Загрузка...



Накануне Великой Отечественной

К июню 1941 г. военно-морская база Ханко (командир генерал-майор С. И. Кабанов, военный комиссар дивизионный комиссар А. Л. Раскин, начальник штаба капитан 1-го ранга П. Г. Максимов) имела в своем составе:

Сектор береговой обороны в составе: комендант сектора майор С. С. Кобец, начальник штаба подполковник Н. С. Кузьмин. СБО ВМБ Ханко состоял из одной 305-мм и одной 180-мм железнодорожной батарей, 29-го артдивизиона, имевшего две 130-мм и четыре 45-мм батареи и 30-го артдивизиона, имевшего одну 130-мм, одну 100-мм и три 45-мм батареи.

Железнодорожная батарея № 9 (командир капитан Л. M. Тудер, с августа — Н. З. Волновский) имела три транспортера с 305-мм пушками. Дальность их огня была достаточна для взаимодействия со строящимися батареями на острове Осмуссар и мысе Тахкуна.

Железнодорожная батарея № 17 (командир старший лейтенант П. М. Жилин) имела четыре транспортера с 180-мм пушками с дальностью огня еще большей, чем у 305-мм орудий, и более высокой скорострельностью.

Прибыв на Ханко, железнодорожные батареи превратились по существу в стационарные. Если батарея № 17 имела две огневые позиции и теоретически могла менять свое расположение, то батарея № 9, установленная на бетонные основания, не могла маневрировать. К тому же огромные транспортеры высотой около 5 м было трудно маскировать.

Береговая оборона базы обеспечивалась 29-м и 30-м отдельными артиллерийскими дивизионами.

В 29-й артдивизион (командир капитан Б. М. Гранин, начальник штаба старший лейтенант В. И. Копнин) входили пять батарей. На острове Руссаре огневую позицию занимала батарея 179 (4 130-мм орудия), командир старший лейтенант И. С. Ничипорук. На мысе Уддскатан располагалась 178-я батарея (3 130-мм орудия), старший лейтенант В. А. Брагин. Оставшиеся три батареи (165, 166, 167-я) каждое из четырех 45-мм орудий предназначалось для борьбы с катерами противника. Две располагались на полуострове и одна — на острове Граншер в полутора милях к югу от Ханко — командир лейтенант М. Е. Шпилев.

30-й артдивизион (командир капитан С. Ф. Кудряшов, начальник штаба старший лейтенант С. И. Заботин) в составе 168, 169, 170, 174, 180-й батарей занимал важнейшую позицию на северо-востоке полуострова. Из пяти батарей только 180-я (капитан Колин) на острове Хесте-Бюссе, имела 130-мм орудия, и 174-я на острове Лонгшер — столько же 100-мм (старший лейтенант Н. Д. Руденко); остальные три располагали четырьмя 45-мм орудиями каждая. Расстановка батарей 30-го дивизиона ясно выражала стремление защитить от противника бухту Тверминне (Лапвик).

Состав Сектора береговой обороны ВМБ Ханко на 22 июня 1941 г.

Номер батарей Калибр орудий, мм Количество орудий Характеристика Место расположения батарей
9 305 3 железнодорожная 4 км к востоку от г. Ханко
17 180 4 —'— 5 км к северо-востоку от г. Ханко
29-й отдельный артдивизион
178 130 3 стационарная Южная часть п-ва Ханко, м. Уддскатан
179 130 3 —'— о. Руссаре
165 45 4 —'— Северо-западнее г. Ханко, м. Крокудд
166 45 4 —'— о. Граншер
167 45 4 —'— м. Рюссхольм, городской парк
30-й отдельный артдивизион
180 130 3 Стационарная о. Хесте-Бюссе
174 100 3 —'— о. Лонгшер
168 45 4 —'— м. Лангес
169 45 4 —'— о. Бреншер
170 45 4 —'— о. Куэн

Уже в ходе войны, для усиления противокатерной обороны были сформированы и установлены новые батареи: № 162 — два 45-мм орудия на молу в порту; № 163 — два 45-мм орудия на мысе Фурунес и № 164 — два 45-мм орудия на мысе Крокудд, № 177 — четыре 85-мм орудия на двух позициях: на острове Густавсверн и у створного знака Скугсудхугнинген; на мысе Лонгнес установили одно 130-мм орудие — батарея № 171.

Батареи Сектора береговой обороны имели на вооружении корабельные орудия.

Установки ТМ-3–12 9-й батареи создавались на базе орудий калибра 305 мм с длиной ствола в 52 калибра. Эти орудия в башенных установках стояли на линкорах типа «Севастополь» и «Императрица Мария». Дальность стрельбы орудий 160 кб, скорострельность 1,5 в/мин[6].

Транспортеры с 305-мм орудиями имели один серьезный недостаток — круговой обстрел был возможен только с бетонного основания. К началу войны были построены железобетонные основания под транспортеры. Но для электрокаров, подававших снаряды и заряды к орудиям из вагонов-погребов, специальный настил построен не был.

17-я батарея была вооружена установками ТМ-1–180, которые создавались на базе корабельных орудий. Такими же 180-мм орудиями в башенных установках вооружались крейсера типа «Киров». 180-мм орудия позволяли вести стрельбу по морским целям, движущимся со скоростью до 40 узлов (73 км/ч). Основное назначение этих батарей — поражение крейсеров противника, а также содействие своим сухопутным войскам в прибрежных районах. Дальность их стрельбы достигала 206 кб, скорострельность — до 4 в/мин. Для 17-й батареи были построены две огневые позиции.

130-мм пушки Б-13 создавались для вооружения эскадренных миноносцев и лидеров эсминцев, но устанавливались также и на береговых батареях. Дальность стрельбы орудия 139 кб (27,5 км). Скорострельность зависела от угла возвышения и колебалась в пределах 6–10 в/мин. Угол возвышения до 45°. Орудие имело щит из противопульной брони толщиной 13 мм. По своим баллистическим характеристикам пушки Б-13 значительно превосходили артиллерию зарубежных эсминцев.

100-мм орудиями Б-24 вооружались сторожевые корабли, тральщики, подводные лодки. Они имели дальность стрельбы 126 кб (25 км).

Орудия Б-13 и Б-24 имели один недостаток — они не были универсальными, то есть не могли вести огня по самолетам.

Да и таких орудий в составе сектора БО было мало — всего четыре батареи из десяти. 130-мм и 100-мм батареи имели дальномеры, приборы управления стрельбой, а для ночного боя — один 150-мм прожектор.

Остальные батареи имели малокалиберные 45-мм пушки. Это можно объяснить тем, что в период 1940–1941 гг. на судостроительных заводах Ленинграда и Николаева строилась большая серия эсминцев проекта 7У, были заложены эсминцы проекта 30, создавались новые лидеры проекта 48, новые мониторы типа «Хасан». Все эти корабли имели в качестве главного калибра 130-мм орудия. В этот же период создавалась береговая оборона новых баз на территории Латвии и Эстонии, на Моонзундских островах.

45-мм универсальными полуавтоматическими пушками 21-К в 1930-х гг. в качестве зенитных вооружились все корабли — от катеров до линкоров. Дальность стрельбы орудия — 9,5 км, досягаемость по высоте — 6000 м. Но в качестве зенитных они к концу 1930-х гг. устарели. На больших кораблях они с 1941 г. заменялись на 37-мм автоматы. «Сорокапятки» оставались главным калибром катеров «малых охотников», малых тральщиков и вспомогательных судов. Использование их на батареях береговой обороны было неоправданным. Даже в качестве противокатерных они были недостаточно эффективны. Советские крейсера, эсминцы и сторожевые корабли наиболее успешно отражали атаки торпедных катеров огнем 130- и 100-мм орудий.

Поскольку половина батарей находилась на островах, сектор имел в своем распоряжении 10 катеров: СХ-1 — СХ-11.

Существенным дополнением к огневой мощи береговых батарей являлся 343-й артиллерийский полк бригады. Кроме того, в стрелковых полках имелись 45-мм противотанковые и 76-мм полевые пушки.

Участок ПВО — командир майор Г. Г. Мухамедов — имел в своем составе:

18-й отдельный зенитный дивизион (три батареи). Командир — старший лейтенант В. К. Воронин. Его батареи стояли на островах Руссарэ и Деден и в районе Лесной гавани;

93-й отдельный зенитный дивизион (три батареи) — полуостров Глосшер, остров Тальхольмарне, район завода «Динамо» — командир капитан И. Т. Ковальчук;

236-й отдельный зенитный дивизион (три 76-мм батареи) — острова Гуннарсэранд и Медэн, район морского аэродрома. Капитан И. Х. Ивашин.

Все батареи участка ПВО имели на вооружении по четыре 76-мм зенитных орудия обр. 1931 г., прожектор и прожекторно-звуковую установку.

Участку ПВО оперативно подчинялся 204-й зенитный дивизион 8 ОСБ (34 76-мм) — в районах Тверминнэ, Сюндален и Нордберг.

Всего в базе находилось двенадцать зенитных батарей — 48 76-мм орудий. Кроме того, на Ханко имелись две зенитно-пулеметные (26 пулеметов М-4) и две прожекторные роты.

Участок ПВО имел свои плавсредства — три катера типа КМ и четыре баркаса.

Расположение зенитных батарей обеспечивало как все наиболее угрожаемые направления, так и все наиболее ценные объекты от ударов с воздуха.

Недостатком ПВО базы было отсутствие вынесенных на расстояние постов Воздушного наблюдения и оповещения связи (ВНОС), которые оповещали зенитчиков о самолетах противника. Границы базы были определены так, что посты ВНОС, расположенные буквально рядом с охраняемыми объектами, не могли заблаговременно обнаружить подход самолетов противника, дать возможность вовремя ввести в бой все средства ПВО базы. Но границы не изменились.

В начале войны для перевооружения зенитных батарей начали поступать новые 85-мм орудия обр. 1939 г. Но ввиду отсутствия к ним прицелов, таблиц стрельбы и достаточного количества боезапаса по своему прямому назначению они использованы не были.

Прибывшие четыре 85-мм орудия были установлены как противокатерные батареи — два на острове Густавсверн и два на полуострове Ханко в районе метеостанции.

Сухопутную и противодесантную оборону базы обеспечивала 8-я Особая стрелковая бригада трехполкового состава. Командовал ею полковник Н. П. Симоняк, начальник штаба — капитан Г. Р. Кетлеров. Бригада имела в своем составе два стрелковых полка: 270-й (полковник Н. Д. Соколов) и 335-й (майор Н. С. Никаноров, начальник штаба — майор С. М. Путилов). Стрелковые полки имели численность до 2700 человек, а также батарею 76-мм полевых пушек, 45-мм противотанковую батарею и взвод 120-мм минометов. Полковая артиллерия была на конной тяге.

343-й артиллерийский полк майора И. О. Морозова имел на вооружении девять батарей (36 орудий), сведенных в три дивизиона: 1-й — 76-мм пушки, 2-й — 122-мм гаубицы, 3-й — 152-мм пушки-гаубицы.

297-й отдельный танковый батальон (командир капитан К. А. Зыков) имел 33 танка Т-26 и 11 танкеток. В состав бригады входили также 204-й зенитный артдивизион, саперный батальон (майор Ф. Г. Чудесенко), батальон связи, тыл бригады.

1-я бригада торпедных катеров капитана 2-го ранга B. C. Черокова к началу войны состояла из двух дивизионов и насчитывала 20 катеров. Из них один отряд — 6 катеров проходил боевую подготовку в Рижском заливе, базируясь на Усть-Двинск. На Ханко оставались 14 катеров. Бригада имела свою береговую базу и вспомогательные плавсредства: быстроходный катер ЯМБ (яхта моторная — скорость хода 24 узла), три малых катера ТК-12, ТК-13 и ТК-14 со скоростью 7–9 узлов.

На Ханко базировался 8-й дивизион 2-й бригады подводных лодок — 9 лодок типа М (М-90, М-94, М-95, М-96, М-97, М-98, М-99, М-102 и М-103). Командовал дивизионом капитан 3-го ранга Е. Г. Юнаков. У дивизиона имелась береговая база. К началу войны в базе находились только четыре лодки: М-95, М-96, М-98, М-103; одна находилась в дозоре, остальные ремонтировались в Таллине.

Охрана водного района (ОВР) базы под командованием капитана 2-го ранга М. Д. Полегаева имела в своем составе всего три катера «малых охотника» МО — 311, 312, 313, буксир OP-1 и малые катера охраны рейда ОР-2 — ОР-10. Учитывая шхерные условия в расположении базы, имеющихся в составе ОВРа кораблей было мало для защиты всей акватории.

Командование базы еще в мирное время в своих докладах командованию КБФ неоднократно отмечало необходимость иметь в составе ОВРа базы сторожевые корабли, тральщики, бронекатера.

Кроме катеров, в состав ОВРа входили боновая и сетевая партии. Однако, несмотря на наличие личного состава, бонов и сетей в базе не было. В базе хранилось 400 малых германских (периода Первой мировой войны) мин, однако специальных кораблей как для постановки мин, так и для их траления не было. Всех этих средств для обороны базы с моря было явно недостаточно.

Планировалось поступление в состав базы дивизиона сторожевых кораблей типа «Вихрь» (4 единицы) и дивизиона тральщиков. В Ханко периодически заходили тральщики, сторожевые корабли и эсминцы. Однако, несмотря на стратегически выгодное расположение базы, ни эсминцы, ни тральщики на постоянное базирование, как первоначально предусматривалось приказами Наркома ВМФ, так и не прибыли.

Охрану сухопутной границы Ханко осуществлял 8-й пограничный отряд НКВД Прибалтийского пограничного округа майора А. Д. Губина. Отряд располагался вблизи пограничной железнодорожной станции Лаппохья.

В Ханко базировался и морпогранотряд Прибалтийского пограничного округа НКВД, имевший четыре катера типа МО — ПК-236, 237, 238, 239.

На полуострове дислоцировался 13-й истребительный авиационный полк 61-й истребительной авиабригады ВВС КБФ под командованием Героя Советского Союза полковника И. Г. Романенко (начальник штаба майор П. Л. Ройтберг), насчитывающий 60 самолетов (30 И-153 и 30 И-16). В июне 1941 г. на полуострове оставались штаб полка и находилась только одна 4-я эскадрилья капитана Л. Г. Белоусова — 10 «чаек» (И-153) и один И-16, остальные три эскадрильи под Ленинградом получали новые машины.

Сухопутный аэродром был расположен в районе деревни Тякктом. Запасных посадочных площадок на территории полуострова не было. На аэродроме находилась и 11-я отдельная авиационно-ремонтная мастерская.

Кроме того, базу, согласно плана обороны и прикрытия полуострова Ханко, утвержденного командующим Ленинградского военного округа генерал-лейтенантом М. М. Поповым, должна была поддерживать авиация 4-й смешанной авиадивизии, самолеты которой должны были вылететь по вызову командования базы.

На Ханко размещалась 81 отдельная авиационная эскадрилья (ОАЭ) гидросамолетов МБР-2. Командовал ею капитан В. Н. Каштанкин, начальник штаба старший лейтенант Н. Ф. Юргелевич. К началу войны она насчитывала 9 МБР-2. Эскадрилья дислоцировалась на морской аэродром в районе острова Кутерн. Запасных оборудованных аэродромов для морских самолетов на Ханко не было. Для буксировки гидросамолетов эскадрилья имела катера: ВВС-52, ВВС-53 и ВВС-55.

Гидрорайон базы имел гидрографические суда (ГИСУ) «Волна», «Веха», промерные катера и манипуляторную службу.

Находившиеся на полуострове 51, 145, 93 и 94-й строительные батальоны, 124-й инженерный батальон, 21-й дорожно-восстановительный батальон и 101-я строительная рота были подчиненные центральным управлениям в Москве, а 296-я отдельная строительная рота и 219-й саперный батальон — Ленинградскому военному округу (ЛВО). Большинство строительных частей в мирное время подчинялись особому строительному отделу — ОСО-3.

В Ханко имелись управление коменданта города (комендант старший лейтенант Орлов) с подчиненной 158-й отдельной местной стрелковой ротой, управление военной железной дороги с подчиненным ему 8-м железнодорожным батальоном.

Тыл базы возглавлял капитан 2-го ранга Н. С. Куприянов. Порт Ханко (командир интендант 1-го ранга А. В. Колесников) обеспечивал базирующиеся корабли углем, нефтью, продовольствием, водой и пр. Для угля был построен склад вместимостью 2000 т, для нефти — цистерны на 2000 т. Запас продовольствия был рассчитан на 4–6 месяцев, запас пресной воды составлял 200 т. Порт имел пять буксиров (ПХ-1, ПХ-2, ПХ-3, ПХ-4 и И-17), два мотобота (№ 42 и 46), баржи (№ 12, 14, 18, 37 и Р-55), плавкраны. Уже после начала войны в Ханко прибыли транспорты «Вахур», «Вохи» и «Хильде» для обеспечения деятельности базы.

Медико-санитарную службу базы возглавлял военврач 2-го ранга М. Г. Ройтман. На Ханко имелись два госпиталя. Военно-морской госпиталь — начальник военврач 2-го ранга Ю. В. Лукин. В расположении 8-й ОСБ находился полевой госпиталь. При базе существовал дом отдыха «Гангутец».

Кроме того, в Ханко имелись такие организации как управление помощника командира базы по гражданской части, управление милиции, военторг, рыболовецкая артель, ремстройконтора и другие мелкие строительные организации. В городе действовали почта, ЗАГС, сберегательная касса, работали школа, магазины, аптеки, кинотеатр, библиотека.

На Ханко находилась редакция базовой газеты «Боевая вахта». 8-я ОСБ имела свою газету «Защитник Родины».

Общая численность гарнизона ВМБ Ханко определялась в 25 300 бойцов и командиров различных родов оружия и войск. Вместе с гражданским населением на полуострове находилось около 30 000 человек.

В ходе войны гарнизон пополнился одной пулеметной ротой, 46-м строительным батальоном в составе 1100 бойцов, 300 запасниками, 500 эстонцами, призванными по мобилизации, и 530 бойцами, эвакуированными с острова Хиума.

Однако в обороне островов Ханко была одна, но довольно существенная проблема: граница по островам проходила таким образом, что на одном острове располагались советские войска, а на другом, через 10–15 м, — финские. Зимой, когда узкие проливы между островами покрывались льдом, обойти нашу полосу обороны для противника не составило бы особого труда: целесообразности в обороне каждого острова не было, а зимой, когда почти три четверти суток темно, финны могли легко пересечь залив вдали от этих островов и нанести удар там, где их совсем не ждали.

ВМБ Ханко больше, чем любая другая, находилась в отрыве от остальных баз флота. Все виды довольствия, в том числе и артиллерийское снабжение, шли железной дорогой из Выборга через всю южную Финляндию и морским путем из Ленинграда и Таллина. В случае войны с Финляндией доставка грузов сушей, естественно, прекращалась, морем — становилась затрудненной, а сам порт Ханко, где хранились основные запасы и осуществлялась разгрузка кораблей, мог оказаться под огнем противника.

Кроме того, 8-я ОСБ и все части Ленинградского военного округа (около 15 тыс. чел., а всего база насчитывала 25 300 чел.) довольствовалась отдельно, их снабжали из Ленинграда помимо тыла флота. В случае блокады и прекращения подвоза из Ленинграда и Выборга по железной дороге базе пришлось бы обеспечивать и эти части, то есть запасы сокращались вдвое. В ходе Великой Отечественной войны именно так и произошло. Что касается боеприпасов, то для орудий основных калибров (305, 180, 130 и 100-мм) имелся только один боекомплект, что по нормам военного времени соответствовало двухмесячному запасу. У 8-й бригады насчитывалось до десяти боекомплектов (на срок до 6,5 месяца боевых действий). Запасов бензина на Ханко хватало лишь на полтора месяца.

Созданных запасов продуктов в базе Ханко было недостаточно. Если запасов муки и сахара обеспечивали на 8–10 месяцев, то совершенно недостаточно было мясных продуктов, боезапаса, гранат и бензина.

В первых числах июня 1941 г. состояние военно-морской базы Ханко проверяли командующий войскам Ленинградского военного округа (ЛВО) генерал-лейтенант М. М. Попов, начальник штаба округа генерал-майор Д. Н. Никишев, командующий КБФ вице-адмирал В. Ф. Трибуц и представитель военного отдела ЦК ВКП(б) Н. В. Малышев, пришедшие на эскадренном миноносце. Прибывшие военачальники осмотрели строительство дотов, береговую батарею на острове Хесте-Бюссе, осмотрели систему оборонительных сооружений и ряд других объектов. Только что назначенный командир базы генерал-лейтенант береговой службы С. И. Кабанов доложил о состоянии дел, проблемах и недостатках.

Командующие обещали помочь, но лишь 8-я бригада через неделю получила три тысячи самозарядных винтовок СВТ и дополнительный боезапас для орудий 343-го артполка.

Видимо, более масштабные дела в июне 1941 г. заслонили проблемы военно-морской базы Ханко, но сам факт приезда такой представительной группы свидетельствовал о повышенном внимании к ВМБ Ханко со стороны ЦК ВКП(б), а также командования флота и округа.

Работы по завершению и строительству оборонительных рубежей шли полным ходом. На северном побережье полуострова и прилегающих к нему островах сооружались дзоты и доты, устанавливались проволочные заграждения и другие препятствия. На перешейке заканчивалось рытье большого противотанкового рва; вдоль него и в глубину ставились гранитные надолбы, проволочные и минные заграждения.

Тактическая глубина обороны достигала 1,5 км, а вся ее протяженность — 22 км. Основу обороны района составляли дзоты. Инженерные части строили в глубине полуострова, отступив от границы 4–6 км, полосу долговременных огневых точек (доты) — главную полосу обороны базы. К июню 1941 г. шесть дотов забетонировали, для большей части вырыли только котлованы: не было материалов, закладных частей и вооружения. Все огневые средства (станковые пулеметы и батальонные 45-мм орудия) были в дзотах, построенных так же, как и на перешейке.

Всего к началу войны было построено: дзотов — 190, минометных позиций — 22, незащищенных КП и НП — 28, артиллерийских позиций — 11, защищенных КП — 3, проволочных препятствий в 3–6 рядов — 21 км, противотанковых рвов и эскарпов — 2,5 км, противотанковых надолб — 2,5 км.

В основном было закончено строительство позиций железнодорожных батарей и установка открытых береговых батарей. Построены одна позиция для 9-й батареи, одна основная и одна запасная для 17-й батареи. Для 305-мм башенной батареи на острове Руссаре были готовы только котлованы.

Защищенных убежищ для личного состава, госпиталей, учреждений, машин, самолетов, топлива и боезапаса построено не было. Острова и побережье оборудованы слабо.

Защищенных командных пунктов было только три: из них два — ФКП штаба базы и КП штаба СБО как временные, третий — КП 8-й ОСБ не был оборудован.

Инженерное строительство тормозилось отсутствием в воинских частях средств и материалов и тем, что все строительство непосредственно замыкалось на строительные и инженерные управления наркомата ВМФ.

Таким образом, на перешейке, соединявшем полуостров с материком, была создана надежная система сухопутной и противодесантной обороны, опирающаяся на доты, дзоты и надолбы, плотно расположенные по фронту и эшелонированные в глубину. До войны только дотов и дзотов было построено 190, прорыт противотанковый ров, установлены проволочные заграждения.

Ханко была единственная советская военно-морская база, имевшая до начала войны полноценную сухопутную оборону. Оборонительные рубежи на сухопутном направлении у Севастополя, Таллина и Одессы начали возводиться только после того, как противник приблизился к ним. Но о том, что войска неприятеля подойдут к Главным базам флота с суши, даже не предполагалось.

Весной 1941 г. большую тревогу вызывала осложнявшаяся внешнеполитическая обстановка. Советский посол в Хельсинки побывал на Ханко и проинформировал командование базы о том, что немцы по морю перебрасывают войска в финские порты.

То же подтверждалось и данными войсковой разведки, зафиксировавшей резко усиливавшееся передвижение гужевых и автомобильных транспортных средств в районе Таммисаари. Наблюдательные посты, установленные в приграничной полосе, доносили в штабы бригады и военно-морской базы, что по другую сторону границы все чаще появляются финские офицеры, тщательно просматривающие с помощью биноклей нашу территорию.

Поступающие в штаб базы разведсводки информировали наше командование о том, что развертывание финских и немецких войск в Финляндии продолжается. Об этом свидетельствовали многочисленные факты. Станция Таммисаари была забита воинскими эшелонами. На расположенных вблизи Ханко финских аэродромах стояли немецкие самолеты. В порт Турку прибывали транспорты с немецкими войсками, танками и артиллерией. В районе Або-Аландских островов отмечено появление кораблей германского военно-морского флота.

В связи с обострением советско-германских отношений, участившимися случаями нарушения иностранными самолетами наших границ, нарком ВМФ 7 мая 1941 г. приказал Военному Совету КБФ выставить корабельные дозоры в устье Финского залива, на подходах к Ирбенскому проливу, Таллину, Лиепае и Ханко.

Начальник штаба КБФ контр-адмирал Ю. А. Пантелеев 16 июня 1941 г. доложил в ГМШ ВМФ, что, по сообщению советника советского полпредства в Финляндии, в портах Турку и Васа высадилось дополнительно 30 тыс. немецких войск. Хотя в Финляндии и происходит мобилизация, но МИД страны этот факт отрицает. Наблюдением установлена эвакуация мирного населения из близлежащих к Ханко населенных пунктов, мобилизация шюцкора и средств ПВО. В донесении отмечалось, что финская пресса подтверждает эвакуацию из Хельсинки детей, и что полпредство СССР в Финляндии все эти мероприятия рассматривает лишь как демонстрацию и в серьезные последствия не верит.

Накануне войны штабом КБФ совместно со штабом Прибалтийского Особого военного округа был разработан план взаимодействия (так называемый план прикрытия). Он в том числе предусматривал:

создав минно-артиллерийские позиции, не допустить проникновения противника в Финский и Рижский заливы;

не допускать захвата десантом противника военно-морских баз с моря и воздуха;

нарушать морские сообщения противника и обеспечивать свои.

Расположенный в северной части устья Финского залива полуостров Ханко имел исключительно важное значение, как для обороны наших западных морских границ в целом, так и для непосредственной боевой деятельности КБФ. Значение это заключалось в следующем:

а) береговые батареи на Ханко, островах Даго, Осмуссар и северо-западном побережье Эстонии давали возможность создания мощной минно-артиллерийской позиции, лишавшей флот противника возможности прохода в Финский залив;

б) постановкой минных заграждений и действием батарей береговой обороны облегчались условия борьбы нашего флота с превосходящим в силах противником;

в) глубоко вклинившись в оборону финнов, Ханко разрезал морские коммуникации противника и лишал его возможности маневрирования своими морскими силами;

г) Ханко и прилегающие к нему острова являлись удобным плацдармом для высадки десанта на материк и острова в Ботническом заливе с целью создания нового сухопутного фронта и расширения своей оперативной зоны;

д) Ханко являлся удобной базой для действия наших легких сил и подводных лодок в Або-Аландском шхерном архипелаге в Ботническом заливе.

В связи с этим перед военно-морской базой Ханко были поставлены следующие задачи:

а) оборона северного фланга минно-артиллерийской позиции Ханко — Осмуссар;

б) оборона базы с суши, моря и воздуха.

Для выполнения первой из этих задач на Ханко базировались:

бригада ТКА для нанесения удара по главным силам противника на подходах к минно-артиллерийской позиции (МАП) и на МАП;

8 ДПЛ, который в составе 2-й БПЛ должен решать задачи оперативной разведки и нанесения предварительного удара по кораблям противника на подходе к МАП;

81 АЭ — разведка, поиск противника днем и ночью, освещение кораблей противника осветительными бомбами, наведение ТКА и ПЛ на корабли противника;

13 ИАП — штурмовыми и бомбардировочными действиями по кораблям охранения должен был поддерживать атаки ТКА по главным силам;

артиллерия сектора БО ВМБ во взаимодействии с эскадрой КБФ и ОЛС должна была вести огонь по кораблям противника, прорывающимся в Финский залив.

Для решения 2-й задачи — оборона ВМБ Ханко — имелись 8-я ОСБ, погранотряд, строительные и саперные части, катера ОВРа и морпогранохраны.

Гарнизон ВМБ Ханко был готов к выполнению стоявших перед ним задач.


Примечания:



6

Выстрелов в минуту. (Ред.)








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх