Глава восьмая

Кубинское наваждение

Президентская кампания I960 года едва началась, когда Ян Флеминг прибывает в Вашингтон. Создатель серии «Джеймс Бонд» совершает поездку с целью навестить своих американских друзей. Одна из них, Марион Отс Лейтер, берется показать ему самые красивые места столицы. Лейтер знает также бомонд, влиятельных персон, таких как Джон Фиццжералд Кеннеди. Впрочем, именно она, за три года до этого, предложила сенатору от штата Массачусетс экземпляр самой первой книги Флеминга. Кеннеди прочел ее не отрываясь, а затем и другие книги британского романиста по мере их появления. Он признается журналистам Time, что наряду с произведениями Стендаля и Черчилля Из России с любовью — пятая книга в серии Джеймса Бонда — входит в десятку его любимых книг… Вот повезло его автору! Именно с этого момента начинается бум на эти романы.

Во время прогулки по кварталу Джорджтаун Лейтер и Флеминг пересекаются с супругами Кеннеди, которые тут же приглашают их на обед в предстоящую субботу. Джон Кеннеди в восторге, и Флеминга принимают с почестями. Он захватывает внимание гостей, рассказывая серию анекдотов. Затем разговор переходит к злободневному сюжету — Фиделю Кастро.

Кастро руководит Кубой более года, в течение которого всё усиливаются симпатии к нему со стороны коммунистов. Проводимые им аграрные реформы особенно вредят экономическим интересам Соединенных Штатов. Кастро, со своей стороны, убежден, что на острове быстро множатся шпионы — янки… Поэтому он требует, чтобы американцы покинули их военную базу Гуантанамо и значительно сократили штаты своего посольства. Жесткое противостояние приводит к серьезному обострению отношений между сторонами. В ответ на экономические санкции, введенные Эйзенхауэром, Кастро подписывает соглашение с СССР: в обмен на свой сахар кубинцы получают оборудование, оружие и помощь военных советников.

Эйзенхауэр и многие его соотечественники считают недопустимым наличие коммунистического очага в нескольких милях от Флориды. Президент поручает ЦРУ подорвать власть Кастро путем проведения тайных операций: организации саботажа, политической пропаганды, так же как и подготовки антикастровских сил в горах Никарагуа.

Несмотря на то, что ЦРУ уже приступило к работе, Кеннеди, обратившись к своему главному гостю, спрашивает, что бы сделал Джеймс Бонд для нейтрализации Кастро. После короткого раздумья Флеминг отвечает, что в Гаване ценятся три вещи: деньги, религия и секс.

Первое, наводнить Кубу фальшивыми деньгами.

Далее, следует убедить население в том, что Бог осуждает коммунизм.

Третье, сбросить листовки, объясняющие, что американцы испытали новую атомную бомбу, радиоактивность от которой фиксируется в волосах и особенно в бороде, и что у всех бородачей нет другого выбора, кроме как их сбрить или стать стерильным. В обоих случаях, заключает Флеминг, кубинский лидер стал бы менее «сексуальным». Он утратит свою харизму, а следовательно, станет менее привлекательным для кубинского народа. Итак, суть проблемы заключается в бороде Кастро!

Кеннеди долго хохотал…

Когда Кеннеди будет избран президентом, многочисленные попытки убийства Кастро будут не менее фантастичными… Во время его президентского мандата, в отличие от предшествующих, число тайных операций сократится, а ЦРУ будет использовать другие, менее рекомендуемые методы.

В президентской избирательной кампании демократ Кеннеди выступает против республиканца Ричарда Никсона, вице-президента у Эйзенхауэра. Как ив 1952 году, ЦРУ вводит в курс дел обоих кандидатов. Но на этот раз директор лично знакомит их с оценками управления. Следует сказать, что вопросы национальной безопасности в центре дебатов, и ЦРУ — в первом ряду. Разведка стала неизбежным предметом обсуждения на поле внутренней политики. В I960 году, и это впервые на телевидении, кандидаты обсуждают вопросы доверия аппарату разведки, дело У-2, а также военную мощь обеих супердержав. Подхватив модную риторику со времени запуска спутника, Кеннеди осуждает запаздывание США в производстве баллистических ракет и обвиняет администрацию Эйзенхауэра, в которую входил Никсон, в том, что она не покончила с этим стратегическим отставанием.

Кеннеди занимает очень жесткую позицию по отношению к Кубе. «Я знаю, что Кеннеди информировали о политике администрации в отношении Кубы. Я полагаю, что он знал, также как и я, о секретной программе, направленной на подготовку кубинцев в изгнании, — расскажет Никсон в своих мемуарах. — У меня не было другого политического выбора, кроме как выступить против призывов Кеннеди к прямой интервенции».

После поражения десанта в Заливе Свиней, организованного ЦРУ, советники Кеннеди будут стараться изо всех сил, объясняя, что Кеннеди ничего не знал о его подготовке до своего избрания. Белый дом даже выступит с официальным заявлением по этому поводу. Полуправда. Факт, что операция была окончательно доработана после выборов. Верно и то, что Кеннеди как кандидат в президенты был, действительно, проинформирован о разрабатываемых программах, а также о рассматриваемых вариантах устранения Кастро.

* * *

Кеннеди побеждает Никсона с незначительным преимуществом и в 43 года становится самым молодым президентом Соединенных Штатов. На другой день после выборов Кеннеди объявляет, что Даллес, хотя и республиканец, останется во главе ЦРУ. Этому есть ряд причин. Прежде всего, пост директора ЦРУ все еще считается внепартийным. С другой стороны, семейства Даллесов и Кеннеди имеют давние связи. Но самое главное, новый президент не намерен расставаться с живой легендой ЦРУ. Даллес буквально олицетворяет управление, так же как и тайные операции, проводимые его организацией. А ведь Кеннеди еще более, чем Эйхенхауэр, увлечен шпионажем, секретными операциями и романтикой, связанной с разведкой. Убаюканный произведениями Яна Флеминга, он убежден, что кучка опытных людей может играть решающую роль в международных делах.

Один из аналитиков ЦРУ имел основание подчеркнуть, что «ряд администраций приходят к власти с представлением, что разведслужбы способны разрешить все проблемы…». Администрация Кеннеди, несомненно, относится к ним, имея твердую склонность к проведению операций по секретному манипулированию курсом событий.

После инаугурации Кеннеди Даллес посвящает его в детали того, как ЦРУ готовится свергнуть Кастро. В брифинге участвует и Ричард Бисселл, назначенный главой Директората планирования управления. Они представляют различные аспекты весьма амбициозной программы. Предлагается прежде всего продолжить политическую пропаганду и финансирование кубинских диссидентов. Затем в назначенный день диссиденты, доставленные ЦРУ морским и воздушным путем, поддержат действия партизан на острове. Третий этап включает бомбардировку Гаваны до и после высадки кубинских изгнанников, чтобы облегчить их продвижение к столице. Даллес и Бисселл предполагают, что полиция и регулярная кубинская армия быстро присоединятся к повстанцам, а также народ, который только и ждет этого.

Госсекретарь настроен сдержанно. Что же касается Кеннеди, то его не нужно убеждать в необходимости свержения Кастро. Консерватизму дипломатов Кеннеди предпочитает творческий подход управления. Он доверяет их мнению и высоко оценивает смелость офицеров ЦРУ. Президент считает Бисселла «одним из четырех или пяти лучших членов» его администрации… Кеннеди тем не менее озабочен размахом операции, планируемой ЦРУ По его мнению, она слишком сенсационна, чтобы причастность управления не стала очевидной… Государственный переворот будет иметь слишком американский оттенок, и Соединенные Штаты рискуют оказаться в роли агрессора.

Планы, унаследованные от предыдущей администрации, его привлекают и одновременно пугают. Тогда Кеннеди решает сохранить их принцип, но снова внимательно пересмотреть их, также как и шансы на успех, хотя сомнительно, были ли они, так как Даллес и Бисселл слишком переоценивают поддержку, которую кубинский народ окажет восстанию. В целях сохранения операции в тайне в ее детали посвящен ограниченный круг лиц. Настоящие эксперты, к сожалению, в него не вошли! Так же как и военные, например, которые могли бы высказать сомнения в способе высадки десанта. Даже Информационно-аналитический директорат ЦРУ держали в неведении. А ведь его специалисты в кубинских делах объяснили бы, что островитяне никогда не восставали против местной власти, даже самой тиранической. И Кастро не настолько одинок, как представляет Бисселл. Кеннеди тем не менее считает, что эти двое (Даллес и Бисселл) имеют «поддержку всего управления», что было далеко не так.

Таким образом, следуя замечаниям Кеннеди, были внесены в план некоторые исправления. Прежде всего, кубинские изгнанники не высаживаются больше, как планировалось, в Тринидаде, старом колониальном городе, расположенном у подножия гор, чье население было наиболее оппозиционно по отношению к Кастро. Местом высадки десанта избрали Залив Свиней, окруженный с двух сторон небольшими пляжами и отстоявший далеко от жилья. Место более укромное, но в оперативном плане менее подходящее. Президент настаивает также, чтобы высадку производили не днем, а ночью. Наконец, решено сократить вдвое число бомбардировщиков.

Несмотря на эти ограничения, Даллес и Бисселл убеждены в необходимости проведения операции. Первый заверяет Кеннеди, что будет намного легче свергнуть Кастро, чем президента Арбенса в Гватемале в 1954 году. Второй утверждает, что, в любом случае, поздно отступать… Кубинские диссиденты в таком случае могли бы превратиться в противников своих покровителей. Не считая того, что закрытие программы подорвало бы доверие к Соединенным Штатам. Наконец, заключает Бисселл, следует действовать быстро, очень быстро, так как подготовка к операции начинает себя проявлять. Так, становится трудно скрывать 1200 кубинцев, в течение нескольких месяцев проходящих подготовку в Центральной Америке…

Бисселл хочет все еще верить в успех операции. И Кеннеди этому следует. Но когда в апреле 1961 года президент дает зеленый свет операции Запата (Zapata), она уже стала секретом Полишинеля! Предупрежденный статьями в прессе, офицерами КГБ, так же как и своими собственными шпионами, Кастро знает детали и даже день операции. Он принимает предупредительные меры: его милиция на острове берет под арест тысячи граждан, подозреваемых в оппозиции режиму или сотрудничестве с американцами. И в ходе высадки десанта в Заливе Свиней его армия без всяких проблем отбивает нападающих…

«Как же я мог допустить такую глупость!» — воскликнет Кеннеди после провала. Помимо чрезмерной уверенности в возможность свержения кубинского режима были совершены другие грубые ошибки. Прежде всего, ЦРУ не изучило досконально район высадки. Несколько катеров не достигли берега и застряли на коралловых рифах, которые ЦРУ приняло за морские водоросли при анализе аэрофотоснимков. Наконец, оказалось, что болото отделяет Залив Свиней от возможного места отступления, предусмотренного нападающими.

Очень немногие спаслись. Более тысячи человек погибли. Другая тысяча попала в плен. Это было катастрофой для администрации президента, которой придется договариваться об освобождении пленных в обмен на деньги, продовольствие и медикаменты.

Кеннеди берет на себя ответственность в ходе пресс-конференции. «Есть старая поговорка, что у каждой победы много отцов, а поражение — сирота», — философствует президент перед тем, как заявить, что он «отвечает за правительство». Белый дом организует к тому же утечку информации в прессу. Она направлена на оправдание президента. Вина за поражение лежит на ЦРУ, которое плохо спланировало операцию. И даже если внутреннее расследование в управлении возложит вину за поражение на отсутствие поддержки с воздуха, версия Белого дома сохранится в памяти истории… До сегодняшнего дня фиаско в Заливе Свиней остается символом поражений и коварных действий ЦРУ.

Чтобы подтвердить ответственность управления скорее, чем Белого дома, слетят три головы: Даллеса, Бисселла и заместителя директора ЦРУ. «Если бы мы были в Великобритании, — сказал им приватно президент, — я бы определенно подал в отставку, а вы, будучи чиновниками, сохранили бы свои посты. Но это не тот случай. При нашей правительственной системе вы обязаны уйти, а я должен остаться…»

Все биографы Кеннеди отмечают отрицательное отношение президента к ЦРУ. Они опираются, в частности, на знаменитое заявление: «Я хотел бы разорвать ЦРУ на тысячу кусочков и рассеять их по ветру!» Является ли оно точным или нет, это заявление — следствие вспышки гнева… И верно то, что гнев будет непродолжительным. Залив Свиней стал поворотным в истории управления: он заставит поблекнуть миф о могуществе ЦРУ. Но это не повлечет за собой ни остановку, ни сокращение числа тайных операций, проводимых ЦРУ. Как раз наоборот.

Но президент устанавливает более строгий контроль над ними. Он хочет также иметь возможность выбора, ознакомившись с различными мнениями и вариантами планирования и проведения операций. В этом он особенно рассчитывает на новую организацию: «Разведывательное управление Министерства обороны» (РУМО), созданное в августе 1961 года для координации докладов, подготовленных разведками трех родов войск. Это агентство, таким образом, будет участвовать наряду с другими американскими разведслужбами в анализе и оценке угроз национальной безопасности. Соперничество различных спецслужб даст более ясную картину… По крайней мере, такова была идея, которая очень хорошо характеризует систему американской разведки.

Контроль над ходом тайных операций президент поручает своему брату Роберту, министру юстиции в его правительстве. После катастрофы в Заливе Свиней он становится главным советником президента. Он убежден, что ЦРУ может играть определяющую роль во внешней политике Соединенных Штатов при условии, что оно станет более эффективным, более незаметным и более целенаправленным. Однако Роберт не сдерживает рвение ЦРУ. Если верить одному из членов управления, «он буквально покорен тайными операциями…». В течение первых двух лет президентства Кеннеди будет организовано в общем 550 тайных операций. В два раза больше, чем за два президентских срока Эйзенхауэра! Парадоксально, но управление, таким образом, стало еще более мощным после неудавшейся кубинской авантюры. И Кеннеди утверждает одно из самых больших увеличений бюджета в истории ЦРУ.

Президент продолжает большую часть операций, начатых администрацией Эйзенхауэра во Вьетнаме, Лаосе, Камбодже, Тибете, Италии, Доминиканской Республике и т. д. И хотя программы тайных подрывных действий в Чили связывают с президентством Никсона на рубеже 1970-х годов, фактически они начались при Кеннеди. Операции пропаганды, по существу, были направлены против растущего влияния социалиста Сальвадора Альенде. Как показывают архивы ЦРУ, рассекреченные в 2004 году, полтора миллиона долларов были переданы партии Эдуардо Фрей Монтальва, его главного оппонента, чей бюджет едва дотягивал до полумиллиона долларов.

В британской Гайане ЦРУ тайно пытается помешать приходу к власти марксиста Чедци Джагана. Безуспешно. В 1961 году Джаган приезжает в Вашингтон, чтобы заручиться поддержкой США. Но, как свидетельствуют архивы ЦРУ, Кеннеди решает обратное. Как только Джаган покидает Белый дом, президент приказывает ЦРУ дестабилизировать его правительство. В этих целях управление участвует в организации мятежей на расовой и социальной почве. Возникают стычки между африканскими потомками этой старой британской колонии с местными индейцами, к которым принадлежит Джаган.

Администрация не теряет надежды найти решение кубинской проблемы. Кастро является для США синонимом унижения. Это заноза в эго президента. Его брат должен смыть позор Залива Свиней с помощью операции «Мангуст». Эта большая программа была нацелена в 1961 и 1962 годах на ослабление режима Кастро всеми возможными средствами: операциями экономического саботажа, политической пропагандой, полувоенными действиями и т. д. Другая часть программы была направлена на то, чтобы помешать Кастро в экспорте революции и идей коммунизма в другие страны. Роберт Кеннеди четко осознает важность операции «Мангуст». Лицам, ответственным за ее проведение, он разъясняет, что «кубинская проблема является сегодня приоритетной для американского правительства. Для ее решения не надо жалеть ни денег, ни времени, ни усилий!».

На проведение операции «Мангуст» мобилизуются офицеры ЦРУ, военно-воздушных и военно-морских сил, а также несколько сот кубинских агентов и пятьдесят переводчиков. Это самая дорогостоящая подрывная операция администрации. Ее проведение обеспечивают с базы ЦРУ в Майами при участии более 400 офицеров и бюджете в 50 миллионов долларов.

Офицеры особенно изобретательны. Возможно, даже слишком, так как значительное число проектов операции «Мангуст» никогда не будет реализовано. Один из них предусматривал написание песни, высмеивающей Кастро: «хит», который бы выучил весь остров, к удовольствию кубинских диссидентов. По другому проекту следовало бы изготовить фотомонтаж с изображением толстого Кастро в компании двух молодых женщин для подрыва его революционного имиджа. Предусматривалась даже провокационная атака на американскую базу Гуантанамо, которая послужила бы поводом для объявления войны Кубе.

По меньшей мере, восемь попыток убийства Кастро было спланировано в рамках и вне операции «Мангуст». От самых серьезных до наиболее абсурдных, даже при участии криминалитета! В отличие от КГБ, ЦРУ не имеет команды, сведущей в убийствах. Тогда оно обращается к профессионалам… Санто Трофиканте, младший шеф мафии во Флориде и Сэм «Момо» Джианкана, чикагский гангстер, разыскиваемый ФБР, — их, например, просят найти киллеров среди кубинцев. Управление пытается также убить Кастро с помощью трубки,[14] зараженной смертельными бактериями. Это не единственный ядовитый подарок (в полном смысле слова), который ЦРУ пытается ему вручить с участием его многочисленных любовниц: сигары, пропитанные ядом; авторучка с ядовитыми чернилами, морская раковина с заложенной в нее взрывчаткой; или, наконец, ботинки, пропитанные таллием, что привело бы к выпадению его бороды! Гипнотизер, нанятый ЦРУ, якобы даже пытался запрограммировать кубинского гражданина на ликвидацию лидера Кубы!

Эти попытки убийства будут обнародованы комиссией по расследованию деятельности ЦРУ, работавшей в середине 1970-х годов. Она оставила открытым вопрос о том, знали ли президенты Эйхенхауэр и Кеннеди об этом и отдавали ли они приказ о его ликвидации. «Благовидный предлог» функционирует прекрасно. До сегодняшнего дня никакого письменного следа не было обнаружено ни в архивах ЦРУ, ни Совета национальной безопасности. И это касается как Фиделя Кастро, так и других проектов по ликвидации других глав государств.

В августе 1960 года ЦРУ действительно разработало план ликвидации премьер-министра Патриса Лумумбы. Он возглавлял Конго со времени получения независимости от Бельгии. Из-за его радикализма, а также непредсказуемости и его связей с СССР Эйзенхауэр приказал ЦРУ дестабилизировать его правительство. До какой степени? Вопрос остался открытым. Является достоверным, что управление предусмотрело несколько вариантов его нейтрализации… физической. В резидентуру ЦРУ в Леопольдвиле был даже отправлен пистолет для стрельбы стрелами, содержащими биологический яд.

Лумумба будет убит в январе 1961 года, но похоже, что ЦРУ к этому не имело отношения. Прежде чем киллер ЦРУ приступил к действию, мятежная группировка во главе с генералом Мобуту схватила и перевезла Лумумбу в другую провинцию Конго. Именно там он был убит наемниками, за которыми, вероятно, стояли бельгийские спецслужбы. Действительно считалось, что Лумумба представлял угрозу для экономических интересов Бельгии и распускал слухи, порочащие короля Бодуэна. В 2001 году бельгийская парламентская комиссия также пришла к выводу, что «некоторые члены правительства несут моральную ответственность за обстоятельства, которые привели к смерти Лумумбы»…

Когда новость о смерти Лумумбы распространилась на африканском континенте, мало кто сомневался, тем не менее, в прямой причастности к этому ЦРУ. Спустя четыре месяца Рафаэль Леонидас Трухильо был убит на улице Сан-Доминго в Доминиканской Республике. Он возглавлял очень деспотичный режим, который противоречил американским экономическим интересам. Он был также против политики Белого дома в отношении Фиделя Кастро. Кроме того, Трухильо давал приют активным контрреволюционерам из многих стран Центральной Америки. Эти страны оказывали давление на Белый дом, чтобы он нейтрализовал тирана. Американское посольство в Сан-Доминго через посредника направило оружие доминиканским диссидентам, которые устроили ему смертельную ловушку. И в этом случае, если даже повстанцы и не делали секрета из своих намерений убить Трухильо, прямая ответственность ЦРУ и Белого дома не подтверждается ни одним документом.

На рубеже 1960-х годов разгораются дискуссии как в Лэнгли, так и в Вашингтоне по поводу обоснованности политических убийств.

Это не мешает, что доказывают приведенные выше случаи, рассматривать убийство как один из многих вариантов для достижения целей во внешней политике Соединенных Штатов. США — не единственная страна, использующая разведывательные службы в этих целях. Среди крупных западных демократий можно было бы упомянуть в качестве примера Великобританию и Францию, где прошлое разведслужб менее задокументировано…

В США за эту грязную работу отвечает ЦРУ. Президенты защищаются туманным понятием «благовидного предлога».

Позднее, в условиях, когда определение «политическое убийство» приобретет более скандальный оттенок, ЦРУ заплатит дорого за свои услуги Белому дому…


Примечания:



1

АНБ — National Security Agency (NSA). — Прим. пер.



14

Речь идет о дыхательной трубке для подводного плавания, которым увлекался Кастро. — Прим. пер.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх