Загрузка...



Многие представители старшего поколения, кому сегодня за шестьдесят, с трудом расста...

Многие представители старшего поколения, кому сегодня за шестьдесят, с трудом расставаясь с советскими мифами о войне, которые им «вдалбливались» с раннего детства, с энтузиазмом начинают воспринимать новые мифы, якобы разоблачающие те мифы советских времён. При этом особую остроту приобретают вопросы, связанные с подготовкой и началом войны. Одна ложь — советская — порождает новую ложь — антисоветскую. Старый миф о миролюбивой политике предвоенного периода советского государства, не готового к войне, породил новый миф об угрожающей концентрации советских войск на западной границе, якобы побудившей Германию предпринять вынужденно упреждающий удар летом 1941 года. Наряду с мифом о великой победе Красной Армии, укореняются мифы о стихийном бунте в армии против сталинского режима, о второй гражданской войне, развернувшейся на фоне Отечественной войны 1941 — 45 годов. Миф о сталинской ошибке, спровоцированной умело составленной гестаповской фальшивкой, в результате которой произошло «обезглавливание» Красной Армии, породил миф о якобы преднамеренном «очищении» высшего командного состава армии в порядке её подготовки Сталиным к большой войне.

Так происходило и происходит оттого, что правда о войне мешала жить всем: и Сталину с Жуковым — основным виновникам огромных жертв, понесённых Советским Союзом в той войне; и Хрущёву с Брежневым; помешала она и Горбачёву, пытавшемуся уничтожить документы о неблаговидной роли коммунистов в 1939 — 41 годах, поскольку они (документы) оказались востребованными как раз в период наивысшего подъёма антикоммунистического движения в бывшем СССР. По-видимому, небывалой силы эмоциональный порыв, захлестнувший демократическую общественность в то время, помешал ей заметить явные противоречия в вышедшей именно тогда на русском языке «ледокольной» версии. Новый миф оказался, как нельзя, кстати правителям новой России, строившим свою политику на фундаменте борьбы с коммунизмом. Поэтому не удивляют миллионные тиражи. Однако удивительно было обнаружить среди «загипнотизированных» и прогрессивного историка Ю. Афанасьева, и бывшего диссидента В. Буковского, и сочинителя популярной литературы на исторические темы И. Бунича, и даже автора религиозной литературы по ортодоксальному иудаизму М. Гитика, и множество других. Конечно, и сам я, чего греха таить, не избежал этой участи. Однако при внимательном прочтении вместе с массой обнаруженных внутренних противоречий и явных искажений в представлении исторических событий постепенно исчезало это гипнотическое состояние.

«Ледокольный» миф, обрушившийся на неподготовленного читателя, которому не были доступны книги о войне, вышедшие на Западе и написанные на основе документов немецких военных архивов, захваченных армиями союзников, просто ошеломил его. Благодаря этому ошеломляющему эффекту в массовое сознание было внедрено до того мало кому известное высказывание Гитлера о причинах войны, относящееся к 1945 году, которое впервые было озвучено его генералами Кейтелем и Йодлем на Нюрнбергском процессе и тоже, естественно, не приобрело широкой известности. Но главным мне представляется даже не то, что гитлеровская версия, созданная им незадолго до смерти в качестве своего алиби перед потомками, была растиражирована в миллионах экземпляров, а то, что таким образом удалось ещё глубже скрыть истинную причину катастрофы 1941 г., причину, которую до того скрывали советские историки.

Причиной действительно преждевременного нападения на СССР в июне 1941 г. стали, с одной стороны, явно опережающее превосходство германской армии над армиями всех других стран мира, а с другой стороны, столь же явное ослабление и деморализация Красной Армии, вызванные не прекращавшимися «чистками». Кроме этой чисто ситуационной причины у Гитлера не было никакой другой для начала войны с Советским Союзом в 1941 г., не дожидаясь окончания работ над новейшими видами вооружений. Таким образом, своей популярностью «ледокольная» и сопутствующие ей версии обязаны содержащейся в них «патриотической составляющей», которая ещё более укрепила миф о Великой и Непобедимой Красной, Советской, Русской армиях. Казалось бы, тупость и бездарность высшего военного командования в лице Ворошилова, Тимошенко и Жукова не требует дополнительных доказательств, кроме понесенных невероятных жертв, многократно превысивших потери Вермахта. Только в СССР не принято было при оценке военных операций учитывать потери, а в сознание людей гвоздём была вколочена кощунственная фраза «мы за ценой не постоим», ибо заплаченной ценой были человеческие жизни, которые бездумно и, главное, безжалостно растрачивались. Ещё до официального вступления Советского Союза в войну, только во время финской кампании 1939-40 годов потери Красной Армии превысили суммарные потери США за всю войну и на всех театрах боевых действий.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх