Глава 4. Сборка


СССР, вне всякого сомнения, не новое государство, а территориальное расширение Российской республики.

Л. Алексеева


НАЧАЛО СБОРКИ


Большевики как будто были очень привержены праву наций на самоопределение и готовы были отпускать всех, кто только пожелает (прямо–таки «берите суверенитета, сколько сможете взять»).

В действительности же большевики уже с 1918 года оказываются на поверку ничуть не меньшими, а кое в чем и более страшными империалистами, чем белые. Теоретически, конечно, поддержку красных в других странах можно рассматривать как помощь «своим», за которой не стоит стремление присоединить их страны к своей… Но на практике всегда почему–то получается так, что страна, в которой победил социализм, тут же присоединяется к Советской России.

30--31 декабря 1918 года в Смоленске Северо–Западная областная конференция РКП(б) принимает решение об образовании БССР. 31 декабря формируется Временное рабоче–крестьянское правительство, а 2–3 февраля 1919 года в захваченном Красной армией Минске проходит 1 съезд Советов БССР. Представитель ВЦИК Я. М. Свердлов на нем объявил постановление ВЦИК «О признании независимости Белорусской Советской Социалистической Республики». Съезд избрал ЦИК и СНК, утвердил герб и флаг. Все замечательно, самоопределение и интернационализм торжествуют.

Но вот странность: этот же съезд принял декларацию о слиянии республик — БССР и РСФСР… Гм …

18–20 февраля 1919 года такое же решение о присоединении к РСФСР принял 1 съезд Советов Литвы в Вильнюсе.

1 июня 1919 года ВЦИК издал декрет о военном союзе советских республик — РСФСР, Украины, Белоруссии, Литвы. И этот военный союз четырех советских республик принимается активнейшим образом собирать распавшуюся империю.

Получается не везде — Польша, Эстония, Финляндия, Литва отбились, и даже с присоединением Латвии пришлось подождать до 1939 года.

С Русской Маньчжурией и с Южным Сахалином им пришлось подождать даже до 1945 года, когда под предлогом войны с Японией Советская армия пошла через Китай. И поступили коммунисты с бывшим сеттльментом все же аккуратнее, чем с бывшей территорией Российской империи. Уничтожив все русское население, не успевшее бежать, коммунисты оставили Маньчжурию в составе Китая… Вот только сам Китай тоже сделали коммунистическим.

Получилось присоединить к Советской России Советскую же Украину — хотя и позже, чем хотелось коммунистам. Механизм — тот же: в июле 1918 года в Москве создана партия большевиков Украины. Из 212 делегатов съезд КП(б)У этническими украинцами были от силы процентов 30–40: Чубарь, 3атонский, Скрыпник, Любченко, Гринько и другие. Ворошилова, Гамарника, Дзержинского, Орджоникидзе назвать украинцами как–то трудно. И на Украине они никогда не жили. Называя вещи своими именами, в Москве создается второе украинское правительство. Причем фиктивное.

В ноябре 1918 года Германия терпит поражение, и немецкие войска уходят из Украины. В декабре свергнут ставленник Германии и Австрии Скоропадский, восстановлена независимость Украины во главе с Украинской генеральной директорией — Винниченко и Петлюрой.

В феврале 1919 года Красная армия второй раз входит в Киев… Но уже весной Петлюра очищает от красных Украину.

Осенью 1919 года с севера идут большевики, но одновременно с юга двинулась Белая армия генерала Деникина. Опять не получилось.

21 апреля 1920 года правительство Петлюры заключает договор с Польшей о совместной войне и с большевиками, и с Белой армией. Обратите внимание — две страны, раньше входившие в Российскую империю, объединяются против обоих типов империалистов.

6 мая 1920 года польские и украинские войска освободили Киев, соединились у Винницы. Украинский народный комитет создал последнее правительство Украины во главе с В. Прокоповичем. Ненадолго.

12 июня Красная армия вошла в Киев третий раз. И уже никуда не ушла.

На всей территории Украины была провозглашена Украинская Советская Социалистическая Республика.

Некоторые народы просто категорически не хотят опять оказаться в империи. Число башкир уменьшилось на треть после войны с советской властью в 1920 году. В 1897 году на земле жило 1,5 млн. башкир и всего 1 миллион в 1926 году. 954 800 башкир было в, СССР в 1959 году, 1 млн. 181 000 — в 1970 году. До сих пор численность народа ниже, чем была до войны 1920 года.

Одно скажу: выгодное это дельце — быть цивилизованным, умеющим писать народом! Расстрел 20 тысяч польских офицеров в Катыни стал известен всему миру. Когда же по реке Белой плыли трупы башкирских повстанцев, их жен и детей (на грудных младенцев красные обычно не тратили пуль, их просто топили вместе с уже мертвыми матерями), мир ничего не узнал. Что тут поделаешь! Башкиры плохо умели писать.

Крымских татар в 1897 году было 230 тысяч человек; в 1926 году — 179 094 человека. Напомню, как сугубо отрицательно выглядят крымские татары в сочинениях Аркадия Гайдара [110]. Видимо, у этого убежденного сторонника официальной линии были причины так относиться к этому небольшому народу.

В Сибири коммунистами была вырезана вся хакасская интеллигенция [111].

Часть разбитых белых ушла на юг, в Хиву, но красные тут же кинулись вслед за ними. 20 января 1920 красные взяли Хиву, а 27 апреля 1920 года провозгласили Хорезмскую Народную Советскую Республику.

Одновременно проведена «Бухарская операция 1920 — операция, проведенная войсками Красной Армии с 27 августа по 3 сент. 1920 с целью оказать помощь трудящимся Средней Азии в ликвидации контрреволюционного режима и в установлении Советской власти в Бухаре» [112, с. 407].


ЦЕНТР НОВОЙ ИМПЕРИИ


Теоретически все советские, все народные республики равны. Ни одна из них не может говорить от имени других или подчинить ее себе. На практике с самого начала одна из республик оказывается «равнее» других. Уже Рижский договор 1921 года подписывается от имени всех республик, но на конференции союзные республики почти не представлены, и все решает РСФСР. На Женевскую конференцию 1922 года тоже приглашена одна РСФСР, говорящая от имени всех республик.

Это вызывает не так уж много энтузиазма в республиках — вчера еще в независимых странах. Даже после того, как Грузия, управляемая уже большевиками, готова подписать договор о союзе с РСФСР, грузины выступают против идей СССР — по крайней мере в формах, навязываемых Сталиным. Украинцы тоже выражали сомнения в пользе «Союза нерушимого» …

В советской официальной историографии полагалось считать, что «Союз Советских Социалистических Республик (СССР, Советский Союз) — первое в истории социалистическое общенародное государство, выражающее волю и интересы рабочего класса, крестьянства и интеллигенции, всех наций и народностей страны» [113, с. 3].

Звучит замечательно — вот только как соотнести с этими торжественными словами восстание за независимую Грузию в августе 1924 года — года принятия первой Конституции СССР? Наверное, многие грузины, вразрез с советским официозом, считали, что создание СССР — это, «вне всякого сомнения, не новое государство, а территориальное расширение Российской республики» [114, с. 20].

После ХII съезда КПСС Сталин, по его собственным словам, «приступил к перепашке Грузии от меньшевистско–уклонистского сорняка». Наверное, это была очень успешная прополка, потому что число одних убитых перевалило за 5 тысяч, десятки тысяч злодеев, не желавших жить в империи, были арестованы и сосланы. После 1921 года многие грузинские офицеры бежали в Польшу и там вступали в Войско Польское, чтобы продолжать воевать с красными. После 1924 года прошла новая волна грузинов- эмигрантов.

Иосиф Виссарионович счел нужным предупредить, что «то, что произошло с Грузией, может повториться по всей России» [115, с. 326–327].

А Максим Горький именно по этому поводу произнес в первый раз свою знаменитую фразу: «Когда враг не сдается, его уничтожают». Он только забыл уточнить, что коммунисты врага уничтожали в любом случае, независимо от капитуляции… А в остальном все совершенно правильно.

«Грузинский опыт показал, что союз есть категорический императив» [114, с. 26], и с тех пор все народы СССР поняли, что деваться им некуда.


«3ЕМШАРНАЯ ИМПЕРИЯ»


И тут мы переходим ко второму пункту, который заставляет меня уверенно утверждать, что красные — еще большие империалисты, чем белые. Дело в том, что белые никогда не ставили других целей, кроме цели восстановления Российской империи. Никого больше завоевывать они не собирались. А вот красные уже задолго до своего прихода к власти планировали завоевать мировое господство, построить «земшарную республику Советов».

В России временами становятся очень популярны идеи, что коммунисты жажду мирового господства то ли похитили у евреев или у масонов, то ли евреи и масоны привили ее коммунистам. Не буду спорить, кто кому и что привил, но идея «Земшарной республики» отлично легла на имперскую часть массового русского сознания. Напомню, что только в 1989 году СССР официально снял тезис о неизбежности мировой революции, — то есть отказался от идеи завоевания мирового господства.

Но большевики с самого начала брали власть в России — как первый этап взятия власти в масштабе земного шара. Россия, Российская империя были для них только первым этапом, только плацдармом мировой революции.

«Ленин боролся против царской империи не потому, что она империя, а потому, что она царская. Он был за мировую советскую империю. Это прямо записано рукой Ленина в преамбуле «Конституции СССР» 1924 года, где сказано: «Новое советское государство явится… новым решительным шагом по пути объединения трудящихся всех стран в Мировую Советскую Социалистическую Республику» [78, с. 12].

Эти настроения дожили до Второй мировой войны, и сейчас жутко наблюдать, с каким романтическим восторгом ждали войны арбатские мальчики. Ждали именно как начала мировой революции.


Но мы еще дойдем до Ганга,

Но мы еще умрем в боях,

Чтоб от Японии до Англии

Сияла Родина моя.


Так писал Павел Коган, автор незабвенной «Бригантины». И он, и Аркадий Гайдар, и тысячи еще таких же, как они, воплотили в жизнь свои желания и ожидания — умерли в боях. Хотя и не совсем за то, за что хотели.

После Второй мировой войны СССР сделался сверхдержавой… но это реализовывался план скорее Сталина, чем Троцкого. По сравнению с планами ленинской гвардии, романтикой Паши Когана и прочих певцов «земшарной империи Советов» сталинские затеи кажутся какими–то мелкими, прозаическими и скучными.

Конечно, на практике не всегда была возможность откровенно расширять СССР, прямо присоединяя к нему завоеванные земли, и приходилось соблюдать приличия. Формально и «страны народной демократии», и «страны социалистической ориентации» оставались независимыми государствами и сохраняли во всей полноте всю государственную атрибутику. Фактически же они составляли части уже не локальной, а глобальной, «Земшарной» имперской системы. Империи несравненно более громадной и страшной, чем рухнувшая когда–то Российская империя.

Кажущийся парадокс между лозунгами большевиков, декларируемой ими идеологией и сугубо имперской (даже сверхимперской) политикой.

В конце концов большевики объявляли себя невероятными интернационалистами и сторонниками самоопределения и равенства наций. Огромный процент руководящих работников ВКП (б) и ЧК был инородцами — евреями, китайцами и латышами. Империализм был для них, казалось бы, не способом мышления или образом жизни (они презирали эти «буржуазные термины»), а высшей и последней стадией капитализма.

Но это доказывает только одно: носителями фундаментальных ценностей всякого общества являются вовсе не только верхи, но и низы этого общества. Известен случай, когда австралийские каторжники после массового побега выбрали парламент для управления своей колонией. Точно так же и низы российского имперского сообщества, куда бы ни забрасывала их судьба, упорно строили знакомый и попятный ИМ тип государства — империю.

И парадокс — кажущийся.






 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх