Глава пятнадцатая

Избавление ЦРУ от пут

В Лэнгли пристально следят за ходом опросов общественного мнения, которые прогнозируют победу их фавориту на президентских выборах в ноябре 1980 года. Рональд Рейган обещает снижение налогов и безработицы. Но он также обещает «снять цепи», парализовавшие ЦРУ в течение последних лет. Рейган считает это большой ошибкой, так как Соединенные Штаты проигрывают холодную войну. Чтобы ее выиграть, им нужно сильное ЦРУ, уверенное в себе и своих возможностях. В результате возрождения спецслужб Америка вновь обретет свою мощь и свое достоинство, заявляет республиканский кандидат, и сможет противостоять Советскому Союзу, ослабленному как никогда.

Для Картера это самое уязвимое место. Четыре года он фактически проводил кампанию под противоположным лозунгом: загнать в бутылку злого джинна разведки. Действительно, в те годы предпочитали ЦРУ скорее в цепях, чем без них. К тому же не было известно о тайных операциях, разрешенных Картером в конце его мандата. Его подход к международным отношениям признавали неприемлемым, и Картера критикуют за недооценку советской военной мощи. Кроме того, с начала избирательной кампании не проходит и дня, чтобы американцам не напомнили о том, что более пятидесяти их сограждан до сих пор находятся в качестве заложников в Иране.

Для разрешения кризиса Картер длительное время предпочитал переговоры. Они полностью провалились. Весной 1980 года он, в конце концов, решает привлечь армейский спецназ. Но в силу организационных причин эта операция также провалилась. Ответственность за этот провал президент публично берет на себя. Чтобы подготовить свою речь, Картер просит перечитать то, что сказал Кеннеди по случаю поражения в Заливе Свиней.

Картера обвиняют в мягкотелости и некомпетентности. Кризис с заложниками, нанесший тяжелую травму стране, послужил причиной сокрушительного поражения Картера на президентских выборах. Рональд Рейган, бывший радиокомментатор, бывший киноактер и бывший демократ, в 70 лет становится сороковым и самым старым президентом Соединенных Штатов.

За хорошее знание международных дел Д жордж У. Буш избран вице-президентом. Каспар Уайнбергер назначен министром обороны, поскольку он разделяет точку зрения Рейгана по СССР: от него исходит серьезная угроза, для защиты от которой требуется современная, более мощная армия со значительным увеличением ее финансирования. И к тому же армейский генерал Александр Хейг назначен главой американской дипломатии.

Эту должность очень хотел заполучить руководитель избирательной кампании Рейгана, его старый знакомый Уильям Кейси. Вначале его роль была незначительной. Но Кейси, богатый бизнесмен из нью-йоркского района, сумел собрать еще полмиллиона долларов для кампании Рейгана, который ему был за это признателен. Он считает Кейси одним из главных организаторов его победы над Картером.

Рейган и Кейси были примерно одного возраста. Их объединяли общие интересы, взгляды и целеустремленность. Они считают СССР источником всех бед на земле. Избавление от них будет проводиться с помощью Лэнгли. «Решительное противодействие под руководством ЦРУ послужит началом для смены политики последнего десятилетия», — заявляет переходное правительство.

Против задушевных отношений Рейгана с Кейси не будет возражать никто, кроме жены президента. За исключением официальных мероприятий и нескольких редких случаев Нэнси Рейган была против приглашений Кейси в Белый дом. Грубые манеры Кейси, особенно за столом, приводили в ужас первую леди страны.

Рейган тем не менее желает отблагодарить Кейси, предоставив ему ключевой пост. Кейси колеблется в выборе: Госдепартамент или ЦРУ. На первый пост кандидатура Хейга более предпочтительна. Итак, ему достается второй пост, и Кейси в возрасте 69 лет становится самым богатым, а также самым старым директором ЦРУ.

Он получает также компенсацию и немалую — статус члена кабинета. Никогда еще директор ЦРУ не пользовался такой привилегией и влиянием, какие предоставляет ему этот статус. Даже Аллен Даллес в 1950-е годы. Будучи членом кабинета, Кейси практически становится на один уровень с госсекретарем и министром обороны. По меньшей мере, он получил возможность влиять на решения администрации. И он рассчитывает на это, так как не отказался от политических амбиций. Он надеется играть роль госсекретаря в тени Лэнгли. Очень быстро возникает соперничество с Хейгом, который вскоре после своего назначения уйдет в отставку.

Кейси дает президенту советы по всем вопросам, направляя ему практически ежедневно маленькие заметки: кого и на какой пост назначить, какую поездку совершить в первую очередь и т. д. Действительно, он вместе с Рейганом и Уайнбергером определяет направления внешней политики Соединенных Штатов.

Кейси не был посторонним в мире разведки. Он рассматривает свое назначение как возвращение в лоно семьи. Действительно, в 1940-е годы Кейси служил в УСС офицером-оперативником. Как и все ветераны, он восхищался легендарным шефом, «Диким» Биллом Донованом. К тому же он работал над биографией Донована, когда Рейган его пригласил участвовать в своей президентской кампании. Гордясь своим прошлым и вкладом УСС в создание американской разведки, Кейси санкционирует рассекретить почти девять миллионов страниц документов предшественника ЦРУ.

Кейси не был новичком и на литературном поприще. Он опубликовал более двадцати книг, главным образом по вопросу биржевых инвестиций. Его писательские таланты не останутся без внимания в связи с обвинениями, которым он будет подвергаться как внутри, так и за пределами ЦРУ. Так как Кейси имел привычку «переписывать» доклады… Директор ЦРУ, защищаясь, говорит, что эти документы были недостаточно понятными для тех, кому они предназначались. Но разведка не имеет смысла, если не приносит пользы. Оценки должны быть представлены в таком виде и такой форме, чтобы соответствовать требованиям и ожиданиям лиц, принимающих решения. Поэтому Кейси считает необходимым отредактировать доклады, улучшив стиль и ясность изложения, придав им более… политическую тональность.

Он полагается в этом на Роберта Гейтса, который разделяет его точку зрения и вскоре возглавит Информационно-аналитический департамент. Гейтс следует этому, заявляя, что аналитики ЦРУ знают лучше механизмы функционирования иностранных правительств, нежели своего. Но идея проста: следует, чтобы доклады соответствовали образу мышления политиков Вашингтона. Аналитики должны подстраиваться под них, а не наоборот, чтобы найти пути оказания на них влияния.

Умонастроение в рядах ЦРУ было далеко от того, каким было в момент его создания. Не всем нравится то, что делают Кейси и Гейтс, но критики ведут себя очень сдержанно. Так, Кейси обещал поднять престиж управления, что не могло не понравиться в Лэнгли, особенно после предыдущего директора. Невозможно даже представить большего контраста со Стэнфилдом Тернером. Кейси возобновил тайные операции в соответствии с текущими интересами и проведением жесткой внешней политики. Он обещал сосредоточиться на работе ЦРУ, увеличить его бюджет и набрать новые штаты. Обещания выполняются! Бюджет вскоре превысит тот, какой был в середине 1970-х годов, а число офицеров возрастет на треть.

За исключением вышесказанного цифры Кейси не интересовали. Бобби Инман, заместитель директора ЦРУ, вспоминает, что Кейси не «хотел заниматься распределением бюджетных денег. Он отказывался обсуждать это в конгрессе и не хотел тратить свое время на улаживание отношений между различными агентствами разведывательного сообщества». Всё свое внимание он сосредоточил на ЦРУ и направлениях в его работе: на анализе, шпионаже, контрразведке, тайных операциях. К большому удовлетворению Оперативного директората, агентурная разведка после нескольких лет забвения вновь стала почетной. Из всех директоров, кроме Кейси, только Аллен Даллес поднял тайные операции на небывалый уровень. Кейси заимствовал его опыт, чтобы освободить ЦРУ от пут, наложенных его предшественниками.

Что касается Рейгана, он неоднократно обращался к офицерам ЦРУ, «бойцам холодной войны», для поднятия их морального духа: «Вы являетесь защитниками, перед которыми силы тирании и репрессий будут вынуждены отказаться от своего курса, направленного на порабощение мира. Вы, мужчины и женщины ЦРУ, являетесь ушами и глазами свободного мира».

ЦРУ на подъеме, и наступление разворачивается прежде всего в области тайных операций. В 1981 году, впервые со времени создания ЦРУ, им дано определение в официальном документе следующим образом: тайные операции «проводятся для поддержания внешней политики; планируются и выполняются таким образом, чтобы роль правительства Соединенных Штатов не была явной и открыто признанной… Они не направлены на оказание влияния на политические процессы в США. Они не включают в себя дипломатические действия и отличаются от сбора и выпуска разведывательной информации».

Этот демарш явился важным сигналом, посланным администрацией как внутри страны, так и за границу. Вьетнамская война сделала политически очень сложным использование армии. Но это не касается тайных операций, которые служат распространению американского влияния в мире. Отныне и официально они входят в арсенал средств Белого дома, который их может свободно применять. Оперативный директорат на седьмом небе. Согласно офицеру ЦРУ, Кейси «никогда не знакомился с операцией, которая его не интересовала лично».

Кейси искренне считает, что Соединенные Штаты могут выиграть холодную войну путем тайных операций ЦРУ. В этом случае цель оправдывает любые средства… Этот юрист по образованию действительно считает, что ЦРУ выше закона, когда дело касается защиты интересов национальной безопасности.

За время администрации Рейгана будет разрешено более тридцати программ с применением тайных операций. Будут возобновлены и усилены операции, начатые при Картере. Это касается Никарагуа, где у власти с 1979 года находится марксистское правительство.

Кеннеди был одержим желанием убрать Кастро, Никсон — Альенде. А Рейган считает недопустимым присутствие сандинистов недалеко от границ Соединенных Штатов, заявляя, что коммунистическая зараза угрожает распространиться по всей Латинской Америке.

Есть также еще одна причина повышенного внимания Рейгана к Никарагуа. Вскоре после его вступления в должность граф Александр де Маранш, директор французской внешней разведки, поделился с ним некоторыми данными своей службы, свидетельствовавшими о том, что Советы, вероятно, решили испытать нового президента. Рейган и Кейси полагают, что в качестве испытательного полигона они избрали Никарагуа. Пусть будет так. В марте, затем вновь в декабре 1981 года они разрешают ЦРУ вооружить и подготовить в Гондурасе пятьсот никарагуанских повстанцев. Их стали называть контрас — сокращение от испанского слова «контрреволюционеры». Они получают первый платеж в размере 20 миллионов долларов, который затем будет увеличен в пять раз в качестве помощи, предоставленной Белым домом.

ЦРУ хочет ни более ни менее как свержения правительства в Манагуа. Но даже при Рейгане этому трудно найти законное обоснование. Конгресс его не поддержит. Чтобы получить его согласие, президент подписывает уведомление, в котором говорит не всё. Акцент делается на другой угрозе: усилия сандинистов направлены на распространение марксизма в соседних странах. Рейган опирается на «твердые и неопровержимые» сведения, показывающие, что сандинисты снабжают революционеров в Сальвадоре кубинским оружием. ПРУ попытается им помешать. Во время пресс-конференции Рейган даже показывает фотоснимки никарагуанских военных объектов, полученные разведслужбами. Это происходит впервые после кубинского кризиса.

Несколько месяцев спустя пресса раскроет, что управление в своих действиях вышло далеко за рамки того, что было согласовано с конгрессом. Белый дом не может отрицать под благовидным предлогом, что ЦРУ оказывает контрас полувоенную помощь. Напротив, он защищается тем, что хочет свергнуть правительство. Иногда довольно неуклюже:

— Господин президент, вы разрешили проведение тайных операций, направленных на дестабилизацию правительства Никарагуа? — спрашивает журналист.

— Мы их поддерживаем… Но… Подождите минуту… Пожалуйста, одну минуту… Я сожалею, но я думал про Сальвадор, когда вы говорили о Никарагуа. На самом деле, всё это касается национальной безопасности, и я просто не могу это комментировать.

В 1982 году конгресс принимает поправку Боланда, запрещающую ЦРУ финансировать, вооружать, готовить и даже консультировать контрас в целях свержения режима. ЦРУ тем не менее разрешили выполнять ту миссию, которая ему была поручена. Вопреки статьям в прессе и обсуждениям в конгрессе ЦРУ продолжает свои подрывные действия в Никарагуа на виду у всех. В рамках этой миссии, в целом неоднозначной, ЦРУ ставит около сорока мин в водах трех никарагуанских портов. Пять рыбаков убито, и торговые суда получили пробоины, в том числе французские, британские и советские. Подозревая вмешательство американского правительства, Никарагуа подает на них в Международный суд, который приговаривает Соединенные Штаты выплатить компенсацию за причиненный ущерб.

Перед этим Кейси объясняет, что это контрас, а не ЦРУ, поставили мины. Эту ложь разоблачает газета Wall Streetjoumal. На Капитолийском холме замешательство и одновременно ярость по отношению к Кейси. В смятении директор ЦРУ «оправдывается желанием спасти контрас».

После этого печального эпизода конгресс проявляет бескомпромиссность: он голосует за вторую поправку Боланда, запрещающую ЦРУ, а также всем другим разведслужбам оказывать поддержку контрас.

Члены конгресса более склонны к сотрудничеству по вопросам Афганистана. Проведение тайных операций в данном случае оправдано поддержкой афганского населения в его борьбе против советской оккупации. Конгресс выделяет на это большие деньги, и финансирование постоянно увеличивается. В целом, менее чем за десять лет оно составило приблизительно три миллиарда долларов!

Конгресс даже настаивает на том, чтобы предоставить моджахедам наиболее совершенное американское вооружение, в частности, переносные ракеты «Стингер» для поражения советских вертолетов. ЦРУ в течение долгого времени возражает, прежде чем дать согласие. Оно опасалось двух вещей. Прежде всего, что Советы ответят на это эскалацией военных действий, включая бомбардировки Пакистана. Кроме того, операция потеряет свой тайный характер, как только оружие с клеймом «Сделано в США» будет найдено на полях сражений. Конгресс и Белый дом явно не знают, что делать.

Несколько афганских группировок используют деньги ЦРУ для финансирования бойцов сопротивления и покупки оружия, поставляемого пакистанскими спецслужбами. Саудовская Аравия также принимает активное участие. Она следит за своевременными поставками оружия и дает существенную финансовую поддержку.

Для Соединенных Штатов Афганистан занимает естественное место на шахматной доске холодной войны. На Среднем Востоке он занимает совсем иное место: там происходит священная война. По мере того как Красная армия оккупировала страну, несколько религиозных деятелей действительно издали фетву[18] против советских оккупантов. Они предписывают правоверным — освободить исламскую землю, встать на сторону моджахедов, которые запустили первые ракеты «Стингер» под крики «Аллах акбар!».

Примерно пятнадцать тысяч арабов ответили на этот призыв. Среди них был не кто иной, как саудовец Усама бен Ладен, которому было тогда двадцать три года. Вдохновленный саудовским принцем Турки, он прибывает в Афганистан, чтобы принять участие в вербовке, транспортировке и подготовке новобранцев. Позднее эти закаленные бойцы рассеются по землям джихада и выступят против своих союзников, в зависимости от обстоятельств.

По своему размаху и длительности программа тайных операций в Афганистане является самой важной из всех реализованных ЦРУ. Ею управление гордится больше, чем любой другой.

Даже если американские граждане не знали точно, каким образом ЦРУ участвует в операциях, проводимых в Афганистане, в этом не было никаких сомнений. Вот почему эту программу назовут тайной «публичной» операцией. То же самое можно сказать и о Никарагуа, Анголе или Камбодже, где тайные операции проводились либо при официальной поддержке Белого дома, либо открыто обсуждались в конгрессе.

Парадокс, свидетельствующий о том, насколько использование ЦРУ стало свободным от комплексов и до какой степени стал сильным консенсус, к которому пришли в Соединенных Штатах в борьбе против СССР.

Он отражает также стратегию президента, которая приспосабливается к обстоятельствам. Конгресс и пресса вмешиваются в дела разведки? Ну, что же: отныне тайные операции будут оправданы публично, чтобы получить поддержку американцев. Тем хуже, если Соединенные Штаты обвиняются в империализме за их вмешательство в международные дела.

Другая болевая точка была в Европе, в частности, в Польше, где в 1981 году было введено военное положение. Это решение принял польский премьер-министр перед лицом беспрецедентных массовых протестов.

Другой мерой было решение о роспуске профсоюза «Солидарность», насчитывавшего почти девять миллионов членов. Многие из его руководства были задержаны или с них была взята подписка о невыезде. Это касалось и его основателя Леха Валенсы, бывшего электрика, который превратился в икону сопротивления советскому притеснению. Через два года после введения военного положения он даже получит Нобелевскую премию мира.

Рейган решает вмешаться в польские дела посредством ЦРУ. Совместно с Кейси он приходит к заключению, что Польша является слабым звеном советского блока в Восточной Европе. В этом мнении Кейси и Рейгана поддерживают и собственные оценки КГБ, полученные ими из разных источников.

Стало быть, ЦРУ поможет «Солидарности» выжить. Офицеры ЦРУ обучают ее членов работать в нелегальных условиях; демонстрируют им, как поддерживать связь без ведома польских властей; поставляют им оборудование и материалы для распространения листовок, газет и памфлетов. Из рук ЦРУ поляки также получают свой первый факс.

В этом ЦРУ помогает Ватикан. Размер помощи раскрыли Карл Бернштайн, биограф папы Иоанна Павла II (поляка по происхождению), а также сравнительно недавно, в 2005 году, в своих выступлениях Уильям Кларк, советник Рейгана по вопросам национальной безопасности. Согласно Кларку, «папа и президент считали, что осуществляют духовную миссию. Они оба придерживались мнения, что атеистический коммунизм живет во лжи. Как только это поймут все, коммунизм неизбежно рухнет».

Бернштайн поясняет, что этот «священный союз» был скреплен в июне 1982 года во время посещения Рейганом Святого престола. «Мы оба осознаем, что серьезная ошибка была совершена в Ялте и что следует что-то предпринять, — скажет позднее Рейган. — «Солидарность» была нашим лучшим оружием, чтобы приступить к действиям». Рейган и папа пришли таким образом к необходимости поддержать центральные профсоюзы, одновременно открыто и тайно. Открыто — путем совместных заявлений; тайно — через денежные фонды и оборудование ЦРУ, поставляемые в Польшу через сети Ватикана. Кейси, сам благочестивый католик, совершит несколько поездок в Рим.

В случае Польши тайные операции отныне разворачиваются по другую сторону железного занавеса. В прошлом ЦРУ воздерживалось поддерживать массовые народные протесты в странах Восточной Европы — Венгрии и особенно Чехословакии. Ввиду недостатка средств, но главным образом из-за того, что Вашингтон не решался вмешиваться в них в непосредственной близости к СССР.

Эта вторая холодная война хорошо оправдывает свое имя.

Вмешательство ЦРУ в Польше дополняет серию событий, разжигающих паранойю в КГБ. Прежде всего, риторика американского президента. Перед съездом пасторов, собравшимся во Флориде в марте 1983 года, Рейган произносит свою знаменитую речь об «империи зла»: «Я призываю вас не поддаваться соблазну гордыни, — соблазну, который заключается в том, чтобы, недолго думая, остаться над схваткой, решить, что обе стороны виновны в равной степени, игнорировать факты истории и агрессивные импульсы империи зла, просто называть гонку вооружений гигантским недоразумением и таким образом уклониться от борьбы между правдой и ложью, добром и злом… Я полагаю, что мы примем вызов. Я верю, что коммунизм — это всего лишь грустная, причудливая глава в Истории человечества, чьи последние страницы пишутся сейчас».

Спустя два месяца Рейган начинает свой амбициозный проект «стратегической оборонной инициативы» (СОИ), призванный защитить Соединенные Штаты от советских ракет путем размещения арсенала средств на земле и в космосе. Пресса сразу заговорила о «звездных войнах», поскольку этот проект совпал с выходом на американские экраны третьей серии фильма под таким названием.

Рейган также продолжает свою атаку в СМИ путем показа по телевидению фотоснимков, предоставленных разведкой. На них угадываются советские военные грузы, направляющиеся на судах в кубинские и никарагуанские порты.

Наконец, в 1983 году запускается совместная программа ЦРУ и западногерманских спецслужб по массовой и агрессивной вербовке новой агентуры в Восточной Германии. Советская контрразведка буквально завалена работой.

Слова и действия президента производят оглушительный эффект на КГБ, который считает ни более ни менее, что Белый дом подготавливает американское общественное мнение к войне!

И когда НАТО организует в ноябре 1983 года крупномасштабные военные учения, КГБ искренне опасается, что Соединенные Штаты готовятся первыми нанести ядерный удар. Его агенты за границей мобилизованы на выявление сигналов-предвестников. Красная армия приводится в состояние боевой готовности. Даже если эта опасность не привлекла большого внимания публики, риск ядерного конфликта никогда еще не был настолько велик со времени ракетного кризиса.

Белый дом предупрежден агентами американских и британских спецслужб о чрезвычайной напряженности в КГБ. Отныне Рейган больше никогда не будет говорить об «империи зла».

Такая война нервов не должна перерастать в ядерный холокост.


Примечания:



1

АНБ — National Security Agency (NSA). — Прим. пер.



18

Фетва (араб. — мнение, решение) — в мусульманских странах юридическое заключение высшего религиозного авторитета о соответствии того или иного действия Корану и шариату (БСЭ). — Прим. пер.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх