Глава 8

Антихрист и папесса Иоанна

С древнейших времен верующие ожидали пришествия Антихриста со страхом и душевным трепетом. С торжественной скорбью и вниманием изучали они те места в Святом Писании, где рассказывалось о дне гнева Господня, чтобы встретить его во всеоружии. Если события, происходившие в мире, совпадали с признаками, свидетельствующими о приближении Антихриста, людей охватывал ужас, который подхлестывал их воображение. Возникало множество легенд, в которые верили безоговорочно.



Прежде чем начать рассказ об этих причудливых историях, оказавших столь сильное влияние на умы людей в Средние века, стоит вспомнить, что же говорили раннехристианские богословы о библейских пророчествах, связанных с приходом этого последнего притеснителя Церкви. Многие ученые мужи того времени, основываясь на пророчестве Иакова, считали, что Антихрист должен произойти из колена Данова: «Дан будет змеем на дороге, аспидом на пути»[17]. Также они принимали во внимание восклицание умирающего патриарха, смотрящего на своего сына Дана: «На помощь твою надеюсь, Господи!», как если бы это колено долгое время переносило страдания, ниспосланные Богом, но все напрасно, и надежды не осталось. Намек на это можно найти и в Откровении Иоанна Богослова (глава 7): когда ангелы кладут печать на чела рабов Господа, из каждого колена они отмечают по двенадцать тысяч человек, но из колена Дана не был запечатлен никто, словно Господь отступился от него.

Мнения о природе Антихриста разделялись. Некоторые, и в их числе Ипполит, полагали, что это – Сатана, принявший облик человека. Другие думали, что это будет Сатана, воплотившийся в человеке, то есть истинный человек и истинный дьявол, ужасающая бесовская пародия на Воплощение Господа нашего. Третьи говорили, что это будет страшный человек, абсолютно падший, действующий по дьявольскому наущению, подобно тому как святые действуют по слову Божию. Святой Иоанн Дамаскин подчеркивает, что Антихрист будет не воплощенным дьяволом, а человеком: «Не сам диавол сделается человеком, подобно тому как вочеловечился Господь… Но родится человек от блудодеяния и примет на себя все действования Сатаны, ибо Бог, предвидя будущее развращение его воли, попустит диаволу поселиться в нем». Если рассматривать Антихриста в этом ключе, то он мог иметь многих предшественников. Святой Иероним и Блаженный Августин видели Антихриста в Нероне, но не самого его, а одного из тех, о ком говорит апостол: «…появилось много антихристов…» Таким образом, любой гонитель христианской веры, подобный Диоклетиану, Юлиану Отступнику или пророку Мухаммеду, расценивался как предтеча Антихриста, в котором соединятся жестокость Нерона и Диоклетиана, притворная добродетель Юлиана и гордыня Мухаммеда.

Сатана будет владеть им с детства и готовить его к службе себе. Он даст ему хитрость, жестокость и гордость. Антихрист не будет исповедовать открытое безбожие, а станет показывать мнимое благочестие и в то же время отрицать основы христианской веры, то есть ее божественное происхождение и власть. Он подвергнет сомнению то, что Иисус является плотью от плоти Господа, признавая в нем лишь выдающегося человека, проповедовавшего людям высокие истины, чистоту помыслов и добродетель, но слишком увлеченного и ошибавшегося, как все люди.

В конце времен, однако, «в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога», и увидят все «мерзость запустения, стоящую на святом месте». В это же время возникнет ужасный союз между Антихристом, имеющим власть над всем миром, и христианской церковью; священнослужитель самого высокого сана или весь епископат примкнет к стану неверующих и начнет притеснять избранных. Здесь как будто просматривается странная связь между папой римским и Человеком греха, Блудницей, Зверем и Священником, предшествующим им. Человек греха и Зверь, несомненно, тождественны и указывают на власть Антихриста над миром, в то время как Блудница и Священник являются символами отступничества Церкви. Однако это не имеет отношения к Римско-католической церкви, скорее, наоборот.

Как «мерзость запустения» может воцариться в храме, где все наполняет душу любовью к Христу и заставляет думать о небесном блаженстве, мне непонятно. Откровение Иоанна Богослова следует толковать от противного; человеку, не знакомому с этим законом, выражение «мерзость запустения» могло бы прийти на ум скорее при посещении шотландского пресвитерианского храма или голландского кальвинистского. Рим не выступает против жертвоприношения и не требует его отмены. Скорее это свойственно так называемым реформаторам Церкви, которые, не признавая таинства евхаристии и пресуществления хлеба и вина в истинные Тело и кровь Христовы, почти уничтожили само понятие поклонения Богочеловеку. Рим не отрицает силы веры в Бога, а упорно настаивает на ней. Скорее в других конфессиях, где любому позволено веровать или же отвергать, что он захочет, мы должны искать влияние духа Антихриста в действии. Однако не будем вдаваться в подробности, область нашего исследования – мифология, а не теология.

Во времена Антихриста, говорят древние толкователи, Церковь разделится: часть ее объединится с мирской властью, другая же останется верной своему единственному Пастырю и пойдет прежним путем. Много будет неверующих, Церковь будет переживать времена глубочайшего духовного упадка, но в то же время пользоваться небывалой поддержкой светской власти. Религия будет основываться не на догматах, а на принципах нравственности. Это даст возможность Человеку греха распространять свое учение. Согласно святому Ансельму, обладая красноречием, мудростью и прекрасным знанием Святого Писания, он станет добиваться ниспровержения его догматов. Он будет щедр, ибо ему станут доступны неизмеримые богатства, сможет совершать великие «знамения и чудеса», чтобы «прельстить… и избранных». В конце концов он откроет людям свое ужасное истинное лицо; время его правления составит три года, и гонения и преследования, которым он подвергнет Святую Церковь, в жестокости превзойдут все, что ей приходилось переживать до этого.

В эти страшные годы смятения истинная вера почти угаснет. «Когда придет Сын Человеческий, найдет ли он веру на земле?» – вопрошает Господь наш, словно ожидая отрицательного ответа. И тогда корабль Церкви поглотят волны безбожия, и он исчезнет во тьме той разрушительной бури, что пройдет по всей земле, «солнце затмится, луна перестанет светить, и звезды падут с небес». Имеется в виду, что солнце веры закатится, луна, то есть Церковь, не будет более светить людям, поскольку гонители утопят ее в крови, и звезды, великие духовные ценности, будут низвергнуты. Но Церковь все же не погибнет; она переживет бурю и восстанет, «прекрасная, как луна, и грозная, словно войско, ощетинившееся знаменами», ибо после трех с половиной лет правления Антихриста явится Иисус, чтобы отомстить за пролитую кровь святых и сокрушить Антихриста и его господство.

Так, в общих чертах, толковали приход Антихриста во времена раннего христианства и в Средние века. Теперь рассмотрим, к возникновению каких мифов в умах простых, необразованных людей это привело. Рабан Мавр в своем труде, посвященном жизни Антихриста, приводит полный список чудес, которые тот совершит. Согласно ему, враг человеческий исцелит недужного, воскресит мертвого, вернет зрение слепому, слух глухому и речь немому; он будет поднимать бури и успокаивать их, передвигать горы, по слову его будут цвести и увядать деревья. Он восстановит Храм Иерусалимский и сделает Святой Город великой столицей мира. Считалось, что источником его неисчислимых богатств будут найденные сокровища, которые до поры хранят от людей демоны. Многие одержимые дьяволом на допросах показывали, что это так и что размеры клада неописуемы.

«В 1559 году, – рассказывает Моро, историк того времени, – по Европе с удивительнейшей быстротой распространились слухи, будто в Вавилоне родился Антихрист и что евреи тех земель уже спешили туда, дабы поклониться ему и признать его своим Мессией. Известие это пришло из Италии и Германии, вскоре оно достигло Испании, Англии и других западных королевств и встревожило многих людей, даже самых разумных. Тем не менее люди образованные не поверили в него, говоря, что знамения, которыми, согласно Священному Писанию, должно быть отмечено это событие, еще не свершились, что, в числе прочих, Римская империя пока не исчезла. Другие возражали, что, насколько известно, многое из предсказанного уже произошло, а что до остального, то оно могло случиться в отдаленных областях, и об этом пока еще не знают; что Римская империя существует лишь на словах, а место в Писании, где говорится о ее разрушении, могло быть истолковано неверно; что многие века самые ученые и набожные люди верили в скорый приход Антихриста, и многие считали, что он уже явился, судя по преследованиям, которым подвергаются христиане, другие указывали на пожары, затмения или землетрясения… Все были взбудоражены, некоторые объявляли эту новость истинной правдой, другие не верили в нее вовсе, и волнение, охватившее всех, было так велико, что король Генрих IV, правивший в то время, был вынужден даже издать указ, запрещающий всякое упоминание этого предмета».

Новость, о которой рассказывает Моро, получила еще одно подтверждение из уст некоей одержимой: она сообщила, что в 1600 году в окрестностях Парижа Человек греха появился на свет от еврейки по имени Бланшфлер, зачавшей от Сатаны. Ребенка окрестили в Субботу Волхвов, и ведьма призналась под пытками, что она качала новорожденного Антихриста на коленях, что на ногах у него когти, он не носит башмаков и говорит на всех языках.

В 1623 году появилось следующее поразительное заявление, которое немедленно начали обсуждать люди низших сословий: «Мы, братья ордена Святого Иоанна Иерусалимского с острова Мальта, получили письма от наших шпионов, которые, согласно нашим указаниям, несут службу в земле вавилонской, ныне находящейся во владении Великого Турка. В упомянутых письмах сообщают нам, что 1 мая в год 1623-й от Рождества Господа нашего Иисуса Христа в городе Буридоте, иначе называемом Калкой, поблизости от Вавилона, от матери неизвестной расы, очень старой женщины по имени Фортуда, родился ребенок. Об отце его ничего не известно. Ребенок смугл, рот и глаза его приятны, зубы заострены, как у кошки, уши велики, в росте он заметно превосходит всех других детей. Ребенок этот ходит и говорит. Речь его понятна каждому, что убеждает людей, будто он настоящий Мессия и Сын Божий и что в него нужно уверовать. Наши шпионы клятвенно уверяют, что видели этого ребенка собственными глазами, и добавляют, что, будто в подтверждение его чудесного происхождения, в небесах появились необыкновенные знамения: солнце, будучи в зените, потеряло яркость и на некоторое время затмилось». Далее следовало перечисление других чудес, самыми замечательными из которых являются рой летящих змей и дождь из драгоценных камней.

Согласно Себастьяну Михаэлису, рассказавшему об этом в труде об одержимых во Фландрии, изгоняемые бесы утверждали, что Антихрист является сыном Вельзевула, который будет повсюду сопровождать своего отпрыска в образе птицы с четырьмя лапами и головой быка, что он подвергнет христиан тем же пыткам, каким подвергаются падшие души в аду, что он будет обладать способностью летать, говорить на всех языках и иметь множество имен.

Антихрист так же хорошо известен мусульманам, как и христианам. Лейн в своем издании сказок «1001 ночь» приводит любопытные подробности представлений мусульман о нем. Согласно им, Антихрист объедет землю верхом на осле, и за ним будут следовать 40 000 евреев; его царство продлится сорок дней, из которых первый будет длиться год, второй – месяц, третий – неделю, остальные же будут обычными. Он опустошит весь мир, оставив нетронутыми только Мекку и Медину, поскольку эти святые города будут охранять ангельские легионы. В конце Христос сойдет на землю и в великой битве сокрушит Антихриста.

Писатели, принадлежащие к различным религиозным конфессиям, не менее суеверные, чем простой народ, связывали явление Антихриста с легендой о папессе Иоанне. Некоторое время назад она считалась историческим фактом, однако современным ученым удалось, в конце концов, доказать, что это не более чем миф.

Впервые о папессе Иоанне упоминает Анастасий Библиотекарь, ее современник (ум. 886), следом за ним Мариан Скот, в чьей «Хронике» мы находим следующие слова: «Год 854-й от Рождества Христова, Иоанна, женщина, стала преемником Льва и правила два года пять месяцев и четыре дня». Мариан Скот умер в 1086 году. Та же история нашла место в ценнейшей хронике Сигеберта из Жамблу (ум. 5 октября 1112): «Говорят, что этот Иоанн был женщиной и что она зачала от одного из своих слуг. Папесса, забеременев, родила ребенка, и по этой причине некоторые не называют ее в числе понтификов». Эта легенда распространилась среди всех средневековых хронистов, которые были большими плагиаторами. Оттон Фрейзингенский и Годфрид Витербосский также упоминают женщину-папу в своих хрониках. Мартин Польский говорит следующее: «После Льва IV Иоанн, уроженец Меца, папствовал два года пять месяцев и четыре дня. И папский престол пустовал месяц. Он умер в Риме. Рассказывают, что этот папа был женщиной. В юном возрасте она сопровождала своего возлюбленного в Афины, переодевшись в мужское платье; там она преуспела в различных науках, и никто не мог сравняться с ней. После того как она проучилась три года в Риме, большие ученые стали ее слушателями и учениками. В городе ее очень уважали за добродетель и глубокие знания и в конце концов единодушно избрали на папский престол. Но во время своего папства она зачала. Не зная, когда должны были произойти роды, она родила дитя прямо на улице во время шествия от собора Святого Петра к Латерану где-то между Колизеем и церковью Святого Климента. После этого она умерла и, говорят, была похоронена на этом самом месте, и поэтому папа всегда избегает этой дороги, как полагают некоторые, из отвращения к случившемуся здесь. По этой же причине ее не включили в список святых понтификов, не только из-за ее пола, но также из-за мерзости произошедшего».

Конечно, в этой скандальной истории «молва растет на ходу».

О папессе упоминают также Уильям Оккам, Томас Элмхам (1422) и Ян Гус. Последний с готовностью подхватывает эту историю и даже награждает даму именем – он утверждает, что ее окрестили Агнессой. Другие хронисты настаивают на том, что ее звали Гильбертой. Некоторые особенно ярые патриоты Германии, отвергающие саму мысль о том, что папесса могла родиться в их стране, стараются «подсунуть» ее Англии. В период Реформации немецкие и французские протестанты с жадностью набрасываются на эту легенду, украшая ее, в меру своей фантазии, прелестными подробностями и делая из нее не слишком лестные для Римско-католической церкви выводы. Свои сочинения они иллюстрируют гравюрами весьма наглядными и живыми, но едва ли пристойными. На одной из них описываемое событие изображено в довольно своеобразной и поразительной манере. За папой в полном облачении и тиаре следует торжественная процессия епископов, несущая свечи и хлеб, как вдруг служитель, идущий впереди папы и несущий крест, в испуге отшатывается от него, поскольку у того неожиданно начинаются роды. Эту гравюру, воспроизвести которую мне не под силу, я обнаружил в небольшой любопытной книжке 1530 года.

Стефен Бланш в своих «Чудесах города Рима» рассказывает, что незадолго до этого события папессе Иоанне явился ангел и предложил ей выбор: вечно гореть в аду или родить при всем народе. Проявив здравый смысл, делающий ей честь, папесса избрала второе. Протестантов, судя по всему, не устраивала версия, по которой отцом несчастного ребенка был простой слуга, некоторые приписывали эту честь кардиналу, а иные даже самому Сатане. Согласно одному выдающемуся голландскому священнику, не имеет значения, кто именно являлся отцом дитяти, Сатана или монах; в любом случае первый проявлял живейший интерес к новорожденному Антихристу. Видели, как он по случаю рождения Человека греха кувыркался в воздухе, издавал радостные возгласы и неприятным голосом распевал странные строки:

Papa pater patrum, Papiss? pandito partum
Et tibi tunc eadem de corpora quando recedam![18]

Поскольку это, по всей вероятности, единственные известные стихи, сочиненные самим дьяволом, стоило привести их на этих страницах.

Перед деятелями эпохи Реформации стояла нелегкая задача: чтобы устранить нестыковки во времени, нужно было либо передвинуть даты так, чтобы папесса Иоанна оказалась их современницей, либо признать, что юному Антихристу исполнилось уже семьсот лет.

Очевидно, что папа, разрешившийся от бремени во время торжественного шествия, в праздничном папском облачении – случай в мировой истории уникальный и имеющий важнейшее значение; вряд ли подобное могло произойти несколько раз.

Если посмотреть на одну любопытную гравюру, воспроизведенную на фронтисписе книги Баттисты Мантуанского, становится ясно, что автор приговорил папессу Иоанну к адским мукам, несмотря на сделанный ею в свое время выбор.

Едва ли нужно доказывать, что легенда о папессе Иоанне является выдумкой от начала до конца и не подтверждается никакими историческими свидетельствами. Возможно, она была придумана греческими церковными деятелями, чтобы бросить тень на папство. Впервые об этой истории заговорили через двести лет после предполагаемого пребывания папессы Иоанны на престоле. Даже Мартин Польский (1282), который первым сообщает нам некоторые ее подробности, просто пересказывает то, о чем говорили все.

Правдивость этой легенды горячо отстаивали протестанты XVI века. Отличаясь полной беспринципностью, они представляли историю в том свете, который был для них выгодным, искажая при этом факты и переворачивая события с ног на голову. По поводу легенды о папессе развернулась настоящая бумажная война, и в конце концов она была признана абсолютно несостоятельной. Печальным примером слепого разделения взглядов своих сторонников является Мосхайм, который, считая эту нелепую историю правдой, совершенно серьезно помещает ее в свою «Церковную историю». «Между Львом IV, который скончался в 855 году, и Бенедиктом III женщина, скрывшая от всех свой пол и принявшая имя Иоанн, благодаря своим знаниям и способностям заняла папский престол и в течение некоторого времени правила Церковью. Обычно ее называют папесса Иоанна. За последующие пять веков были найдены многочисленные доказательства истинности этого необыкновенного случая, и никто, вплоть до Реформации Церкви Мартином Лютером, не считал его невероятным или позорящим Церковь». Эти слова Мосхайма показывают, насколько можно доверять его мнению. В его «Церковной истории» встречается множество примеров искажения очевиднейших фактов, приведенный выше является лишь одним из них. Он пишет, что в течение пяти последовавших за ее правлением столетий обнаружились бесчисленные доказательства; между тем в течение вот уже двух столетий ученые не могут найти никаких упоминаний об этом, кроме общеизвестного фрагмента, вставленного в текст «Жизнеописания пап» Анастасия Библиотекаря. Эта поздняя вставка появилась только в первом печатном издании 1602 года, и сохранились всего две рукописные копии.

Утверждение Мосхайма о том, что до Реформации никто не усомнился в том, что легенда о папессе была правдой, также лишено оснований. Оно продиктовано желанием любым возможным способом уязвить католическую церковь. Бартоломео Платина в своих «Жизнеописаниях пап», написанных еще до рождения Мартина Лютера, изложив эту историю, добавляет: «События, о которых я рассказал, взяты мною из источников, не вызывающих доверия. По этой причине я изложил их кратко и без подробностей, только чтобы не сочли, будто я намеренно и упорно обхожу вниманием то, во что верят многие». Таким образом, мы видим, что Платина совершенно справедливо сомневается в достоверности истории, основанной на слухах и не подкрепленной никакими фактами. Анастасий Библиотекарь, являющийся современником обсуждаемых нами событий, – первый, на кого ссылаются в доказательство того, что папесса все же существовала. Однако его свидетельство также вызывает серьезное сомнение. Не во всех рукописях трудов Анастасия содержится эта легенда. Панвинио, автор дополнений к «Жизнеописаниям пап» Платины, уверяет, что «в старых книгах, рассказывающих о папах римских, написанных Дамасием, Анастасием Библиотекарем и Пандульфом из Пизы, эта женщина не упоминается. Эта история записана другим автором на полях между описанием жизни Льва IV и Бенедикта III, почерк которого отличается».

Блондель, известный протестантский писатель, говорит, что он исследовал рукопись Анастасия в Королевской библиотеке в Париже, и то, в каком виде изложена там история папессы Иоанны, убедило его, что это поздняя вставка. Он сообщает: «Перечитывая эту рукопись снова и снова, я понял, что свидетельство об этой папессе записано со слов Мартина Польского, пенитенциария папы Иннокентия IV, и архиепископа Козенцы, который жил через четыреста лет после Анастасия и которому еще больше была присуща склонность к такого рода сказкам». Свой вывод он делает на основании следующих фактов: стиль больше напоминает слог Мартина Польского, чем Библиотекаря; также отрывок некоторым образом вмешивается в повествование, напоминая неуклюже вставленный кусок. В словах Льва IV и Бенедикта III, изложенных в рукописи, хранящейся в Королевской библиотеке и содержащей легенду о папессе, встречаются те же выражения, что и в майнцском издании. Из этого следует, что, согласно замыслу Анастасия, который осквернили те, кто смешал с ним свои досужие байки, совершенно невозможно, будто между Львом IV и Бенедиктом III правил еще один папа, поскольку он говорит: «После того как прелат Лев покинул этот мир, все духовенство, знать и народ Рима сразу же поспешили избрать папой Бенедикта, немедленно к нему обратились, помолившись в церкви Святого Калликста и передав ему папский престол, подписали указ о его избрании и послали его к непобедимым правителям Лотарю и Людовику; первый из них скончался 29 сентября 855 года, всего через семьдесят четыре дня после смерти папы Льва».

Бейль в своем «Историческом и критическом словаре» в статье о папессе Иоанне пишет: «Если бы мы обнаружили в рукописи утверждение, что император Фердинанд II скончался в 1637 году и что ему сразу же наследовал Фердинанд III, а также что Карл VI наследовал трон после Фердинанда II и правил в течение двух лет, после чего императором был избран Фердинанд III, то у нас были бы основания утверждать, что оба этих заявления не могут принадлежать одному и тому же автору. Мы были бы вынуждены признать, что утверждения, противоречащие друг другу, следует отнести на счет ошибки переписчика, не так ли? Разве не назвали бы мы глупцом человека, заявившего, что после того, как умер Иннокентий X, его сразу же сменил Александр VII, а потом сказавшего, что Иннокентий XI стал папой сразу после Иннокентия X и возглавлял Церковь около двух с половиной лет, а Александр VII наследовал ему? Мы должны заключить, что такую глупость допустил Анастасий Библиотекарь, если его перу принадлежат строки о папессе Иоанне, которые содержатся в рукописях его трудов. Мы, однако, склоняемся к мысли, что упоминание об этой женщине внесено в его работу кем-то другим позже».

Сарран, образованный человек и ревностный протестант, придерживается той же точки зрения об этой легенде. Он обосновывает свое мнение следующим: рукопись Анастасия изначально не содержала свидетельства о папессе Иоанне, поскольку оно предваряется словами «рассказывают, что…» или «нам говорили, что…», а человек, бывший современником тех событий и проживавший в Риме, не стал бы их употреблять.

Еще один автор, на которого ссылаются, когда речь заходит о папессе Иоанне, это Мариан Скот. Он был монахом в монастыре Святого Мартина в Кельне, затем в Фульде и, наконец, в монастыре Святого Альбана в Меце. Где он мог раздобыть достоверную информацию или прочитать соответствующие документы? Слова, которыми он описывает это событие в своей «Хронике», отличаются в разных рукописях: в одних этот факт просто упоминается, в других история основывается на утверждениях, в третьих этого отрывка вообще нет. Похоже, что история папессы Иоанны является позднейшей вставкой. Затем идет Сигеберт из Жамблу, который умер в 1122 году. Имеются убедительные доказательства того, что это место в его «Хронике» является подделкой. Рукопись Сигеберта, которая была написана либо его рукой, либо переписчиком, не содержит никаких сведений о папессе Иоанне. В нескольких других ранних копиях их тоже нет. Гийом де Нанжи, чья хроника датируется 1302 годом, переписал и вставил в нее более раннюю хронику Сигеберта. Копия, которой воспользовался Гийом де Нанжи, должно быть, не содержала того отрывка, который мы обсуждаем, так как его нет и в труде самого Гийома. Соответственно, остается только Мартин Польский (ум. 1279), которого от описываемых им событий отделяют четыре столетия.

Исторические несоответствия слишком бросаются в глаза, чтобы не принимать их во внимание. История выглядит более чем сомнительной.

Лев IV умер 17 июля 855 года, а Бенедикт III был рукоположен 1 сентября того же года. Невозможно вставить между их сроками пребывания на папском престоле еще один срок, длившийся два года пять месяцев и четыре дня. Правда, существовал еще антипапа, которого избрали после смерти Льва по настоянию императора Людовика, но его звали Анастасий. Он поселился в папском дворце и сумел добиться заключения Бенедикта в тюрьму. Однако сторонники Анастасия почти сразу же покинули его, и папство получил Бенедикт. Правление Бенедикта продлилось всего два с половиной года, поэтому Анастасий не мог быть предполагаемой папессой Иоанной. Также ничего не известно о каких бы то ни было обвинениях в его адрес, что он якобы был женского пола. Но ярые приверженцы историчности папессы Иоанны утверждают, ссылаясь на «Аугсбургские анналы»[19] и другие более поздние источники, что папой-женщиной был Иоанн VIII, даровавший благословение на царство французскому Людовику II и английскому Этельвольду. И снова возникает путаница. Этельвольд послал Альфреда в Рим в 853 году, и юноша получил помазание на царство от Льва IV. В 855 году Этельвольд посетил Рим, однако правящим на тот момент папой благословлен не был, в то время как Карл Лысый был помазан на царство Иоанном VIII в 875 году. Иоанн VIII родился в Риме и являлся архидиаконом Вечного города. Он получил папский престол в 872 году и занимал его до 18 декабря 882 года. Во время нашествия сарацинов Иоанн VIII всеми силами старался помочь Церкви справиться с бедами, постигшими ее; до наших дней дошло 325 его писем, адресованных правителям и духовенству того времени.

Итак, вот суть этой легенды, вызвавшей так много споров и обсуждений, в том виде, в каком ее представляют немецкие и французские протестанты.

Иоанна была дочерью английского проповедника, покинувшего свою страну, чтобы нести Слово Божие недавно обратившимся в христианство саксонцам. Она родилась в Ингельхайме; различные авторы утверждают, что при крещении ей дали имя Агнесса, Герберта, Иоанна, Маргарита, Изабелла, Доротея или Джуд – последнее, несомненно, было прозвищем! С ранних лет она отличалась любовью к учебе и недюжинными способностями. Юный монах из монастыря Фульды воспылал к ней страстью, которую она так же пылко разделила. Переодевшись в мужское платье, она покинула отчий дом и укрылась в стенах монастыря Фульды, где с одинаковым рвением предавалась любви с молодым монахом и изучала заплесневевшие книги, хранившиеся в монастырской библиотеке. Не сумев примириться со строгостями жизни в обители и находя недостаточным количество ученых трудов в библиотеке, она сбежала со своим возлюбленным из монастыря и, посетив Англию, Францию и Италию, остановилась в Афинах. Там она полностью посвятила себя изучению столь интересовавших ее наук. Монах, измученный долгими странствиями, скончался на руках той, что погубила его душу, и юная леди, у которой так много имен, некоторое время была безутешна. Она оставила Афины и обосновалась в Риме. Здесь она открыла школу и вскоре своей образованностью и притворным благочестием завоевала такое уважение и любовь горожан, что после смерти Льва IV ее единогласно избрали папой. В течение двух лет и пяти месяцев она занимала папский престол под именем Иоанна VIII, и никто не догадывался о том, что она – женщина. Но, увлекшись одним кардиналом, она забеременела от него. Наступил праздник Вознесения Господня, и пришло время торжественных шествий, посвященных ему. Двигаясь в процессии примерно между амфитеатром и церковью Святого Климента, она вдруг ощутила родовые схватки и, корчась от боли, упала на землю прямо среди толпы. С помощью служек она разродилась сыном. Некоторые говорят, что и мать, и дитя умерли прямо там, другие рассказывают, что она осталась жить, но была заключена в тюрьму, третьи считают, что ребенка похитил Сатана, чтобы воспитать из него Антихриста. На месте, где все это случилось, был воздвигнут мраморный монумент, изображающий папессу, которую объявили проклятой во веки веков, и ее дитя.

Лично я не сомневаюсь в том, что папесса Иоанна является олицетворением великой блудницы из Откровения, сидящей на семи холмах, а также что она воплощает собой идею, весьма популярную в XII—XVI столетиях, будто при папском дворе непостижимым образом поселилось зло. Скандал, связанный с антипапами, чрезмерная приверженность к мирским удовольствиям и гордыня некоторых пап, а также единение их с сильными мира сего на фоне предсказания из Откровения о том, что отпрыск блудницы будет править Великим городом и о связи блудницы с Антихристом, вылились в этот причудливый миф, подобно тому, как невозможность однозначно истолковать слова Иисуса «Истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем» вызвала к жизни легенду о Вечном жиде.

Существует множество книг об Антихристе. Я назову только несколько наиболее любопытных работ на эту тему. Труды святого Ипполита и Рабана Мавра уже были упомянуты мной; к ним можно добавить Коммодиана, написавшего Carmen Apologeticum adversus Gentes, опубликованную Питрой в его Spicilegium Solesmense с предисловием, посвященным традиционным еврейским и христианским представлениям, связанным с Антихристом. De Turpissima Conceptione, Nativitate, et aliis Pr?sagiis Diaboliciis illius Turpissimi Hominis Antichristi – таково название небольшой удивительной книги, опубликованной Ленуаром в 1500 году. Грубоватые, но доходчивые и запоминающиеся гравюры изображают рождение, жизнь и смерть Человека греха; каждая сопровождается пояснением в стихах на французском зыке. Не менее занимательна и знаменитая иллюстрированная Liber de Antichristo, блочная книга раннего времени. Она состоит из двадцати семи томов; это огромная редкость. Дибден воспроизвел три иллюстрации в своей Bibliotheca Spenseriana, а Фалькенштайн подробно изложил ее содержание в «Истории книгопечатания».

Есть чудесная пасхальная пьеса XII века «Жизнь и смерть Антихриста», сохранившаяся до наших дней. Еще более причудливо сочинение XVI века «Проделки Антихриста и трех женщин» – в то время Антихрист занимал все умы. Фарс представляет собой сцену в рыбной лавке, где три добрые женщины ссорятся из-за рыбы. Появляется Антихрист (причина этого появления остается загадкой), опрокидывает рыбу, инициирует драку между женщинами и исчезает. Самый лучший, на мой взгляд, труд об Антихристе, наиболее полный и отличающийся трезвостью суждений, – это двухтомник Мальвенды «Об Антихристе» (Лион, 1647).

О легенде, связанной с папессой Иоанной, рассказывается у Ленфана в «Истории папессы Иоанны» (Гаага, 1736).





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх