ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Бойтесь своих желаний, они сбываются.

Ф. Ницше


ПОЧЕМУ ЭТО ОПАСНО


Легко сказать, что каждый — хозяин и своего прошлого, и своего будущего. Еще легче сказать, что умными быть не заставишь. Ну, плохо людям быть теми, кто они есть. Ну, хотят люди быть истинными арийцами, головками сыра, или евразийцами, пришедшими с Северного полюса. Они так сильно хотят жить в утопии, что никакие аргументы не смогут их переделать.

Все так, но тут возникает два вопроса:

1. А что, если слишком много людей начнет жить в одной и той же утопии?

Способ известен — рассказать о своем «открытии» соседу. Если проникнется — уже двое объясняют третьему, что он — тоже головка сыра или имперский евразиец… что–нибудь в этом духе.

Появляется группа, эта группа может постепенно возрастать в числе, постепенно начать требовать уже своей территории, официального признания, права внедрять свою утопию в жизнь.

Путь проложен — по всем градам и весям разгуливают разные «гуру» и «целители», многие из них — с изрядной свитой. Беглый мент Виссарион собрал даже целую толпу, тысячи не вполне вменяемых личностей, и организовал в Саянах «город солнца» или что–то еще в этом духе.

Такая утопия уже становится фактором общественной жизни, а не особенностью психики отдельных частных людей.

2. И второй, детский вопрос: а что, если люди попытаются сделать утопию былью? Не просто рассказывать сказки самим себе, а воплотить ее в жизнь?

Даже в общине Виссариона утопия воплощается для самих себя; так сказать, для внутреннего пользования. Но ведь утописты всегда стремятся осчастливить не только самих себя. Они масштабны, они хотят изуродовать все человечество.

Что, если утописты попытаются организовать жизнь в утопии уже не самим себе, а всем нам?

Вопросы пока без ответов, но вот поэтому утопизм и опасен — время от времени его внедряют в жизнь.

Народ сам выбирает свою будущую судьбу? Несомненно! Вопрос, как он это делает, чем руководствуется, к чему стремится. И жители Российской империи в 1917 году, и немцы в 1933 году хотели именно этого — выбрать свою будущую судьбу. И выбрали, кстати говоря.

Опасность в том, что в сегодняшней России выбор судьбы происходит не в числе разумных и осмысленных, а среди разного рода мифологических проектов. Один из самых сильных мифов — это империя, несомненная ценность для огромного большинства россиян.

Мифологическое сознание не знает категории времени. Если что–то хорошо — то хорошо всегда, независимо от обстоятельств. Уверен, что найдутся возмущенные читатели, — возмущенные мною, автором книги. Что это еще за разговоры об опасности империи сегодня?! Сам же говорил — империи создают самые сильные, самые жизнеспособные народы?!

Эти люди не хотят, да и не умеют понимать, что все в мире изменчиво. Вчерашние подвиги оборачиваются преступлениями сегодня. Сильные стороны превращаются в слабые, и то, что вело к успеху, ведет к разорению и к гибели.

Вплоть до конца XIX века империя была — хорошо, и строить ее было — правильно. И комплексовать нам не из–за чего. И извиняться не перед кем. А вопли московских… эмигрантов третьей волны, которые ругаются словом «империя», — это истерики умственно и нравственно неполноценных.

Все так. Но уже в начале ХХ века, и независимо от политического строя, империя изжила саму себя и стала нам совершенно ненужной. Более того… Мы надорвались в своем стремлении любой ценой остаться имперским народом. Для удержания империи нам приходилось затрачивать все больше сил, все больше разорять собственную страну, а получали мы все меньше и меньше.

Нет смысла заклинать самих себя и друг друга призраками героев Бородина, Шипки и Валерика. Неправда, что эти люди погибли за нас и за наши интересы. Чудо–богатыри брали Измаил, умирали в Северной Италии и на Кавказе не за нас, а за самих себя, за свои интересы и решая задачи своей, давно минувшей, эпохи. Они проявляли не самые худшие качества, наши предки — строители империи. У нас нет причин отрекаться от них и перестать их уважать.

Но мы совершенно не обязаны делать то же, что делали они. Стремясь достигнуть того же, чего хотели и предки, мы вынуждены совершать совершенно иные поступки.

Российская империя стала судьбой русского народа; и с этим ничего нельзя поделать. Но сегодня наша судьба — ее распад. И с этим тоже ничего нельзя поделать.

Мифологическое сознание не способно относиться к миру, как к безличному «оно». Мифология требует теплого, личностного «ты». Для древних греков приливы, горы и ураганы представали в виде высших существ — как бы огромных и прекрасных подобий людей, живущих вечно. К богам можно было обращаться и через них говорить с приливами, течениями и болезнями так, словно они — живые и мыслящие существа.

Но и сегодня, через три тысячи лет после Гомера, россиянин не хочет знать безличных и безразличных к нему законов истории. Он наполняет мир существами, которые воплощают в себе распад империй, экономические кризисы и передвижения народов. Распался СССР? Это виноват Горбачев (Ельцин, Клинтон, евреи, жидомасоны, коммунисты — по вкусу, нужного добавить). В Россию хлынул поток мусульман и китайцев? Это виноват Ельцин, его политика (Путин, сами китайцы, жидомасоны… опять же — добавить по вкусу нужного вам лично врага).

Персонифицируя стихийные, естественные процессы, люди получают врага, против которого могут сплотиться. Враг уничтожен, но процесс продолжает идти… из чего можно сделать разные выводы. Можно перестать ловить врагов и попытаться понять: что же происходит на самом деле? А можно прийти к выводу, что раньше ловили неправильного врага, и начать ловить «правильного».

Так вот: мифы об империи опасны тем, что уводят с путей, на которых решаются проблемы. Для страны и народа сейчас есть единственный шанс, и это вовсе не сохранение империи. Такого шанса как раз нет совершенно. Есть разные варианты возможного, и каждый вариант можно реализовать разными способами — от ведения переговоров и до взаимной резни.

Неправда, что если нет империи, то все кончено и жить уже незачем. Хорошее есть, и оно еще обязательно будет. Только само хорошее не свалится, его еще и делать надо, это хорошее.

Национальные государства? Тогда без войн и без «исторических претензий» друг к другу.

Конфедерация государств, «Евразийское содружество»? Еще лучше, но тогда именно добровольный союз, а не империя под новым псевдонимом.

Конфедерация разных частей империи с соседями, от Скандинавии до Китая? Тогда — тоже без войн и претензий, с готовностью добрососедских отношений. "

Будущее выбираем мы сегодня. Мы все — коллективно и соборно. Наше будущее светло и разумно ровно в той степени, в которой мы можем принимать разумные и светлые решения.






 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх