7

Приехав из дома отдыха, я поспешила узнать, есть ли подходящая для меня работа на самом ближайшем к нашему дому предприятии, Мукомольно-макаронном комбинате. Этот комбинат находится всего через один квартал от нас, в трех-четырех минутах ходьбы, и я давно наметила его своей первой целью в поисках новой работы. Я знала, что утром администрация обыкновенно занята разрешением производственных вопросов, накопившихся за вечернюю и ночную смены, и поэтому пошла к главному инженеру комбината после обеда. К моему удовольствию, он оказался у себя в кабинете и принял меня немедленно.

Он оказался маленьким, довольно щуплым человеком с чеховской бородкой и усталым, пару дней не бритым лицом, по фамилии Серб. Узнав, кто я, зачем пришла и почему именно к нему, он сказал:

— Вы пришли в очень удачное время. Трест предлагает нам увеличить продукцию на макаронной фабрике и освоить новые виды ассортимента. Все это потребует установки новых машин и, возможно, некоторой реконструкции фабрики, а для этого нам необходимо будет взять на какой-то срок конструктора. Кроме того, я давно уже хлопочу, чтобы мне дали помощника, производство у нас большое: макаронная фабрика выпускает пятнадцать тонн макарон в сутки, а мельница сто тонн муки, да их еще собираются расширить, а технический отдел, собственно говоря, — я один. У меня нет ни заместителя, ни помощника.

— Есть у вас главный механик?

— Нет, есть просто механик, он же заведующий механическими мастерскими, паро-силовой установкой, и он же производит текущий ремонт на комбинате. У нас довольно сложное паро-силовое хозяйство: вся мельница приводится в движение паровой машиной, сушилки макарон тоже работают паром, и все это от одного котла. Наш механик, тов. Юсупов, замечательно талантливый человек, но, к сожалению, он самоучка. Помощник мне он очень хороший, но он не может делать ни расчетов, ни чертежей, а если бы он и умел, то у него все равно нет для этого времени. Я сегодня или завтра утром поеду в трест и поговорю относительно вас, а вы приходите завтра после обеда и мы решим, на каких условиях вы будете работать.

На другой день я опять пошла на фабрику и узнала, что трест разрешил взять меня на должность инженера-конструктора. Главный инженер предложил мне приступить к работе немедленно.

Это была очень большая для меня удача. Во-первых, я любила работу конструктора, во-вторых, у меня не будет административных обязанностей, т.е. я не буду отвечать за работу других, и, кроме того, комбинат был близко к моему дому. Это значит, мне не нужно будет терять время в очередях на трамвай или автобус, и я смогу приходить домой в обеденный перерыв, а если что-либо случится дома, то Давыдовна легко найдет меня на комбинате. Я теперь особенно рвалась домой, так как Наташа с каждым днем становилась все интересней и интересней.

В сентябре мама привезла Наташу домой. Мы не видели ее три месяца. Когда она уезжала, ей было год и десять месяцев, теперь ей больше двух лет. За три месяца с ней произошла замечательная перемена, она заговорила!

Отправляя Наташу к бабушке, я составила словарь тех слов, какие она в то время говорила. Она употребляла довольно много слов, но понимать ее было довольно трудно, многим предметам и действиям она дала свои собственные названия, в большинстве не похожие на общепринятые. Теперь же она говорила совершенно хорошо и правильно, употребляя много не слышанных нами до этого из ее уст слов и предложений. Для меня это было прямо как чудо! Сережа, Давыдовна и я задавали ей много вопросов, с удовольствием слушая ее ответы. Иногда она немного сбивалась, очевидно, затрудняясь выбрать из большого запаса известных ей слов самые точные. Во время обеда она сказала: — Папа, грызи суп быстрее!





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх