Загрузка...



Трагедия Моонзунда

После ухода флота из Таллина, а 8-й армии — из Прибалтики в немецком тылу остались Моонзундские острова — Муху (Моон), Вормси (Вормс), Сарема (Эзель), Хиума (Даго).

Выгодное военно-географическое положение Моонзундских островов определяло их значение для обороны входов в Финский и Рижский заливы и обеспечения активных действий в Балтийском море.

Командованием КБФ район Моонзундских островов предполагалось использовать как базу для легких сил флота. С этой целью в Рохукюля было начато строительство маневренной базы. Береговая оборона островов строилась с расчетом на взаимодействие с береговой обороной военно-морских баз Ханко и Либавы и прикрытие минных рубежей в устье Финского залива и Ирбенском проливе.

Строительство батарей на Моонзундских островах началось с весны 1940 г. и шло усиленными темпами. Вся береговая оборона Моонзундских островов входила в одно соединение — береговую оборону Балтийского района БОБР (с весны 1941 г. им командовал генерал-майор береговой службы А. Б. Елисеев). За полтора года КБФ сумел создать значительную по силе береговую оборону. К началу Великой Отечественной войны было построено 15 батарей, в том числе три башенные 180-мм, одна 152-мм, восемь 130-мм и три 100-мм. Береговые батареи были хорошо подготовлены для боя с морским противником, но слабо была отработана стрельба в сухопутном секторе.

Предполагалось построить на островах аэродромы для базирования авиации флота. К началу войны строительство аэродромов находилось в полном разгаре.

Сухопутная оборона архипелага, простиравшегося с севера на юг на 150 км и с запада на восток на 110 км, была слабой. Оборона островов возлагалась на 3-ю отдельную стрелковую бригаду, четыре инженерных батальона и различные отдельные части. Строительство инженерных сооружений началось только в мае 1941 г. Гарнизон островов к сентябрю насчитывал около 24 тыс. человек. У защитников островов не было танков, не хватало истребителей и зенитной артиллерии. На Сарема находились пять зенитных батарей, на Хиума — две.

В начале августа 1941 г. на остров Сарема был перебазирован 1-й минно-торпедный полк ВВС КБФ, который нанес ряд ударов по Берлину. В Рижском заливе действовали на коммуникациях противника советские эсминцы, сторожевики, тральщики и торпедные катера.

В связи с предстоящей эвакуацией Таллина 27 августа все остававшиеся в Рохукюля корабли перешли в главную базу. В Моонзунде осталось звено торпедных катеров — 6 единиц, несколько тральщиков и малых судов.

Немецкое командование планировало захватить Моонзундские острова в начале войны путем высадки десанта с материка. Однако упорные бои на таллинском направлении и наличие советских кораблей и катеров в этом районе помешали противнику осуществить операцию в намеченные сроки. Лишь к сентябрю немцы сосредоточили на побережье выделенные для действий против Моонзундских островов 61-ю и 217-ю пехотные дивизии, два саперных, один понтонный полки, финский батальон, общей численностью около 50 тыс. человек. Для перевозки десанта было выделено около 350 различных десантно-высадочных средств, в том числе десантных паромов типа «Зибель». Высадку поддерживала авиация.

8 сентября немецкие войска начали операцию по захвату Моонзундского архипелага. Советские войска оказывали ожесточенное сопротивление. Береговые батареи своим огнем поддерживали оборонявшиеся войска. Но силы были слишком неравными. Ни Балтийский флот, ни 8-я армия не могли оказать помощь гарнизону островов. Под непрерывным натиском значительно превосходящих сил противника были оставлены небольшие острова Муху и Вормси. Защитники Вормси перебрались на Сарема, гарнизон Муху — на Хиума.

13 сентября группа немецких кораблей в составе 2-й флотилии миноносцев, 2-й и 3-й флотилий торпедных катеров, трех транспортов, трех СКА и трех КТЩ предприняла демонстративную высадку на западное побережье Сарема в бухте Лыу — операция «Вествинд». Немецкие корабли были обнаружены и обстреляны 180-мм башенной батареей № 315, а затем под прикрытием истребителей их атаковали два торпедных катера. В результате обстрела был поврежден транспорт, остальные корабли, прикрываясь дымовой завесой, ушли на запад.

В тот же день вечером финны совместно с немцами предприняли операцию «Нордвинд», целью которой была демонстрация высадки десанта на Хиума. Для этого сформировали соединение, состоявшее из трех отрядов кораблей. В 1-й вошли оба финских броненосца и четыре сторожевых катера. 2-й отряд полностью состоял из немецких кораблей — минного заградителя, двух буксиров и 5 СКА. В 3-й отряд вошли два финских ледокола и транспорт. Всего в соединении насчитывалось 17 единиц.

Все корабли собрались у острова Уте и в 17.50 направились по фарватеру курсом 189°. В 18.15 был пройден маяк Уте. Головным шел броненосец «Ильмаринен», на борту которого находился командующий ВМФ Финляндии капитан 1-го ранга Э. Рахола и офицеры штаба. За ним шел «Вяйнемайнен», далее следовали ледоколы, буксиры и катера. Скорость соединения 11 узлов.

В 19.51 флагман повернул на курс 232°. Успев пройти новым курсом 7,5 миль, в 20.30 в 25 милях на юго-запад от Уте, флагман подал сигнал об очередном повороте.

«Ильмаринен» начал поворот, и через минуту под ним, с левого борта, прогремел мощный взрыв. Броненосец подбросило, после чего он осел с сильным креном на левый борт. Крен стремительно нарастал и спустя 6 минут достиг 90°, и его боевой марс коснулся воды. В 20.38 «Ильмаринен» перевернулся настолько стремительно, что часть команды, находившаяся на правом борту, едва успела перебраться на киль. Броненосец затонул на глубине 90 м. Из 403 находившихся на борту погиб 271 человек.

После гибели «Ильмаринена» соединение повернуло на обратный курс — операция была сорвана.

17 сентября противнику удалось ворваться на Сарема — крупнейший остров архипелага. Сил обороняющихся советских войск было недостаточно чтобы закрепиться на широком фронте и остановить наступление врага. Перед командованием БОБРа встал вопрос, куда отступать — на юг или к северному берегу, чтобы отойти на Хиума. Если бы даже часть гарнизона Сарема перешла на Хиума, который был втрое меньше, на нем совместно и с помощью гарнизона Ханко можно было упорно оборонять и сам остров, и устье Финского залива. Вероятно, так же рассуждал и противник, стремясь отсечь защитников Сарема от Хиума. Немецкая авиация уничтожала наши плавсредства. Были потоплены шесть катеров, тральщик, буксир и транспорт. У защитников Сарема не оставалось достаточного количества плавсредств для переправы на Хиума. Исходя из этого, генерал А. Б. Елисеев решил отходить на юг — к полуострову Сырве, где был создан оборонительный рубеж.

К 23 сентября советские войска отошли на полуостров. Во время боев за полуостров Сырве немецкое командование привлекло свои надводные корабли, включая крейсера «Лейпциг», «Кёльн» и «Эмден». По позициям защитников Сырве наносила мощные удары немецкая авиация. У защитников Сарема оставалось всего лишь пять истребителей.

23 сентября с Ханко на Сарема (полуостров Сырве) перелетели три самолета — истребителя И-16. Старшим группы был Г. Д. Цоколаев. В воздушных боях 25, 26 и 27 сентября ханковские летчики сбили 10 фашистских самолетов. К 1 октября в строю остались только два «ишачка». В тот же день с Ханко на Сарема прибыли еще шесть истребителей. Но на следующий день противник прорвал последний рубеж обороны острова и начал быстро продвигаться. 3 октября с аэродрома Сырве поднялись 8 ханковских самолетов — истребителей, из них только один долетел до Ханко. Трое летчиков сели на аэродром Кейна на Хиума. Судьба остальных четырех была неизвестна, полагали, что они сбиты в воздушном бою.

4 октября оставшиеся в строю четыре торпедных катера, приняв на борт командование БОБРа, часть штаба, политотдел и небольшую группу раненых (всего 102 человека) прорвались с Сырве на Хиума. Оставшиеся на Сырве бойцы и командиры сопротивлялись до 6 октября.

Захватив Сарема, немцы сосредоточили свои силы на северном побережье острова. Следовало ожидать, что вскоре они атакуют Хиума. Слишком слабы были силы защитников этого небольшого острова, чтобы рассчитывать на успех в обороне. В начале октября С. И. Кабанов получил разрешение Военного совета флота на составление плана эвакуации гарнизона Хиума.

Командование Ханко, чем могло, уже помогало защитникам Хиума. Испытывая нехватку топлива, оно направило на остров мотоботы с горючим. С 9 по 11 октября шесть мотоботов гидрорайона (№ 11, 21, 31, 42, 43, 46, 52) под командованием старшего лейтенанта Л. Н. Горбунова ходили на Хиума, доставив его защитникам бензин и боезапас. Обратным рейсом они привезли на Ханко продукты и другое снаряжение.

Для решения вопросов по эвакуации с командованием Северного укрепленного сектора 11 октября на Хиума вылетели на гидросамолете МБР-2 военком базы Раскин и начальник штаба Максимов. Был разработан план эвакуации Хиума. Предполагалось, что мотоботы будут перевозить людей с Хиума на Осмуссар, а для дальнейшей доставки их на Ханко использовать канонерскую лодку «Лайне», ГИСУ «Волна», шхуну «Эрна». ГИСУ «Веха» 20 сентября подорвалось на мине и погибло. Старые транспорты, имеющиеся на Ханко, было рискованно посылать из-за минной опасности западнее Осмуссара. К тому же они были повреждены при бомбежках и требовали ремонта.

12 октября немцы высадились на Хиума. Несмотря на численное преимущество противника, советские войска 6 дней оказывали упорное сопротивление.

Шесть мотоботов гидрографического района 12 октября вышли на Хиума. На Ханко на следующий день вернулись только пять, мотобот № 43 пропал без вести. На море была свежая погода и плохая видимость.

15 октября в 21.00 мотоботы № 11, 41, 52 вышли на Хиума. 17-го они вернулись на Ханко, доставив 28 раненых и продукты. В тот же день на Ханко прибыли два из четырех торпедных катеров с личным составом дивизиона торпедных катеров, сражавшихся в сентябре в Рижском заливе и оборонявших остров Сарема.

ГИСУ «Волна» и шхуна «Эрна» 16 октября направились на Осмуссар для вывоза эвакуированных с Хиума. Из-за сильного шторма «Эрна» вернулась с полпути. ГИСУ «Волна», пришедшее на Осмуссар, сорвало с якорей и выбросило на камни. Его команду и вооружение успели спасти.

Таким образом, основная тяжесть по эвакуации гарнизона Хиума легла на мотоботы гидрослужбы, имеющие малую осадку. Но при трех-четырех баллах ветхие суда не имели права выходить в море. А они без навигационных приборов, имея лишь шлюпочные компасы, в 7–8 баллов шли прямым ходом через минные поля с Ханко на Хиума.

С. И. Кабанов писал в своих воспоминаниях: «В ноги надо было кланяться всем матросам и капитанам этих маленьких, уже давно выслуживших свой срок гидрографических ботов за их удальство, бесстрашие и преданность долгу»[14].

Последним рубежом обороны Хиума (и всего архипелага) стал полуостров Тахкуна, куда и отошли 17 октября защитники острова. Группируясь вокруг береговых батарей № 316 (башенная 180-мм) и № 26 (открытая 130-мм), наши бойцы отражали яростные атаки врага. Когда на этих батареях кончились боеприпасы, положение стало безнадежным.

18 октября Военный Совет КБФ отдал приказ об эвакуации гарнизона острова Хиума на Ханко. С. И. Кабанов приказал в первую очередь вывезти раненых и продовольствие, а в случае критического положения — эвакуировать остальной состав гарнизона.

18–19 октября мотоботы № 11, 41, 42, 46, 52 эвакуировали с Хиума 241 человека, в том числе 40 раненых. 19 октября в 22.00 мотоботы под командой старшего лейтенанта Л. Н. Горбунова вновь вышли на Хиума за личным составом. 21 октября с 10 до 23 часов мотоботы по одному возвращались на Ханко. На переходе с Хиума мотоботы неоднократно были атакованы самолетами противника. № 11 и 31 погибли со всем личным составом. № 52 разбился о камни в шхерах у Ханко. Экипаж мотобота и эвакуированные успели перебраться на камни и впоследствии были сняты. На этот раз было доставлено 186 человек, из них половина раненых.

19 октября в 22.00 ПК-239, ПК-237, МО-313 и МО-311 под командой командира 3-го ДСКА вышли из базы на Хиума. В районе Руссаре ПК-239 отстал от колонны, сбился с курса и 20 октября в 10.00 вернулся в базу.

Утром 21 октября ПК-237, МО-311, МО-313 вернулись, доставив 94 человека с Даго. Во время перехода на Хиума и обратно катера неоднократно подвергались атакам самолетов и обстрелам с берега. С «малыми охотниками» пришли два торпедных катера с командованием береговой обороны Балтийского района (БОБРа) и Северного укрепленного сектора (СУСа). Не хватало двоих: коменданта БОБРа генерала А. Б. Елисеева и военкома СУСа полкового комиссара М. С. Биленко. Оказалось, что Елисеев специальным самолетом вывезен в Кронштадт, а Биленко задержался на Хиума и на посадку не успел. Пришлось посылать за ним катер.

Командир катера ПК-239 лейтенант А. И. Терещенко получил боевое задание следовать на Хиума, к пристани Лахтме, чтобы снять с него М. С. Биленко и оставшихся наших бойцов. Стомильный путь к острову лежал через минные поля. Но вот и Хиума. К пирсу Лахтме вел узкий фарватер, лишенный ограждений. Под сильной навальной волной катер при подходе к пирсу стал разворачиваться, чтобы стать носом на выход. В этот момент у борта катера разорвались два снаряда. Погиб лейтенант А. И. Терещенко, был ранен рулевой, осколками пробило борт.

Неуправляемый катер понесло к берегу. По приказу младшего лейтенанта С. Г. Гончарука команда открыла ответный огонь. Катер стал отходить назад. Матросы ручной помпой откачали воду из трюма и заделали пробоины. Маневрируя, катер вырвался из зоны обстрела.

Казалось, опасность миновала, однако катеру предстояло еще одно испытание. На горизонте появились шесть неизвестных катеров. Гончарук приказал сигнальщику запросить позывные. Вместо ответа на катерах вспыхнули огоньки выстрелов, и у борта ПК-239 появились новые всплески. Шесть торпедных катеров, вооруженных автоматическими пушками и пулеметами, — против одного «морского охотника». Но раздумывать было некогда.

Младший лейтенант решил разрезать группу вражеских кораблей и, прикрывшись дымовой завесой, весь свой огонь сосредоточить на флагмане. В результате три катера противника оказались отрезанными от остальных. Окутанные дымом, они не могли вести прицельный огонь. В то же время расчеты командиров орудий П. Черных и А. Подлевских открыли интенсивный огонь по врагу. Два снаряда попали в головной катер, и он взорвался.

Используя тот же тактический прием, С. Г. Гончарук отдал приказ снова поставить дымовую завесу, отрезать ею часть вражеских катеров и на одном из них сосредоточить весь огонь. Второй катер пошел ко дну. А Гончарук нанес еще один удар по врагу. Лишенный хода третий фашистский корабль понесло на камни. Остальные повернули назад.

Но и сам 239-й был в трудном положении. Из трех его двигателей два вышли из строя, не работали компас и рация. Ночью, при ветре силой до шести баллов, катер держал курс в родную базу. 22 октября в 1.47 ПК-239 прибыл на рейд Ханко, донес о потерях, но войти в гавань самостоятельно не мог. К нему направили буксир ОР-1.

За умелые действия и мужество, проявленные в бою против шести торпедных катеров противника, Семену Григорьевичу Гончаруку было досрочно присвоено очередное звание — лейтенант. Остальные члены экипажа героического корабля были представлены к правительственным наградам.

Последней с Хиума 22 октября пришла шхуна «Мария», доставив 60 человек. Всего с острова было снято 570 человек. На Ханко с Хиума перебазировались четыре торпедных катера типа Г-5 № 57, 67, 111 и 164. Все батареи острова были взорваны.

За операцию по эвакуации гарнизона Хиума начальник гидрографического района Ханко капитан-лейтенант Л. Н. Горбунов был награжден орденом Красного Знамени.

С падением Моонзундских островов в устье Финского залива остались только Ханко и маленький Осмуссар.

На полуострове понимали: то, что произошло на Моонзундском архипелаге, может начаться и здесь. Покончив с Таллином, противник в сентябре занялся Сарема, в октябре — Хиума, выходит, по логике войны, очередь за Гангутом. Похоже, хотят покончить с очагами нашего сопротивления на Балтике.


Примечания:



1

Все даты до 1918 г. даны по старому стилю.



14

С. И. Кабанов. С. 250.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх