предотвращения террористических проявлений получение информации от захваченных живыми и подвергнутых допросам «подозреваемых «плохих» парней». Критерии определения «подозрительности» являются секретным достоянием ЦРУ. Создан «Всемирный архипелаг пленных», представляющий собой «паутину» секретных тюрем. Организованы они главным образом в странах, составляющих в своем большинстве Европейское сообщество — оплот защиты прав человека. ЦРУ выбрало этот плац дарм, чтобы не попасть под действие собственных американских законов, ограничивающих действия специальных служб.

«Экспертами» по допросам из ЦРУ применяются шесть пресловутых методов пыток, заставляющих пленных заговорить. Правительственные юристы с помощью безобидных жаргонно-кодовых «терминов» зашифровали их названия. Но перечень их известен: встряхивание за шиворот, удары в лицо, удары ребром ладони в живот, содержание в камерах при температуре — 10° с обливанием холодной водой, макание головы в воду с имитацией утопления, стояние по 40 часов на ногах. Есть свидетельства, что след информационно опустошенных пленных теряется.

Официально правительство США такую практику общения с «плохими парнями» называет «жестким обращением». Недавний директор ЦРУ Портер Госс называл методы допроса, применяемые его сотрудниками, «уникальным и инновационным способом» заставить пленного говорить. Однако кандидат в президенты США от республиканской партии сенатор Джон Маккейн в ходе президентской гонки 2008 года все же заявлял, что «испытание водой» сопоставимо с имитацией казни, признано во всем мире пыткой и потому запрещено.

Толчком к разоблачениям допросов в секретных центрах, подобных применявшимся ЦРУ в Южном Вьетнаме сорок лет назад, послужило ставшее достоянием всего мира фото с эпизодами пыток захваченных в Ираке «подозреваемых» в терроризме и содержавшихся в тюрьме Абу-Грейв.

В августе 2006 года в Париже выступил с докладом швейцарец Дик Марти. Это был отчет о работе комиссии по юридическим вопросам Парламентской ассамблеи Совета Европы с разоблачениями американской глобальной «паутины» центров содержания под стражей и применения пыток при допросах заключенных. Он заявил, что «сейчас ясно, что власти ряда европейских стран вместе с ЦРУ активно участвовали в этих незаконных действиях. Другие страны сознательно оставляли такие действия без внимания или просто не хотели ничего об этом знать». При этом он перечислил государства — члены Совета Европы, которые замешаны в этих тайных операциях: Швеция, Босния и Герцеговина, Великобритания, Италия, Македония, Германия, Испания, Кипр, Греция, Ирландия, Турция и Португалия. Марти нашел также свидетельства того, что секретные объекты ЦРУ существовали или существуют на территории Польши и Румынии.

Франк Данинос, приурочив свое исследование к шестидесятилетнему юбилею управления, задается вопросом: «Что, собственно, праздновать?» И сам же на него отвечает. «…Миллионы рассекреченных архивных документов, — пишет он, — служат свидетельством, что ЦРУ сотрудничало с бывшими нацистами и палачами. Участвовало в экспериментах по манипулированию человеческой психикой. Сотрудничало с организованными преступными группировками по физическому устранению глав государств. ЦРУ шпионило за американцами, нарушая свой устав, предусматривающий его деятельность строго за пределами США».

Вестибюль штаб-квартиры в Лэнгли украшает библейское изречение: «Познаешь истину, и истина сделает тебя свободным». На наш взгляд, было бы уместнее заменить его на другое, известное по Книге Екклесиаста из Ветхого Завета: «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться…»

Олег Нечипоренко








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх