Глава шестнадцатая

Возврат, к жестким методам

Чтобы заставить ЦРУ снизить свою активность, КГБ намерен применить средство, возведенное в ранг искусства, — дезинформацию. Он использует для этого близкий по духу к СССР индийский журнал. В 1983 году в нем публикуется статья, объясняющая, что ЦРУ был повинен в возникновении эпидемии СПИДа, идентифицированного за два года до этого. При преступном участии американских военных управление создало вирус, вышедший из-под контроля.

КГБ надеялся привлечь внимание американской общественности, разогретой разоблачениями, касающимися опытов ЦРУ с ядами, наркотиками и другими ядовитыми веществами. Слух распространился и привлек внимание международных средств массовой информации. В 1992 году бывший директор КГБ Евгений Примаков[19] признает публично, что советские спецслужбы были у истоков этой операции черной пропаганды. Несмотря на эти признания, слухи об этом до сих пор живы в странах третьего мира и особенно в Африке, южнее Сахары.

ЦРУ приобретает имидж «подмастерья дьявола»; кроме того, становится известно и о политических убийствах. КГБ решает вновь использовать дурную репутацию ЦРУ, когда была убита премьер-министр Индии Индира Ганди в 1984 году. Вскоре советское информационное агентство ТАСС сообщает, что убийство является делом рук марионеток ЦРУ.

Война спецслужб разворачивается на глазах американской общественности в виде серии событий, последовавших в 1985 году. Год начался для ЦРУ скорее хорошо. После двадцати пяти лет преданной службы в рядах КГБ совершил побег генерал Виталий Юрченко.[20] Это происходит вскоре после его приезда в посольство СССР в Риме. Под предлогом посещения музея Ватикана Юрченко исчезает, а затем появляется в США. Отличный подарок для ЦРУ — единодушно считает пресса. Юрченко — не только самый высокопоставленный перебежчик из КГБ, но он к тому же отвечал за операции КГБ в Северной Америке.

Офицеры ЦРУ, проводившие допрос, начинают его по обыкновению с вопроса: проникли ли советские шпионы в американскую разведку? Юрченко говорит, что знает двоих. Детали, которые он сообщает по первому, приводят быстро к аресту Рональда Пелтона, бывшего сотрудника Агентства национальной безопасности. Второй известен ему только под псевдонимом «Роберт». ЦРУ и ФБР потребовалось больше времени для его идентификации, но сведения, которые сопоставили два агентства, приводят к бывшему сотруднику Оперативного директората, работавшему на резидентуру ЦРУ в Москве.

ЦРУ в ужасе. Если Юрченко говорит правду, то святая святых находится под угрозой. И вместе с ним все действующие агенты и операции в Советском Союзе. Расследование ведет к Эдварду Ли Ховарду. Весной 1983 года, за несколько дней до намеченного отъезда молодого офицера в Москву, в ходе его проверки на детекторе лжи было выявлено, что он употреблял ранее наркотики и совершил в юности несколько мелких краж. Новость падает, как нож гильотины: командировку аннулируют, и на другой день его увольняют из ЦРУ. Это переворачивает его жизнь, он постепенно начинает спиваться и испытывает трудности с деньгами. Именно тогда он решает продать КГБ известные ему сведения о резидентуре ЦРУ в Москве.

У ФБР еще нет доказательств. Оно устанавливает слежку за ним. Его квартира поставлена на прослушивание. Чуть позже с ним встречается специальный агент и сообщает, что против него готовится тяжелое обвинение и он может облегчить свою участь, если согласится сотрудничать со следствием. Ховард отвечает, что ему необходимо подумать и проконсультироваться со своим адвокатом. Но ЦРУ не предупредило ФБР о том, что Ховард прошел специальную усиленную подготовку по уходу от наружного наблюдения.

Что он и сделает с участием своей супруги. Под контролем ФБР они едут на автомашине на ужин в ресторан в Санта-Фе. На обратном пути Ховард, воспользовавшись проездом через «мертвую» зону, размещает надувной манекен на свое пассажирское место и покидает машину под носом у спецагентов. Когда автомобиль въехал в гараж семьи Ховарда, агенты ФБР считают, что объект не ушел из-под их наблюдения. Через некоторое время они слышат по телефону заранее записанный его голос и окончательно успокаиваются.

ФБР и ЦРУ обвиняют друг друга в некомпетентности. Ховард воспользовался ложным диппаспортом, который ЦРУ забыло у него изъять, и появляется в СССР. По воспоминаниям офицеров ЦРУ, он был первым среди тех, кто перешел на сторону Советов. После этого случая ЦРУ держит в Лэнгли офицеров, отстраненных от должности, до тех пор, пока их осведомленность не утратит актуальность. Оно также решает держать под присмотром своих бывших сотрудников и предоставлять медицинское обслуживание тем из них, кто мог бы испытывать психологические трудности.

Между ЦРУ и ФБР продолжаются ссоры и упреки, так как Юрченко вскоре также совершает побег. Однажды вечером в ноябре 1985 года он обедает в Вашингтоне с прикрепленным к нему офицером ЦРУ. Юрченко его спрашивает:

«— Что случилось бы, если бы я решил убежать? Решились бы вы в меня стрелять?

— Нет, нет, ни в коем случае, — слышит он ответ. — Это не в наших правилах поступать так с перебежчиками».

Через двадцать минут Юрченко встает, чтобы сходить в туалет. Там через небольшое окно он покидает ресторан и приходит в посольство СССР. В следующий понедельник оно объявляет, что Юрченко у них и готовится дать пресс-конференцию. Он заявляет изумленным журналистам, что никогда не совершал побега, а что его похитили, обработали наркотиками и незаконно удерживали «палачи из ЦРУ».

По этому делу до сих пор нет единого мнения. Некоторые считают, что генерал КГБ был настоящим перебежчиком. Он передумал, так как не приспособился к новому образу жизни и потому что его подруга, которая в то время жила в Канаде, отказалась к нему присоединиться.

Другие полагают, что операция с самого начала была организована КГБ. Сдав Пелтона и Ховарда — двух шпионов, которые утратили свое значение, — Юрченко якобы успокоил американскую разведку, посчитавшую, что она освободилась от «кротов»… Разоблачение в 1994 году самого знаменитого «крота» Олдрича Эймса, сотрудника контрразведки ЦРУ, служит в пользу этой гипотезы. Юрченко сдал мелких сошек, чтобы прикрыть агента, который нанесет самый большой урон шпионским операциям ЦРУ.

Пелтон и Ховард были не единственными шпионами, разоблаченными в 1985 году. И КГБ не был единственной иностранной разведкой, кто внедрил своих агентов в Соединенных Штатах. Ларри By-Тай Чин, переводчик в ЦРУ, признался, например, что свыше тридцати лет передавал информацию в Китай. Аналогичный случай с Джонатаном Поллардом, аналитиком Военно-морских сил США, который шпионил на Израиль, что вызвало замешательство в Тель-Авиве. Дело привело к громкому скандалу, так как затрагивало «особые отношения» между Израилем и США Только по прошествии тринадцати лет израильское правительство признало этот факт.

Поллард защищается, заявляя, что не выдавал информации, которая угрожала бы безопасности Соединенных Штатов, а только карты и некоторые сведения, касающиеся врагов Израиля — Ирака и особенно Армии освобождения Палестины. Не имея формальных доказательств, ЦРУ тем не менее имело основания предполагать, что Тель-Авив передавал Москве информацию, сообщенную этим шпионом, с той целью, чтобы СССР разрешал своим гражданам еврейской национальности эмигрировать в Израиль.

Как бы то ни было, американцы решили отбить желание на подобного рода действия в будущем и приговорили Полларда к пожизненному заключению, где он и пребывает до сих пор. Его освобождения регулярно требуют Израиль и некоторые лоббистские группировки, однако директора ЦРУ постоянно выступают против предоставления свободы этому двойному агенту, который работал на «дружественную страну».

В целом, одиннадцать шпионов было разоблачено в 1985 году, по этой причине названному годом шпиона.

Война разведок была не единственной заботой в то время для администрации Рейгана. Она сталкивается действительно с постоянно возрастающей проблемой — терроризмом.

Вопреки мнению аналитиков управления, Кейси убежден, что СССР причастен к большинству терактов на планете. По словам Кейси, они составляют часть «незыблемых угроз», создаваемых Советским Союзом. Ливия входит в их число. Ливийские спецслужбы и их убийцы, свирепствующие как внутри, так и за пределами страны, эффективно поддерживаются КГБ. Они прошли подготовку в Москве, где их также ознакомили с американскими операциями в Северной Африке.

Муаммар Каддафи умножает свои провокации и оскорбления в отношении Запада. Но когда бомба, заложенная в берлинской дискотеке, привела к смерти сержанта американской армии, Рейган решает подвергнуть Ливию бомбардировке. Вновь в оправдание своего решения он предоставляет общественности данные разведки. На этот раз это сведения перехвата коммуникаций, сделанные американскими и британскими спецслужбами, и они представлены президентом в качестве «прямых, точных и неопровержимых доказательств». Во время бомбардировки была убита приемная дочь Кад дафи, что заставляет его отказаться на время от террористических актов против американцев.

Положение в Ливане было гораздо более сложным и опасным и требовало разрешения. Американский военный контингент находится там со времени вторжения Израиля. Он должен был обезопасить уход бойцов Армии освобождения Палестины и оказывать помощь палестинским беженцам. В стране, раздираемой гражданской войной, эта миссия постепенно превращается в операцию по поддержанию мира. Но чтобы развязать себе руки, «Хесболлах», ливанская шиитская террористическая группировка, при поддержке Сирии и особенно Ирана намерена прогнать американцев из Ливана. Она организует серию смертоносных взрывов вблизи американских казарм. Похищено также шесть американцев.

Один из заложников имеет особый статут. Речь идет об Уильяме Бакли, шефе резидентуры ЦРУ в Бейруте. Этот закаленный профессионал, проведший тридцать лет своей карьеры на трех континентах, позволил себя захватить, так как пренебрег некоторыми правилами безопасности. Он также привлек к себе внимание «Хесболлах», потому что пытался выступать в роли посредника между ливанскими группировками.

Кейси в шоке. Этот офицер ЦРУ знает массу секретных сведений. Но он также и его близкий друг. Знает ли «Хесболлах» его истинное лицо? Какая судьба ему уготовлена? Видео, присланное «партией Бога» американцам, не успокаивает директора ЦРУ… Офицер ЦРУ заснят в жалком состоянии рядом с документами со штампом «совершенно секретно». На теле видны следы от уколов наркотиков и жестоких пыток.

Кейси пустил в ход буквально все средства разведки. Безуспешно. Бакли исчез, и разведслужбы союзников также оказались бессильны. Тем не менее появляется одна возможность при посредничестве бывшего сотрудника израильских спецслужб. Он знает одного иранца по имени Манушер Хорбанифар, который, в свою очередь, имеет выход на умеренное крыло в правительстве. Они готовы повлиять на «Хесболлах», чтобы освободить заложников в обмен на продажу оружия, в котором Иран в то время остро нуждался. С 1980 года он погряз в кровавой войне с Ираком Саддама Хусейна.

Вопреки запрету конгресса на поставки любого оружия в Иран, а также обещанию Рейгана никогда не вступать в переговоры с террористами, Роберт Макфарлейн, советник по вопросам национальной безопасности, получает разрешение изучить эту схему. Министр обороны и один из его ближайших советников, генерал Колин Пауэлл, считают эту идею нелепой. «Это так же абсурдно, как надеяться на беседу с Каддафи в приятной обстановке!» — признается один другому.

Однако Кейси поддерживает эту идею. Президент ее одобряет ввиду важности Бакли и, как он рассказал позднее, в результате эмоциональной встречи с семьями заложников… Макфарлейн контролирует сделку.

При участии ЦРУ и посредничестве нескольких членов Совета национальной безопасности и израильского правительства было продано Ирану несколько десятков ракет в обмен на обещание освободить заложников.

Макфарлейн требует, чтобы Бакли был освобожден в первую очередь. Но «Хесболлах» освобождает только одного заложника. И в сентябре 1985 года иранцы объясняют, что Бакли слишком болен, чтобы его можно было транспортировать из места заключения. В действительности он уже умер за три месяца до этого в результате пыток, которым он подвергался в течение более четырехсот дней (его останки будут найдены в пластиковых мешках в районе бейрутского аэропорта в 1991 году). Но американцы не знают этого и продолжают поставки ракет.

Иранцы буквально третируют Совет национальной безопасности. Когда были освобождены два новых заложника, «Хесболлах» захватывает еще четырех. Однажды американские переговорщики берут с собой Библию, в которой Рейган написал цитату из «Послания к галатам»: «И Писание, провидя, что Бог верою оправдает язычников, предвозвестило Аврааму: «в тебе благословятся все народы»».[21] «Религиозный синкретизм на службе политики», — выражает надежду Оливер Норт, сотрудник Совета национальной безопасности. Аятоллы будут этим растроганы и согласятся освободить последних заложников…

Заместитель директора ЦРУ вне себя, когда узнает о таких сделках. «Мы не можем это делать без уведомления конгресса!» — восклицает он и убеждает президента подписать постановление, имеющее обратную силу. Оно содержит одну статью, по меньшей мере, необычную: «Ввиду крайней деликатности этих операций <…> я приказываю директору центральной разведки не информировать конгресс в течение определенного периода».

Секретные продажи оружия Ирану составляют только первую часть самого громкого политического скандала со времен «Уотергейта». В США он известен как «Иран-контрас». Так как вопреки закону, запрещающему ЦРУ поддерживать никарагуанских повстанцев, администрация Рейгана не отказалась от своих планов. Поправка Боланда затрагивает вопрос о вмешательстве разведслужб? Очень хорошо. Совет национальной безопасности формально в этом не участвовал, и поэтому при его посредничестве будет предоставлена помощь контрас.

Кейси доверяет эту миссию Оливеру Норту. Через небольшой концерн, названный «Антреприз», в который входит бывший сотрудник ЦРУ, Норт отвечает за сбор средств от частных доноров. С просьбой обращаются также и к Фадху, королю Саудовской Аравии, и это делает лично американский президент. Фадх вносит в черную кассу «Антреприз» 32 миллиона долларов, это в три раза больше, чем султан Брунея. В знак благодарности султану за его щедрость ему устраивают частную прогулку на борту американского авианосца.

Норт собрал весьма значительную сумму, но ее не хватило контрас для свержения правительства в Манагуа. Им надо больше. В декабре 1985 года у Норта рождается «идея»: использовать прибыль от продажи оружия Ирану на финансирование повстанцев.

Махинации Норта в Никарагуа и Иране раскрываются почти одновременно. Сначала 5 октября 1986 года при полете над Никарагуа был сбит один из самолетов «Антреприз». Сандинисты захватывают единственного оставшегося в живых, который оказался бывшим агентом ЦРУ. Информация об этом появляется в прессе. Конгресс приказывает немедленно провести расследование, чтобы показать нарушение его поправки.

Через две недели информация о сделке по продаже оружия появляется в ливанской прессе. Наиболее вероятно, что это было сделано иранцами, чтобы изобличить Белый дом. Президент Ирана Рафсанджани вскоре подтверждает это. Пользуясь случаем, чтобы высмеять Рейгана, он размахивает подаренной ему Библией!

Министр юстиции, в свою очередь, приказывает начать расследование. До сих пор свежо в памяти дело «Уотергейт», и он не намерен препятствовать правосудию. Это именно он, кто, впрочем, сообщает, что деньги, полученные от иранцев за сделки с оружием, использовались в течение года для финансирования контрас.

Оба дела, объединенные в одно «досье», приводят к новым расследованиям. Они фокусируются на одном животрепещущем вопросе: знал ли президент о связи этих двух операций? Как ни странно, такая постановка вопроса была на руку Белому дому. Она отвлекает внимание от раздельного рассмотрения двух частей скандала, где ответственность Рейгана не вызывает никаких сомнений.

Напротив, невозможно доказать такую ответственность за то, что касается связей между этими операциями… Первые симптомы болезни Альцгеймера помогают Рейгану объяснить некоторые провалы памяти. И письменные документы отсутствуют. Несмотря на принятые конгрессом меры в середине 1970-х годов, дело «Иран-контрас» демонстрирует живучесть благовидного предлога и то, как он служит защитным коконом для Белого дома.

Тем не менее это не распространяется на Совет национальной безопасности, ЦРУ и его директора. Всё сходится на Кейси. Постепенно накапливается всё больше доказательств против него. Но болезнь настигает Кейси. За несколько дней до его появления в конгрессе для дачи новых показаний он покидает свой кабинет на носилках. Врачи диагностируют большую опухоль мозга. Есть только один шанс спасти Кейси — сделать срочную операцию. Она проходит неудачно, в результате директор ЦРУ теряет дар речи и становится полупарализованным. Через несколько недель он умирает.

Прокурор Лоуренсе Уэми предъявляет Оливеру Норту и некоторым другим сотрудникам аппарата Совета национальной безопасности, а также четырем офицерам ЦРУ обвинения в нарушении присяги, заговоре и обструкции. ЦРУ, как институт, не причастен, однако расследование нанесло большой ущерб его имиджу. В своем заключении прокурор также подчеркивает, что «объективность, профессионализм и единство Центрального разведывательного управления были скомпрометированы поведением и поступками Кейси».

Но Кейси никогда не объяснит и унесет с собой в могилу детали операции «Иран-контрас». Как пишет его биограф, «ходят слухи о том, что ЦРУ, Совет национальной безопасности или Белый дом постарались удалить часть мозга Кейси, в которой сосредоточены все секреты».


Примечания:



1

АНБ — National Security Agency (NSA). — Прим. пер.



2

Федеральное бюро расследований (ФБР) — ведущий следственный орган правительства, входит в систему министерства юстиции США и подчинено генеральному прокурору. Как следственное подразделение этого министерства создано в 1908 году, свое нынешнее название получило в 1935 году. — Прим. пер.



19

Так в тексте. E. М. Примаков был директором СВР (Службы внешней разведки) с декабря 1991-го по январь 1996 года.



20

Так по тексту. В действительности Юрченко был полковником КГБ.



21

Послание святого апостола Павла к галатам, гл. 3, 8.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх