• 1. Историография по проблеме «Левые эсеры»
  • 2. Документы
  • Эсеровский крестьянский наказ о земле (242-х)
  • Закон о земле
  • Обращение Учредительного собрания к союзным державам
  • Постановление о государственном устройстве России
  • Позиция ЦК РСДРП(б) в вопросе о сепаратном и аннексионистском мире
  • Из резолюции по текущему моменту,принятой IV уральской конференцией РКП(б)*
  • Резолюция о текущем моменте, принятая конференцией РСДРП(б) Горловско-Щербинского района** 
  • Резолюция общегородского собрания РСДРП(б) г. Николаева о заключении мира с Германией
  • Резолюция Кайдакского комитета РСДРП(б) о текущем моменте
  • Сообщение об объединенном заседании активных работников РСДРП(б) г. Харькова и Донбасса,
  • Резолюция Кавказского краевого комитета РСДРП(б) о текущем моменте,
  • Резолюция о войне и мире,
  • Центральное бюро литовских секций РСДРП(б)
  • Резолюция ЦБ литовских секций
  • Телеграмма в ЦК РСДРП(б) из Владивостока
  • Заявление Иоффе в ЦК РСДРП(б)
  • В ЦК РСДРП(б)
  • Записка делегата Н. Н. Кочубея
  • Тезисы о современном моменте, предложенные
  • Резолюция по поводу отказа левых коммунистов от участия в выборах ЦК*
  • Австро-германские условия мира, предложенные в Бресте 15 (28) декабря 1917 г.
  • Заявление группы членов ЦК и народных комиссаров о немедленном созыве партийной конференции в ЦК РСДРП(б)
  • Заявление Троцкого на заседании политической комиссии
  • Обращение СНК к германскому правительству в ночь с 18 на 19 февраля 1918 г.
  • Постановление СНК о принятии германских условий мира
  • Декларация, оглашенная русской мирной делегацией на заседании мирной конференции в Брест-Литовске 3 марта 1918 г.
  • Ко всем членам партии
  • Обращение группы членов съезда,
  • Заявление делегатов Урала
  • Из протокола ЦК РКП(б) от 15 марта 1918 г.
  • Декларация группы коммунистов
  • Из доклада Свердлова на собрании партийного актива
  • Резолюция, принятая на собрании пленума
  • Резолюция Московского областного бюро РСДРП(б)
  • Резолюция о текущем моменте,
  • Резолюция о войне и мире,
  • Наказ Калужской губернской организации РСДРП(б)
  • Резолюция по текущему моменту,
  • Резолюция о текущем моменте,
  • Резолюция МК РСДРП по поводу мирных переговоров,
  • Резолюция МК по поводу возобновления мирных переговоров Совнаркомом
  • Резолюция экстренного заседания МК РСДРП(б) и
  • Сообщение газеты «Социал-демократ» о решении МК РСДРП(б) по вопросу о заключении мира
  • Резолюция общего собрания большевиков завода «Проводник» (Москва)
  • Резолюция Московской общегородской конференции
  • Заявление в ЦК группы членов ЦК и наркомов
  • Резолюция Московского окружного комитета РСДРП,
  • Резолюция Клинской уездной конференции РСДРП(б)
  • Резолюция по текущему моменту, принятая Седьмой
  • Ко всем членам партии. Обращение ПК РКП(б)
  • Резолюция общего собрания большевиков
  • Резолюция общего собрания 6-го района
  • Резолюция Златоустовской уездной
  • Резолюция Уральского областного комитета РСДРП (б),
  • Резолюция Екатеринбургской общегородской
  • Резолюция о текущем моменте, принятая общим
  • Резолюция Московского областного бюро о недоверии ЦК 24 февраля 1918 года*
  • Резолюция МК РСДРП(б) от 24 февраля 1918 г.
  • Протест советского правительства правительству Германии*
  • 3. Письмо Блюмкина
  • 4. Восстание М. А. Муравьева
  • 5. Яков Блюмкин
  • 6. Письмо левой эсерки Анны Соколовой из тюрьмы, 13 декабря 1922 г.*
  • 7 Речь анархиста Ф. Моченовского на суде в Петрограде 13 декабря 1922 г.*
  • Из заявления левых эсеров, не явившихся на суд 11-18 декабря 1922г.
  • Обращение левых эсеров-интернационалистов ко всем членам партии**
  • Приложения

    1. Историография по проблеме «Левые эсеры»

    Зародившись на рубеже Октябрьского переворота, блок большевиков и левых эсеров распался в июле 1918 г. при самых загадочных обстоятельствах — немедленно после убийства в Москве германского посла графа Мирбаха и так называемого «восстания левых эсеров». С этого момента ведет свою историю однопартийная диктатура коммунистической партии СССР. Не удивительно, что кратковременный союз двух партий, большевиков и левых эсеров, закончившийся вооруженной конфронтацией в июле 1918 г., давно привлекал внимание историков. Исторические работы о блоке левых эсеров и большевиков начали появляться уже в двадцатые годы, но характер их был далек от научного[1]. Позже, вплоть до середины 50-х годов, в СССР публиковались работы о большевистско-левоэсеровском союзе, но, к сожалению, эти исследования были тенденциозны и их авторы лишь пытались подчеркнуть отрицательную роль ПЛСР в Октябрьском перевороте и в деле становления в СССР советской власти[2]. Послесталинская историография также не вывела историков Советского Союза за пределы, ограниченные рамками марксистско-ленинской идеологии, хотя, начиная с 1956 года, в СССР было опубликовано большое число работ по истории ПЛСР[3]. Эти исследования отличались от предшествующих тем, что часто были написаны на основе архивных материалов, недоступных западным историкам, и вводили в научный оборот ранее неизвестные источники[4].

    На Западе труды по истории большевистско-левоэсеровских отношений, к сожалению, немногочисленны. На русском языке отдельных работ о партии левых эсеров нет вообще, хотя некоторые историки не только подвергали сомнению теорию о «восстании левых эсеров» в июле 1918 года[5], но и по-иному смотрели на большевистско-левоэсеровские отношения. Например, Б. И. Николаевский в комментариях к книге одного из западных авторов указывал, разбирая вопрос о левых эсерах, что «они помогли большевикам в самые критические месяцы их существования и активно участвовали в разгоне Учредительного собрания и захвате Совета крестьянских депутатов, в Октябрьском перевороте и многом другом»[6]. И эти выводы Николаевского принципиально отличались от стандартного взгляда на левых эсеров. В целом, западная историография изучала вопрос о большевистско-левоэсеровских отношениях лишь поверхностно, обычно в связи с изучением более общих, либо, наоборот, более конкретных тем. Настоящая работа поэтому в главах, касающихся левых эсеров и установления однопартийной диктатуры в СССР, ставит перед собой задачу, обобщив предшествующую историографию, показать и проанализировать основные аспекты большевистско-левоэсеровского политического сотрудничества в октябре 1917 — июле 1918 г., со дня большевистского переворота до разгрома ПЛСР большевиками. Эти главы описывают образование ПЛСР и ее отношения с большевиками до октября 1917; формирование двупартийного большевистско-левоэсеровского правительства, в котором не было места другим социалистическим партиям, таким как меньшевики или эсеры; созыв и роспуск Учредительного собрания; отношения между этими двумя партиями в период апреля-июня 1918 г. (здесь внимание уделяется в основном противоречиям между большевиками и левыми эсерами по поводу Брест-Литовского мира, борьбы с крестьянством и отношений с другими социалистическими партиями). Особое внимание уделено июльским событиям 1918 года, приведшим к политическому разгрому ПЛСР: убийству 6 июля 1918 г. германского посла Мирбаха и так называемому «восстанию левых эсеров», причем в настоящем исследовании июльские события предстают в новом освещении.

    В советской историографии вопрос о «мятеже левых эсеров» в Москве в июле 1918 г. считается давно изученным. Многочисленные советские авторы, расходясь в детализации событий, всегда соглашаются в главном: ПЛСР совершила убийство Мирбаха и подняла антибольшевистский мятеж с целью сорвать Брест-Литовский мирный договор и свергнуть советскую власть[7]. Удивительно, что и столь недоверчивая во многих других случаях западная историческая наука в целом беспрекословно приняла эту советскую точку зрения. Фундаментальные труды зарубежных историков и отдельные исторические монографии редко противостояли официальной советской теории[8]. Впервые в 1922 году официальную версию о «восстании левых эсеров» подверг сомнению бывший советский функционер социал-демократ Е. Лундберг. «В восстание я не верю, — писал он, — ибо Александрович, умирая, сказал: «Да здравствует власть Советов»[9]. Известный русский революционер эсер Чернов также с сомнением относился к версии о восстании левых эсеров, называя его «чем-то вроде левоэсеровского восстания против большевистской диктатуры»[10]. Много позже, в 1962 году, появилось первое серьезное историческое исследование: Г. М. Катков опубликовал статью, аргументированно подвергшую сомнению всеми признанную версию[11]. Вывод Каткова сводился к тому, что «Мирбах был убит Блюмкиным и Андреевым с ведома большевиков и, вероятно, самого Ленина. Левые эсеры оказались здесь жертвой провокации большевиков (не в первый и не в последний раз)»[12]. И лишь после публикации статьи Каткова недоверие к советской официальной точке зрения высказали другие западные историки. Вот что писал, например, один из ведущих советологов США Адам Улам:

    «Драма, разыгравшаяся в июле и августе [1918 г.] и приведшая к гибели левого крыла когда-то гордой партии, лояльной русскому крестьянству, до сих пор хранит в себе элемент тайны [...]. Все сконцентрировалось вокруг графа Мирбаха, чье убийство якобы было санкционировано Центральным комитетом социалистов-революционеров на заседании 24 июня [...]. Было бы неудивительно, если б кто-либо из коммунистических лидеров решил убрать Мирбаха [...]. Безусловно, обстоятельства, связанные с убийством, крайне загадочны [...]. Приходится подозревать, что, по крайней мере, некоторые из коммунистических сановников знали о решении социалистов-революционеров, но ничего не предпринимали [...]. Возможно, по крайней мере, что кто-то в высших большевистских кругах был осведомлен об эсеровских приготовлениях, но считал, что представляется хорошая возможность избавиться от них [эсеров] и от германского дипломата, причиняющего неприятности. Вообще, самые сильные подозрения падают на Дзержинского» [13].

    Джоэль Кармайкл также подвергает сомнению официальную советскую точку зрения. Он пишет:

    «Обстоятельства этого убийства остаются необычайно загадочными [...]. Сами левые эсеры яростно отрицали всякую подготовку к восстанию, хотя и не оспаривали своего участия в убийстве и даже похвалялись им. Однако несоответствия, содержащиеся в этой версии, начисто опровергают ее [...]. Ленин использовал убийство Мирбаха как предлог для истребления левых эсеров. Их пресловутое «восстание» было не более чем протестом против большевистских «преследований», состоявших в том, что большевики представили их общественности, в особенности германскому правительству, убийцами Мирбаха. Эсеровский «бунт» был на редкость ребяческой затеей»[14].

    Более резок в своих выводах американский историк С. Поссони. Он недвусмысленно обвиняет в организации убийства Мирбаха большевиков, и прежде всего — Ленина. Поссони пишет:

    «Подозреваемые в заговоре были все скопом арестованы в Большом театре — после того, как большевистских делегатов должным образом проинформировали о случившемся и они покинули зал, и до того, как информация дошла до эсеров. Эсеры действительно отважились на какие-то военные действия, но, похоже, лишь обороняясь от большевиков; возможно также, что их подтолкнули к выступлениям большевистские провокаторы. (Многие левые эсеры оставались под влиянием большевиков.)

    Коротко говоря, убийство Мирбаха было, вероятно, провокацией большевиков; если это так, то руководил заговором, скорее всего, Ленин. В самом деле, уничтожение Мирбаха было очень выгодно, так как он являлся тем представителем Германии, который более, чем кто-либо другой, мог и хотел добиться свержения большевиков. Его смерть устранила такую угрозу и послужила Германии предупреждением, что не следует обманываться насчет России. Убийство Мирбаха существенно уменьшило германское влияние в России.

    Для Ленина, естественно, существовал риск, что Германия ответит репрессалиями, но германские власти не были заинтересованы в свержении большевиков. Они охотно удовлетворились обвинением эсеров. Вильгельм II возложил ответственность за все пропагандистские выступления на Антанту, утверждая, что «даже при отсутствии прямых доказательств [...] им нелегко будет доказать обратное». И, что существеннее всего, это событие позволило Ленину подавить эсеров, с которыми стало трудно иметь дело»[15].

    В настоящей работе читатель найдет не только хронику Брестского мира, интересную саму по себе, но по-иному взглянет на проблемы, считавшиеся давно выясненными. Тайные отношения между революционерами и германским правительством, уходящие своими корнями в еще дореволюционное прошлое; финансирование Германией русской революции и, прежде всего, ленинской группы; вопрос о сепаратном мире и противостояние ему сторонников мира всеобщего, без аннексий и контрибуций; истинные цели Ленина; действительная позиция Троцкого; масштабность оппозиции заключению Брестского мира; и заключение мира, не соблюдавшегося ни дня ни одной стороной; убийство германского посла Мирбаха; несуществовавшее «восстание левых эсеров»; разрыв Брестского договора и начало революционной войны против Запада в конце 1918 года — вот основные темы, затрагиваемые этой книгой.

    Источниковедческая база работы обширна. В ней использованы архивные документы Гуверовского института (Стенфорд, США), прежде всего коллекции Б. И. Николаевского; материалы архива Международного института социальной истории в Амстердаме и архива Троцкого в Гарвардском университете в Бостоне[16]. Крайне важными для исследовательской работы были опубликованные первоисточники, документы, изданные в СССР и на Западе, многочисленные мемуары, равно как и исторические труды. Подробные библиографические сноски на эти источники читатель найдет в примечаниях к главам.

    2. Документы

    Эсеровский крестьянский наказ о земле (242-х)

    Вопрос о земле, во всем его объеме, может быть разрешен только всенародным Учредительным собранием.

    Самое справедливое разрешение земельного вопроса должно быть таково:

    1) Право частной собственности на землю отменяется навсегда; земля не может быть ни продаваема, ни покупаема, ни сдаваема в аренду, либо в залог, ни каким-либо другим способом отчуждаема. Вся земля: государственная, удельная, кабинетская, монастырская, церковная, посессионная, майоратная, частновладельческая, общественная и крестьянская и т. д. — отчуждается безвозмездно, обращается в всенародное достояние и переходит в пользование всех трудящихся на ней.

    За пострадавшими от имущественного переворота признается лишь право на общественную поддержку на время, необходимое для приспособления к новым условиям существования.

    2) Все недра земли: руда, нефть, уголь, соль и т. д., а также леса и воды, имеющие общегосударственное значение, — переходят в исключительное пользование государства. Все мелкие реки, озера, леса и проч. переходят в пользование общин, при условии заведования ими местными органами самоуправления.

    3) Земельные участки с высококультурными хозяйствами: сады, плантации, рассадники, питомники, оранжереи и т. п. — не подлежат разделу, а превращаются в показательные и передаются в исключительное пользование государства или общин, в зависимости от размера и значения их.

    Усадебная городская и сельская земля, с домашними садами и огородами, остается в пользовании настоящих владельцев, причем размер самих участков и высота налога за пользование ими определяется законодательным порядком.

    4) Конские заводы, казенные и частные племенные скотоводства и птицеводства и проч. конфискуются, обращаются во всенародное достояние и переходят либо в исключительное пользование государства, либо общины, в зависимости от величины и значения их. Вопрос о выкупе подлежит рассмотрению Учредительного собрания.

    5) Весь хозяйственный инвентарь конфискованных земель, живой и мертвый, переходит в исключительное пользование государства или общины, в зависимости от величины и значения их, без выкупа.

    Конфискация инвентаря не касается малоземельных крестьян.

    6) Право пользования землею получают все граждане (без различия пола) Российского государства, желающие обрабатывать ее своим трудом, при помощи своей семьи или в товариществе, и только до той поры, пока они в силах ее обрабатывать. Наемный труд не допускается.

    При случайном бессилии какого-либо члена сельского общества в продолжение двух лет сельское общество обязуется до восстановления его трудоспособности на этот срок прийти к нему на помощь путем общественной обработки земли.

    Земледельцы, вследствие старости или инвалидности утратившие навсегда возможность лично обрабатывать землю, теряют право на пользование ею, но, взамен того, получают от государства пенсионное обеспечение.

    7) Землепользование должно быть уравнительным, т. е. земля распределяется между трудящимися, смотря по местным условиям, по трудовой или потребительной норме.

    Формы пользования землею должны быть совершенно свободны — подворная, хуторская, общинная, артельная, как решено будет в отдельных селениях и поселках.

    8) Вся земля, по ее отчуждении, поступает в общенародный земельный фонд. Распределением ее между трудящимися заведуют местные и центральные самоуправления, начиная от демократически организованных бессословных сельских и городских общин и кончая центральными областными учреждениями.

    Земельный фонд подвергается периодическим переделам, в зависимости от прироста населения и поднятия производительности и культуры сельского хозяйства.

    При изменении границ наделов первоначальное ядро надела должно остаться неприкосновенным.

    Земля выбывающих членов поступает обратно в земельный фонд, причем преимущественное право на получение участков выбывших членов получают ближайшие родственники их и лица по указанию выбывших.

    Вложенная в землю стоимость удобрения и мелиорации (коренные улучшения), поскольку они не использованы при сдаче надела обратно в земельный фонд, должны быть оплачены.

    Если в отдельных местностях наличный земельный фонд окажется недостаточным для удовлетворения всего местного населения, то избыток населения подлежит переселению.

    Организация переселения, равно как и расходы по переселению и снабжению инвентарем и проч.., должно взять на себя государство.

    Переселение производится в следующем порядке: желающие безземельные крестьяне, затем порочные члены общины, дезертиры и проч. и, наконец, по жребию либо по соглашению.

    Все, содержащееся в этом наказе, как выражение безусловной воли огромного большинства сознательных крестьян всей России, объявляется временным законом, который впредь до Учредительного собрания проводится в жизнь по возможности немедленно, а в известных своих частях с той необходимой постепенностью, которая должна определяться уездными Советами крестьянских депутатов.

    Законы и постановления, изданные от имени Учредительного собрания

    Закон о земле

    1. Право собственности на землю в пределах Российской республики отныне и навсегда отменяется.

    2. Все находящиеся в пределах Российской республики земли со всеми их недрами, лесами и водами составляют народное достояние.

    3. Распоряжение всей землей с ее недрами, лесами и водами принадлежит республике в лице ее центральных органов и органов местного самоуправления на основаниях, установленных настоящим законом.

    4. Самоуправляющиеся на государственно-правовых началах области Российской республики осуществляют свои земельные права на основаниях сего закона и в согласии с федеральной конституцией.

    5. Задачи государственной власти в области распоряжения землей, недрами, лесами и водами составляют: а) создание условий, благоприятствующих для наилучшего использования естественных богатств страны и для наивысшего развития производительных сил; б) справедливое распре деление всех естественных благ среди населения.

    6. Права лиц и учреждений на землю, недра, леса и воды осуществляются только в форме пользования.

    7. Пользователями землей, недрами, лесами и водами могут быть все граждане Российской республики, без различия национальностей и вероисповеданий, и их союзы, а равно государственные и общественные учреждения.

    8. Земельные права пользователей приобретаются, осуществляются и прекращаются на началах, установленных настоящим законом.

    9. Принадлежащие ныне отдельным лицам, союзам и учреждениям земельные права, поскольку они противоречат сему закону, отменяются.

    10. Отчуждение в народное достояние земель, недр, лесов и вод, находящихся ныне у лиц, союзов и учреждений на праве собственности или ином вещном праве, производится без выкупа.

    Обращение Учредительного собрания к союзным державам

    Именем народов Российской республики Всероссийское Учредительное собрание, выражая непреклонную волю народа к немедленному прекращению войны и заключению справедливого всеобщего мира, обращается к союзным с Россией державам с предложением приступить к совместному определению точных условий демократического мира, приемлемых для всех воюющих народов, дабы представить эти условия от имени всей коалиции государствам, ведущим с Российской республикой и ее союзниками войну.

    Учредительное собрание исполнено непоколебимой уверенностью, что стремление народов России к прекращению губительной войны встретит единодушный отклик в народах и правительствах союзных государств и что общими усилиями достигнут будет скорый мир, обеспечивающий благо и достоинства всех воюющих народов.

    Выражая от имени народов России сожаление, что начатые без предварительного соглашения с союзными демократиями переговоры с Германией получили характер переговоров о сепаратном мире, Учредительное собрание, именем народов Российской федеративной республики, продолжая устоявшееся перемирие, принимает дальнейшее ведение переговоров с воюющими с нами державами на себя, дабы, защищая интересы России, добиваться в согласии с волей народной всеобщего демократического мира.

    Учредительное собрание заявляет, что оно окажет всемерное содействие начинаниям социалистических партий Российской республики в деле немедленного созыва международной социалистической конференции в целях достижения всеобщего демократического мира.

    Учредительное собрание постановляет избрать из своего состава полномочную делегацию для ведения переговоров с представителями союзных держав и для вручения им обращения о совместном выяснении условий скорейшего окончания войны, равно как и для осуществления решения Учредительного собрания по вопросу о мирных переговорах с державами, ведущими против нас войну.

    Данная делегация имеет [полномочия] под руководством Учредительного собрания немедленно приступить к исполнению возложенных на нее обязанностей.

    Постановление о государственном устройстве России

    Именем народов, государство Российское составляющих, Всероссийское Учредительное собрание постановляет:

    Государство Российское провозглашается Российской Демократической Федеративной Республикой, объединяющей в неразрывном союзе народы и области, в установленных федеральной конституцией пределах суверенные.

    Позиция ЦК РСДРП(б) в вопросе о сепаратном и аннексионистском мире

    Дорогие товарищи!

    Организационное бюро ЦК считает необходимым обратиться к вам с разъяснением мотивов, побудивших ЦК согласиться на условия мира, предложенные германским правительством. Организационное бюро обращается к вам, товарищи, с этим разъяснением в целях широкого осведомления всех членов партии о точке зрения ЦК, представляющего в периоды между съездами всю партию. Организационное бюро считает необходимым указать, что единогласия в ЦК по вопросу о подписании условий мира не было. Но раз принятое решение должно быть поддержано всей партией. В ближайшие дни предстоит партийный съезд, и на нем лишь можно будет разрешить вопрос, насколько правильно ЦК выражал действительную позицию всей партии. До съезда все члены партии во имя партийного долга, во имя сохранения единства в наших собственных рядах проводят в жизнь решения своего руководящего органа, ЦК партии.

    Безусловная необходимость подписания в данный момент (24 февраля 1918 г.) захватного, невероятно тяжелого мира с Германией вызывается прежде всего тем, что у нас нет армий, что мы обороняться не можем.

    Все знают, почему после 25/Х 1917 г., после победы диктатуры пролетариата и беднейшего крестьянства, мы все стали оборонцами, мы за защиту отечества.

    Недопустимость, с точки зрения защиты отечества, давать себя вовлечь в военную схватку, когда не имеешь армии и когда неприятель вооружен до зубов, подготовлен великолепно.

    Нельзя советской социалистической республике вести войну, имея заведомо огромное большинство выбирающих в Советы рабочих, крестьянских и солдатских масс против войны. Это было бы авантюрой. Другое дело, если эта война закончится хотя бы архитяжким миром, и германский империализм потом опять пожелает вести наступательную войну против России. Тогда большинство Советов, наверно, будет за войну.

    Вести войну теперь, значит, объективно, поддаваться на провокацию русской буржуазии. Она прекрасно знает, что Россия сейчас беззащитна и будет разгромлена даже ничтожными силами германцев, которым достаточно перерезать главные ж.-д. линии, чтобы голодом взять Питер и Москву. Буржуазия хочет войны, ибо хочет свержения советской власти и соглашения с немецкой буржуазией. Триумф буржуев в Двинске и Режице, в Вендене и в Гапсале, в Минске и в Дриссе, при вступлении немцев, яснее ясного подтверждает это.

    Защита революционной войны в данный момент неминуемо сбивается на революционную фразу. Ибо без армии, серьезнейшей экономической подготовки вести современную войну против передового империализма для разоренной крестьянской армии — вещь невозможная. Сопротивление германскому империализму, который раздавит нас, взяв в плен, безусловно необходимо. Но пустой фразой было бы требование: сопротивляться именно посредством вооруженного восстания и именно сейчас, когда такое сопротивление заведомо безнадежно для нас, заведомо выгодно и для германской, и для русской буржуазии.

    Такой же фразой является защита революционной войны сию минуту доводами о поддержке международного социалистического движения. Если мы облегчим германскому империализму своим несвоевременным принятием боя с ним разгром советской республики, то повредим, а не поможем германскому и международному рабочему движению и делу социализма. Надо всесторонней, настойчивой, систематической работой помогать только революционным интернационалистам внутри всех стран, но идти на авантюры вооруженного восстания, когда оно заведомо есть авантюра, недостойно марксиста.

    Если Либкнехт победит в 2— 3 недели (это возможно), он, конечно, выпутает нас из всех трудностей. Но было бы просто глупостью и превращением в издевку великого лозунга солидарности трудящихся всех стран, если бы мы вздумали ручаться перед народом, что Либкнехт непременно и обязательно победит в ближайшие недели. Именно рассуждая так, превращают в пустейшую фразу великий лозунг: «Мы ставили карту на мировую революцию».

    Положение дела, объективно, похоже на лето 1907 года. Тогда нас задавил и взял в плен русский монархист Столыпин, теперь — немецкий империалист. Тогда лозунг немедленного восстания оказался пустой фразой, охватившей, к сожалению, всю партию эсеров. Теперь, в данную минуту, лозунг революционной войны явно есть фраза, увлекшая левых эсеров, которые повторяют доводы правых эеров. Мы в плену германского империализма, нам предстоит трудная и долгая борьба за свержение этого застрельщика всемирного империализма: эта борьба есть, безусловно, последний и решительный бой за социализм, но начинать эту борьбу с вооруженного восстания в данный момент против застрельщика империализма есть авантюра, на которую никогда не пойдут марксисты.

    Систематическая, неуклонная, всесторонняя подготовка обороноспособности страны, самодисциплины везде и повсюду, использование тяжкого поражения для повышения дисциплины во всех областях жизни, в целях экономического подъема страны и упрочения советской власти — вот задача дня, вот подготовка революционной войны на деле, а не на словах.

    В заключение Организационное бюро считает необходимым указать, что, поскольку до сих пор наступление германского империализма не прекращено, все члены партии должны организовать дружный отпор. Если нельзя подписанием мира, хотя бы и крайне тягостного, получить время для подготовки к новым битвам, наша партия должна указывать на необходимость напряжения всех сил для самого откровенного сопротивления.

    Если можно выиграть время, получить хотя бы и короткую передышку для организационной работы, мы обязаны добиться этого. Если отсрочки нам не дано, наша партия должна призывать массы к борьбе, к самой энергичной самозащите. Мы уверены, что все члены партии исполнят свой долг перед партией, перед рабочим классом своей страны, перед народным пролетариатом. Сохраняя советскую власть, мы оказываем самую лучшую, самую сильную поддержку пролетариату всех стран в его неимоверно трудной, тяжелой борьбе против своей буржуазии. И большего удара для дела, социализма теперь, чем крушение советской власти в России, нет и не может быть.

    С товарищеским приветом

    Организационное бюро ЦК РСДРП (большевиков).

    Из резолюции по текущему моменту,принятой IV уральской конференцией РКП(б)*

    (*) IV Уральская областная конференция РКП(б) состоялась 25-29 апреля 1918 г. Резолюция была предложена Г. И. Сафаровым. Эту же резолюцию 30 голосами приняла и Пермскаая общегородская конференция РКП(б) 13 мая 1918 года (см. Известия Пермского окружного Исполнительного комитета Советов рабочих, крестьянских и армейских депутатов, № 93, 22 мая 1918г.).

    При такой международной обстановке, создавшейся для рабоче-крестьянской революции, явилась бы совершенно недопустимой и гибельной тактика постепенного проведения в жизнь Брестского договора и политика непрерывных уступок с каждым днем наглеющему германскому империализму (так же, как и империализму других стран). Социалистическая революция в России не может купить себе хотя бы кратковременного существования ценою сдачи своих главнейших позиций, но в то же время может потерять всю свою притягательную силу для рабочего класса и крестьянской бедноты России и для международного пролетариата.

    [Уральский рабочий (Екатеринбург) № 82, 30 апреля 1918 г.]

    Резолюция о текущем моменте, принятая конференцией РСДРП(б) Горловско-Щербинского района** 

    24 февраля 1918г.

    **) В основу резолюции были положены тезисы, предложенные левым коммунистом Ш. А. Грузманом.

    Обсудив вопрос о политической ситуации, создавшейся вследствие наступления войск Вильгельма и предъявленных условий империалистическим правительством Германии, находим:

    1) что мы вступили в эпоху великих социальных бурь, когда изживающий себя капиталистический строй делает всякие попытки предупредить загорающийся мировой пожар, пламя которого уже охватывает всю Европу;

    2) происходящее в настоящий момент наступление есть первая активная попытка международной контрреволюции объединиться и открыто выступить против пролетариата России как застрельщика мировой революции с целью задушить его;

    3) победоносная российская социальная революция героической борьбой пролетариата окончательно аннулировала значение империалистической войны и старые рамки национально-территориальных государств, ведущих войну, уже стерты, и вопрос стоит не войны между одной империалистической коалицией и другой (Австро-Венгрия выступила из коалиции Центральных держав, Румыния — из союзнической коалиции), а войны между всемирной революцией, с одной стороны, и контрреволюцией — с другой, гражданской войны между пролетариатом и буржуазией всех стран;

    4) новая война не только по существу, но и фактически будет являться гражданской войной, ибо громаднейшее большинство немецких солдат отказывается воевать — там офицерство Германии, Польши, Эстляндии, предательской Центральной Рады и всяких др. контрреволюционеров;

    5) оставаясь верными принципам революционной борьбы с контрреволюцией Керенских, Калединых, Центральной Рады и прочих — считаем, что подписание немецких условий является оттяжкой кровавой схватки между двумя борющимися мировыми силами и временным торжеством международной контрреволюции.

    Исходя из этого, конференция и Горловско-Щербиновский комитет РСДРП (большевиков) отвергает всякие переговоры и подписание условий Германии и требует объявления гражданской воины, доведение до конца которой является священным долгом социалистического пролетариата.

    Да здравствует мировая социальная революция!

    Резолюция общегородского собрания РСДРП(б) г. Николаева о заключении мира с Германией

    25 февраля 1918г.

    Общегородское собрание членов РСДРП (большевиков) г. Николаева, обсудив тяжкое положение, создавшееся благодаря согласию ЦИК Советов на подписание условий мира, продиктованных усилившейся в Германии реакцией, постановило:

    1) Обратиться в ЦИК Советов в Петроград и Совет народных комиссаров и ЦК нашей партии, к ЦИК Советов Украины в Киеве и ко всем Советам с заявлением, что Николаевская организация партии большевиков считает, что правильно было решение Совета народных комиссаров отказаться от подписания мира и одновременно выйти из войны.

    2) Вместе с тем Николаевская [организация] партии большевиков находит, что капитуляция рабоче-крестьянской советской России на милость победителя Вильгельма означала бы полную гибель русской и мировой революции и интересов российского и всемирного пролетариата.

    3) Мы призываем всех рабочих и крестьян России, в первую очередь рабочих и крестьян Украины, всеми силами собраться для отражения полчищ Вильгельма, для партизанской борьбы с этими полками, если не удастся мирным бескровным путем заразить их красным ядом пролетарской революции.

    4) Все Советы, революционные организации рабочих и крестьян Украины должны особое внимание обратить на сплочение революционных сил, ибо именно против Украины направляется вся тяжесть мира, диктуемого Германией в союзе с низвергнутой и изгнанной из пределов Украины Центральной Радой.

    Долой капитуляцию перед Вильгельмом и всемирной реакцией! Да здравствует социальная революция!

    Принято единогласно, при трех воздержавшихся, на общегородском собрании 25 февраля.

    Резолюция Кайдакского комитета РСДРП(б) о текущем моменте

    27 февраля 1918 г.*

    (*) Резолюция принята 6 голосами при 2 воздержавшихся.

    На победоносное шествие пролетариата, геройскую самоотверженную борьбу во имя международной социальной революции хищники Германии, Украинской рады и всемирной буржуазии хотят наложить свой тяжелый сапог, предъявив позорные условия мира. Комитет, обсудив эти условия, считает, что революционная демократия России, несущая на своих плечах знамя Интернационала, не может принять позорного мира. Мощным протестом всей революционной демократии, дружными социалистическими отрядами мы докажем всем палачам революции, что лучше погибнуть в бою, нежели принять этот мир. Итак, вперед. За идею социальной справедливости, за власть рабочих и крестьян.

    Сообщение об объединенном заседании активных работников РСДРП(б) г. Харькова и Донбасса,

    принявшем резолюцию против подписания мирного договора с Германией

    Совместное заседание харьковского и областного комитета РСДРП (большевиков), большевистской фракции харьковского Совета рабочих и солдатских депутатов, большевистской фракции настоящего съезда Советов народного хозяйства и других активных работников партии.

    После заседания на съезде Советов народного хозяйства в 10-м часу вечера открывается партийное собрание. Чувствуется напряженный интерес, к предстоящему собранию. Несмотря на сильное утомление после заседания съезда Советов народного хозяйства, почти вся фракция его налицо, и особенно товарищи из провинции проявляют особенное внимание, не пропуская ни одного слова. Отсюда они должны повезти домой директивы, решения этого собрания для них обязательны.

    В порядке дня самый существенный теперь вопрос о мире. Предварительно просят т. Межлаука — народного комиссара Донецкой республики по финансовым делам, только что приехавшего из Питера, доложить о положении там.

    В Питере борются две точки зрения: т. Ленина за мир во что бы то ни стало, считаясь с реальным соотношением сил и необходимостью дать передохнуть стране, организовать ее промышленность.

    Другая точка зрения — ведение революционной войны.

    В Бресте идут переговоры. Если первые брестские условия мира могли дать возможность передохнуть, то вторые для нас гибельны и являются «собственноручным зарезанием советской власти». Настроение в Питере все же бодрое. Латышские стрелки отправились на фронт, организуется Красная гвардия. Посланники всех союзных стран явились с предложением своих всевозможных услуг в случае ведения войны. Это дает возможность думать, что сговора между капиталистами воюющих стран еще не произошло и что в некоторых случаях можно будет воспользоваться силами одних против других. Что касается германского наступления, то, поскольку у нас имеются сведения, больших пехотных частей нет, наступление слабое, наступают в некоторых точках с небольшими силами. Но беда в том, что остатки русских «регулярных» войск настолько разложились, что бегут перед одним германским автомобилем.

    После выступления тов. Межлаука выступает целый ряд товарищей с изложением своей точки зрения на задачи текущего момента; намечаются две основные точки зрения товарищей.

    Первая точка зрения, которую отстаивали тт. Оболенский, Межлаук и Судик, сводится к следующим положениям: подписание мира на предложенных в последний раз германцами условиях не явится простой бумажкой, а делом, которое будет проводиться Германией и в котором и мы должны будем им помогать, поскольку Германия укрепится и тогда сможет подавлять нас. Это грозит нам реакцией на долгие годы, а не прос го месячной передышкой. Это произведет удручающее впечатление на русский пролетариат, который отшатнется от Советов. Это произведет удручающее впечатление и на пролетариат других стран, который увидит в этом поражении русской революции жестокий урок для себя, что еще больше отсрочит революцию на Западе. Поэтому мы не можем собственными руками душить нашу и международную революцию и, принимая во внимание то обстоятельство, что: 1) в наступлении участвует только одна Германия, так как по договору между последней и Австро-Венгрией — вторая в наступлении не принимает участия, 2) что это наступление в сущности пустяковое, серьезных сил Германия не выставляет, наша задача сейчас организовывать вооруженное восстание против наступления германского империализма, ни в коем случае не подписывать предложение «похабных» условий мира.

    В сфере же экономической необходимо начать более решительную борьбу с буржуазией, немедленно национализировать главнейшие отрасли промышленности, обезоружить буржуазию путем отнятия у нее лишних имущественных и денежных средств и заставить их работать.

    2-я точка зрения тт. Ворошилова, Мирона и др.

    Мы все за революционную войну, но в данный момент мы не в состоянии воевать, у нас для этого нет никаких средств, никаких возможностей, мы должны заключить этот «не» похабный, а несчастный мир. Но мы не отказываемся от революционной войны, мы только ее откладываем до тех пор, пока мы оправимся. С другой стороны, заключение мира имеет ту выгодную сторону, что лишает германский империализм его опоры в виде постоянного войска, которое после заключения мира уже ни за что воевать не пойдет. Таким образом, обезоружив германский милитаризм, мы, продолжая у нас революцию, скоро станем способны к революционной войне.

    Вторая точка зрения встречает очень мало сочувствия. Ораторов с трудом слушают, перебивают негодующими возгласами с мест, вопросами и проч. На стороне революционного восстания чувствуется большинство. Подбадривают и такие известия, что Москва уже поставила 60.000 под ружье, что в других городах то же самое. Тов. Оболенским предлагается следующая резолюция:

    «Соединенного заседания харьковского и областного комитета РСДРП (б), большевистской фракции харьковского Совета рабочих и солдатских депутатов, большевистской фракции Совета народных комиссаров Донецкого бассейна, большевистской фракции настоящего съезда Советов народного хозяйства и других активных работников партии города Харькова.

    Полагая, что германский империализм в данный благоприятный для него момент может стремиться только к удушению российской революции и не может заключить с ней никакого реального мира, полагая, что поэтому подписание мира с германским империализмом было бы даже с одной стороны актом, лишенным реального значения и неосуществимым, полагая, что ни один пункт договора с точки зрения сохранения российской и международной революции не может быть соблюдаем российским пролетариатом не только в течение месяцев, но и недель, соединенное заседание харьковского областного комитета РСДРП (б), большевистской фракции харьковского Совета рабочих и солдатских депутатов, большевистской фракции Совета народных комиссаров Донецкого бассейна, большевистской фракции настоящего съезда Советов народного хозяйства и других активных работников партии г. Харькова заявляет, что оно приступает немедленно к организации всероссийского пролетарского восстания против капитализма германского, российского, организует партизанские отряды для борьбы с германскими ударниками и приступает к решительным мерам социалистического характера: полной национализации производства, полной экспроприации излишнего частного имущества и денежных средств капиталистов и путем организации непосредственного обмена товаров на хлеб будет способствовать разрешению экономического кризиса в южной промышленности.

    Приложение к резолюции, которая большинством 54 при 10 против и 4 воздержавшихся принимается.

    Постановлено сейчас же довести ее до сведения по прямому проводу в Центральный исполнительный комитет Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и в ЦК нашей партии.

    Постановлено отпечатать в большом количестве экземпляров для раздачи делегатам с мест.

    В 1 час ночи собрание закрывается, настроение поднялось. Мы знаем, что делать, мы смело смотрим вперед, мы не сдаемся, мы идем в бой с верой в наше правое дело, с надеждой на торжество и победу нашей светлой идеи свободы, равенства и братства.

    Смерть не страшна! Будь что будет».

    Резолюция Кавказского краевого комитета РСДРП(б) о текущем моменте,

    принятая 26 февраля 1918 г.

    Октябрьская революция пролетариата и крестьянской армии свергла в России господство капиталистов, помещиков и их прихвостней — эсеров и меньшевиков. Она окончательно раздавила контрреволюцию имущих господствующих классов и открыла широкий путь для творчества угнетенных масс рабочих и крестьян, для социалистического строительства. Вся Россия покрылась советскими организациями, везде стало развеваться социалистическое знамя советской власти. И Совет народных комиссаров, возглавляющий Федеративную республику Советов, решительно и неуклонно стал осуществлять чаяния и желания народных масс.

    Совет народных комиссаров сразу разорвал тайные договоры царя, заключенные им с западноевропейскими хищниками.

    Совет народных комиссаров открыл мирные переговоры в Бресте и повел революционную пропаганду народного мира, превратив Брест в мировую трибуну агитации за социальную революцию для европейского пролетариата.

    И голос мирной делегации рабоче-крестьянского правительства был услышан пролетариатом Запада.

    Могучим революционным эхом отозвались рабочие массы Германии, Австрии, Франции, Швейцарии и других стран, под давлением которого германские империалисты лживо рисовались сторонниками мира без аннексий и контрибуций. Не задушив у себя восстание, они задались целью ликвидировать социальную революцию в России. И они начали диктовать наглые условия мира.

    Совет народных комиссаров, в тех же целях пропаганды мира и ликвидации бойни, вышел из состояния войны и объявил демобилизацию и тем самым показывал западноевропейскому пролетариату, что со стороны советской России ему не угрожает никакая опасность.

    Но обнаглевшие империалисты все-таки возобновили наступление. Австро-германские банды в союзе с белыми гвардиями польских магнатов, прибалтийских баронов, финских капиталистов и отпрысками романовской династии и всей контрреволюционной России предприняли нашествие под предлогом добиться от советской власти подписания похабного мира.

    Совет народных комиссаров, чтобы разоблачить в глазах западноевропейского пролетариата истинный характер этого разбойничьего наступления, был вынужден подписать условия даже империалистического мира.

    Однако подписание такого мира не остановило нашествия империалистической Германии, ее старых и новых союзников в лице империалистов всех стран и контрреволюционеров всех наций.

    Происходит великий перелом во всемирной истории.

    Империалистические войны с целью захвата и преобладания одной из воюющих стран превращаются в открытую и непосредственную войну между контрреволюцией и революцией, между капиталом и трудом, между империализмом и социализмом — во всемирную гражданскую войну. Из воюющих империалистических стран германский империализм превращается в общего организатора и руководителя воюющей стороны империалистов всех наций и стран, как вражеских, так и союзных и отечественных. Империалистов Германии и вообще всех государств теперь занимает вопрос не о захвате побольше земель, а об удушении рабоче-крестьянской революции, организатором и руководителем которой является советская Россия.

    Низвергнуть советскую власть, сокрушить пролетарско-крестьянскую революцию, восстановить буржуазно-помещичий порядок в России и тем самым спасти весь империалистический мир от грозного призрака социальной революции — вот единственная цель австро-германского разбойничьего набега.

    В полном согласии и соподчинении германскому империализму наступает захудалый турецкий империализм. Боясь, что революция может перекинуться на Турцию, может найти отклик в сердцах измученного, голодного и голого турецкого народа, может освободить угнетенные и стонущие под ее игом народы, турецкие хищники-паши кровно заинтересованы не только в окончательной победе бекской контрреволюции в Закавказье, поддерживаемой националистическими партиями и меньшевиками включительно, но и в приостановлении социалистически-революционного движения на Кавказе, в разгроме и уничтожении пролетарско-крестьянской республики России.

    Эти хищники в союзе с бекскими бандами хотят огнем и мечом пройти все пространство и с тыла напасть на великую российскую социалистическую революцию для объединения фронта с западным империализмом и окончательного удушения социализма.

    Для предотвращения опасности, угрожающей социалистической революции как в России, так и во всех других странах, краевой комитет считает необходимым:

    1. Выступить в решительную защиту социалистической революции, советской власти и Совета народных комиссаров, активно с оружием в руках борясь до последней капли крови против мирового империализма.

    2. Вести эту борьбу под знаменем социализма, решительно отвергая выставляемый некоторыми партиями лозунг отвоевания «существенно важных для Закавказья Батума, Карса и Ардагана» как проявление империалистических тенденций кавказской буржуазии. Не признавая никакой границы в этом решительном бою с всемирным и, в частности, с турецким империализмом, отстаивать принцип самоопределения за всеми нациями, подчиняя этому лозунгу и решения судьбы Батума, Карса и Ардагана.

    3. Организовать рабочих и крестьян — сознательных борцов революции в красные социалистические отряды для борьбы против «внешней» и «внутренней» контрреволюции и врагов пролетарско-крестьянской революции.

    Краевой комитет обращается ко всем партийным организациям с предложением развить самую усиленную работу для уяснения широким массам создавшегося положения и для создания революционных отрядов Красной армии.

    Кавказский краевой комитет РСДРП (большевиков)

    Резолюция о войне и мире,

    принятая на объединенном заседании общегородского и районных комитетов РСДРП(б) г. Саратова 24 февраля 1918 г.

    Вследствие недостаточно быстрого момента развития международной социалистической революции, ввиду отсутствия мирового революционного движения в Германии — наступление ударных банд германского империализма поставило российскую рабоче-крестьянскую революцию в крайне тяжелое положение.

    Центральный исполнительный комитет Советов, считаясь с фактом недостаточности сил нашей революции для отпора авангарду мирового империализма и желая выиграть время для мобилизации всех активных революционных сил города и деревни, решил принять тяжкие германские условия мира.

    Объединенное заседание общегородского и районных комитетов признает:

    1. Заключение мира является безусловной ошибкой. Подписание грабительских мирных условий не может остановить беспощадной борьбы германского империализма против нашей революции. Германия безусловно будет стремиться к полному уничтожению Советской власти, а если подписание мира будет недостаточно для разгрома рабоче-крестьянского правительства, если настоящее наше поражение не окажется гибельным для Советской власти, австро-германский империализм немедленно двинет свои вооруженные банды для того, чтобы добить Советскую власть.

    2. Объединенное заседание считает, что у революции нет иного пути, чем самозащита с оружием в руках. И поэтому безусловно необходимо продолжать работу по организации боевых сил революции. Усиление и укрепление Красной рабоче-крестьянской армии является вопросом жизни и смерти для революции.

    3. Наряду с этим необходима беспощадная ни на минуту не прекращающаяся борьба против отечественной контрреволюции, заключившей тайный союз с германским империализмом.

    4. Объединенное заседание предупреждает всех членов партии: против советской власти вообще, против нашей партии в особенности поднимается теперь черно-желтая, бледно-красная контрреволюция. Нам необходимо проявить нечеловеческие усилия для того, чтобы защищать нашу рабоче-крестьянскую власть.Обязанностью каждого члена партии является самая энергичная работа в массах для поднятия городской и деревенской бедноты к решительной борьбе против заклятых врагов народа и революции.

    Центральное бюро литовских секций РСДРП(б)

    Декларация ЦБ литовских секций РСДРП(б)

    Центральные державы во время мирных переговоров в Брест-Литовске обнаружили всю свою циничность по вопросу о самоопределении наций. Они под прикрытием ими объявленной «независимости» Литвы хотят захватить теперь занятую Литву. Литовские реакционеры из Литвы и России, а также социал-патриоты из Литвы, опасаясь революции в Литве, поддерживают политику германских империалистов, как избавителей. Революционные же литовские рабочие и солдаты в своих резолюциях клеймят шаги литовских патриотов и озабочены они победой социалистической революции в России.

    Центральное бюро литовских секций РСДРП рассматривает малейшие уступки в мирных условиях, предложенных советской Россией Центральным державам как победу европейской реакции, как торжество империалистической политики. Такие уступки усилят реакцию в Литве, подорвут назреваемую революцию в Австрии, Германии и других странах. А поэтому Центральное бюро литовских секций РСДРП настаивает, чтобы во время переговоров в Бресте не было сделано никаких уступок империалистам, даже если бы это привело к разрыву мирных переговоров. Центральное бюро призывает рабочих и солдат из Литвы записываться в ряды социалистической армии, чтобы в нужный момент отразить нападение империалистических войск.

    Резолюция ЦБ литовских секций

    Центральное бюро литовских секций РСДРП (большевиков), выслушав сообщение о ходе мирных переговоров, находит:

    1) что мирные условия, предложенные Центральными державами, неприемлемы,

    2) что ЦК партии не вправе идти на компромисс с империалистами Центральных держав, а поэтому Центральное бюро литовских секций настаивает, чтобы в недельный срок была созвана партийная конференция.

    Члены Центрального бюро Станислав Турло; Ф. Мицкевич; И. Ленкайпшс.

    Секретарь 3. Алекса

    17 (4) февраля 1918г.

    Телеграмма в ЦК РСДРП(б) из Владивостока

    Петроград, Центральному комитету большевиков Телеграфируйте, какова позиция ЦЕКА партии в вопросе заключения мира. Владивостокская организация решительно против заключения. Председатель Иордан

    По поводу отказа левых коммунистов войти в ЦК, избранный Седьмым съездом партии

    Съезд считает, что отказ от вхождения в ЦК при теперешнем положении партии особенно нежелателен, ибо, будучи вообще принципиально недопустим для желающих единства партии, такой отказ теперь вдвойне грозил бы единству партии.

    Съезд заявляет, что не выходом из ЦК, а соответственным заявлением может и должен каждый снимать с себя ответственность за шаги Центрального комитета, им не разделяемые.

    Поэтому съезд, в твердой надежде, что, посоветовавшись с массовыми организациями, товарищи откажутся от своего заявления, производит выборы, не считаясь с этим заявлением.

    Заявление Иоффе в ЦК РСДРП(б)

    Уважаемые товарищи!

    Как вам известно, я с самого начала был решительным противником той внешней политики, которую за последнюю неделю проводит большинство советского правительства, и, поскольку мог, боролся внутри ЦК против принятия германских предложений мира. Ввиду серьезной опасности раскола нашей партии я не считал себя вправе публично выступать против линии большинства ЦК, но само собой разумеется, что я не могу проводить этой линии. Поэтому я решительно отказался от всякого участия в мирной делегации, отправляющейся теперь в Брест-Литовск.

    Но ввиду категорического постановления ЦК, считающего обязательным мое участие в мирной делегации, хотя бы в качестве консультанта, я вынужден в интересах сохранения возможного единства партии подчиниться этому решению и еду в Брест-Литовск лишь как консультант, не несущий никакой политической ответственности.

    С товарищеским приветом А. Иоффе (В. Крымский)

    Член ЦК РСДРП и бывший председатель Российской мирной делегации

    24 февраля 1918г.

    В ЦК РСДРП(б)

    Ввиду того, что мир подписан, мы берем свое заявление об отсрочке исполнения нашего решения обратно, уходим из ЦК и ответственных советских постов и настаиваем на оглашении в «Правде» всех наших заявлений.

    По поручению группы товарищей М. Урицкий, Г. Оппоков (А. Ломов), В. Смирнов

    Записка делегата Н. Н. Кочубея

    Стоя на позиции нератификации мирного договора, но имея в виду, что моя точка зрения оказалась в меньшинстве, и признавая, что в переживаемый трудный и ответственный момент постановления съезда должны быть наиболее единодушными, я голосую за резолюцию, предложенную тов. Лениным.

    Кочубей 

    Тезисы о современном моменте, предложенные

    Седьмому партийному съезду группой противников заключения мира*

    (*) На утреннем заседании 8 марта тезисы были отвергнуты съездом.

    1. Империалистическая война повсеместно вызывает уже разложение капиталистических производственных отношений, обостряя до крайности социальные противоречия, разлагая буржуазные группировки, выключая целые страны из числа жизнеспособных капиталистических организмов (Австрия). Все это, вместе взятое, является базисом назревающей социалистической революции, первыми ласточками которой на Западе были стачки и частичные восстания в Австрии и Германии.

    2. Борьба империалистических коалиций может быть рассматриваема сейчас с двух точек зрения: либо эти коалиции уже пришли к негласному временному соглашению друг с другом за счет России, либо они готовы еще продолжать борьбу. И в том и в другом случае нам предстоит пережить попытки раздела России со стороны международного капитала, нападающего на нас со всех сторон; во втором случае Германия как раз потому, что продолжение войны возможно для нее лишь при условии использования русского хлеба и сырья, будет неизбежно стремиться сокрушить советскую власть во что бы то ни стало.

    3. Таким образом и момент классовой борьбы, и момент капиталистической эксплуатации в теперешних условиях делают невозможными мирное сожительство советской России с империалистической коалицией Центральных держав.

    4. Это положение вещей чрезвычайно ярко проявилось в условиях мира, которые были выставлены Германией и которые фактически означают полный подрыв советской власти не только в ее внешней, но и в ее внутренней политике.

    5. Эти условия отрезают центры революции от питающих промышленность производительных областей, разъединяют очаги рабочего движения, убивая ряд крупнейших его центров (Латвия, Украина), подрывают экономическую политику социализма (вопрос об аннулировании займов, социализации производства и т. д.), сводят на нет международное значение русской революции (отказ от интернациональной пропаганды), превращают советскую республику в орудие империалистической политики (Персия, Афганистан), наконец, пытаются разоружить ее (требование демобилизации старых и новых частей). Все это не только не дает возможности «передышки», но ставит борьбу пролетариата в худшие условия, чем раньше.

    6. Не давая никакой отсрочки по существу, подписание мира разлагает революционную волю пролетариата к борьбе и задерживает развязывание международной революции. Поэтому единственно правильной тактикой могла бы быть тактика революционной войны против империализма.

    7. При полном разложении старой армии, остатки которой являются лишь вредным балластом, революционная война в своей начальной стадии может быть только войной партизанских летучих отрядов, втягивающих в борьбу как городской пролетариат, так и беднейшее крестьянство и превращающих военные действия с нашей стороны в гражданскую войну трудящихся классов с международным капиталом. Такая война, какие бы она поражения ни сулила вначале, неизбежно разлагала бы силы империализма.

    8. Кроме того, в условиях распада пролетариата как производительного класса в связи с безработицей и общей экономической разрухой, мобилизация пролетарской армии удерживала бы пролетариат от распада и закрепляла бы кадры безработных как солдат пролетарской революции.

    9. Поэтому основной задачей партии является ясная тактическая линия войны с империализмом и интенсивнейшая работа по организации обороны социализма в процессе этой войны. Именно в этом процессе не посредственного столкновения создается боеспособная социалистическая армия.

    10. Между тем политика руководящих учреждений партии была политикой колебаний и компромиссов, — политикой, которая объективно мешала делу подготовки революционного отпора и постоянными колебаниями деморализовала даже те передовые отряды, которые с энтузиазмом шли в бой.

    11. Социальной основой такой политики был процесс перерождения нашей партии из чисто пролетарской в «общенародную», что не могло не происходить при ее гигантском росте. Солдатская масса, желавшая мира во что бы то ни стало, при всех и всяких условиях, не считаясь даже с социалистическим характером государственной власти пролетариата, на ложила свой отпечаток, и партия вместо того, чтобы поднимать до себя крестьянские массы, спустилась сама до их уровня, из авангарда революции превратилась в «середняка».

    12. А между тем даже крестьянство при дальнейшей борьбе с международным империализмом будет неизбежно вовлекаться в эту борьбу, так как ему угрожает громадная опасность потерять землю.

    13. При таких условиях задачей партии и задачей советской власти является:

    1) Аннулирование договора о мире.

    2) Усиленная пропаганда и агитация против международного капитала, разъясняющая смысл этой новой гражданской войны.

    3) Создание боеспособной Красной армии; вооружение пролетарского и крестьянского населения и правильное обучение его военной технике.

    4) Решительные социальные мероприятия, добивающие буржуазию экономически, сплачивающие пролетариат и поднимающие энтузиазм масс.

    5) Беспощадная борьба с контрреволюцией и соглашательством.

    6) Самая интенсивная международно-революционная пропаганда и привлечение в ряды Красной армии добровольцев всех национальностей и государств.

    Резолюция по поводу отказа левых коммунистов от участия в выборах ЦК*

    (*) Резолюция была принята на вечернем заседании съезда 8 марта в связи с заявлением «левых коммунистов» об отказе от участия в голосовании при выборах Центрального комитета. После нового заявления «левых коммунистов» о согласии взять обратно свое прежнее заявление резолюция на этом же заседании съезда была снята.  

    Съезд выражает свой протест против той группы товарищей, которая отказалась участвовать в выборах ЦК-та партии.

    Съезд постановляет апеллировать против этого образа действия группы делегатов к тем организациям, от которых посланы эти делегаты.

    Австро-германские условия мира, предложенные в Бресте 15 (28) декабря 1917 г.

    Статья 1. Россия и Германия заявляют о прекращении между ними состояния войны. Оба государства решили впредь жить в мире и дружбе.

    Германия готова, при условии полной взаимности по отношению к ее союзникам, как только мир будет заключен и демобилизация русской армии закончится, очистить теперешние позиции и занятые русские области, поскольку это не будет противоречить статье 2-й.

    Статья 2. Так как Российское правительство, в соответствии со своими принципами, провозгласило для всех без исключения народов, входящих в состав Российского государства, право на самоопределение, вплоть до полного отделения, то оно принимает к сведению заявления, в которых выражена воля народов, населяющих Польшу, Литву, Курляндию и части Эстляндии и Лифляндии, об их стремлении к полной государственной самостоятельности и выделению из Российской федерации.

    Российское правительство признает, что эти заявления при настоящих условиях надлежит рассматривать как выражение народной воли, и готово сделать вытекающие отсюда выводы.

    Так как в тех областях, к которым применимо вышеизложенное положение, вопрос изменяется в том смысле, что эвакуация не может быть произведена, согласно ст. 1, то, следовательно, сроки и способы народного волеизъявления — согласно русской точке зрения — путем всенародного голосования, с устранением какого бы то ни было военного давления, предоставляются обсуждению и установлению особой комиссии.

    Статья 3. Трактаты, договоры и соглашения, бывшие в силе между договаривающимися сторонами до объявления войны, вступают опять в силу, поскольку они не стоят в противоречии с изменениями, происшедшими во время войны во владениях этих держав. Каждая сторона обязуется в течение 3 месяцев после подписания прелиминарного мирного договора сообщить о трактатах, договорах и отдельных соглашениях, которые не должны вновь вступать в силу; если дело касается при этом отдельных постановлений, другой стороне предоставляется в течение месячного срока отказаться от договора в целом.

    Теряющие силу отдельные постановления договоров должны быть по возможности скорее заменены новыми договорами в соответствии с изменившимися воззрениями и условиями.

    Каждая сторона по истечении известного срока может считать недействительными те положения договора, которые окажутся противоречащими условиям данного момента.

    Статья 4. Каждая из договаривающихся сторон ни в коем случае не будет относиться к подданным, судам или товарам другой стороны во всех вопросах правового или хозяйственного характера с меньшим благоприятствованием, нежели к подданным, судам или товарам какого-либо иного государства, не пользующегося в данном отношении никакими установленными договором правами.

    Статья 5. Договаривающиеся стороны согласны, чтобы по заключении мира война окончилась и в экономической области. Они не будут участвовать обоюдно ни в каких мероприятиях, которые имели бы целью продолжение враждебных действий в экономической области, прямо или косвенно, и будут всеми находящимися в их распоряжении средствами препятствовать в пределах своего государства таким мероприятиям, даже если бы они исходили из инициативы частной или какой-нибудь другой стороны. Кроме того, они будут устранять препятствия, которые мешают возобновлению дружеских торговых и деловых сношений и будут облегчать взаимный товарообмен, в особенности — путем покрытия избытками одной стороны нехваток другой.

    В течение переходного времени, которое потребуется для преодоления последствий войны и нового урегулирования отношений, они будут относиться к пока неизбежным ограничениям сношений, как-то: запрещение вывоза, урегулирование вывоза и т. п. — таким образом, чтобы эти ограничения по возможности менее стесняли обе стороны. С другой стороны, они в течение этого времени будут возможно менее обременять доставку необходимых предметов ввозными пошлинами и с этой целью вступят, по возможности скорее, в переговоры, чтобы поддержать и расширить установленное во время войны временное снятие пошлин. Вместе с тем, они используют это время для организации товарообмена. Для этой цели будут образованы смешанные комиссии, которые должны приступить к работе в наиближайшем будущем.

    Статья 6. Договаривающиеся стороны в возможно скором времени вступят в переговоры о заключении, взамен аннулируемого договора о торговле и мореплавании от 1994 и 1904 гг., — договора о торговле и мореплавании, постановления которого соответствовали бы новым условиям.

    Статья 7. Безотносительно к заключению нового договора о торговле и мореплавании, договаривающиеся стороны предоставляют друг другу в течение хотя бы 20-летнего срока в вопросах торговли и мореплавания права наиболее благоприятствуемых наций.

    Ни одна сторона, однако, не будет претендовать на участие в преимуществах, которые предоставляются при мелких пограничных сношениях, или которые Россия предоставит пограничным азиатским странам или самостоятельным государствам, выделившимся из государства Российского, или которые Германия предоставит Австро-Венгрии либо другим, связанным с Германией в настоящее время или в будущем, таможенным союзам, странам или колониям.

    Статья 8. Россия выражает согласие на то, чтобы Европейско-Дунайской комиссии было поручено постоянное управление всем устьем Дуная и чтобы эта комиссия состояла только из представителей прибрежных государств Дуная и Черного моря, и, в то же самое время, управление Дунаем выше Браилова поручается прибрежным государствам этой части реки.

    Статья 9. Военные законы, которые ограничивают частные права германцев в России и русских в Германии, как подданных враждующих государств, отменяются. Частные лица, права коих вследствие этих законов потерпели ущерб, должны быть, поскольку это возможно, восстановлены вновь в своих правах; поскольку же это невозможно, они должны быть в соответствующей степени вознаграждены: проданные земельные участки, горные промыслы, предприятия или доля в таковых, во всяком случае, возвращаются их владельцам, поскольку владение это по новому русскому законодательству не сделалось достоянием государства.

    Определение подлежащих возмещению убытков производится смешанными комиссиями, образуемыми из представителей обеих сторон, с участием, кроме того, одного нейтрального третейского судьи с каждой стороны.

    Статья 10. Договаривающиеся стороны отказываются от возмещения своих военных издержек, т. е. государственных расходов по ведению войны, а также причиненных войной убытков, а именно — ущерба, нанесенного вследствие военных мероприятий им и их подданным в зонах военных действий, включая сюда и реквизиции.

    Статья 11. Каждая из договаривающихся сторон возмещает убытки, причиненные на ее территории во время войны, вследствие противных международному праву насильственных действий, касающихся жизни, здоровья или имущества подданных другой стороны. Определение убытков предоставляется смешанным комиссиям, образуемым из представителей обеих сторон, при участии одного нейтрального третейского судьи с каждой стороны.

    Кроме того, каждая сторона возмещает все убытки, причиненные во время войны на ее территории действиями, противными международному праву — дипломатическим и консульским представителям другой стороны, а также возмещает повреждения посольских или консульских зданий или их инвентаря. В случае разногласий размер убытков устанавливается смешанной комиссией из представителей обеих сторон с участием одного нейтрального третейского судьи.

    Статья 12. Военнопленные и инвалиды обеих сторон немедленно возвращаются на родину. Обмен остальными военнопленными производится в ближайшем будущем, в определенные сроки, устанавливаемые германско-русской комиссией, а вопрос о возмещении истраченных на их содержание средств, в случае несогласия в определении этих последних, передается на рассмотрение комиссии с нейтральным председателем во главе.

    Статья 13. Гражданским подданным обеих сторон, интернированным или сосланным, немедленно предоставляется свобода и, возможно скорее, бесплатная доставка на родину.

    Статья 14. Русские граждане немецкого происхождения, в особенности так называемые немецкие колонисты, могут в течение 10 лет выселиться в Германию, с правом ликвидировать и взять с собой свое имущество.

    Статья 15. Торговые суда одной из договаривающихся сторон, находившиеся в момент возникновения войны в гаванях другой стороны, а также обоюдные призы, которые до подписания мирного договора еще судом не были присуждены, возвращаются или, поскольку это невозможно, возмещаются деньгами.

    Статья 16. Дипломатические и консульские сношения между договаривающимися сторонами будут возобновлены при первой возможности.

    Заявление группы членов ЦК и народных комиссаров о немедленном созыве партийной конференции в ЦК РСДРП(б)

    Ввиду того, что Центральный комитет в противоположность мнению товарищей, предлагавших подписать немедленно договор о мире, постановил «похабного мира» 29 января не подписывать; ввиду того, что на такую же точку зрения стали Московское областное бюро РСДРП, Петербургский комитет и совещание Центрального комитета с партийными работниками, созванное 8 января 1918 года; ввиду того, что в резолюции, внесенной от имени большевистской фракции на съезд Советов рабочих и солдатских депутатов, не имеется прямого указания на недопустимость подписания договора 29 января и в то же время предоставлены неограниченные полномочия Совету народных комиссаров по вопросу о заключении мира, т. е. следовательно и право подписать «похабный мир»; ввиду того, что таким образом возникает противоречие между решениями авторитетных партийных учреждений, возможность нарушения постановлений партийного центра и неясность в политической линии партии -нижеподписавшиеся заявляют:

    1) они считают необходимым немедленно (в течение недели) созвать партийную конференцию для окончательного и ясного разрешения данного вопроса исторической для международного пролетариата важности;

    2) в случае подписания мирного договора 29 января без созыва такой конференции нижеподписавшиеся во всяком случае сочтут необходимым оставить ответственные посты в партии и органах власти, поскольку они таковые занимают.

    Член РСДРП Г. Оппоков (А. Ломов)

    Народный комиссар В, Оболенский (Н. Осинский) В. Яковлева, Шевердин, Н. Крестинский, В. Смирнов, М. Васильев, М. Савельев

    Комиссар государственного банка Георгий Пятаков

    Член ЦК РСДРП и ред. «Правды» Н. Бухарин

    Член Уральского областного комитета и ЦИК Преображенский

    Петербург, 15 января 1918 г.

    Заявление Троцкого на заседании политической комиссии

    в Брест-Литовске 28 января (10 февраля) 1918г.

    Задачей подкомиссии, как мы ее понимаем, являлось ответить на вопрос, в какой мере предложенная противной стороной граница способна, хотя бы в минимальной степени, обеспечить русскому народу право на самоопределение. Мы выслушали сообщения наших представителей, вошедших в состав подкомиссии по территориальным вопросам, и мы полагаем, что после продолжительных прений и всестороннего рассмотрения вопроса наступил час решений. Народы ждут с нетерпением результатов мирных переговоров в Брест-Литовске. Народы спрашивают, когда кончится это беспримерное самоистребление человечества, вызванное своекорыстием и властолюбием правящих классов всех стран? Если когда-либо война и велась в целях самообороны, то она давно перестала быть таковой для обоих лагерей. Если Великобритания завладевает африканскими колониями, Багдадом и Иерусалимом, то это не есть еще оборонительная война; если Германия оккупирует Сербию, Бельгию, Польшу, Литву и Румынию и захватывает Моонзундские острова, то это также не оборонительная война. Это — борьба за раздел мира. Теперь это ясно, яснее, чем когда-либо.

    Мы более не желаем принимать участия в этой чисто империалистической войне, где притязания имущих классов явно оплачиваются человеческой кровью. Мы с одинаковой непримиримостью относимся к империализму обоих лагерей, и мы более несогласны проливать кровь наших солдат в защиту интересов одного лагеря империалистов против другого.

    В ожидании того, мы надеемся, близкого часа, когда угнетенные трудящиеся классы всех стран возьмут в свои руки власть, подобно трудящемуся народу России, мы выводим нашу армию и наш народ из войны. Наш солдат-пахарь должен вернуться к своей пашне, чтобы уже нынешней весной мирно обрабатывать землю, которую революция из рук помещиков передала в руки крестьянина. Наш солдат-рабочий должен вернуться в мастерскую, чтобы производить там не орудия разрушения, а орудия созидания и совместно с пахарем строить новое социалистическое хозяйство. Мы выходим из войны. Мы извещаем об этом все народы и их правительства. Мы отдаем приказ о полной демобилизации наших армий, противостоящих ныне войскам Германии, Австро-Венгрии, Турции и Болгарии. Мы ждем и твердо верим, что другие народы скоро последуют нашему примеру. В то же время мы заявляем, что условия, предложенные нам правительствами Германии и Австро-Венгрии, в корне противоречат интересам всех народов. Эти условия отвергаются трудящимися массами всех стран, в том числе и народами Австро-Венгрии и Германии. Народы Польши, Украины, Литвы, Курляндии и Эстляндии считают эти условия насилием над своей волей; для русского же народа эти условия означают постоянную угрозу. Народные массы всего мира, руководимые политическим сознанием или нравственным инстинктом, отвергают эти условия в ожидании того дня, когда трудящиеся массы всех стран установят свои собственные нормы мирного сожительства и дружеского сотрудничества народов. Мы отказываемся санкционировать те условия, которые германский и австро-венгерский империализм пишет мечом на теле живых народов. Мы не можем поставить подписи русской революции под условиями, которые несут с собой гнет, горе и несчастье миллионам человеческих существ.

    Правительства Германии и Австро-Венгрии хотят владеть землями и народами по праву военного захвата. Пусть они свое дело творят открыто. Мы не можем освящать насилия. Мы выходим из войны, но мы вынуждены отказаться от подписания мирного договора.

    В связи с этим заявлением я передаю объединенным союзническим делегациям следующее письменное и подписанное заявление:

    Именем Совета народных комиссаров правительство Российской Федеративной Республики настоящим доводит до сведения правительств и народов воюющих с нами союзных и нейтральных стран, что, отказываясь от подписания аннексионистского договора, Россия, со своей стороны, объявляет состояние войны с Германией, Австро-Венгрией, Турцией и Болгарией прекращенным. Российским войскам одновременно отдается приказ о полной демобилизации по всему фронту.

    Л. Троцкий, А. Иоффе, М. Покровский, А. Биценко, В. Карелин

    Обращение СНК к германскому правительству в ночь с 18 на 19 февраля 1918 г.

    [Радиограмма] Берлин. Правительству Германской империи.

    Совет народных комиссаров выражает свой протест по поводу того, что германское правительство двинуло войска против Российской советской республики, объявившей состояние войны прекращенным и начавшей демобилизацию армии на всех фронтах. Рабочее и крестьянское правительство России не могло ожидать такого шага уже по тому одному, что ни прямо, ни косвенно ни одна из находившихся в состоянии перемирия сторон не предупреждала о прекращении перемирия за семь дней, как это обязались сделать обе стороны по договору 2 (15) декабря 1917 года.

    Совет народных комиссаров видит себя вынужденным при создавшемся положении заявить о своем согласии подписать мир на тех условиях, которые были предложены делегациями Четверного союза в Брест-Литовске.

    Совет народных комиссаров заявляет, что ответ на точные условия мира, предлагаемые германским правительством, будет дан безотлагательно.

    Председатель Совета народных комиссаров В. Ульянов (Ленин)

    Народный комиссар по иностранным делам Л. Троцкий

    Постановление СНК о принятии германских условий мира

    Германскому правительству Берлин

    Согласно решению, принятому Центральным исполнительным комитетом Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов 24 февраля в 4 с половиной часа утра, Совет народных комиссаров постановил условия мира, предлагаемые германским правительством, принять и выслать делегацию в Брест-Литовск.

    Председатель Совета народных комиссаров Вл. Ульянов (Ленин)

    Народный комиссар по иностранным делам Л. Троцкий

    Декларация, оглашенная русской мирной делегацией на заседании мирной конференции в Брест-Литовске 3 марта 1918 г.

    Рабоче-крестьянское правительство Российской республики, вынужденное принять предъявленный Германией ультиматум, благодаря нападению германских войск на заявившую уже о прекращении войны и демобилизовавшую свои армии Россию, заявило 11/24 февраля о принятии ею ультиматума и делегировало нас для подписания этих насильственно навязанных нам условий.

    Бывшие до сих пор в Брест-Литовске переговоры между Россией, с одной стороны, Германией и ее союзниками — с другой, достаточно наглядно показали, что так называемый «мир соглашения» в действительности является миром предельно аннексионистским и империалистическим. Теперь брестские условия еще значительно ухудшены. Мир, который ныне заключается в Брест-Литовске, не есть мир, основанный на свободном соглашении народов России, Германии, Австро-Венгрии, Болгарии и Турции. Этот мир продиктован с оружием в руках. Это — мир, который, стиснув зубы, вынуждена принять революционная Россия. Это — мир, который, под предлогом «освобождения» российских окраин, на деле превращает их в немецкие провинции и лишает их права на свободное самоопределение, права, признанного за ними рабоче-крестьянским правительством революционной России. Это — мир, который, под предлогом восстановления порядка, оказывает в оккупированных областях вооруженную поддержку классам угнетателей против классов трудящихся и помогает вновь возложить на них ярмо угнетения, сброшенное русской революцией Это — мир, который возвращает землю помещикам и снова гонит рабочих в кабалу к фабрикантам и заводчикам. Это — мир, который надолго навязывает трудящимся массам России в еще более тяжелой форме старый торговый договор, заключенный в 1904 г в интересах германских аграриев; в то же время он обеспечивает германской и австро-венгерской буржуазии возмещение всех их убытков и уплату процентов по обязательствам царского правительства, от которых отказалась революционная Россия Наконец, как бы для вящего подчеркивания ярко классового характера германского вооруженного натиска, германский ультиматум пытается зажать рот русской революции, запрещая агитацию, направленную против правительств держав Четверного союза и против их военных властей.

    Но этого мало. Все под тем же предлогом водворения порядка Германия силой оружия занимает области с чисто русским населением и устанавливает там режим военной оккупации и дореволюционного строя. На Украине и в Финляндии Германия требует невмешательства революционной России, в то же самое время активно поддерживая контрреволюционные силы против революционных рабочих и крестьян. На Кавказе, явно нарушая формулированные германским же правительством условия ультиматума от 8/21 февраля и не сообразуясь с подлинной волей населения областей Ардагана, Карса и Батума, Германия отторгает в пользу Турции эти области, ни разу не завоеванные турецкими войсками. Такой откровенный и насильственный территориальный захват важных стратегических пунктов может иметь только одну цель: подготовку нового наступления на Россию и защиту капиталистических интересов против рабочей и крестьянской революции; вот та цель, которой служит наступление германских войск, предпринятое ими 5/18 февраля без 7-дневного предупреждения, обусловленного договором о перемирии, заключенным между Россией и державами Четверного союза 2/15 декабря 1917 года.

    Это наступление не было приостановлено, несмотря на заявление Совета народных комиссаров о принятии им условий, формулированных в германском ультиматуме от 8/21 февраля. Это наступление не было приостановлено, несмотря на возобновление работ мирной конференции в Брест-Литовске и на официальный протест, заявленный русской делегацией Тем самым все условия мира, предложенные Германией и ее союзниками, всецело превращаются в ультиматум, предъявляемый России, и поддерживаются угрозой непосредственного вооруженного насилия со стороны составителей мирного договора.

    Однако при создавшихся условиях Россия не имеет возможности выбора. Фактом демобилизации своих войск русская революция как бы передала свою судьбу в руки германского народа. Русская делегация в Брест -Литовске в свое время открыто заявила, что ни один честный человек не поверит тому, будто война против России может быть в настоящее время войной оборонительной. Германия перешла в наступление; германскому милитаризму в настоящее время удалось двинуть свои войска против рабочих и крестьянских масс Российской социалистической республики под лозунгом восстановления порядка, но в действительности с целью удушения в интересах мирового империализма русской рабоче-крестьянской революции Германский пролетариат оказался еще недостаточно подготовленным к тому, чтобы остановить этот натиск. Мы ни на минуту не сомневаемся, что это торжество империализма и милитаризма над международной пролетарской революцией окажется лишь временным и преходящим. Предоставленное только своим собственным силам, советское правительство Российской республики не в состоянии противостоять вооруженному наступлению германского империализма и во имя спасения революционной России вынуждено принять предъявленные ему условия.

    Мы уполномочены нашим правительством подписать мирный договор. Вынужденные, несмотря на заявленный нами протест, вести переговоры в совершенно исключительной обстановке продолжающихся военных действий, не встречающих отпора со стороны России, мы не можем подвергать дальнейшему расстрелу отказавшихся от продолжения войны русских рабочих и крестьян. Мы открыто заявляем перед лицом рабочих, крестьян и солдат России и Германии, перед лицом трудящихся и эксплуатируемых классов всего мира, что мы вынуждены принять ультиматум, продиктованный нам более сильной в настоящее время стороной, и что мы немедленно подписываем предъявленный нам ультимативный мирный договор, отказываясь от всякого его обсуждения В этих условиях рабоче-крестьянское правительство Российской республики не в силах противостоять вооруженному наступлению германского империализма и во имя спасения революции вынуждено принять предъявленные ему условия.

    Мы, уполномоченные нашим правительством, готовы немедленно подписать мирный договор, отказываясь от всякого его обсуждения, как совершенно бесполезного при создавшихся условиях.

    Ко всем членам партии

    (Обращение левых коммунистов)

    Товарищи1

    Серьезность положения и наличность в нашей партии крупных разногласий по самому существенному вопросу современности, по вопросу о мире, заставляет нас выступить с определенной политической платформой в связи с партийным съездом.

    Мы полагаем, что партийный раскол был бы величайшим бедствием не только для нашей партии, но и для всей русской революции. Тем не менее смешно думать, что наши разногласия могут исчезнуть путем их замалчивания

    Мы твердо и глубоко уверены, что эти разногласия изживутся в процессе самой жизни, которая в самом скором времени безжалостно разрушит все иллюзии о возможности мира и передышки для революционно-социалистической советской республики. Тем большей необходимостью является в настоящее время открытое выявление мнения той части партии, которая полагает, что мирная политика официального ЦК сошла с рельс пролетарской революции.

    Эта политика является, с точки зрения своей официальной основы, переходом с позиции революционного пролетариата на позицию деклассированного солдата; с точки зрения оценки международного положения она оппортунистически предполагает возможность сохранения советской власти и мирного развития социализма, что на самом деле невозможно как в силу социальной противоположности между разбойничьей монархией Германии и пролетарским режимом в России, так и в силу конкретных стремлений Германии, не могущей продолжать войну на Западе без грабежа и свержения советской власти на Востоке; наконец, с точки зрения непосредственно практической, эта политика приводит к принятию неприемлемых условий и к капитуляции пролетариата в его классовой войне против иностранной и отечественной буржуазии.

    Кроме того, постоянные колебания, ориентация то на мир, то на войну, стремление зацепиться то за какие угодно условия мира с хищниками Вильгельма, то за помощь со стороны хищников Согласия, деморализуют отряды, идущие защищать социалистическое отечество, делают невозможным ту «духовную мобилизацию» революционных масс, которая является необходимой предпосылкой успешного ведения навязываемой нам историей священной войны с капиталом.

    Исходя из этих соображений, несколько членов ЦК и Совета нар. ком. заявили в свое время о своем выходе из этих учреждений, как только будет подписан мир, означающий, с нашей точки зрения, сдачу социалистической позиции. По такому вопросу нести ответственность за политику официального большинства ЦК эти товарищи считали себя не вправе.

    Теперь, перед партийным съездом, мы считаем необходимым поставить вопрос со всей серьезностью и обсудить его со всех сторон. Мы надеемся, что высший партийный орган — съезд — разрешит его так, как должен решить революционный пролетарий, а не деклассированный мешочник. К такому решению его мы призываем всех членов нашей славной, боевой партии.

    Н. Бухарин, Г. Оппоков (А. Ломов), М. Урицкий, А. Бубнов

    Обращение группы членов съезда,

    голосовавшей против резолюции о мире, ко всем членам партии

    Товарищи!

    Мы, меньшинство, голосовавшее против ратификации мира и той политической линии, которая выразилась в резолюции съезда по текущему моменту, решили не входить в состав ЦК нашей партии.

    На съезде вполне выяснилась возможность найти среднее решение по этому вопросу. Компромиссные решения были отвергнуты. Ответственные руководители большинства также заявляли, что, в случае победы нашей линии, они не могли бы остаться ни в ЦК, ни в Совете народных комиссаров. Более того: с их стороны неоднократно делались указания, что прежний состав ЦК, в котором не было устойчивого большинства по самому важному вопросу момента, оказался неспособным вести ясную и решительную тактическую линию. На этих условиях мы должны были всецело предоставить руководство партией представителям победившего течения, не беря на себя в качестве членов ЦК ответственность за намеченную съездом линию.

    Мы находим невозможным в данный момент идти на раскол. Мы думаем, что объективный ход событий может очень скоро вынудить партию стать на указанный нами путь и что при таком положении ослаблять ряды пролетариата расколом в партии нецелесообразно и вредно.

    Когда со стороны большинства съезда был выставлен список кандидатов в ЦК, в который был включен один из членов оппозиции, мы заявили о нашем отказе, приведя те мотивы, которые изложены выше. Тем не менее, съезд, не считаясь с этим, избрал тов. Бухарина в ЦК и тт. Ломова и Урицкого в качестве кандидатов.

    Такое стремление со стороны большинства съезда во что бы то ни стало заставить нас взять руководство глубоко ошибочной, с нашей точки зрения, политикой партии, является недопустимым насилием, и для избранных товарищей остается один выход: заявить, что ни членами ЦК, ни кандидатами они, несмотря на состоявшееся избрание, себя не считают.

    Ввиду того, что со стороны большинства съезда неоднократно раздавались упреки по нашему адресу в стремлении к расколу, мы и вынуждены обратиться к товарищам по партии с настоящим заявлением, с целью устранить всякие недоразумения по поводу происшедшего.

    Группа членов съезда, голосовавшая против принятом по вопросу о мире резолюции

    Заявление делегатов Урала

    Согласно решению большинства партийных организаций Уральской области, высказавшихся за аннулирование мирного договора с Германией, нижеподписавшиеся члены уральской делегации, прибывшие в Петроград по окончании партийного съезда, присоединяют свои подписи к резолюции меньшинства съезда.

    Георгий И. Сафаров, А. Авдеев, П. Василенко, А. Кузьмин

    Из протокола ЦК РКП(б) от 15 марта 1918 г.

    По сообщении о том, что оппозиция, так наз. «левые коммунисты», решила выступить на съезде Советов с собственной декларацией, принята следующая резолюция, предложенная Зиновьевым:

    После того, как VII съезд партии [вынес] определенное решение, после того, как фракция на IV съезде Советов подавляющим большинством голосов приняла такое же решение (53 голосами — против 36), — все члены партии на съезде Советов обязаны голосовать так, как решила партия.

    Чтение сепаратной декларации на съезде Советов ЦК вынужден будет рассматривать как нарушение партийной дисциплины.*

    (*) Вопреки решению Центрального комитета, декларация, поданная «левыми коммунистами» в президиум IV Чрезвычайного Всероссийского съезда Советов 15 марта 1918 года, была зачитана на заседании съезда 16 марта.

    Декларация группы коммунистов

    членов Четвертого съезда Советов — противников заключения мира

    Мы, подписавшиеся на прилагаемом листе, 55 членов съезда и 8 членов ЦИК, принадлежащих к Российской коммунистической партии (большевиков), противников ратификации договора, просим предоставить слово для оглашения декларации т. Куйбышеву, причем эти же подписи просим присоединить и к декларации по существу.

    «На Российскую рабочую крестьянскую революцию, впервые поднявшую знамя социалистического преобразования общества, со всех сторон направлены силы международного капитала; с запада наступают германские ударники, с востока грозят японские армии, с севера готовится англо-французское нападение. Если нет еще прямой сделки между империалистами разных стран, то общность их интересов в этом нападении уже вполне определилась. При таких условиях для русской социалистической революции нет никакой реальной возможности уклониться от боя с силами международных захватчиков. Это наглядно показывают и те мирные условия, которые диктуются нам генералами Вильгельма, зверски набросившимися на демобилизовавшуюся советскую республику. Эти условия не только лишаю! рабочих хлеба и угля, не только раздробляют силы пролетариата, разрывая на части единый фронт борющегося рабочего класса России: они ставят советскую власть в такое положение, в котором она вынуждена будет делать ряд уступок в своей внутренней политике, постепенно укорачивать те завоевания, которые принесла с собою Октябрьская революция; они чрезвычайно уменьшают и международное значение великой советской республики. В то же время заключение мира сеет в усталых рабочих и крестьянских массах России иллюзию о возможности перерыва в борьбе с международным капиталом, угашает их стремление к организации отпора, облегчает империалистам дальнейшие захваты и, поэтому, подрывает условия успешной обороны социализма, крестьянской земли, рабочих фабрик, советской власти. Оно дает возможность германским империалистам убеждать отсталые слои немецкого рабочего класса в том, что разбойничьей войной можно добиться мира и хлеба. Оно позволяет империалистам Англии и Франции натравливать отсталые слои, рабочих на русскую революцию. Оно во всех странах мира ослабляет силы международной революции и укрепляет влияние международной буржуазии и соглашателей и их проповедь гражданского мира.

    Мы с презрением отметаем нападки на советскую власть со стороны социал-соглашателей (меньшевиков, правых с.-р., новожизненцев и т. д.), которые выкидывают сейчас лозунг не гражданской войны с империализмом, не войны для защиты пролетарской диктатуры, а войны для срыва этой диктатуры и для восстановления власти буржуазии и социал-предателей. Ведя беспощадную борьбу с этими контрреволюционерами, мы решительно отмежевываемся и от фраз левого народничества, соединяющего точку зрения восстания против германского империализма с шаткой политикой внутри страны. Мы стоим за революционную войну против бандитов империализма, продолжающих наступать на нас даже после подписания мирного договора. Мы полагаем, что этот договор не должен быть утвержден. Наоборот, его нужно заменить призывом к священной обороне социалистической революции. Надежду на мир нужно заменить энергичной работой по самой широкой мобилизации всех трудящихся сил народа. Съезд Советов обязан дать директивы всем работникам на местах для организации поголовного вооружения рабочих и крестьян. Съезд должен принять решительные меры для постановки соответствующей государственно-организованной пропаганды и агитации как в России, так и во всем мире. Съезд должен призвать рабочих всех стран как волонтеров в ряды Красной социалистической армии. В этой работе мы видим нашу основную задачу. Полагая, что наш долг международных коммунистов заставляет нас открыто заявить о своей позиции, считая, с другой стороны, что раскол пролетарской партии был бы сейчас вредным для дела революции, мы оглашаем эту декларацию, но при голосовании вопроса о ратификации договора против решения партии не голосуем, а воздерживаемся».

    Следуют подписи 58 членов с решающим голосом и 10 членов ЦИК.

    Из доклада Свердлова на собрании партийного актива

    Нижегородской организации о Седьмом съезде партии

    23 марта 1918 г.

    Тов. Свердлов говорит, что он не намерен делать доклад ни о текущем моменте, ни о съезде и ни по другим каким-либо вопросам дня, но для него важно выяснить положение дел на местах и познакомиться с таковым в центре.

    Переходит к характеристике партийного съезда. Съезд был созван в экстренном порядке. Был немногочисленен, но это потому, что была слишком большая норма [представительства]. Центром этого порядка дня был вопрос о войне и мире. ЦК партии знал, что по этому вопросу не было единогласия. Мы знали, что Московское областное бюро узкого состава вынесло резкую резолюцию по адресу ЦК, так же и Московская окружная организация была в оппозиции.

    До сих пор наша партия была сильна единством; в этом единстве мы черпали свою силу. Все завоевания, которые мы сделали, обязаны нашему единству. Те группы, которые стояли в оппозиции [к] ЦК до съезда, всю свою тактику строили на расколе.

    Нельзя, в самом деле, так легкомысленно относиться к своим политическим обязанностям, как это сделала петербургская оппозиция — стала издавать свой отдельный орган. Московское областное бюро узкого состава, оторвавшись от масс, стало грозить неподчинением, выносить порицание и т. д., — все это есть шаги к расколу. Правда, расширенный пленум Московского областного бюро не принял резолюции пленума узкого состава. Па Петроградской конференции оппозиционная резолюция случайно собрала большинство голосов. Наша краса и гордость — как Выборгский район, Василеостровский, большая часть Нарвского района и некоторые другие — все голосовали против.

    Москва не издавала своего собственного органа, но зато в газете «Социал-демократ» помещались такие статьи, которым позавидовал бы, пожалуй, и питерский «Коммунист». Ссылается на статью «Что дальше». Эта группа, потерпев явное поражение и в Москве, и в Питере, и на партийном съезде, все еще не хочет угомониться. Ее представители не вошли в ЦК партии, выступили со своим особым мнением на IV Всероссийском съезде Советов от имени 54-х человек, хотя на съезде во фракции было около 800 человек. Если эта задача перекинется в провинцию, то дело наше будет швах; единства партии не будет, а то, что они посетят провинцию, в этом нет никакого сомнения.

    Сейчас наше политическое положение в связи с ратификацией резко изменилось. До сих пор мы всю работу вели через Совет, отчего партийная организация захирела. Теперь мы этого делать не можем, а следовательно, и настало время, когда необходимо части активных работников перекочевать из Советов в партию. Теперь опять наша партийная работа должна встать в центре всего движения. То, что Совет может проводить как власть так резко и так открыто, то возможно проводить через партию [...]

    Резолюция, принятая на собрании пленума

    Московского областного бюро РСДРП(б)

    28 декабря 1917 г. (10 января 1918 г.)

    Укрепление и развитие социалистической революции в России и во всем мире с неизбежностью требует в первую голову окончания империалистической бойни демократическим миром.

    Но заключение демократического мира возможно лишь при переговорах самих народов, при условии свержения ими своих буржуазных правительств. Мир же социалистической России с империалистической Германией может быть лишь миром грабительским и насильническим.

    Ввиду этого пленарное собрание областного бюро находит необходимым:

    Прекращение мирных переговоров с империалистической Германией, а также и разрыв всяких дипломатических сношений со всеми дипломированными разбойниками всех стран.

    Энергичную работу по созыву международного Циммервальдского социалистического конгресса.

    Усиление работы по организации Красной гвардии.

    Создание Красной социалистической гвардии среди военнопленных и организацию отрядов агитаторов для пропаганды социалистической революции в рядах немецко-австрийской армии.

    Немедленное создание добровольческой революционной армии и беспощадная война с буржуазией всего мира за идеи международного социализма.

    Резолюция Московского областного бюро РСДРП(б)

    по вопросу о войне и мире 21 февраля 1918 г.

    Областное бюро РСДРП (большевиков), обсудив согласие Совета народных комиссаров на мир с германским правительством на условиях, предложенных делегацией Четверного союза, заявляет, что остается верным решению, принятому пленарным собранием областного бюро 27 декабря 1917 года и в остальном присоединяется к резолюции Московского комитета, принятой 20 февраля 1918 г. [Резолюция принята большинством 27 голосов, против — 18, воздержавшийся — 1.]

    Резолюция о текущем моменте,

    принятая Александровской организацией РСДРП(б)

    21 февраля 1918 г.

    Александровская организация РСДРП(б) на заседании 21 февраля по вопросу о текущем моменте вынесла следующую резолюцию:

    Наступление австро-германских войск, которое можно было и должно было предвидеть, не изменяет нашего отношения к пролетарской борьбе за демократический мир. Мы считаем правильными наши первые лозунги. Наши надежды на поддержку революционного пролетариата Запада остаются непоколебимыми — фактом возобновившегося германского наступления.

    Организация не считает возможным заключение сепаратного мира с Германией ввиду совершенно иных целей германского наступления, которое направлено против завоеваний русской революции и по-прежнему призывает к организации Красной армии. Наша социалистическая борьба продолжается с прежней силой на всех фронтах. Красная армия, уверенная в поддержке западноевропейского пролетариата, ведет беспощадную борьбу за демократический мир.

    Резолюция о войне и мире,

    принятая Калужской губернской конференцией РСДРП(б)

    Российская революция, носящая социалистический характер, находится в величайшей опасности. Международная буржуазия направляет свои силы в лице добровольно сформированных отрядов против Российской советской республики, против российского пролетариата. Война из войны между двумя нациями превращается в гражданскую войну, в борьбу пролетариата и беднейшего крестьянства против буржуазии и помещиков, и в этой новой войне уже не может быть и речи об отступлении и соглашении. С подавителями революции не заключают мира, их беспощадно истребляют. Долг каждого гражданина, долг каждого революционера — отдать все силы и свою жизнь борьбе за социализм, за раскрепощение пролетариата. К этой последней и беспощадной войне и призывает Калужская губернская конференция Российской с.-д. рабочей партии всех граждан свободной России. Предложенные германскими империалистами условия мира от 21 февраля 1918 года имеют своей целью задушить пролетарскую революцию в лице советской республики, и наш ответ на эти условия только один — мы умрем, как достойные сыны революции, но не отдадим завоеванной свободы. Требуем немедленного введения военного положения в Калужской советской республике, немедленного расстрела всякого, кто осмелится в этот ответственный момент выступить против диктатуры пролетариата и беднейшего крестьянства; беспощадного расстрела всякого, кто открыто или тайно примкнет к германским империалистам. [Резолюция принята единогласно.]

    Наказ Калужской губернской организации РСДРП(б)

    делегату Седьмого партийного съезда 3 марта 1918 г.

    Калужская губернская организация РСДРП(б) находит, что революция, происходящая в России и охватывающая всю Европу, является революцией социалистической и что единственное спасение этой революции в углублении и расширении ее. В этой борьбе за социализм никаких поблажек буржуазии быть не может и не должно, ибо от твердости и непоколебимости позиции зависит то или другое отношение к революции только буржуазных слоев, неспособных на самостоятельную работу, а всегда тяготеющих к сильной стороне.

    В наступлении германских опричников организация видит наступление всемирной буржуазии на пролетарско-крестьянскую революцию и находит, что никакого соглашения или мирных переговоров с душителями социальной революции не может быть, необходимо мобилизовать все силы для борьбы с наступлением.

    Переходя к вопросу о дальнейшей тактике РСДРП(б), организация находит, что никакой капитуляции перед мелкобуржуазными партиями быть не может, а партия должна и впредь сохранить чистоту своих принципов и строго придерживаться материалистического понимания истории и сообразно с этим строить свою тактику. Организация дальше находит, что никакого сотрудничества с эсерами, хотя бы и левыми, как с партией мелкой буржуазии, не должно быть, и представители левых эсеров [могут быть) допустимы к ответственной общественной работе постольку, поскольку мы не имеем возможности заменить их своими строго выдержанными людьми.

    Вышеизложенное организация поручает отстаивать своему представителю на Всероссийском съезде РСДРП(б).

    Резолюция по текущему моменту,

    принятая Иваново-Вознесенской городской конференцией РКП(б)

    28 апреля 1918г.*

    (*) Резолюция была предложена членом Московского областного бюро РКП(б) левым коммунистом А. Ломовым.

    1) Иваново-Вознесенская организация считает, что политическая линия руководящего большинства нашей партии является глубоко ошибочной, ведущей к ослаблению сил российской революции и внутри и в международном масштабе. После Брестского мира международная политика «большинства» строится в значительной мере, с одной стороны, на систематическом отступлении без боя перед наступающим империализмом австро-германской коалиции и держав Согласия и на попытках использовать ту «трещину», которая имеется между империалистами обеих враждующих коалиций, маневрируя между ними, заключая с ними всякие соглашения, вплоть до военных соглашений об использовании военных сил империализма (соглашение с Англо-Францией о защите Мурмана). Подобная политика усиливает позицию международных империалистов в их борьбе с развивающимся революционным движением пролетариата.

    2) Во внутренней политике официальное партийное большинство стоит также на неправильном пути. В области финансовой политики пытаются в скрытом виде проводить денационализацию банков. «Коммунистический» комиссариат финансов предлагает буржуазную по существу программу, считает ошибочным аннулирование государственных долгов и, таким образом, резко разрывает с финансовой политикой Октябрьской революции. В области экономической политики вместо быстрой национализации крупнейших отраслей производства «большинство» частью денационализирует их (нефтяная промышленность, наливной флот), частью пытается перейти к организации производства по сути дела на государственно-капиталистических началах (Мещерский и др.). Вместо ставки на рабочего и его управления производством, переходят к попыткам соглашения с капиталистами для привлечения их в качестве руководителей производством. В области внутренней политики позиция «большинства» чрезвычайно опасна в связи с организацией Красной армии, когда на места командного состава, на руководящие, ответственные места ставятся старые генералы, чем создается прямая угроза революции. В области выработки советской конституции точно так же большинство становится на неправильный путь. Желая внести больше согласованности в действия советского аппарата, оно хочет централизовать всю власть и все управление в руках центральных учреждений, чем, с одной стороны, ослабляется местная инициатива и сила советского местного аппарата, с другой — усиленно укрепляется централизованный бюрократический аппарат. Все это заставляет Иваново-Вознесенскую конференцию признать: 1) политику «большинстве?' партии неправильной и 2) считать необходимым бороться за выпрямление курса нашей политики.

    Резолюция о текущем моменте,

    принятая Иваново-Кинешемской окружной конференцией РКП(б) 10 мая 1918 г.*

    (*) Резолюция была принята по предложению Н. И. Бухарина.

    1) Германский империализм переходит в открытое наступление против рабоче-крестьянской революции, и внешнее положение советской республики сразу стало угрожающим.

    Не добившись быстрого решения на Западном фронте, германский империализм стоит перед необходимостью длительной борьбы при еще более напряженном, близком к взрыву состоянии внутри страны, поэтому он должен стремиться путем решительных действий обеспечить свой тыл от разлагающего влияния русской революции и от угрозы возможного возрождения России, как военной силы. Поэтому он во что бы то ни стало должен обеспечить себе правильное снабжение хлебом и сырьем из России. Противопоставление Украинской националистической рады советской власти оказалось плохой опорой для оккупации (захвата) и плохим приемом борьбы с рабоче-крестьянской революцией. Обнаружилось, что Рада лишена всякой опоры в массах и не объединяет сил господствующих классов Украины. Обнаружилась необходимость «общерусской ориентации» для немецких захватчиков, необходимость опереться на российские господствующие классы вообще, заключить с ними лишенное национальной окраски чисто классовое соглашение.

    Октябристское правительство Скоропадского противопоставлено теперь рабоче-крестьянской революции на Украине и советской республике на севере. Естественно, что германские империалисты будут предъявлять советской власти требования и предпринимать против нее ряд действий. Эти требования и действия будут иметь целью — либо насадить при помощи оккупации режим Скоропадского на севере во всей полноте, либо в случае готовности советской власти на уступки и более медленного темпа германского натиска заставить ее на деле принять и провести программу Скоропадского, сделаться, подобно Раде, на первое время учреждением, ставящим штемпель на контрреволюционные требования германского империализма, а в дальнейшем разделить судьбу Рады. В обоих случаях самая определенная политика в сторону полной или фактической реставрации буржуазного порядка на севере России неизбежна.

    2) Германский империализм ведет эту политику, рассчитывая вовлечь господствующие классы России в сделку с германским империализмом, которая в обмен за предоставление хлеба, сырья, рабочей силы, за подчинение военной и политической гегемонии Германии предоставит русским помещикам «восстановление порядка», может быть, территориальные компенсации (возвращение части захваченных земель) и во всяком случае «воссоединение» Украины и севера России.

    Некоторые части господствующих классов, преимущественно помещики и большая часть тыловой буржуазии, будет поддерживать такую сделку. Остальная часть буржуазии и буржуазная интеллигенция не может порвать своей связи с державами согласия.

    3) Поэтому власть, построенная захватчиками, уже по этой причине должна быть внутренне слаба. Невозможность восстановить правильное действие хозяйственного аппарата в условиях оккупации и революционного отношения к ней и буржуазно-помещичьей власти рабочих и крестьян сделает эту власть еще слабее и потребовала бы огромных военных сил для оккупации и реставрации.

    Отношение рабочего класса и крестьянства к оккупации-реставрации очевидно: для рабочего класса это гибель завоеваний пролетарской революции, перспектива расстрелов и голодания; для крестьян она означает возвращение земель помещикам, немецкие карательные отряды и реквизиции.

    При таких условиях не только реставрация в случае частных успехов захвата не может быть прочной, но в случае принятия Советской властью решительного курса на отпор германскому империализму, массовая поддержка рабочих, деревенской бедноты, основанная на учете опыта германского захвата Украины, обеспечена.

    4) Международное положение в связи с переменой германской политики по отношению к России изменяется, с одной стороны, в том направлении, что отвлечение сил на политику оккупации ослабляет Западный фронт, повышает шансы на победу Центральных держав, обостряет внутреннее положение в Германии и Австрии и усиливает силы революции. В то же время сопротивление рабочих и крестьян России наступающим войскам, яркое обнажение классово-реакционной задачи наступления, положение осажденного лагеря, в которое попадают тыловые отряды оккупирующих войск, непосредственно разлагают немецкую армию (процесс, уже заметный на Украине) и подготовляют крушение как германского натиска, так и начало крушения германского милитаризма вообще.

    В странах Согласия революционное движение в случае, если в России натиску германского империализма будет оказан серьезный отпор, также должно усилиться, с одной стороны, в связи с ослаблением немецкого нажима и оборонческих настроений, с другой стороны, в связи с возрождением авторитета российской революции.

    5) При таких условиях советская власть не имеет ни возможности, ни права держать курс на уступки германскому империализму и на сделку с ним, ибо всякая возможность «маневрировать» отпала, и перед советской властью стоят две перспективы: умереть смертью Рады, разлагаясь и дезорганизуя рабоче-крестьянскую революцию, или открыто принять бой с германскими захватчиками. Советская власть обязана, выяснив ультимативные требования германского империализма, отклонить пункты, уничтожающие завоевания Октябрьской революции [...]

    Резолюция МК РСДРП по поводу мирных переговоров,

    принятая единогласно на заседании

    11 (24) января 1918 г.

    1) Переговоры в Бресте до сих пор содействовали полному выяснению преступных целей войны и революционизированию народных масс во всех странах; вто же время они лишний раз подчеркнули, что демократический мир не может явиться результатом дипломатических переговоров с империалистическими правительствами и будет достигнут лишь путем массовой революционной борьбы народов против империалистов обеих воюющих групп.

    2) Принятие условий, диктуемых немецкими империалистами, является актом, идущим вразрез со всей нашей политикой революционного социализма, повело бы объективно к отказу от последовательной линии интернационального социализма как во внешней, так и во внутренней политике и могло бы привести к одному из худших видов оппортунизма.

    3) На наших глазах развертывается революционное движение на Западе, убеждающее нас в правильности предвидения неизбежности в ближайшее же время социалистической революции в Европе.

    Исходя из всего сказанного, МК предлагает Совету народных комиссаров признать предложения немецкой делегации неприемлемыми и прервать мирные переговоры.

    Одновременно с этим МК ставит необходимым усилить работу по организации социалистической гвардии, призывая к строительству ее всех товарищей, вербуя армию для отпора германским захватчикам, армию, способную вести священную войну за социализм как внутри страны, так и против всяких посягательств извне на завоевания нашей революции, оказывая помощь социалистическим отрядам других стран в их борьбе за международный демократический мир, и отнюдь не связывать своих действий с империалистической политикой держав согласия.

    Резолюция МК по поводу возобновления мирных переговоров Совнаркомом

    Московский комитет РСДРП (большевиков) на экстренном заседании утром 20 февраля, обсудив согласие Совета народных комиссаров на мир с германским правительством на условиях, предложенных делегацией Четверного союза, заявляет:

    1) Московский комитет остается верным решению, принятому Московским комитетом и общегородской конференцией 11— 13 января.*

    (*) 13 января 1918 года резолюция МК большинством голосов была принята также Московской общегородской конференцией РСДРП (б).

    2) Наступление австро-германских войск, которое можно было и должно было предвидеть, не изменяет нашего отношения к пролетарской [борьбе] за демократический мир. Мы считаем правильными наши прежние лозунги. Наши надежды на поддержку революционного пролетариата Запада остаются непоколебленным фактом наступления последнего дня.

    3) Московский комитет считает решение Совета народных комиссаров вредным для дела мировой революции. Московский комитет по-прежнему призывает пролетариат к организации Красной армии. Наша социалистическая борьба продолжается с прежней силой на всех фронтах. Красная армия ведет беспощадную борьбу с буржуазией в собственной стране. Она окажет активную поддержку западноевропейскому пролетариату в его борьбе за демократический мир.

    4) Московский комитет настаивает на пересмотре Советом народных комиссаров принятого решения и на отказе от него.

    Резолюция экстренного заседания МК РСДРП(б) и

    фракции большевиков Исполкома Моссовета

    по вопросу о мире 21 февраля 1918 г.

    Рассматривая решение Совета народных комиссаров принять условия мира, предложенные немцами в Бресте, как величайшую жертву, принесенную рабоче-крестьянским правительством во имя интересов мировой революции, Исполнительный комитет перед лицом открытого выступления международного империализма против очага социалистической революции горячо приветствует призыв Совета народных комиссаров к организации сил революционной обороны социалистической республики и призывает всех трудящихся к сплочению вокруг Совета народных комиссаров и к самой решительной поддержке его шагов в деле революционной борьбы за мир.

    Сообщение газеты «Социал-демократ» о решении МК РСДРП(б) по вопросу о заключении мира

    Собрание Московского комитета с представителями от районов, состоявшееся 24 февраля, считает абсолютно неприемлемым мир на условиях, предложенных австро-германской коалицией, и постановляет продолжать мобилизацию революционных сил и подготовку социалистической армии для организации революционной обороны и защиты завоеваний революции, к этой резолюции присоединилась и общегородская конференция РСДРП (большевиков).*

    (*) Московская общегородская конференция РСДРП(б) состоялась 25 февраля 1.918 года.

    Резолюция общего собрания большевиков завода «Проводник» (Москва)

    На общем собрании большевиков единогласно принята резолюция: Принимая во внимание все гибельные последствия, которые может иметь для дела русской и международной революции капитуляция России перед германским империализмом и принятие германских условий мира, мы, члены партии большевиков на вышеуказанном заводе, признавая-всю опасность и грозность настоящего момента, решили откликнуться на призыв Московского совета защищать революцию и просим всех товарищей, особенно бывших на учете, пойти всем без исключения в ряды Красной армии и не дать восторжествовать над русской революцией буржуазии. Всем встать на защиту всемирной молодой революции.

    Предлагаем Совету народных комиссаров позорного мира не заключать и вести революционную войну против всеобщего империализма. Мы ждем выступления наших германских товарищей, а пока мы встаем на защиту всемирной революции.

    Резолюция Московской общегородской конференции

    РСДРП(б) по вопросу о подписании мирного договора, принятая 4 марта 1918 г.

    Московская общегородская конференция, вместе с пролетариатом всей России, считает условия мира, продиктованные германским империализмом русской революции, условиями грабительскими, с которыми никогда не примирятся революционный пролетариат и крестьянство России.

    Австро-германский пролетариат в данный момент оказался слишком слаб, чтобы уже сейчас немедленно свергнуть свои империалистические правительства и безотлагательно прийти на помощь социалистической революции в России. Социалистическая революция в России в данный момент, когда старая армия демобилизована и не могла не быть демобилизована, когда хозяйственная разруха достигла высшей степени, вынуждена была принять тот ультиматум, который поставил ей германский империализм.

    Советская власть получила тяжелое наследие от царизма и восьмимесячного режима буржуазно-оборонческих правительств, советская власть не могла и не должна была принять боя с германским империализмом при данном соотношении сил. В интересах как русской, так и международной революции Советская власть обязана была воспользоваться той передышкой, которую может предоставить ей мир, подписанный в Бресте 3 марта 1918 года.

    Московская общегородская конференция выражает свое доверие Центральному комитету партии, поручает своим делегатам на предстоящем партийном съезде отстаивать единство партии во что бы то ни стало и резко осуждает единичные попытки к расколу, имевшие место в последнее время.

    Заявление в ЦК группы членов ЦК и наркомов

    К заседанию 22 февраля 1918 г. В ЦК РСДРП(б)*

    (*) К данному заявлению по вопросу о войне и мире 28 февраля 1918 года присоединился Московский окружной комитет РСДРП (б). Заявление было подано, по-видимому, не 22 февраля, как указано в документе, а 23 февраля, т. е. после того, как состоялось решение ЦК о принятии германских условий мира. В газете «Социал-демократ» (Москва) №35, 28 (15) февраля 1918 года документ также датируется 23 февраля. В газете заявление опубликовано без последнего абзаца.

    Уважаемые товарищи!

    На выступление германских империалистов, открыто провозгласивших своей целью подавление пролетарской революции в России, ЦК партии ответил согласием заключить мир на тех условиях, которые за несколько дней перед этим были отвергнуты русской делегацией в Бресте. Это согласие, данное при первом же натиске врагов пролетариата, является капитуляцией передового отряда международного пролетариата перед международной буржуазией. Демонстрируя перед всем миром бессилие пролетарской диктатуры в России, оно наносит удар делу международного пролетариата, особенно жестокий в момент революционного кризиса в Западной Европе, и вместе с тем ставит в стороне от международного движения русскую революцию. Решение заключить мир во что бы то ни стало, принятое под давлением мелкобуржуазных элементов и мелкобуржуазных настроений, неизбежно влечет за собой потерю пролетариатом руководящей роли и внутри России. Изъятия из сферы действия экономической программы советской власти, которые мы вынуждены будем сделать при заключении мира для капиталов германского происхождения, сведут на нет работу социалистического строительства, проделанную пролетариатом со времени Октябрьской революции. Сдача позиций пролетариата вовне неизбежно подготовляет сдачу и внутри.

    Мы считаем, что после захвата власти, после полного разгрома последних оплотов буржуазии перед пролетариатом с неизбежностью встает задача развития гражданской войны в международном масштабе, задача, ради выполнения которой он не может останавливаться ни перед какими опасностями. Отказ от нее ведет к гибели от внутреннего разложения, равносилен самоубийству.

    Мыс презрением отвергаем нападки на советскую власть со стороны тех соглашательских элементов, для которых борьба с германскими империалистами лишь предлог для установления гражданского мира и которые вместо гражданской войны с международной буржуазией хотят вести национальную войну с Германией на основе единения классов и союза с англо-французской коалицией. Отказ от диктатуры пролетариата во имя войны для нас так же неприемлем, как и отказ от нее во имя мира. В момент, когда империалистические банды не только захватывают новые территории, но и душат пролетариат и его организации, обязанностью партии является призыв к защите пролетарской диктатуры с оружием в руках и организация такой защиты. Ответственные руководители партии ничтожным большинством приняли иное решение, идущее вразрез с интересами пролетариата и не соответствующее настроению партии. Не нарушая поэтому организационного единства, мы считаем своей основной задачей развитие широкой агитации в партийных кругах против обозначившейся в последнее время политики партийного центра и подготовку партийного съезда, на котором вопрос о мире должен быть поставлен во всей его широте.

    Г. И. Ошюков (А. Ломов), М. Урицкий, Н. Бухарин

    Члены ЦК РСДРП А. Бубнов, В. Смирнов, Ин. Стуков, М. Вронский, Яковлева, Спундэ, М. Покровский, Георгий Пятаков.

    Считая неправильным решение, принятое большинством ЦК по вопросу о немедленном предложении мира, мы тем не менее не можем присоединиться к настоящему заявлению, так как полагаем, что широкая агитация в партийных кругах против политики большинства ЦК может в настоящее время повести к расколу, который мы считаем недопустимым.

    А. Иоффе, Н. Крестинский, Ф. Дзержинский.

    Резолюция Московского окружного комитета РСДРП,

     принятая 28 февраля 1918 г.

    Обсудив вопросы войны и мира, окружной комитет постановил присоединиться к заявлению, поданному в ЦК частью его членов и группой товарищей 23 февраля.

    Далее, окружной комитет заявляет, что история обсуждения вопроса о мире в ЦК партии, неоднократное его переголосование, разрешение его незначительным большинством голосов, воздержание от голосования в решительный момент четырех его членов заставляет окружной комитет высказаться за настоятельную необходимость созыва партийного съезда в назначенный срок, несмотря на тяжесть переживаемого момента, и за безусловную недопустимость его отсрочки. Ответственность партии перед революцией настолько велика, что партия должна сказать по вопросу о мире свое слово, а период, в который вступает социалистическая революция, настолько решителен и грозен, что во главе партии должен стоять ЦК с линией политически более решительной и твердой и более способный руководить ею, чем настоящий его состав.

    Резолюция Клинской уездной конференции РСДРП(б)

    Клинская уездная конференция РСДРП фракции большевиков вынесла следующую резолюцию:

    Принимая во внимание, что настоящее наступление на нашем фронте это есть наступление не германских рабочих и солдат, а германских и австрийских белогвардейцев, юнкеров и капиталистов всего мира, которые взяли в свою задачу задушить советскую власть и крепить реакцию во всех странах, Клинская уездная конференция партии постановляет следующее:

    1) Продолжать беспощадную войну с капиталистами всего мира, за победу социализма.

    2) Приняться немедленно за организацию Красной армии и партизанских отрядов для посылки на фронт.

    Резолюция по текущему моменту, принятая Седьмой

    Московской окружной конференцией РКП(б) 24 марта 1918 г.*

    (*) На конференции были представлены партийные организации: Орехова-Зуева, Подольска, Коломны, Клина, Богородска-Глухова, Тушина-Гучкова, Дулева, Затишья, Люберец, Изенкова, Кунцева, Павловского Посада, Раменска, Наро-Фоминска, Волоколамска от уездного Совета.

    Седьмая Московская окружная конференция РКП, одобряя в вопросе подписания ратификации мира политику Центрального Комитета партии, полагает, что основной задачей партии в настоящее время является, неуклонно доводя до конца социалистическую революцию, вести в то же время самую решительную агитацию в рабочих массах и в крестьянстве за немедленную организацию народной Советской армии для отпора наступления международной буржуазии на завоевание рабочей и крестьянской революции в России.

    Ко всем членам партии. Обращение ПК РКП(б)

    Товарищи! На 20 марта назначена чрезвычайная общегородская конференция. В порядок дня поставлен вопрос о только что закончившемся партийном съезде.

    Вы знаете, товарищи, что съезд не был единодушен по основному вопросу — о войне и мире. Выявились и вполне определенно оформились две противоположные точки зрения. Победила точка зрения Совета народных комиссаров и ЦИК. Большинство съезда высказалось за ратификацию мирного договора.

    Петербургский комитет это решение съезда считает глубоко ошибочным. Но ПК не уверен, что большинство организации разделяет его точку зрения. Необходимо точно определить отношение организации к решению съезда, необходимо безошибочно выяснить, на точке зрения большинства или меньшинства съезда стоит авангард петроградского пролетариата.

    С этой целью и созывается чрезвычайная общегородская конференция. Но, товарищи, для того, чтобы конференция могла вполне правильно выразить взгляды и настроения членов партии, для этого необходимо предварительное обсуждение спорного вопроса. Раз есть в партии две точки зрения, то необходимо, чтобы выборы на конференцию были произведены после того, как избиратели определят свое отношение к позиции большинства и меньшинства. Низы нашей организации должны сказать свое слово по основному вопросу революции после спокойной товарищеской дискуссии.

    Ввиду этого ПК считает необходимым, чтобы на партийных избирательных собраниях присутствовали представители обоих течений. О каждом избирательном собрании ПК заблаговременно должен быть извещен, чтобы он мог прислать докладчиков.

    Товарищи, времени до конференции осталось немного! Необходимо немедленно приняться за работу. Каждый член партии обязан принять самое горячее участие в обсуждении и решении самого главного вопроса современной жизни. Помните, товарищи, — судьба социалистической революции в смертельной опасности. Нельзя быть в такое грозное время бездеятельным, пассивным. Все на партийные избирательные собрания, все за работу!

    Петербургский комитет РКП (большевиков)

    9 марта 1918г.

    Резолюция общего собрания большевиков

    г. Петрозаводска по вопросу об отношении к Брестскому миру 12 марта 1918 г.

    Общее собрание партии большевиков в Петрозаводске 12 марта, обсудив текущий момент, вынесло следующую резолюцию:

    Небывало тяжелая разруха, постигшая нашу страну за годы войны, благодаря преступно халатным действиям самодержавной клики и преступно медлительным шагам в сфере мира коалиционного правительства Керенского, в связи с всеобщей усталостью и жаждой внешнего мира, побуждает нас принять крайне тяжелый мир, продиктованный германскими империалистами. Но, вступив на путь уступок обстоятельствам, мы верим в [их] кратковременность ввиду огромного морального воздействия лозунгов нашей социалистической революции на умы и сердца германских и австрийских пролетариев. И в тот великий момент, когда социально-революционное движение снова вспыхнет в этих странах, наша демократия, оправившись от продовольственных (и) финансовых невзгод и укрепив свое положение и влияние, под руководством советской власти прострет к ним руку помощи и пошлет свои красные батальоны против баронов, помещиков и коронованных проходимцев.

    Да здравствует международная социальная революция!

    Долой плутократов всех стран!

    Петрозаводский комитет Российской социал-демократической рабочей партии

    Резолюция общего собрания 6-го района

    Екатеринбургской организации РСДРП (б), принятая 24 февраля 1918г.

    Обсудив вопрос о начавшемся наступлении немецкой и международной буржуазии на Российскую социалистическую республику Советов, 6-й район РСДРП постановляет: предоставить все свои силы для организации защиты социалистического отечества.

    Все за работу!

    Все к оружию!

    Железная товарищеская дисциплина и организованность!

    Да здравствует международная война с угнетателями!

    Резолюция Златоустовской уездной

    конференции РСДРП (б), принятая 25 февраля 1918 г.*

    (*) Резолюция принята по докладу Е. А. Преображенского.

    Заключение аннексионистского мира с Германией является подписью под смертным приговором Российской социалистической революции. Партия большевиков, партия рабочих и крестьян не может приложить руки к этому гибельному акту. Все наши задачи сводятся теперь к тому, чтобы организовать сопротивление мировому империализму, надвигающемуся в виде германских полчищ и выявившему свое лицо в условиях мира, цинично предложенных немцами Совету народных комиссаров. Все силы мы должны отдать этому сопротивлению и стремлению зажечь мировую пролетарскую революцию. Мы верим, что только героическая защита завоеваний, сделанных российским пролетариатом, может разбудить пролетариат всего мира и спасти дело социализма.

    Долой аннексионистский мир.

    Да здравствует мировая пролетарская революция.

    Да здравствует социалистическая война.

    Резолюция Уральского областного комитета РСДРП (б),

    принятая единогласно на собрании Уральского областного Совета комиссаров

    Ознакомившись с немецкими условиями мира, принятыми ЦИК 24 февраля, областной Совет комиссаров находит, что эти «условия мира» являются требованием полной капитуляции русской социалистической революции перед лицом международного империализма, что, приняв их, рабочий класс и деревенская беднота России обезоружат себя в борьбе с буржуазной контрреволюцией и отрежет нас от передовых отрядов международного пролетариата, что ценой такого политического самоубийства все равно нельзя купить непосредственного спасения революции даже в пределах Великороссии.

    Не будучи в состоянии вести войны в обычном смысле этого слова, революционная Россия должна напрячь все силы для революционной классовой войны с наступающими войсками немецких империалистов.

    Только этим путем рабоче-крестьянская Россия сможет ускорить взрыв революции в Западной Европе. Деморализация рабочего класса и деревенской бедноты в случае подписания германских условий мира гораздо гибельнее для дела международного социализма, чем самое тяжкое поражение в революционной войне.

    Только такая непримиримая классовая политика есть реальная политика, построенная на учете интересов революционного Интернационала.

    Уральский областной совет комиссаров требует от ЦИК разрыва дипломатических переговоров с немецким империализмом и аннулирования договора в случае его подписания.

    Резолюция Екатеринбургской общегородской

    конференции РСДРП (б), принятая 2 марта 1918 г.

    Екатеринбургская общегородская конференция РСДРП, обсудив вопрос о войне и мире, признала:

    1. Что тактика затягивания мирных переговоров с целью использования их в интересах пробуждения международного пролетариата нашла свой естественный предел в контрреволюционных устремлениях немецких империалистов.

    2. Что отказ от заключения мира с австро-германскими захватчиками и объявления о прекращении войны между народами были продиктованы необходимостью дать еще один предметный урок международному пролетариату, еще раз напомнить ему о его классовом долге.

    3. Что наступление немецкого империализма на русскую социалистическую революцию носит ясно выраженный характер буржуазной контр революции.

    4. Что оно делает неизбежным ведение революционной войны против международного союза буржуазии и помещиков.

    5. Что отказ от революционной войны, от рабоче-крестьянского восстания против международного империализма означает капитуляцию революции перед буржуазной контрреволюцией.

    Конференция выражает решительное осуждение Центральному комитету партии, принявшему на партию огромную политическую ответственность без опроса самой партии, призывает партийный съезд отвергнуть политику капитуляции и стать во главе поднявшихся на защиту революции пролетарских масс.

    Резолюция о текущем моменте, принятая общим

    собранием городского района Пермской организации РСДРП(б) 3 марта 1918 г.

    Общее собрание членов РСДРП большевиков, обсудив вопрос о мирных предложениях германских империалистов, находит нужным заявить, что всякое согласие на подписание мира является ликвидацией всех социалистических завоеваний русской революции, и поэтому, оставаясь партией классового движения пролетариата, мы находим единственный исход из создавшегося трагического положения социалистической революции в беспощадной борьбе со всемирной империалистической буржуазией за международную рабочую революцию, единственно способную вывести весь международный пролетариат на путь освобождения от эксплуатации и гнета капиталистического строя.

    Резолюция Московского областного бюро о недоверии ЦК 24 февраля 1918 года*

    (*) Резолюция принята по докладу В. А. Преображенского.

    Предложена Стуковым и принята единогласно.

    Московское областное бюро РСДРП большевиков высказывает недоверие ЦК ввиду его политической линии и состава и будеп при первой возможности настаивать на перевыборах его. При этом Московское областное бюро заявляет, что оно не считает себя обязанным подчиняться во что бы то ни стало постановлениям ЦК в связи с проведением в жизнь условий мира, заключенного с Германией.

    Объяснительный текст к резолюции

    Московское областное бюро находит едва ли устранимым раскол партии в ближайшее время, причем ставит своей задачей служить объединению всех последовательных революционно-коммунистических элементов, борющихся одинаково как против сторонников заключения сепаратного мира, так и против всех умеренных оппортунистических элементов партии. В интересах международной революции мы считаем целесообразным идти на возможность утраты советской власти, становящейся теперь чисто формальной. Мы по-прежнему видим нашу основную задачу в распространении идей социалистической революции на все иные страны и в решительном проведении рабочей диктатуры, в беспощадном подавлении буржуазной контрреволюции в России.

    Резолюция МК РСДРП(б) от 24 февраля 1918 г.

    Собрание Московского комитета с представителями от районов, состоявшееся 24 февраля, считает абсолютно неприемлемым мир на условиях, предложенных австро-германской коалицией, и постановляет продолжать мобилизацию революционных сил и подготовку социалистической армии для организации революционной обороны и защиты завоеваний революции.

    Протест советского правительства правительству Германии*

    (*) МИСИ, кол. Э. Берштейна, папка В 72. Пер. с немецкого.

    Брестский мирный договор установил четко определенную пограничную линию между Россией и пограничными государствами. Эта пограничная линия была отмечена на карте, добавленной в качестве приложения и составляющей существенную составную часть договора. В день подписания договора генерал Гофман от имени верховного главнокомандования сделал торжественные заверения. Эти заверения до сих пор не выполнены. Немецкие войска не освободили ни пяди завоеванной территории. В качестве примера достаточно сказать, что занятый 6 марта вокзал Орша до сих пор находится в руках немцев. На всем протяжении фронта, достигающем несколько тысяч километров, имеется множество таких местечек, занятых после заключения мира, и ни из одного из них немецкие войска не ушли. Напротив, в ряде районов немецкие войска пересекли установленные демаркационные линии. Так, например, в районе Нарвы они переправились через реку, несмотря на то, что согласно договору должны были оставаться на левом берегу. На финской границе тоже в ряде мест осуществлен переход на русскую территорию, например, на севере на мурманском побережье.

    На запрос русского правительства о русско-украинской границе германское кайзерское правительство ответило в ноте от 29 марта, подписанной заместителем статс-секретаря бароном фон дер Бусшем Хадденхаузеном, что украинская территория состоит только из девяти перечисленных в ноте губерний, причем из губернии ТАТАРИЯ явно исключен КРЫМ. Хотя это представляло собой одностороннее установление границы немецкой стороной, однако впоследствии даже этих границ [немцы] не придерживались. Немецкие войска продвинулись на юге в направлении Кавказа и уже заняли как район Дона, так и Крым. На севере они продвинулись в направлении Воронежа и Курска. Вдоль всей границы они овладевают местностями, которые значительно выходят за пределы линии, установленной немецкой стороной. Повсеместно они овладевают собственностью России, исчисляющейся в миллиардах рублей, и невзирая на подписание и ратификацию мирного договора, огнем и мечом отсекают территории от Российской республики. Это анормальное состояние войны продолжается по сей день. Недавно немецкие войска заняли полуостров Тамань и части Кубанской и Донской областей и оказали содействие восстанию казаков, направленному против советской власти. Находящиеся там немецкие командующие не стесняются открыто заявлять, что они должны обезопасить себя против всякой возможности угрозы своим сегодняшним стратегическим позициям и что поэтому они займут все пункты, которые сочтут стратегически важными, не обращая ни малейшего внимания на заключенные договора. Представитель немецкого военного министерства ротмистр Швандт заявил в Петрограде, что может настать момент, когда Германия окажется перед необходимостью занять сам Петроград. Это высказывание облетело все русские газеты и невероятно взволновало общественное мнение России.

    В дополнение всего вышесказанного, следует еще иметь в виду, что в настоящее время начинается продвижение турок на Кавказе, что турки, невзирая на условия Брестского договора, по которым население Карса, Батума и Ардагана получает право на самоопределение, не только немедленно захватили эти районы, но и продвинулись на запад до Тифлиса и на восток до Баку, что они вырезают местное мирное население и превращают в пустыню цветущие земли. Далее, следует иметь в виду, что там, куда ступает нога немецкого солдата, правит бал белый террор, что с его приходом немедленно устанавливается старый режим, ненавистный народу и опрокинутый революцией, что борцов за дело революции сотнями расстреливают или отправляют на виселицу. Следует иметь в виду, что Германия неприкрыто и повсеместно оказывает поддержку контрреволюционным и реакционным движениям, что, например, мятежный генерал Дроздовский в Донской области открыто заявляет в своей издающейся в Ростове газетенке, что во время его бандитских налетов его банды при соприкосновении с немецкими частями встречали со стороны последних взаимопонимание и активную поддержку и что он получил от немцев заверение, что они, как и он и его партнеры, считают свержение большевиков своей главной задачей. Стоит хоть немного подумать над всеми этими фактами — и сразу становится понятно возмущение немцами и чувство глубокого разочарования, растущее среди народа, а также и то, что в России все чаще слышны голоса тех, кто говорит о преимуществах открытой войны с Германией. Эти люди утверждают, что в случае войны Германия будет вести себя точно так же, как сейчас, когда ее армия оккупирует одну русскую территорию за другой, но что в случае войны народ будет избавлен от противоречия, вызванного несоответствием между одновременным положением мира и продолжающимися военными действиями. Русский народ понимает, что продвижение немецких войск в направлении Воронежа и Курска отрезает Центральную область на севере от района Волги, тем самым теряется единственная возможность получить хлеб для населения севера, чтобы спасти его от голодной смерти; что бесцеремонная блокада мурманского побережья обрекает тамошнее население на голод; что взятие Баку и нефтяного района грозит обернуться крахом для торговли и промышленности России. Поэтому русский народ все больше раздумывает над тем, не лучше ли было бы вступить в открытую войну с Германией и, избегая немецкого давления, все разрушить, сжечь и уничтожить, лишить себя всего, превратить пол-России в пепел и кучу развалин, вместо того чтобы уступить злейшему врагу — германскому империализму — хотя бы фунт зерна или литр нефти, грамм меди или метр льна. И не удивительно, что политика Германии убеждает все больший круг русского населения в том, что в Германии Россию считают не за друга, но за злейшего врага.

    Это находит обоснование также и в политике Германии в прибалтийских губерниях. Хотя в мирном договоре прямо говорится, что суверенность России сохраняется в Эстонии и Латвии и там должны остаться только немецкие полицейские силы, Германия на самом деле хозяйничает там как у себя дома. Вместо полиции она держит там тяжелую артиллерию, а в Германии все громче раздаются крайне авторитетные и влиятельные голоса, выступающие за личную унию Эстонии и Латвии с прусской короной. Эта возможность таит в себе постоянную военную угрозу Петрограду и отрезает Россию от Балтийского моря.

    То же самое можно сказать и о немецкой политике в Финляндии: она отрезает Россию от северного Ледовитого океана, а вследствие политики, проводимой на Украине и на Кавказе, русский народ теряет доступ к Черному морю.

    Народ, насчитывающий 150 миллионов человек, имеющий славную многовековую историю и многообещающее будущее, не может примириться с тем, что его обрекают на существование в замкнутой со всех сторон и отрезанной от всей Европы стране, лишенной воздуха и зажатой в железной кольцо. В сознание русского народа все глубже внедряется мысль о необходимости ожесточенной борьбы, борьбы не на жизнь, а на смерть, борьбы, которая растянется на десятилетия и на которую дружно поднимется весь народ.

    3. Письмо Блюмкина

    Документ, о котором пойдет речь ниже, требует к себе особого внимания по многим причинам. Он хранится в Бахметьевском архиве Колумбийского университета в Нью-Йорке, его форма и содержание требуют специального анализа. Документ этот не дошел до нас в подлиннике и имеется лишь в копии, переписанной рукой Г. А. Алексинского со сделанной ранее кем-то копии. Никаких следов подлинника письма, к сожалению, не прослеживается. В этих случаях, разумеется, всегда приходится допускать и возможность фальсификации, хотя само содержание письма Блюмкина кажется достаточно правдоподобным.

    Судя по всему, Блюмкин написал это письмо перед самым убийством Мирбаха, между вечером 4-го и утром 6 июля 1918 года. Это косвенно подтверждают показания Блюмкина, данные им киевской ЧК в 1919 году, согласно которым вечером 4 июля Блюмкин после разговора с «одним членом ЦК» вызвался убить Мирбаха. С другой стороны, из текста самого письма следует, что написано оно до убийства.

    Какие цели преследовал Блюмкин, написав это письмо, и было ли оно искренним? На этот вопрос ответить крайне трудно. Адресованное почти незнакомому Блюмкину человеку, с которым, по словам самого Блюмкина, он виделся только раз, оно производит впечатление искреннего, но все-таки находится в некотором противоречии с фактами, изложенными Блюмкиным позднее. Блюмкин подчеркивает в письме индивидуальный характер своего акта, ни разу не упоминая не только ЦК ПЛСР, но и «одного члена ЦК», который, согласно «Красной книге ВЧК», обсуждал с Блюмкиным возможность покушения на Мирбаха. Проходящий через все письмо красной нитью еврейский мотив покушения не проступает ни в каких других показаниях Блюмкина, хотя, казалось бы, ничто не мешало Блюмкину в данных в 1919 году показаниях изложить столь же четко национальные мотивы покушения на Мирбаха.

    Из текста письма следует, что оно было написано Блюмкиным на случай его гибели во время совершения террористического акта. Но Блюмкин не погиб, а о существовании и содержании письма так никому и не стало известно. Если же предположить, что Блюмкин написал это письмо с целью дезинформации, снова не ясно, почему уже после покушения на Мирбаха письмо это не было обнародовано Блюмкиным или адресатом письма, молчаливо следившим за разгромом партии левых эсеров, но не предавшим гласности документ, который в июльские дни 1918 года читался, безусловно, иначе: письмо не оставило бы ни у кого сомнений в индивидуальном характере совершенного Блюмкиным покушения.

    Приведем текст этого документа полностью:

    Лето 1918 года. Москва

    Письмо Блюмкина (эсера, убившего графа Мирбаха)

    Копия

    В борьбе обретешь ты право свое!

    Уваж[аемый] товарищ!

    Вы, конечно, удивитесь, что я пишу это письмо Вам, а не кому-либо иному. Встретились мы с Вами только один раз. Вы ушли из партии, в которой я остался. Но, несмотря на это, в некоторых вопросах Вы мне ближе, чем многие из моих товарищей по партии. Я, как и Вы, думаю, что сейчас дело идет не о программных вопросах, а о более существенном: об отношении социалистов к войне и миру с германским империализмом. Я, как и Вы, прежде всего противник сепаратного мира с Германией, и думаю, что мы обязаны сорвать этот постыдный для России мир каким бы то ни было способом, вплоть до единоличного акта, на который я решился...!

    Но кроме общих и принципиальных моих, как социалиста, побуждений, на этот акт меня толкают и другие побуждения, которые я отнюдь не считаю нужным скрывать — даже более того, я хочу их подчеркнуть особенно. Я — еврей, и не только не отрекаюсь от принадлежности к еврейскому народу, но горжусь этим, хотя одновременно горжусь и своей принадлежностью к российскому народу. Черносотенцы-антисемиты, многие из которых германофилы, с начала войны обвиняли евреев в германофильстве, и сейчас возлагают на евреев ответственность за большевистскую политику и за сепаратный мир с немцами. Поэтому протест еврея против предательства России и союзников большевиками в Брест-Литовске представляет особенное значение. Я, как еврей и как социалист, беру на себя совершение акта, являющегося этим протестом.

    Я не знаю, удастся ли мне совершить то, что я задумал. Еще меньше я знаю, останусь ли я жив. Пусть это мое письмо к Вам, в случае моей гибели, останется документом, объясняющим мои побуждения и смысл задуманного мною индивидуального действия. Пусть те, кто со временем прочтут его, будут знать, что еврей-социалист не побоялся принести свою жизнь в жертву протеста против сепаратного мира с германским империализмом и пролить кровь человека, чтобы смыть ею позор Брест-Литовска.

    Жму крепко Вашу руку и шлю вам сердечный привет Ваш...2 (подпись Блюмкин)3

    Примечания

    1. Девиз эсеровской и левоэсеровской партии.

    2. Отточие документа.

    3. Указания архива на то, что письмо, возможно, было написано Алексинскому, является безусловной ошибкой. Алексинский никогда не был членом партии левых эсеров или эсеров.

    4. Восстание М. А. Муравьева

    В июле 1918г., через несколько дней после подавления так называемого «восстания» левых эсеров в Москве, в Симбирске восстал против советской власти главнокомандующий Восточным (или «Внутренним» или «Чехословацким») фронтом М. А. Муравьев.

    Штабс-капитан царской армии Муравьев значительно продвинулся по службе после февральской революции и к октябрю 1917 г. имел чин подполковника. В ноябре он явился в Смольный и предложил свои услуги советской власти. Муравьев считал себя сначала эсером, затем левым эсером, но членом ПЛСР никогда не был (АИГН, 121/10. Письмо БИН, 25 ноября 1951, 1л.). В дни похода Краснова на Петроград Муравьев возглавлял войска Петроградского военного округа. В декабре 1917г. Антонов-Овсеенко, командовавший войсками Красной армии, действовавшими против Каледина и Центральной рады, назначил Муравьева начальником своего штаба (в Харькове). Позднее Муравьев командовал группой войск, сражавшихся против Центральной рады и Румынии.

    На Украине Муравьев и его армия прославились неслыханными грабежами мирного населения, террором и зверствами. Сведения об этом нередко поступали в ВЧК. В апреле 1918 г. Антонов-Овсеенко предложил Муравьеву пост командующего Кавказской армией. Председатель Бакинского совнаркома С. Шаумян опротестовал это решение, и Троцкий отменил приказ. Вероятно, именно из-за этого Муравьев самовольно выехал в Москву, где был арестован ВЧК и предан суду революционного трибунала за злоупотребление властью. 5 мая Дзержинский писал в следственную комиссию Ревтрибунала:

    «О Муравьеве комиссия наша неоднократно получала сведения как о вредном для советской власти командующем. Обвинения сводились к тому, что худший враг не мог бы нам столько вреда принести, сколько он принес своими кошмарными расправами, расстрелами, предоставлением солдатам права грабежа городов и сел. Все это он проделывал от имени нашей советской власти, восстанавливая против нас все население. Грабеж и насилие — это была сознательная военная тактика, которая, давая нам мимолетный успех, несла в результате поражение и позор».

    Однако по ходатайству советского правительства Муравьева освободили из-под ареста, а 13 июня СНК, учитывая боевые качества Муравьева, назначил его главнокомандующим фронтом, созданным для борьбы против белочехов. Тогда же был образован РВС фронта в составе видных большевиков П. А. Кобозева, К. А. Мехоношина и Г. И. Благонравова, которым поручалось направлять и контролировать деятельность Муравьева.

    Заинтересованное в активизации советского противостояния восставшему чехословацкому корпусу, германское правительство, через посольство Германии в РСФСР, оказывало командующему Муравьеву и высшим красным офицерам Восточного фронта финансовую помощь. Однако, как следует из доклада сотрудника германского посольства в Москве Рицлера, 1 июля, за пять дней до покушения на германского посла, ВЧК неожиданно арестовала «посредника», используемого для связи между германской миссией в Москве и командованием Восточного фронта. Столь выгодный, казалось бы, для большевиков контакт, о существовании которого всегда знали и советское правительство, и ВЧК, оборвался. В свете убийства Мирбаха, последовавшего 6 июля, акция большевиков кажется не случайной.

    После покушения на германского посла Совнарком запросил реввоенсовет Восточного фронта о реакции Муравьева на известие о левоэсеровском «мятеже» в Москве. Мехоношин ответил, что в ночь с 6 на 7 июля Муравьев «не спал, находился в штабе фронта и был в курсе событий в Москве, но скрывал все от Реввоенсовета». Мехоношин продолжал:

    «В 4 часа утра члены Реввоенсовета, узнав помимо Муравьева о мятеже левых эсеров в Москве, немедленно известили об этом местный Совет, мобилизовали надежные силы, установили строгий контроль за действиями командующего фронтом. Во второй половине дня, когда из Москвы пришло известие о подавлении мятежа, поведение Муравьева и казанских левых эсеров изменилось. Местный левоэсеровский комитет занял нейтральную позицию по отношению к московским событиям [...] а Муравьев заверил в полной преданности Советской власти».

    В связи с этим Ленин выразил уверенность, что при соблюдении строгих правил контроля большевикам удастся использовать «превосходные боевые качества» Муравьева. Но в ночь на 10 июля Муравьев, без ведома РВС, покинул Казань и с отрядом примерно в тысячу человек на пароходах прибыл в Симбирск, где левые эсеры имели сильные позиции. Муравьев разослал телеграммы об объявлении войны Германии и обратился к населению с воззванием, в котором писал:

    «Ввиду объявления войны Германии призываю под свои знамена для кровавой и последней борьбы с авангардом мирового империализма — Германией. Долой позорный Брестский мир! Да здравствует всеобщее восстание!»

    В Симбирске, где находились штабы Восточного фронта и Симбирской группы войск, левые эсеры арестовали командующего 1-й армией Тухачевского (его арестовал сам Муравьев), политкомиссара штаба Симбирской группы войск А. Л. Лаврова, заместителя председателя губисполкома К. С. Шеленшкевича, Б. Н. Чистова, М. М. Муратова и других. На сторону Муравьева перешли: командующий Симбирской группой войск Восточного фронта левый эсер Клим Иванов, который был назначен командующим Симбирским укрепленным районом и начальник Казанского укрепленного района левый эсер Трофимовский. Иванов впоследствии вспоминал, что на его вопрос Муравьеву, действует ли он по поручению партии левых эсеров, Муравьев ответил, что «действует в данный момент самостоятельно, но Центральный комитет партии левых эсеров об этом знает». ЦК, однако, не мог знать о действиях Муравьева. Муравьев говорил неправду.

    Вечером 10 июля Муравьев собрал актив левоэсеровской организации Симбирска. Он заявил, что обстановка требует немедленной передачи власти в руки левых эсеров и что мятеж в Москве заставил его форсировать события. Он предложил образовать «Поволжскую советскую республику», в правительства которой избрать Камкова, Спиридонову, Карелина и некоторых других членов ЦК партии левых эсеров, немедленно заключить перемирие с чехословаками, прекратить гражданскую войну, объявить войну Германии и провести мобилизацию офицеров.

    В ответ на это Совнарком, декретом за подписями Ленина и Троцкого сиял Муравьева с поста командующего фронтом и объявил его вне закона.

    Большевики Симбирска пытались арестовать Муравьева. 11 июля в телеграмме на имя Ленина. Симбирский губисполком и местный комитет большевиков так докладывали о своих действиях:

    «Несколько членов нашей партии приняли все меры, дабы арестовать Муравьева. Для этого были приглашены представители на конспиративное заседание из частей, подчиненных Муравьеву. После выяснения по существу они сказали, что все являются защитниками советской власти, и они присоединились к нам. После этого были приняты все меры к аресту».

    Муравьева пригласили «для переговоров» на заседание Симбирского исполкома. К этому времени И. М. Варейкис, член областного ЦК Юга РКП(б), товарищ председателя Симбирского губисполкома, собрал верные большевикам силы, в том числе латышских стрелков и красноармейцев московского отряда, возглавляемого Александром Медведем, которые разместились в засаде. В отчете далее сказано:

    «В три часа утра 11-го Муравьев пришел на заседание губисполкома вместе с фракцией левых социалистов-революционеров и предложил присоединиться к нему. Фракция левых сначала и присоединилась к нему, но после решительного протеста, вынесенного нами, и после ряда фактов, ясно показывающих, что Муравьев дал уже распоряжение, чтобы оголить фронт, эсеры потребовали перерыв для обсуждения во фракции. После этого Муравьев заявил, что его дело сделано, и он направился к двери. Отряд объявил от имени нашего, что он арестован. Муравьев начал стрелять, одного ранил. В этой перестрелке Муравьев оказался убитым».

    Несмотря на столь ясную телеграмму, подтверждающую гибель Муравьева в результате перестрелки, правительственное сообщение «Об измене Муравьева», опубликованное 12 июля в «Известиях», исказило обстоятельства его смерти. Газета писала:

    «Муравьев явился в симбирский Совет и пытался склонить его на свою сторону, призывая рабочих порвать с большевиками и пойти за ЦК партии левых эсеров в его мятеже против Всероссийского съезда Советов. Но и здесь Муравьев получил решительный, полный негодования отпор. По-видимому, с Муравьевым была небольшая группа его единомышленников. Вопрос этот не выяснен. Полученные донесения говорят о перестрелке, в результате которой было ранено несколько членов симбирского Совета [...]. Видя полное крушение своего плана, Муравьев покончил с собой выстрелом в висок».

    5. Яков Блюмкин

    Карьера Блюмкина-чекиста не оборвалась в апреле 1919 года, когда он явился с повинной в киевскую ЧК. На Украине, уже амнистированный, Блюмкин наладил контакт с отрядом Каховской, той самой, которая подготовила убийство Эйхгорна. Однако в отряде скоро узнали, что Блюмкин сотрудничает с ЧК и доносит на своих сопартийцев. Эсеровский «товарищеский суд», разбиравший обвинение Блюмкина в предательстве и его связях с ЧК, «не установил, что Блюмкин не предатель», и приговорил его к смертной казни[1]. По постановлению эсеровского суда в первой декаде июля 1919 г. на Блюмкина произвели покушение, но неудачно: Блюмкин отделался ранением!. После выздоровления Блюмкина приняли в союз эсеров-максималистов, организацию, фактически стоявшую на большевистских позициях. И вскоре этот «отъявленный авантюрист» и «террорист», как писала о нем Свердлова[2], поступил на службу в киевскую ЧК, где снова руководил отделом контрразведки[3].

    Летом 1920 года Блюмкин вернулся в Москву, чтобы начать учебу в военной академии Красной армии. Его возвращение не осталось незамеченным для германской дипломатической миссии[4], и из Берлина потребовали объяснений. Теперь уже большевикам нельзя было сослаться на то, что они не могут «поймать» Блюмкина. И советское правительство оказалось в затруднительном положении. И что было еще хуже, забытый всеми вопрос об убийстве германского посла вновь всплывал на поверхность со всеми неприятными для большевиков последствиями. Им было что скрывать. И Троцкий в секретном послании Ленину, Чичерину, Крестинскому и Бухарину первым забил тревогу:

    «Необходимо принять предупредительные меры в отношении дурацкого немецкого требования удовлетворения за графа Мирбаха. Если это требование будет официально выдвинуто и нам придется войти в объяснения, то всплывут довольно неприятные воспоминания (Александровича, Спиридоновой и проч.). Я думаю, что, поскольку вопрос уже всплыл в печати, необходимо, чтобы откликнулась наша печать и чтобы тов. Чичерин в интервью или другим порядком дал понять немецкому правительству [...] что, выдвинув это требование, они впадают в самое дурацкое положение. Газеты могли бы высмеять это требование в прозе и в стихах, а по радио отзвуки дошли бы до Берлина. Это гораздо выгоднее, чем официально объясняться на переговорах по существу вопроса»[5].

    И немцы, не желавшие идти на ухудшение советско-германских отношений, отступили[6]. Блюмкин так и остался жить в Москве, уже на следующий год формально вступил в партию большевиков и время от времени представлялся еще не знавшим его германским дипломатам не иначе, как убийца Мирбаха?. Позже, после окончания военной академии, Блюмкин «прославился участием в жестоком подавлении грузинского восстания»,[7] затем работал в Монголии, где «во главе ЧК он так злоупотреблял расстрелами, что даже ГПУ нашло нужным его отозвать».[8] В 20-е годы Блюмкин служил в военном секретариате Троцкого, организовал несколько провокаций[9]. Однако круг интересов Блюмкина к тому времени «расширился». В 1923 г. началось издание трехтомного труда Троцкого «Как вооружалась революция». Могло ли быть большей иронией то обстоятельство, что «подбор, критическая проверка, группировка и правка материала» первого тома этого издания производились Блюмкиным[10]. Как писал Троцкий, «судьбе было угодно, чтобы тов. Блюмкин, бывший левый эсер, ставивший в июле 1918 г. свою жизнь на карту в бою против нас, а ныне член нашей партии, оказался моим сотрудником по составлению этого тома, отражающего в одной своей части нашу смертельную схватку с партией левых эсеров»[11].

    Во второй половине 20-х годов Блюмкин работал резидентом ГПУ в странах Ближнего Востока, вербовал агентов в Сирии, Палестине, Геджасе и Египте. Как агент с особой миссией он обладал неограниченной властью в Константинополе. Он въехал в Палестину с паспортом на имя Султан-Заде и странствовал по Востоку до июня 1929 г. Его шефы, В. Р. Менжинский и М. А. Трилиссер, считали его незаменимым работником. Но так было лишь до тех пор, пока он не попал в опалу...

    Сведения о последних месяцах жизни Блюмкина весьма противоречивы. Вероятно, перед своей последней поездкой в Турцию Блюмкин связался с только что вернувшимся из сибирской ссылки Радеком и сообщил ему о своем намерении посетить высланного в январе 1929 года в Турцию Троцкого, жившего на Принцевых островах. Александр Орлов, один из руководителей советской контрразведки, сбежавший на Запад, пишет, что Радек тут же донес Сталину о беседе с Блюмкиным. И Сталин поручил Ягоде выяснить, с кем будет встречаться в Турции Блюмкин. С этой целью к Блюмкину, не отличавшемуся особым аскетизмом, прикомандировали секретаршей сотрудницу ОГПУ Лизу Горскую. Но, оказавшись нестойким мужчиной, Блюмкин остался истинным чекистом и ничего Горской не рассказал. Тогда Сталин решил прекратить игру. Блюмкина вызвали в Москву для доклада и арестовали по дороге в столицу[12].

    Троцкий считал, что Блюмкина выдал Радек, который знал о состоявшейся летом 1929 года в Константинополе встрече между Троцким и Блюмкиным[13]. Дело Блюмкина передали в Коллегию ОГПУ. В Коллегии мнения разделились. Ягода настаивал на смертной казни. Трилиссер был против. Менжинский — воздержался от ответа. Дело передали в Политбюро, и Сталин утвердил смертный приговор[14]. По постановлению Коллегии ОГПУ от 3 ноября 1929 г. Блюмкин был расстрелян[15]. Рассказывают, что перед смертью он крикнул: «Да здравствует Троцкий!»[16].

    6. Письмо левой эсерки Анны Соколовой из тюрьмы, 13 декабря 1922 г.*

    (*) МИСИ, кол. Флешина, п. 16. О репрессиях против левых эсеров см. также МИСИ, кол. Еленского, п. «Письма из русских политических тюрем». Бюллетень Объединенного комитета защиты заключенных в России революционеров, № 7. Июль 1924 года. Берлин, с. 2, где сообщается об аресте в Москве 18 левых эсеров. Бюллетень издавался от имени Заграничной делегации ПЛРС и Союза эсеров-максималистов И. Штейнберга и представителя Московского общества помощи анархистам Александра Беркмана.

    Моим друзьям

    Дорогие мои!

    Самое ужасное кончилось. Кончилось выливание грязи на партию, кончился наш суд. Завтра выносится приговор. Каков он — ясно. Пользуясь случаем, хочется написать вам несколько слов, хочется побыть с вами. Большего испытания, чем этот случай, нельзя представить. Большевики сделали все, чтобы сделать пытку невыносимой, и обвинитель свою речь выполнил блестяще. Лгать не привыкать стать. Я даже не знаю, в чем больший ужас, в том, что на нашу партию вылито такое количество незаслуженных обвинений, оскорблений, столько мерзости или в том, что человек, личность человеческая может опуститься до такой низости, как сознательная подлость. А большевики точно горды подобными качествами. И, быть может, мы сделали неправильно, не пойдя на суд и этим не дав себе возможности раскрыть карты большевиков. Но, дорогие мои, не могу я представить на одной скамье подсудимых с уголовниками и членов партии левых с.-р. социалистов. Это выше моих сил, и поэтому я отвоевала «нехождение», — моральное во мне победило политическое. Победила этика, не судите меня за это, не называйте слабостью. Кошмаром была эта неделя [...] Зачем люди живут один только раз, почему не могу я снова отдать свою жизнь этой борьбе за нашу 3-ю революцию? Вот что тяжело и стыдно, что так ничтожно мало я дала ей. Ну, прощайте, родные, и верю в успех нашего дела, верю, что час не далек.

    7 Речь анархиста Ф. Моченовского на суде в Петрограде 13 декабря 1922 г.*

    *) МИСИ, кол. Флешина, п. 16. Записка от 13 декабря 1922 г. Речь анархиста Федора Моченовского на общем суде Ревтрибунала над левыми и правыми эсерами, анархистами и уголовниками.

    Отказываясь отвечать на вопросы, я хочу сказать несколько пояснительных слов о группе «Безвластие» и о том, как смотрит современный анархизм на власть вообще и тем более на «советскую». [...]

    С начала 1918 г. большевики организовали для истребления анархистов в России антианархистский фронт. По всей территории советской республики они направили свое оружие против анархистов, закрывали анархические типографии, конфисковывали газеты и литературу, закрывали анархические клубы, книжные магазины; всеми мерами препятствовали анархическим съездам; арестовывали анархистов и, где только была возможность, расстреливали. Все это делалось гнусным жестоким образом.

    Большинство анархистов с первых дней захвата большевиками власти ушли на разные фронты для отражения белогвардейских контрреволюционных наступлений, большинство из них погибли, а вернувшиеся нашли свои организации разоренными большевиками. И по сие время по всей РСФСР в разных тюрьмах в самых зверских условиях томятся многие идейные анархисты; многие сосланы по разным почти необитаемым местностям РСФСР; многие изгнаны за ее пределы; многие расстреляны и подлежат расстрелу.

    Анархисты, считаясь с условиями (внешнего наступления) с Октябрьского переворота до 1920 г., по отношению к большевикам приняли выжидательную позицию. Но уже в 1920 г. [...] С тех пор большинство анархистов ушло в подполье и не ошиблись, так как отношение большевиков не изменилось Свободной анархистской печати в «освобожденной советской республике» не существует, несмотря на то, что в буржуазных странах Франции, Италии, Испании и Америке таковая легально распространяется. [...]

    Из заявления левых эсеров,

    не явившихся на суд 11-18 декабря 1922г.

    В Петербургский ревтрибунал членов партии левых с.-р. (интернационалистов) Ивана Береснева, Давида Сапира, Анны Соколовой и Груздевой-Литвиновой

    Заявление

    Партия большевиков, связанная когда-то с пролетариатом, свергнув с оружием в руках власть свободно избранных Советов, покатилась по наклонной плоскости и теперь, на пятом году своего властвования, не только резко порвала с рабочим классом, но стала главой капиталистической реставрации. [...] В искании экономической базы РКП наконец находит родственные ее государственно-капиталистическому духу элементы. Это нэпманы, т. е. буржуазия, выжавшая [выжившая] душившую ее революцию. На наших глазах происходит трогательное сближение этих двух паразитических слоев: комиссара-большевика с оживающей под его покровительством буржуазией [...].

    Истязания комиссаром Петроградской ЧК— Комовичем и Ко. нашего товарища Михаила Николаева: били по половым органам и давили глаза ладонями, били рукоятками револьверов по рукам, после этого его содержали в пробке.

    Пытка желтым домом: ревтрибунал, вопреки постановлениям врачей, в административном порядке отправляет Груздеву-Литвинову (работницу трубочного завода) в сумасшедший дом Николая Чудотворца, несмотря ни на какие требования врачей, так как пребывание ее там грозит сумасшествием, держат ее в этой больнице целый месяц.

    Введение в последнее время в систему больницы Гааза для социалистов, т. е. отправка голодающего в больницу для заразных больных. Там их раздевают, держат в холоде и применяют искусственное питание.

    Суда вашего над нами, активными участниками октябрьской революции, не признаем. Вы можете продолжать зверскую расправу над революционным движением, держать нас в застенках, ссылать, но вы не можете заставить нас признать ваш суд — эту расправу полицейско-капиталистического государства над членами партии социалистов-революционеров.

    Суда вашего мы не признаем и не признаем участия в какой бы то ни было форме в этой трагикомедии.

    Ив. Береснев, Д. Сапир, А. Соколова, Н. Груздева*

    Д[ом] предварительного] заключения], 11 декабря 1922г.

    (*) Приговорены к 10 годам тюрьмы. — Ю. Ф.

    Обращение левых эсеров-интернационалистов ко всем членам партии**

    (**) МИСИ, архив ПСР, п. 2021.

    Уже давно в нашей партии существуют серьезнейшие разногласия по тактическим вопросам. Правда, в октябре 1919 года в ЦК было принято циркулярное письмо, объединившее все течения партии на почве отказа от вооруженной борьбы с правительством партии коммунистов. Однако при дальнейшем переходе к построению положительной тактической линии партии обнаружились две совершенно непримиримых между собою позиции. Непримиримость эта с неизбежностью привела вскоре к организационному размежеванию в пределах ЦК. Большинство ЦК в резолюциях своих от апреля (по общим вопросам) и мая в связи с польским наступлением установило основные линии своей позиции: не только недопустимость борьбы с существующей правительственной властью, но и активное участие в жизни советской России, призыв к трудящимся и членам партии о борьбе с наступающими контрреволюционными силами, поддержка Красной армии в этой борьбе, участие в социальном строительстве и преодолении внутренней разрухи.

    Ввиду заявления части членов ЦК о неподчинении их указанной позиции, большинство ЦК образовало самостоятельный организационный центр, опубликовав от своего имени руководящие резолюции и дав на место директиву об организационном размежевании. Специальным постановлением от 12 июля ЦК (большинства) отмежевался от «Комитета центральной области» и его печатных произведений, заявив: 1) что эти печатные заявления (разные листовки газеты «Знамя труда») не выражают ни в какой мере его взглядов и 2) что «Комитет центральной области» не является партийной организацией, связанной организационно с ЦК (большинства). Однако дальнейшее развитие партийных отношений привело к фактической невозможности существования ЦК (большинства). Распад ЦК (большинства) на фоне тяжелой дезорганизации партии, происходившей в течение истекших двух лет, грозит дальнейшим распылением левонароднических революционных сил. Вместе с тем является несомненным, что рядом с все усиливающимся организационным распадом партии шло и идет все большее оформление левонароднических программных построений, все большее их приближение к насущным интересам и идеалам трудящихся масс не только России, но и Запада [...]. В этих целях мы, нижеподписавшиеся, бывшие члены ЦК (большинства), взяли на себя инициативу сплочения левонароднических элементов, примыкающих реально к программе, составлявшей задачу ЦК (большинства) и образовали Центральное организационное бюро партии социалистов-революционеров (интернационалистов), ставящее своей ближайшей задачей созыв партийного совещания на основе развиваемых ниже положений.

    Сообщая товарищам обо всех этих моментах развития партийных отношений, ЦОБ считает нужным указать на задачи, стоящие перед партией в настоящее время. Основной задачей момента продолжает являться задача военная, задача отражения вооруженной контрреволюции. Пользуясь замедлением темпа мирового революционного развития, капиталистические державы Антанты неустанно ведут свою агрессивную политику в отношении советской России [...]. Ныне Польша, опираясь на военную карту и достигнув максимума своих шовинистических вожделений, склонна заключить с советской Россией мир. Нет, однако, никаких оснований полагать, что мир, заключенный при таких условиях, в какой-либо серьезной мере создаст устойчивость внутреннего и международного положения советской России. По-прежнему положение остается угрожающим, по-прежнему над страной висит опасность со стороны Врангеля, по-прежнему страна находится под угрозой новых походов Антанты и ее вассалов. ЦОБ поэтому считает насущной задачей партии всемерную поддержку личной работой Красной армии и широкое разъяснение трудящимся массам всей сложности и ответственности нынешней обстановки русской революции, только постепенно освобождающейся от мертвящей петли мирового буржуазного кулака.

    Но этого мало. Не может быть здорового и могущественного фронта без крепкого и устойчивого тыла. Поэтому второй насущной задачей революции продолжает быть, как и прежде, оздоровление, или вернее сказать, воссоздание народного хозяйства [...]. Но было бы величайшей ошибкой для партии, если бы она замкнулась целиком в пропаганде своих идей, стоя в то же время в стороне от живого процесса социального творчества [...]. Члены партии именно во имя своих идей должны принимать самое энергичное участие во всех уже существующих органах, где идет организованная экономическая жизнь трудящихся. На нашу партию в этой области ложится еще более важная задача: вовлечение в сознательную социалистическую работу широких слоев трудового крестьянства, в своем подавляющем большинстве еще продолжающего жить в условиях единоличного хозяйства. Партия в своей работе в деревне должна поэтому всемерно содействовать (прежде всего) развитию снизу всяких попыток обобществления сельскохозяйственного производства и распределения.

    Но если партия должна перенести центр тяжести своей работы на область экономического, строительства, то это не значит, что она должна отказаться от политической жизни страны. Как ни мало развита сейчас эта жизнь, как ни тяжелы условия участия в ней нашей партии, еще недавно ведшей нелегальное существование, а все же члены партии обязаны вернуться к открытой политической работе. Местные организации должны принимать участие в выборах в местные Советы, должны в избирательных кампаниях и в самих Советах защищать наши программные положения, не затушевывать наших программных разногласий с правительствующей партией большевиков, но и не превращать своей работы в исключительно политический профессионализм партийной борьбы [...].

    [...] ЦОБ сим сообщает всем членам партии, что им назначается Всероссийское совещание в Москве 10 декабря с. г. На это совещание приглашаются и будут допущены только те партийные организации и члены, которые либо разделяют всю развитую выше программу деятельности, либо вследствие оторванности от центра в данный момент еще не заявили о своей солидарности и организационной связи с ЦОБ [...]. Все примыкающие к позиции ЦОБ круги должны немедленно связаться с нами [...].

    Но и до созыва этого ответственного в судьбах партии левых эсеров совещания вся развитая ЦОБ программа работы подлежит немедленному осуществлению. Выполняя ее, партия левых социалистов-революционеров помогает оздоровлению болезненного процесса революции и вместе с тем воссоздает и себя как творческую революционную силу. ЦОБ не сомневается, что вокруг этой программы объединится самая здоровая и деятельная часть партии и что тем самым идеология и дело левого народничества войдут живым элементом в общий поток российской и международной революции [...].

    ЦОБ партии левых социалистов-революционеров (интернационалистов) Баккая Н. Д., Рыбин С. Ф., Фишман Я. М., Чижиков О. Л., Штейн-берг И. 3. Москва, октября 16-го дня 1920 года. Временный адрес ЦОБ: И. 3. Штейнберг, Мясницкая, Георгиевский переулок, 7, кв. 12.


    Примечания:



    1

    Владимирова. Левые эсеры в 1917-1918 гг.; Шестаков. Блок с левыми эсерами; Мороховец. Аграрные программы российских политических партий в 1917 году.



    2

    Показательной в этом смысле следует считать полуанонимную публикацию за подписями Н. и К. «Ликвидация левоэсеровского мятежа в Москве в 1918 году». Из эпитетов в этой статье в адрес левых эсеров и «контрреволюционное отрепье», и «левоэсеровский бандитский отряд Попова», и указание, что «к весне 1918 г. левоэсеры уже превратились в озверелую банду диверсантов-террористов». См. также: Агеев. Борьба большевиков против мелкобуржуазной партии эсеров; Аграрная программа В. И. Ленина; Парфенов. Разгром левых эсеров; Чугаев. Борьба коммунистической партии за упрочение советской власти; Луцкий. Борьба вокруг декрета «О земле»; Зайцев. Политика партии большевиков по отношению к крестьянству.



    3

    Гусев. Крах партии левых эсеров; Хмылов. К вопросу о борьбе большевиков против соглашательства «левых» эсеров; Жидков. Борьба партии большевиков с правыми и левыми эсерами; Спиридонов. Борьба коммунистической партии против левых эсеров; Смирнов. Об отношении большевиков к левым эсерам; Илюхина. К вопросу о соглашении большевиков с левыми эсерами; Кучма. Ленин о теоретических основах соглашения большевиков с левыми эсерами; Голуб. О блоке большевиков с левыми эсерами; Слепов. Применение большевиками тактики левого блока.



    4

    Из обширной литературы, изучающей в той или иной степени партию левых эсеров, следует выделить книгу Гусева «Партия эсеров: от мелкобуржуазного революционаризма к контрреволюции». В ней, по существу впервые в советской историографии, в развернутой форме описано сотрудничество большевиков и левых эсеров во второй половине 1917 — начале 1918 года (с. 146-183). Одной из самых серьезных работ о больше-вистско-левоэсеровском сотрудничестве в первые месяцы советской власти является труд Разгона «ВЦИК Советов в первые месяцы диктатуры пролетариата».



    5

    Авторханов. Происхождение партократии, т. 1, с. 506-509. С другой стороны, в недавно вышедшем двухтомнике Геллера и Некрича «Утопия у власти» излагается традиционная советская точка зрения на июльские события 1918 г. (с. 63 и далее).



    6

    АИГН, 519/30, гл. 7, с. 2.



    7

    Точка зрения советской историографии по данному вопросу сводится к следующему: «24 июня ЦК партии левых эсеров постановил путем террористических актов против представителей германского империализма сорвать Брестский мир, спровоцировать войну с Германией и насильственным путем изменить политику советской власти. Началась подготовка к вооруженному выступлению. Заговорщики рассчитывали, что мятеж в Москве будет поддержан и войсками Восточного фронта, во главе которых стоял левый эсер Муравьев, и левоэсеровскими организациями других городов» (Революционные латышские стрелки, с. 103).



    8

    Так, Леонард Шапиро в книге «Коммунистическая партия Советского Союза» повторяет, по существу, советскую точку зрения, причем делает попытку оправдать большевистский террор: «Мятеж также укрепил утверждение большевиков, что только один шаг отделяет оппозицию от вооруженного восстания, и это оправдывало в их глазах систематический красный террор, направленный против всех политических противников» (с. 269). Однако в другой своей книге, The Origin of the Communist_ Autocracy, Шапиро в главе «Левые эсеры», сн. 37, указывает, что, по свидетельству некоторых источников, левые эсеры не планировали ни заговора, ни восстания. Л. Фишер в книге «Жизнь Ленина» также поддерживает версию о мятеже левых эсеров (с. 359-361). Аналогичной точки зрения придерживается и И. Дойчер (The Prophet Armed, pp. 403-404).

    Стандартной точки зрения по вопросу о «восстании левых эсеров» и убийстве Мирбаха придерживается и немецкий историк фон Раух (Rauch. A History of Soviet Russia, pp. 94-95).



    9

    Лундберг. Записки писателя, с. 182. Автор до 1917 года был социал-демократом, вместе с Н. Н. Сухановым и В. Б. Станкевичем издавал интерналистский «Современник», с марта 1918 года работал сотрудником в «Знамени труда» в Москве, с августа 1918 года — в наркомпросе. Эмигрировал.



    10

    АИГН, 382/2, с. 33.



    11

    Katkov. The Assassination of Count Mirbach, pp. 53-94.



    12

    АИГН, 486/3.



    13

    13.. Ulam. The Bolsheviks, pp. 423, 424-425. Советскую официальную версию Адам Улам подвергает сомнению и в другой своей книге: A History of Soviet Russia, p. 33.



    14

    Кармайкл. Троцкий, с. 142, 143.



    15

    Possony. Lenin, p. 284.



    16

    Цитирование материалов этих архивов производится с любезного разрешения администрации архива Гуверовского института, Бахметьевского архива Колумбийского университета, дирекции Международного института социальной истории и отдела рукописей Хогтонской библиотеки Гарвардского университета.



    1

    Максимов. Суд над Я. Блюмкиным в 1919, с. 379-381.



    2

    Свердлова. Я. М. Свердлов, с. 357.



    3

    Мандельштам. Воспоминания, с. 109.



    4

    Hilger, Meyer. The Incompatible Allies, p. 9.



    5

    AT.T-564.



    6

    Hilger, Meyer. The Incompatible Allies, p. 9.



    7

    Там же.



    8

    Баженов. Воспоминания бывшего секретаря Сталина, с. 258.



    9

    А. И. Солженицын пишет, что в 1920 г. Блюмкин «написал так называемое предсмертное письмо Савинкова, по заданию ГПУ. Оказывается, когда Савинков был в заключении, Блюмкин был постоянно к «ему допущенное лицо — он «развлекал» его вечерами [...]. Это и помогло Блюмкину войти в манеру речи и мысли Савинкова» (Солженицын. Архипелаг ГУЛаг, т. 1 с. 374).



    10

    Троцкий. Как вооружалась революция, т. 1, с. 7.



    11

    Там же, с. 8.



    12

    Орлов. Тайная история сталинских преступлений, с. 191-193. См. также Agabekov. OGPU, р. 220.



    13

    The Case of Leon Trotsky, pp. 105-106. Троцкий через Блюмкина передал для своих единомышленников в СССР письмо.



    14

    Agabekov. OGPU, p. 221; Я. Г. Блюмкин — La Lutte Ouvrier, 12 июня 1936, N I.e. 1.



    15

    Остряков. Военные чекисты, с. 124.



    16

    Орлов. Тайная история сталинских преступлений, с. 193. Троцкий посвятил Блюмкину не одну статью, да и нередко упоминал о расстреле в частных письмах (Троцкий. Портреты, с. 276-285).





     



    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх