5. Доклад Н.С.Хрущёва — операция прикрытия в фашистской глобальной политике


Однако продолжение приведённого ранее начала сталинского ответа на приветствие рабочих — гораздо интереснее и содержательнее, если рассматривать его текст, впервые опубликованный в газете “Заря Востока” (Тифлис), № 1197, 10 июня 1926 г., не в историческом контексте 1926 г., а в контексте обстоятельств 1948 г., когда 8-й том сочинений И.В.Сталина вышел из печати, и в контексте последующей истории:

И ключевой вопрос по отношению к этому историческому контексту можно сформулировать так: Почему И.В.Сталин не забыл этот ответ и он, казалось бы при всей незначительности его темы, был включён в состав собрания его сочинений? — мало ли каких речей и по каким поводам он успел произнести за всё время своей политической деятельности? Мало ли каких славословий в свой адрес в изустной и в письменной форме за 25 лет его «генерального секретарства» были обращены к нему? Какой смысл несёт именно этот ответ на славословия, начиная с момента публикации 1948 г.?

Поставив этот вопрос, продолжим чтение ответа И.В.Сталина рабочим тифлисских железнодорожных мастерских:

«Я вынужден поэтому восстановить подлинную картину того, чем я был раньше и кому я обязан нынешним своим положением в нашей партии.

Тов. Аракел [85] сказал здесь, что в прошлом он считал себя одним из моих учителей, а меня своим учеником. Это совершенно правильно, товарищи. Я, действительно, был и остаюсь одним из учеников передовых рабочих железнодорожных мастерских Тифлиса.

Позвольте обратиться к прошлому.

Я вспоминаю 1898 год, когда я впервые получил кружок из рабочих железнодорожных мастерских. Это было лет 28 тому назад. Я вспоминаю, как я на квартире у т. Стуруа в присутствии Джибладзе (он был тогда тоже одним из моих учителей), Чадришвили, Чхеидзе, Бочоришвили, Нинуа и др. передовых рабочих Тифлиса получил первые уроки практической работы. В сравнении с этими товарищами я был тогда молодым человеком. Может быть, я был тогда немного больше начитан, чем многие из этих товарищей. Но, как практический работник, я был тогда, безусловно, начинающим. Здесь в кругу этих товарищей, я стал тогда учеником от революции. Как видите, моими первыми учителями были тифлисские рабочие.

Позвольте принести им мою искреннюю, товарищескую благодарность. (Аплодисменты.)

Я вспоминаю, далее 1907 — 1909 годы, когда я по воле партии был переброшен на работу в Баку. Три года революционной работы среди рабочих нефтяной промышленности закалили меня, как практического [86] борца и одного из практических местных руководителей. В общении с такими передовыми рабочими Баку, как Вацек, Саратовец, Фиолетов и др., с одной стороны, и в буре глубочайших конфликтов между рабочими и нефтепромышленниками — с другой стороны, я впервые узнал, что значит руководить большими массами рабочих. Там, в Баку, я получил, таким образом, второе своё боевое революционное крещение. Там я стал подмастерьем от революции.

Позвольте мне принести мою искреннюю, товарищескую благодарность моим бакинским учителям. (Аплодисменты.)

Наконец, я вспоминаю 1917 год, когда я волей партии, после скитаний по тюрьмам и ссылкам, был переброшен в Ленинград. Там, в кругу русских рабочих, при непосредственной близости с великим учителем пролетариев всех стран — тов. Лениным, в буре великих схваток пролетариев и буржуазии, в обстановке империалистической войны, я впервые научился понимать, что значит быть одним из руководителей великой партии рабочего класса. Там в кругу русских рабочих — освободителей угнетённых народов и застрельщиков пролетарской борьбы всех стран и народов, я получил своё третье боевое крещение. Там, в России, под руководством Ленина, я стал одним из мастеров от революции.

Позвольте принести свою искреннюю, товарищескую благодарность моим русским учителям и склонить голову перед памятью моего великого учителя — Ленина. (Аплодисменты.)

От звания ученика (Тифлис), через звание подмастерья (Баку), к званию одного из мастеров нашей революции (Ленинград) — вот такова, товарищи, школа моего революционного ученичества.

Такова, товарищи, подлинная картина того, чем я был и чем я стал, если говорить без преувеличения, по совести (Аплодисменты, переходящие в бурную овацию.)» (И.В.Сталин, Сочинения, т. 8., Москва, «Политиздат», 1948 г. стр. 173 — 175).

Членораздельная речь человека обладает той особенностью, что её можно понимать исключительно в прямом значении. Но некоторые изустные речи и тексты наряду с прямым значением, подчас пустяковым, несут в себе какой-то ещё другой смысл, который может дополнять прямой; но может быть и так, что смысл, переданный иносказательно, может быть куда более значимым, нежели смысл, переданный прямо. Понимаемый в прямом значении ответ И.В.Сталина на приветствие рабочих железнодорожных мастерских действительно может быть понят и оценён в том смысле, что это обычные ритуально-этикетные речи в стиле «от нашего стола — вашему столу» и не более того.

Однако объективной данностью является тот факт, что употребляемые И.В.Сталиным термины «ученик», «подмастерье», «мастер», соответствуют последовательности прохождения степеней посвящения в масонских ложах, которые в ряде случаев, именуются не «ложами», а «мастерскими».

Соответственно в переводе с масонского жаргона на русский язык весь приведённый выше ответ И.В.Сталина на приветствие рабочих, которые в те времена действительно не имели адекватных представлений о том, как делается политика, и в особенности, политика глобальная, означает:

Вы, товарищи, из лучших чувств ко мне наговорили много вздора, но вы ничего не понимаете в том, что происходит на самом деле. И я вынужден поэтому восстановить подлинную картину того, что происходит. Однако я не имею возможности говорить об этом прямо, поскольку ещё не собираюсь умирать. Но я могу сказать иносказательно: как вождь ВКП (б) и Советского народа я создан масонством. Я прошёл путь посвящений от ученика до мастера от революции. Также обращаю ваше внимание на то, что крещение нормально принимается однократно, а троекратное крещение — знак того, что всё это противостоит истинному Христианству как идеологии и практике строительства на Земле Царствия Божиего [87]. Такова, товарищи, подлинная картина нашей жизни, если говорить без преувеличения, по совести. Даже если вы, мои современники, не поймёте этого иносказания, то его поймут потомки и продолжат наше большевистское дело воцарения на Земле праведности.

Включение “Ответа рабочим главных железнодорожных мастерских в Тифлисе” в 1948 г. в собрание сочинений И.В.Сталиным — при длительном не оглашаемом публично конфликте большевизма и масонства во всех его ветвях — было разоблачением скрываемой исторической правды об эпохе марксистских революций начала ХХ века.

И это не домыслы об эпохе и не вариации фантазий политиканствующих маньяков в духе антимасонских страшилок последних двух десятилетий. Факты, известные И.В.Сталину и историкам коммунистического движения второй половины XIX — первой половины ХХ веков, состоят в том, что в 1920 году и в 1922 году II и IV конгрессы Коминтерна [88] рассматривали вопрос о проникновении масонской агентуры в коммунистической движение, отделившееся от II-го — социал-демократического — Интернационала.

«Впервые вопрос о масонстве именно в связи с руководством французской секции Коминтерна встал ещё на 2-м Конгрессе в 1920 г. Тайные члены сразу нескольких масонских орденов Зиновьев, Троцкий, Радек [89] и другие, игравшие в то время большую роль в Коминтерне, прилагали все усилия, чтобы, с одной стороны, заполнить вновь возникшее международное коммунистическое движение кадрами масонов, рядящихся в коммунистические тоги, а с другой — пресечь в самом зародыше любые антимасонские выступления в Коминтерне. Ещё до начала 2-го Конгресса председатель Коминтерна Зиновьев (Радомысльский), член Бнай Брита, Лиги по борьбе с диффамацией и Великого востока Франции, сделал всё, чтобы представить дело так, что для Советской России вопрос о масонстве якобы не имеет никакого значения, и поэтому он не интересует якобы российских коммунистов. И подобное извращение действительности имело место всего через три года после свержения большевиками сплошь масонского временного правительства во главе с масоном 33-степени А.Ф.Керенским! Однако, несмотря на эти судорожные усилия бнайбритовцев и членов Великого востока, пробравшихся в руководство Коминтерном, во время заседаний 2-го Конгресса многие западные коммунисты указывали на масонскую опасность. Так в одном из выступлений говорилось:

«Этот вопрос не интересует русских, но имеет громадную важность в латинских странах (т.е. в латиноязычных странах Европы — В.Е.), в Англии и Америке, франк-масонство пользуется довольно большим влиянием в этих странах. Оно пользуется [90] политической организацией, стремящейся к завоеванию и удержанию власти; оно группирует промышленников, учёных, дельцов… Вдобавок эта организация тайная, и так как во многих странах мы ещё не имеем нелегальных организаций, то, по отношению к франк-масонству, находимся в худшем положении. Товарищи, примыкающие к франк-масонству, могут нас контролировать, в то время как мы не имеем возможности в свою очередь контролировать их организации. Одной из главных причин того кризиса, который переживает в настоящий момент французская партия, является присутствие в её рядах многих франк-масонов».

Поскольку члены французской партии принадлежали в основном всё к тому же Великому востоку, что и Зиновьев и др., то последние на этом Конгрессе Коминтерна (1920 год), несмотря на довольно оживлённую дискуссию по вопросу о масонстве, сами о нём не заикнулись ни словом. Тем не менее, единогласно при одном воздержавшемся (Зиновьеве) пленарное заседание 2-го Конгресса Коминтерна приняло предложение итальянской партии о том, что член компартии не может одновременно быть членом масонской ложи.

Сразу же после окончания работы 2-го Конгресса Коминтерна Зиновьев развернул через агентуру Лиги по борьбе с диффамацией, внедрённую им во многие партии, входившие в Коминтерн, бурную деятельность по дискредитации всех тех итальянских и некоторых французских товарищей, которые выступали на 2-м Конгрессе с осуждением масонства. В течение почти года на этих товарищей оказывался беспрецедентный нажим со стороны всей своры масонов, тайно внедрённых в Коминтерн. В результате на 3-м Конгрессе Коминтерна в 1921 году было зачитано заявление Итальянской социалистической партии этому Конгрессу, в котором со ссылкой на решения Ливорнского съезда ИСП, в частности, говорилось: «Переходя к взаимоотношениям ИСП и Коммунистического интернационала, съезд подтверждает своё первоначальное, добровольно принятое решение о присоединении к Интернационалу и тем самым обязывается подчиниться постановлениям последнего Московского Конгресса (т.е. 2-го Конгресса Коминтерна, на котором было принято итальянское предложение о масонстве — В.Е.). В связи с этим съезд заявляет, что ИСП включает в свою программу все 21 условие; от оговорки, касающейся франк-масонов, она отказывается». (Подчёркнуто нами — В.Е.).

Таким образом, Зиновьеву удалось принудить итальянских товарищей отказаться от собственной принципиально правильной позиции, а также в обход единогласного решения 2-го Конгресса не включить пункт о несовместимости коммунизма с масонством в 21 условие приёма в Коминтерн. Из-за этой позиции Зиновьева на 3-м Конгрессе Коминтерна никто больше и словом не обмолвился о масонстве.

А спустя ещё один год, в 1922 году на IV Конгрессе Коминтерна в связи с продолжающейся фракционной деятельностью внутри французском партии Коминтерну вновь пришлось возвращаться к французскому вопросу, для чего была образована большая комиссия, в которую входили: В.И.Ленин, Клара Цеткин, Коларов (Болгария), Грепп (Норвегия), Валецкий и Костшева (Польша), Катаяма (Япония), Бела Кун (Венгрия) и др., которые, несмотря на присутствие в комиссии Зиновьева и Троцкого, всячески старавшихся затушевать вопрос о масонстве, подготовили текст резолюции по французскому вопросу, который был единогласно принят на пленарном 32-м заключительном заседании IV Конгресса Коминтерна 5 декабря 1922 года. В этой резолюции имеется целый раздел, посвящённый франкмасонству, который мы приводим здесь полностью:

«Несовместимость франк-масонства с социализмом считалась общепринятой в большинстве партий 2-го Интернационала. Итальянская социалистическая партия исключила из своей среды франк-масонов в 1914 году, и эта мера была, несомненно, одной из причин, позволивших партии во время войны проводить оппозиционную политику, так как итальянские франк-масоны в качестве орудия Антанты действовали в пользу интервенции.

II Конгресс Коммунистического интернационала не присоединил к условиям вступления в Интернационал особого пункта о несовместимости коммунизма с франк-масонством только потому, что считал это само собой разумеющимся и, как явствует из протоколов, не допускал мысли о возможности одновременной принадлежности к партии пролетарской диктатуры и к чисто буржуазном организации, прикрывающей избирательно-карьеристские происки формулами мистического братства. Неожиданно обнаружившийся для IV Конгресса Коммунистического интернационала факт принадлежности значительного числа французских коммунистов к масонским ложам является в глазах Интернационала самым ярким свидетельством того, что наша французская партия не только сохранила психологическое наследие французского реформизма и парламентаризма, но и чисто материальные, крайне компрометирующие верхи партии связи с секретными учреждениями радикальной буржуазии. И в то время как Коммунистический авангард собирает силы пролетариата для непрерывной борьбы против всех группировок и организаций буржуазного общества во имя пролетарской диктатуры, целый ряд ответственных работников партии: депутатов, журналистов, вплоть до членов Центрального комитета, сохраняет тесные связи с секретными организациями врага. Особенно печальным является тот факт, что вся партия, во всех её течениях не подняла после Тура (т.е. съезда в г. Тур — В.Е.) этого вопроса, несмотря на его полнейшую ясность в международном масштабе, и что только в процессе фракционной борьбы внутри партии факт этот обнаружился перед Интернационалом во всём своём угрожающем значении.

Интернационал считает необходимым раз и навсегда положить конец этим компрометирующим и деморализующим связям верхов Коммунистической партии с политическими организациями буржуазии. Делом чести революционного пролетариата является очищение всех его классовых организаций от элементов, которые хотят одновременно принадлежать к двум борющимся лагерям.

Конгресс поручает Центральному Комитету французской коммунистической партии не позже как до 1 января 1923 года ликвидировать все связи партии, в лице её членов или групп, с франк-масонством. Всякий коммунист, принадлежащий к масонам, который до 1 января не заявит открыто своей организации о своём полном разрыве с масонством, исключается тем самым автоматически из коммунистической партии без права примкнуть к ней когда бы то ни было. Утайка кем-либо своей принадлежности к масонству будет рассматриваться как проникновение в ряды партии вражеского агента и наложит на соответственное лицо пятно бесчестия перед лицом всего пролетариата.

Принимая во внимание, что самый факт принадлежности к масонству, независимо от того, преследовались ли при этом данном случае те или другие материальные, карьеристские и другие порочащие цели, свидетельствует о крайней неразвитости коммунистического сознания и классового достоинства. IV Конгресс признаёт необходимым, чтобы товарищи, которые принадлежали до сих пор к масонству, и которые ныне порвали с ним, не могли в течение двух лет занимать ответственные посты в партии. Только напряжённая работа в пользу революции в качестве рядовых членов Коммунистической партии может принести этим товарищам полноту доверия и восстановить их права на занятие в партии соответствующих постов», — говорится в резолюции IV Конгресса Коминтерна» (В.Н.Емельянов [91]. “Десионизация”, приводится по файлу, найденному в интернете [92]).

В.Н.Емельянов — по образованию арабист, некоторое время был советником Н.С.Хрущёва по Ближнему Востоку, в бытность того первым секретарём ЦК КПСС. Т.е. приведённый выше фрагмент взят из книги, написанной человеком, который, будучи помощником первого лица партии и государства, имел по крайней мере неофициальный доступ к очень многим не оглашаемым публично материалам.

На следующий день после того, как 5 декабря 1922 г. IV конгресс Коминтерна по инициативе В.И.Ленина принял антимасонскую резолюцию, В.И.Ленин оказался в Горках, где спустя год с небольшим и завершилась его жизнь. Было ли это прямым результатом успеха врачей в их деле в 1922 г., либо масоны-опекуны были непричастны, а В.И.Ленин сам, пребывая во власти материалистически-атеистических убеждений, оказался не готов к тому, чтобы выдержать удар масонского эгрегора, — вопрос открытый.

Т.е. в соотнесении с этим историческим прошлым публикацию в собрании сочинений И.В.Сталина “Ответа рабочим главных железнодорожных мастерских в Тифлисе” действительно следует рассматривать именно в контексте взаимоотношений разноликого масонства и большевизма [93].

Причём внимание чистоплюев и скептиков, привыкших жить в культуре, где учебники истории, средства массовой информации предпочитают умалчивать о масонстве и не связывают политику и масонство, и где говорить о наличии такого рода взаимосвязей почитается «дурным тоном», следует обратить внимание, что на II и IV конгрессах Коминтерна вопрос о проникновении масонской агентуры в коммунистическое движение обсуждали не «кухонные» политики, не «пикейные жилеты», аналогичные тем, о которых речь идёт в “Золотом телёнке”, а практические политики, многие из которых успели стать масонами прежде, чем стали приверженцами идеалов коммунизма и поняли что с масонством им не по пути.

И это приводит к вопросам, на которые нет ответа у приверженцев идеалов ХХ съезда: А почему «царь» Никита о роли масонства в политике ничего не сказал в своём докладе?почему такие участники ХХ съезда, как В.М.Молотов и А.И.Микоян [94], которые историю партии и Коминтерна знали не по книгам, а по личному жизненному опыту, отмолчались и не возразили Н.С.Хрущёву?

Вопросы действительно интересные, поскольку, если уж партийной верхушке потребовалось «отмываться» от «преступлений сталинской эпохи», то, казалось бы, чего уж проще — прочитал резолюцию IV конгресса Коминтерна, объявил Берию и Сталина и неугодных их сподвижников масонской агентурой, об опасности которой предупреждал великий вождь и учитель мирового пролетариата товарищ Ленин ещё в 1922 г., на следующий день опубликовал это всё вместе с «одобрям!» съезда в “Правде” [95] и в “Известиях” [96] и всё — знамёна КПСС снова в первозданной чистоте; а хотят отмываться масоны от “сталинских” преступлений либо нет — это уже их дело, а не проблема мирового коммунистического движения.

И при этом никакого идиотизма про то, как Сталин командовал «по глобусу», городить бы не пришлось, выставляя самого себя заведомым лжецом и идиотом.

Однако нет: о масонстве в докладе Н.С.Хрущёва ни слова.

А вот что по свидетельству Ф.И.Чуева сказал о масонстве В.М.Молотов, спустя многие годы после ХХ съезда:

«— Модная тема сейчас — масоны — говорю я. — Масоны в революционном движении. Говорят, даже в вашем правительстве были.

— Конечно, могут наговорить разные вещи, которые были и которых не было. Масоны, конечно, старались около правительства кого-то своего иметь.

— Даже называют конкретных людей. Например, Шверника…

— Шверника? Здорово! Маловероятно. Он для этого, по-моему, не приспособлен. Нет, не может этого быть. Шверник — русский рабочий, очень, так сказать, прямолинейный человека. А масоном быть — надо вертеться!


Примечания:



08.01.1974, 11.03.1983»

(Ф.Чуев. “Молотов: полудержавный властелин”, Москва, «ОЛМА-ПРЕСС», 1999 г., стр. 419 — 421).

В общем, как и предвидел И.В.Сталин, В.М.Молотов капитулировал ранее ХХ съезда, вследствие чего и не смог организовать отпор наглости и лжи Н.С.Хрущёва в период подготовки ХХ съезда. А не смог организовать отпор потому, что идей сталинского большевизма (не на словах, а на деле) — не понимал и не принимал и потому вместе с группой поддержки И.В.Сталина никакой альтернативы хрущёвской идее борьбы с «последствиями культа личности И.В.Сталина» противпоставить был не в состоянии. И не удивительно, что годом позднее он был изгнан из партии за ненадобностью… — Воздаяние за “элитарную” беспринципность и измену идеалам большевизма. Был бы большевиком — раскола партии не допустил бы, а положил бы начало развитию идей большевизма и очищению партии от разнородной мрази.

[95] Официоз ЦК КПСС.

[96] Издание Верховного Совета СССР — официоз государственности СССР.

[97] Это слово тоже находит применение в корпоративном жаргоне масонства.

[98] 31 октября по ныне действующем календарю: авторы доклада Н.С.Хрущёва не потрудились пересчитать даты с юлианского календаря, действовавшего в 1917 г., на григорианский календарь, действующий с 1918 г.

[99] В докладе ссылки на 4-е издание Полного собрания сочинений В.И.Ленина.

[100] После выступления Каменева, после требования Ленина об исключении Зиновьева и Каменева из партии (а всего за несколько месяцев до этого В.И.Ленин и Г.Е.Зиновьев вместе скрывались в шалаше у озера Разлив, и писали вместе книгу “Государство и революция”) в газете “Рабочий путь” 20 октября (2 ноября) И.В.Сталиным была опубликована заметка “От редакции”.

ПСС В.И.Ленина, изд. 5, т. 34, стр. 503, сообщает: «В этой заметке Сталин писал, что резкость тона статьи Ленина (“Письмо к товарищам”, см. настоящий том, стр. 398 — 418) не меняет по отношению к Зиновьеву и Каменеву того, „что в основном мы остаёмся единомышленниками“ (“Рабочий путь”, № 41, 1917 г.).

Т.е. в октябре 1917 г. И.В.Сталин встал на защиту членства в партии Каменева и Зиновьева, о чём Н.С.Хрущёв в своём докладе, умолчал, а потом при подготовке 5-го издания Полного собрания сочинений В.И.Ленина этот факт был уже поставлен И.В.Сталину в вину.

[101] О том, как Г.Е.Зиновьев руководил Коминтерном в период между II и IV конгрессами Коминтерна, Н.С.Хрущёв не посчитал нужным сообщить съезду.

[102] А чем является «октябрьский эпизод Каменева и Зиновьева», ни В.И.Ленин, ни Н.С.Хрущёв пояснять не стали.

[103] Но именно этого — разбираться в проблематике «в чём суть троцкизма и почему он враг большевизма» авторы доклада Н.С.Хрущёва не намеревались.

[104] Как сообщает в своих “Памятных записках” Л.М.Каганович, в бытность его первым секретарём ЦК компартии Украины, в перерыве на одном из совещаний к нему подошёл Н.С.Хрущёв, которого он тогда ещё не знал. Н.С.Хрущёв пожаловался Л.М.Кагановичу, что в прошлом он примыкал к троцкистам, но потом порвал с ними, но люди, памятуя о его троцкистском прошлом, ему не доверяют и не выдвигают на ответственные посты; однако у него есть желание работать в больших масштабах и потому он обращается к Л.М.Кагановичу с просьбой, если тот сочтёт возможным, посодействовать ему в переходе на другую работу, где бы были новые люди, которые не смотрели бы на него как на троцкиста. Л.М.Каганович, поверил и посодействовал. О троцкистском прошлом Н.С.Хрущёва знал и И.В.Сталин, но тоже поверил ему в том, что тот искренне отошёл от троцкизма.

Но упомянуть в докладе о том, что и сам он выходец (либо проходимец?) из троцкистов, которому поверили и содействовали его партийной и государственной карьере и Каганович, и Сталин, Н.С.Хрущёв не посчитал нужным, а Л.М.Каганович “постеснялся” ему об этом напомнить на ХХ съезде и попросить подробнее развить тему о сути троцкизма и большевизма и об их взаимоотношениях в политике.

[105] А если контрольные сроки на вразумление истекли, и вопрос был вынужденно переведён в область партийной и общесоциальной гигиены? — тоже тема интересная…

[106] Здесь авторы доклада Н.С.Хрущёва выражают свои двойственные нравственно-этические стандарты: так называемых «классовых врагов» уничтожать можно, но тех, кто не является «классовым врагом», уничтожать недопустимо, их надо нескончаемо долго идейно убеждать. Но ответ на вопрос о том, кого и по каким критериям относить к категории «классовых врагов», а кого к ошибающимся — остался в умолчаниях.

[107] О том, что в СССР бюрократия из профессиональной корпорации управленцев перерождается в общественный класс, — класс эксплуататорский (это будет показано нами далее), — Н.С.Хрущёв не стал говорить, поскольку это показало бы, что И.В.Сталин прав, утверждая, что по мере продвижения к социализму классовая борьба с советском обществе обостряется.

[108] Берия Л.П. (1899 — 1953), бывший нарком (министр) внутренних дел СССР, первый заместитель Председателя Совета Министров СССР, член Президиума ЦК КПСС. В июле 1953 г. Пленум ЦК КПСС за преступные антипартийные и антигосударственные действия вывел его из состава ЦК и исключил из партии. Он был снят со всех государственных постов.

23 декабря 1953 г. специальное судебное присутствие Верховного суда СССР приговорило Л.П.Берия к расстрелу. (Примечание в цитируемой публикации доклада Н.С.Хрущёва).

[109] Можно подумать, что руки самого Н.С.Хрущёва не были по локоть в крови, что не без его участия фальсифицировались дела в 1930-е гг., что не по его указанию было фальсифицировано «дело Берии», что в 1962 г. не были фальсифицированы дела в отношении так называемых «зачинщиков» волнений в Новочеркасске.

[110] Настоящая фамилия Бронштейн.

[111] Ещё раз: настоящая фамилия Розенфельд.

[112] Настоящая фамилия Апфельбаум, Радомысльский — один из его псевдонимов: взят по фамилии жены.

[113] Лоллий Замойский “За фасадом масонского храма”, Москва, 1990 г., стр. 259, 260.

[114] Родной брат Я.М.Свердлова (1885 — 1919), председателя Всероссийского Центрального исполнительного комитета с 1917 г. до его смерти в 1919 г. З.Пешков эмигрировал во Францию, где дослужился до звания генерала.

[115] Обсуждались варианты высадки с моря террористической группы в царскую резиденцию Петергоф на берегу Финского залива (ныне дворцовый комплекс в городе Петродворец) и разного рода действия в финских шхерах, где царская семья проводила часть лета на островах и на яхте “Штандарт” (корабль водоизмещением около 4000 т).

[116] Последующий текст до конца этого раздела написан на основе раздела 6.3. “Новый курс «мировой закулисы»: социализм в одной отдельно взятой стране” работы ВП СССР “Форд и Сталин: О том, как жить по-человечески” с некоторыми сокращениями и изменениями.

[117] Вследствие такого способа осуществления власти «мировой закулисой» на местах — детективно-полицейские попытки выявить и разоблачить «мировой заговор» и агентуру «мирового правительства» (в смысле установить членство, пароли, явки, каналы связи и т.п.), всегда приводят к абсурду.

[118] Исторически так сложилось, что собственное российское производство вооружений и основные склады разнородных армейских запасов были сосредоточены на территории, контролируемой Советской властью. Они были заполнены до предела так, что даже в конце 1930-х гг. при проектировании В.Г.Грабиным пушки — будущей «ЗиС-3» — одним из требований было — обеспечить возможность стрельбы 76 мм снарядами, в большом количестве оставшимися от первой мировой и гражданской войны. Удовлетворение этого требования вынужденно привело к снижению мощности заряда этого вновь разработанного орудия и снижению его тактико-технических характеристик.

Причина переполнения складов была в том, что оппозиция режиму Николая II, приняв в России организационную структуру масонства, саботировала ведение войны царским режимом, готовила государственный переворот, за которым должно было последовать победоносное завершение войны новым буржуазным республиканским или конституционно-монархическим режимом. Но А.Ф.Керенский оказался ставленником «мировой закулисы» (см. об этом книгу: Н.Н.Яковлев, “1 августа 1914”, Москва, 1974 г.; изд. 3, доп., Москва, “Москвитянин”, 1993 г.), вёл Временное правительство таким политическим курсом, чтобы сдать власть марксистам-интернацистам, для чего «кинул» генерала Л.Г.Корнилова, возглавившего поход фронтовых частей армии на революционный Петроград, объявив его изменником.

[119] Здесь следует иметь в виду, что если в революцию 1905 — 1907 гг. все жители Российской империи по существу были свободны в выборе стороны проявлений своей политической активности, то сразу же за февральской революцией, календарно приуроченной к пуриму (празднику еврейского фашиствующего интернацизма в честь уничтожения национальной правящей “элиты” древней Персии) в Гельсинфорсе — тогда главной базе Балтийского флота, ныне Хельсинки — была проведена террористическая операция, в ходе которой “идейные” боевики, наёмники и возбуждённые ими уголовники и люмпен уничтожали офицеров без суда и следствия, без каких-либо прегрешений многих погибших перед нижними чинами. Руководителем антиофицерского террора в Гельсинфорсе был еврей Шпицберг, член РСДРП. Аналогичные террористические операции были проведены и в армии, а один из нижних чинов, убивший своего командира указом Гучкова (одно время был военным и морским министром во временном правительстве) был награждён Георгиевским крестом. Поскольку эти действия делались от имени революции, то политически безграмотное офицерство, стихийно эмоционально реагируя на эту подлость, разворачивало запоздалую контрреволюционную активность.

Это означает, что многие из числа погибших на стороне белых в гражданской войны, были принуждены интернацистами-марксистами выступить против революции, дабы она не стала истинно социалистической и антимарксистской. Также и Кронштадтский мятеж был организован при соучастии Зиновьева (Апфельбаума) для того, чтобы подавить антиинтернацистскую составляющую революции. Лозунгом Кронштадтского мятежа был «За советы без коммунистов!» — «марксисты», чтобы не пятнать имя своего учителя, и тогда, и ныне предпочитают называться чужими именами, в том числе и «коммунистами». Толпа же не задумывается о различии смысла этих слов и стоящих за ними общественно-политических явлений.

Более обстоятельно о том, как офицерский корпус России был подвигнут на контрреволюционную деятельность революционерами-интернацистами, см. работу ВП СССР “Обмен мнениями” (ответ на письмо хопёрских казаков, файл 2000-01-05-Ответ_хоперским_казакам.doc в информационной базе ВП СССР, распространяемой на компакт-дисках) либо публикацию: Гаральд Граф, “Кровь офицеров” в журнале “Слово”, № 8, 1990 г., стр. 22 — 25), которая в материалах Концепции общественной безопасности приводится с некоторыми сокращениями в работе ВП СССР Троцкизм-“ленинизм” берёт “власть” («Разгерметизация». Рукопись 1990 г. Глава 5. § 8).

[120] Это к вопросу о том, кто был больше заинтересован в ликвидации М.В.Фрунзе в 1925 г.: И.В.Сталин, как утверждают Б.Пильняк и авторы “Московской саги”? либо троцкисты?

[121] «17-го августа 1918 г. в Петербурге бывшим студентом, юнкером во время войны, социалистом Канегиссером был убит народный комиссар Сeверной Коммуны, руководитель Петербургской Чрезвычайной Комиссии — Урицкий. Официальный документ об этом акте гласит: “При допросе Леонид Каннегиссер заявил, что он убил Урицкого не по постановлению партии, или какой-нибудь организации, а по собственному побуждению, желая отомстить за арест офицеров и расстрел своего друга Перельцвейга”.

28-го августа социалистка Каплан покушалась на жизнь Ленина в Москве.

Как ответила на эти два террористических акта советская власть?

По постановлению Петроградской Чрезвычайной Комиссии — как гласит официозное сообщение в “Еженедeльникe Чрез. Ком.” 20-го октября (No. 5) — расстреляно 500 человек заложников. Мы не знаем и, вероятно, никогда не узнаем точной цифры этих жертв — мы не знаем даже их имён. С уверенностью однако можно сказать, что действительная цифра значительно превосходит цифру приведённого позднейшего полуофициального сообщения (никакого официального извещения никогда не было опубликовано). В самом деле, 23-го марта 1919 года английский военный священник Lombard сообщал лорду Керзону: “в последних числах августа две барки, наполненные офицерами, потоплены и трупы их были выброшены «волнами на берег: наше добавление по контексту при цитировании» в имении одного из моих друзей, расположенном на Финском заливе; многие были связаны по двое и по трое колючей проволокой”. (Из книги С.П.Мельгунова “Красный террор в России. 1918 — 1923”, приводится по публикации в интернете http://fragments.spb.ru/uritsky_1.html).

Канегиссер, Урицкий, Каплан — евреи, Ленин — по крови еврей на 1/4, а жертвы якобы ответного массового уничтожения людей — в большинстве своём русские и представители других этнических групп. Такова политика еврейского интернацизма, проводившаяся в годы революции и гражданской войны под лозунгами социализма и коммунизма.

[122] Спрашивается, чем думала российская правящая “элита”, допустив такое положение вещей? Ей ведь ещё в XVIII веке в лице Михаила Васильевича Ломоносова (1711 — 1765) было дано явное знамение, что она глубоко не права в своём подавлении возможностей простонародья в получении образования. “Элите” было проще верить, что М.В.Ломоносов — незаконный сын императора Петра Великого, нежели признать, что Бог дарует Свою искру по Своему Промыслу, не взирая на сословную иерархию, учреждённую людьми, и потому лучше не городить иерархий личностных отношений, чтобы не препятствовать Промыслу Божиему.

[123] Именно так её позволяет характеризовать «закон о борьбе с антисемитизмом» (Постановление Совета народных комиссаров), принятый в 1918 г., предусматривавший в том числе и смертную как наказание для наиболее злостных “антисемитов”, что обеспечивало евреям на протяжении нескольких десятилетий исключительное положение в обществе, поскольку всякий конфликт еврея с любым неевреем давал еврею чисто формальные юридические основания апеллировать к закону о борьбе с антисемитизмом.

И поскольку евреи и состоящие в браке с евреями составляли и составляют значимую долю в составе правящей постреволюционной элиты, включая и сферу юриспруденции во всех её ипостасях, шансов успешно противостоять обвинению в антисемитизме было не много. Такое положение — означало, что в стране воцарился еврейский фашиствующий интернацизм.

И.В.Сталин публично признал юридический статус СССР именно как еврейско-масонского фашистского государства и в 1936 г. незадолго до принятия новой Конституции СССР:

Об антисемитизме.

Ответ на запрос Еврейского телеграфного агентства из Америки.

Отвечаю на Ваш вопрос.

Национальный и расовый шовинизм есть пережиток человеконенавистнических нравов, свойственных периоду каннибализма. Антисемитизм, как крайняя форма расового шовинизма, является наиболее опасным пережитком каннибализма.

Антисемитизм выгоден эксплуататорам, как громоотвод, выводящий капитализм из под удара трудящихся. Антисемитизм опасен для трудящихся, как ложная тропинка, сбивающая их с правильного пути и приводящая их в джунгли. Поэтому коммунисты, как последовательные интернационалисты, не могут не быть непримиримыми и заклятыми врагами антисемитизма.

В СССР строжайше преследуется законом антисемитизм, как явление, глубоко враждебное Советскому строю. Активные антисемиты караются по законам СССР смертной казнью (выделено нами при цитировании).

И.Сталин.

12 января 1931 г.

Впервые опубликовано в газете “Правда”, № 329, 30 ноября 1936 г.» (И.В.Сталин, Сочинения, т. 13, Москва, Политиздат, 1951 г., стр. 28).

Хотя вопрос этот был задан в 1931 г., но в СССР ответ на него был опубликован только в 1936 г. менее, чем за неделю до принятия новой Конституции 5 декабря. Кроме того И.В.Сталин не забыл включить этот ответ в собрание своих сочинений, т.е. по-прежнему находил его жизненно значимым.

На еврейско-масонский фашистский характер режима в СССР указывает то обстоятельство, что речь идёт не о подавлении расизма и ксенофобии в любых формах их проявления, включая и «антисемитизм» как одно из многих проявлений, а именно о юридическом выделении антисемитизма как особой опасности для «советского строя» при сверхпропорциональном представительстве евреев в органах власти и «престижных» отраслях деятельности.Это — выражение поощрения еврейского расизма в законодательстве СССР, направленного против всего остального нееврейского населения страны.

Включение этого ответа в собрание сочинений в 1948 г. — ещё один знак, указывающий на то, что положение дел в СССР мало в чём изменилось, поскольку Собрание сочинений было в большей мере адресовано молодёжи и потомкам, нежели взрослым современникам и ветеранам коммунистического движения.

И ещё одно свидетельство В.М.Молотова, приводимое Ф.И.Чуевым, тоже подтверждает еврейско-фашистский характер государственности СССР. Когда в беседе Молотова с его другом юности писателем Малашкиным речь зашла о судьбе поэта Павла Васильева произошёл следующий обмен мнениями:

«Павел сделал гнусность: в писательском клубе взял Эфроса за бороду и провёл через зал… Это тот самый „в белом венчике из роз, впереди — Абрам Эфрос“. Уткин, Жаров и Алтаузен вытащили Павла на улицу Воровского, избили и сдали его в милицию. Я тогда на даче вам сказал, там ещё другие были: „Пушкин Инзова в Кишенёве головкой от сапога ударил по лысине, ему же ничего не сделали!“ Я с Павлом Васильевым близко не был знаком, но ведь талантливый человек, зачем же его так? Гронский его утопил. Павла расстреляли, а Гронский семнадцать или восемнадцать лет был просто в ссылке. Васильев не был ещё арестован, а Гронского уже взяли, и он сказал: „За Павла Васильева борются две силы“.

Когда 50-летие Павла было, я Гронскому сказал на собрании: «Так какие же силы? Что, он враг Советской власти, партии или кому? он никогда не был врагом, он был большой хулиган».

— Он был антисемит. И за это его расстреляли, — говорит Молотов» (Ф.И.Чуева “Молотов: полудержавный властелин” (Москва, «ОЛМА-ПРЕСС», 1999 г., стр. 617). Сам В.М.Молотов был женат на еврейке.

В иудейском фашистствующем интернацизме имеет корни и нынешняя истерика представителей “обеспокоенной общественности” по поводу возможных появления русского фашиствующего национализма: конкурентов на этом политическом поле в России они не терпят. И потому требование такого сурового приговора — пожизненное заключение — Александру Копцеву, совершившему нападение на евреев — фашистов-интернацистов — в синагоге в январе 2006 г. И это при том, что у парня с психикой явно не всё в порядке, поскольку он — экстремист-одиночка.

[124] Многим нашим современникам причин этого не понять. Поэтому, для облегчения понимания причин и целей такого рода поддержки рабочей и крестьянской молодежью Советской власти напомним о фактическом бесправии низших сословий Российской империи (чего стоят только объявления «собакам и нижним чинам вход в парк запрещён») в возможностях получения образования и личностного развития, о необходимости вкалывать от зари до зари и получать доходы, не позволяющие покрыть потребности личности и семьи по демографически обусловленному спектру потребностей. В результате революции при всех её издержках и хозяйственной разрухе, вызванной империалистической и гражданской войной, материальный достаток в большинстве семей, хотя и не достиг довоенного уровня (1913 г., с которым соотносили статистические показатели СССР чуть ли не до конца 1970-х гг.), но перед рабочей и крестьянской молодёжью открылись возможности личностного развития и служения обществу, каких не было до 1917 г. Так что было, ради чего поддерживать Советскую власть и проявлять свою инициативу в социалистическом строительстве.

Дед Ф.И.Чуева из крестьян, написал сатирические стихи на дурака райкомовского работника, за что был раскулачен и сослан на Урал, где обзавёлся новой семьёй. Спустя многие годы, приехав в гости к внуку, он неожиданно для него «первый тост поднял за Сталина:

— Потому как он, внучек, был хозяин настоящий. Если бы не он, мы бы Советской власти голову открутили.

— Почему?

— Потому как не нужна была она крестьянину.

— Это, может, кулаку она была не нужна.

— А ты знаешь, кто такой кулак? Это тот, кто спит на кулаке, чтобы не проспать рассвет!

Он говорил искренне, мой дедушка. Но и новая власть в ту пору не могла пройти мимо таких, как он.

— А когда было лучше, при царе или?… — спрашивал я у деда.

— Я тебе скажу, внучек, при царе еды было больше. Ешь рыбу, — продолжал он, — а то при коммунизме мясо, может, и будет, а рыбы точно не будет. Так вот, при царе я питался неплохо, с одеждой было хуже. А главное, я хотел, но не мог учиться потому, что крестьянский сын. Революция произошла не потому, что были богатые и бедные, а из-за неравенства другого, социального, что ли, говорят. Чем хороша советская власть — всех учит бесплатно (выделено нами при цитировании). А я так и не выучился. Зато первым в селе трактористом стал. Стихи написал про одного местного начальника-дурака, меня и загребли… Отвезли нас на Урал, в тайгу, и — живите как хотите…» (Ф.И.Чуев, “Молотов: полудержавный властелин” (Москва, «ОЛМА-ПРЕСС», 1999 г., сноска на стр. 471).

[125] Это было настолько серьёзно, что Ю.Ларин (Михаил Залманович Лурье) в 1929 г. выступил с книгой “Евреи и антисемитизм в СССР”, выпущенной одновременно и в Москве, и в Ленинграде. В ней он пытался дать правдоподобное объяснение «еврейскому вопросу» и усыпить интерес простого народа к нему в Советском Союзе, представив «еврейский вопрос» жизненно несостоятельным предрассудком, унаследованным от прошлого России как «тюрьмы народов», в которой правящий режим якобы сеял межнациональную рознь, дабы устранить угрозу революции. Реакцией на «особое угнетение» евреев царизмом он объяснял и их особую творческую активность, и их сверхпропорционально высокую долю в составе революционных партий, и — как следствие — в составе послереволюционных органов власти.

М.З.Лурье — второй тесть Н.И.Бухарина. После Великой Октябрьской социалистической революции работал в комитетах и комиссиях Высшего Совета Народного Хозяйства по руководству финансами, по национализации торговли, по созданию совхозов и других. Умер в 1932 г. своею смертью, не дожив до начала репрессий.

[126] Л.Д.“Троцкий” этого явно не понимал, и лез в “вожди”, не желая при этом освободиться от приверженности интернацизму. Это и является причиной того, что он получил альпенштоком по голове. Был бы большевиком — дожил бы до глубокой старости как Л.М.Каганович.

[127] Реакция населения Афганистана на попытку СССР исполнить свой «интернациональный» долг перед ним в 1979 г. — общеизвестна.

[128] Это хорошо видно на отношении к идее социализма в Прибалтике. В 1917 г. красные латышские стрелки не помышляли ни о каком отделении Латвии от России и были душа в душу с сибирскими стрелками (см. стенографический отчёт о VI съезде РСДРП в августе 1917 г.: “Протоколы съездов и конференций Всесоюзной Коммунистической партии (б) — Шестой съезд”, Москва, Ленинград, 1927 г.). После Октябрьской революции 1917 г. красные латышские стрелки были одной из надёжнейших опор новой государственности. В одной из статей Л.Д.Бронштейн (Троцкий) даже утверждал, что если бы не они, то Советская власть рухнула бы. В 1940 г. после вхождения государств Прибалтики в состав СССР, организованного изнутри периферией интернацистского Коминтерна, сразу же началось развиваться широкое недовольство Советской властью и социализмом, которое усиливалось вплоть до распада СССР в 1991 г.

[129] Одно из определений политики, как явления общественной жизни, — искусство возможного.

[130] И как показала дальнейшая история, троцкистская периферия в вооружённых силах СССР вплоть до процессов над маршалами 1937 г. бредила «революционной войной» с целью установления марксистского социализма во всём мире и крапала “научные” труды на эту тему. В этой связи следует обратить внимание, что одна из первых задач, которую поставил Н.С.Хрущёв в докладе ХХ съезду — пересмотреть «дело Тухачевского» — амбициозного военного бездаря (крах похода на Варшаву в 1920 г., против начала которого возражал И.В.Сталин, по мнению противника Тухачевского в той войне, маршала Пилсудского, — прямой результат «абстракционизма» пана Тухачевского в деле управления войсками), но успешного карателя в годы гражданской войны, графомана на военно-теоретические темы в годы Советской власти и вредителя в деле перевооружения армии и флота в предвоенные годы. О том, что обвинение во вредительстве в адрес Тухачевского — не пустые слова, в материалах Концепции общественной безопасности см. в работе ВП СССР “Мёртвая вода”; мнение Пилсудского о полководческих “талантах” Тухачевского приводит В.Суворов (В.Б.Резун) в своей книге “Очищение. Зачем Сталин обезглавил свою армию” (Москва, «АСТ», 1998 г.).

[131] Из того, что известно ныне достаточно широко, В.И.Ленин был чуть ли не единственный партийный деятель, кто оценил значимость для дела большевизма дореволюционных теоретических разработок И.В.Сталина, в частности его работы “Марксизм и национальный вопрос”. В этой работе И.В.Сталин дал определение термина «нация», которое показывает, что еврейство — не нация, а нечто другое, чему И.В.Сталин определения не дал.

[132] Как сообщалось уже в годы перестройки, вследствие ранения у Ленина была ущемлена одна из сонных артерий. В результате её сужения под давлением изменивших свою структуру окружающих повреждённых при ранении тканей, было нарушено кровоснабжение головного мозга, что и повлекло за собой прогрессирующее развитие его функциональных расстройств, общее нарушение нервной деятельности и смерть.

[133] Эта задача руководством РСДРП — КПСС — КПРФ прямо никогда не ставилась и не ставится. Организационной основой партии считался и считается устав и партийная дисциплина. Именно это обрекает ныне и КПРФ на политический крах.

[134] По существу осуществление этого предложения в партии инициативно деятельных людей, исключало возможность функционирования ЦК в келейно-мафиозном режиме «вождизма» и было направлено против толпо-“элитаризма” и личных диктатур. Но как показала дальнейшая истории, сама по себе численность ЦК, не гарантирует ни от “вождизма”, ни от мафиозно-келейного характера, прежде всего, выработки, а потом уж — принятия решений.

[135] Эту фразу Н.С.Хрущёв полностью приводит в своём докладе.

[136] Народный комиссариат путей сообщения — тогдашнее название министерства.

[137] Встаёт вопрос по поводу умолчания: А чем ещё, кроме выдающихся способностей, выделяется “Троцкий”?

[138] Курсивом выделены слова, которые Н.С.Хрущёв извлёк из этой фразы и привёл в своём докладе. Последующие слова о небольшевизме “Троцкого” он опустил.

[139] Первую часть “Письма к съезду” в 23 — 25 декабря 1922 г. записала секретарь В.И.Ленина М.А.Володичева. Если Л.А.Фотиевой в третьем издании БСЭ посвящена статья, то об М.А.Володичевой в БСЭ не сказано ни слова. Почему столь разное отношение к двум секретарям?

[140] Выделенный курсивом фрагмент приводится и в докладе Н.С.Хрущёва ХХ съезду.

[141] «Бухарин не только ценнейший и крупнейший теоретик партии, он также законно считается любимцем всей партии, но его теоретические воззрения очень с большим сомнением могут быть отнесены к вполне марксистским, ибо в нём есть нечто схоластическое (он никогда не учился и, думаю, никогда не понимал вполне диалектики)» (“Письмо к съезду”, записи от 25 декабря 1922 г.).

[142] «Пятаков — человек несомненно выдающейся воли и выдающихся способностей, но слишком увлекающийся администраторством и администраторской стороной дела, чтобы на него можно было положиться в серьезном политическом вопросе» (“Письмо к съезду”, записи от 25 декабря 1922 г.).

[143] Изначально это была важная, требующая многих знаний, но почти что чисто техническая должность. На её обладателя возлагалась обязанность руководства секретариатом ЦК, который должен был освободить «вождей» от рутинной чисто канцелярской работы: подготовки материалов к заседаниям вождей, оформление и рассылка постановлений их заседаний и т.п.

[144] По существу «правовой статус» рабов и рабочего скота в древних рабовладельческих обществах был одинаков.

[145] Современник и очевидец событий И.В.Сталин прокомментировал «октябрьский эпизод» Каменева и Зиновьева сходным образом в своём выступлении на объединённом пленуме ЦК и Центральной Контрольной Комиссии (ЦКК) ВКП (б) 23 октября 1927 г. и тоже в связи с “Письмом к съезду”, в сокрытии которого троцкисты уже тогда обвиняли ЦК:

«Оппозиция старается козырять “завещанием” Ленина. Но стоит только прочесть “завещание”, чтобы понять, что козырять им нечем. Наоборот, “завещание” Ленина убивает нынешних лидеров оппозиции. В самом деле, это факт, что Ленин в своём “завещании” обвиняет Троцкого в „небольшевизме“, а насчёт ошибок Каменева и Зиновьева во время Октября говорит, что эта ошибка не является случайностью. Что это значит? А это значит, что политически нельзя доверять ни Троцкому, который страдает „небольшевизмом“, ни Каменеву и Зиновьеву, ошибки которых не являются “случайностью” и которые могут и должны повториться».

Текст этого выступления И.В.Сталина был опубликован в газете “Правда” 25 октября 1927 г. и включён в 10-й том его Собрания сочинений. Сталин тоже говорит о том, что “ошибки” Каменева и Зиновьева носят системно обусловленный характер и потому от “Каменева” и “Зиновьева” надо защищаться как от представителей некой враждебной системы, от власти которой над собой они оказались не способны освободиться сами на протяжении уже многих лет.

[146] В сборнике “Сталин в жизни” (редактор-составитель Е.Гусляров, «ОЛМА-ПРЕСС», Москва, 2003 г., стр. 164) приводится следующее свидетельство о реакции зала на чтение “Письма к съезду” на XIII съезде партии (проходил 23 — 31 мая 1924 г.):

«При чтении завещания в зале вдруг раздалась чья-то громкая реплика:

— Ничего, нас грубостью не испугаешь, вся наша партия грубая, пролетарская…

Брусенцов В. Ленин // Простор. 1993. № 11. С. 154»

[147] Аналогично: Второзаконие, 15:6.

[148] «Закон и пророки» во времена Христа это — то, что ныне известно под названием “Ветхий завет”.

[149] И раввинат должен согласиться с оценкой Гитлера: исторически реальное христианство — религия рабов. Но и иудаизм, если видеть систему в целом — тоже религия рабов, но на которых заправилами библейского проекта возложены несколько иные задачи: — как сказано в Коране: «Те, кому было дано нести Тору, а они её не понесли, подобны ослу, навьюченному книгами…»

[150] Для скептиков-буквоедов: вопрос не в том, где об этом написано и где это юридически-нотариально установлено и таким образом возведено в ранг исторической истины; дело в том, что это управленчески целесообразно во всякой толпо-“элитарной” системе в качестве системообразующего принципа и потому проводится масонством в жизнь на протяжении веков.

[151] Термин «концептуальная власть» следует понимать двояко: во-первых, как тот вид власти (если соотноситься с системой разделения специализированных властей), который даёт обществу ; во-вторых, как власть самой концепции (Идеи) над обществом (т.е. как информационно-алгоритмическую внутреннюю скелетную основу культуры и опору для всей жизни и деятельности общества).

В первом значении — это власть конкретных людей, чьи личностные качества позволяют увидеть возможности, избрать цели, найти и выработать пути и средства достижения избранных ими по их произволу целей, внедрить всё это в алгоритмику коллективной психики общества, а также и в устройство государственности. Все концептуально безвластные — заложники концептуальной власти в обоих значениях этого термина. Именно по этой причине в обществе концептуально безвластных людей невозможны ни демократия, ни права человека.

[152] Более подробно о том, как всё это работает, в материалах КОБ см. в работах ВП СССР “Вопросы митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Иоанну и иерархии Русской православной церкви” (1994 г.), “К Богодержавию…” (1996 г.), “Суфизм и масонство: в чём разница” (в сборнике “Интеллектуальная позиция”, № 1/97 (2) в Информационной базе ВП СССР”).

[153] Примером тому и В.М.Молотов, в разное время занимавший должности главы Советского правительства и наркома-министра иностранных дел. Ф.И.Чуев пишет: «Читаю “Историю государства Российского” Карамзина, дореволюционное издание. К сожалению, сейчас не переиздают.

— Это, конечно, интересно. Но если будешь знать историю только по Карамзину, плохо. Нужны разные точки зрения. А Карамзин любит одно своё — православное.

— Да, но православие всё-таки положительно послужило России.

— Безусловно. Мне пришлось в МИДе выступать по этому вопросу, перед своими, по поводу то ли статьи, то ли басни Демьяна Бедного. Там у автора такое мнение, что славяне как бы сдуру бросились в Днепр принимать православие. Пришлось внутренне охладить его, что это вовсе не сдуру был сделано, а это был шаг в сторону Запада, шаг с нашей стороны в сторону людей, которые были нам наиболее нужны, чтобы не наделать ошибок в отношениях с нашими соседями. Это для России было полезное дело, и незачем нам показывать свою глупость. Не всем среди чистых большевиков, коммунистов это было понятно. Это был не только духовный, но и политический шаг в интересах развития нашей страны и нашего народа…

К Владимиру Мономаху (здесь В.М.Молотов ошибся — Владимир Мономах жил позднее; речь идёт о Владимире Святославиче — крестителе Руси: — наше пояснение при цитировании) ходили многие — евреи, христиане и прочие. Это по тому не подходило, это по другому… Магометанство не подходит потому, что «веселие Руси есть питиё», — вот откудова пошло. А православие допускает и благолепие большое, значит, украшение.

В общем, конечно, это было не так фактически, а было желание быть поближе к Западу, к культуре, чем к мусульманам на Востоке. И вот повернули на Запад — там культура была выше, казалось, это единственное, что может поднять нас, — именно поворот на Запад» (Ф.И.Чуев, “Молотов: полудержавный властелин” (Москва, «ОЛМА-ПРЕСС», 1999 г., стр. 327).

В последнем В.М.Молотов грешит против исторической правды: культура мусульманского мира в тот период ещё не впала в застой, а интенсивно развивалась и во многих отношениях именно она была выше культуры Запада. Но мамой Владимира Крестителя была дочь хазарского раввина из города Любеч, поэтому принятие Русью ислама для Владимира Святославича Рюриковича-Рабиновича и его опекунов и кукловодов было неприемлемо.

В отличие от В.М.Молотова И.В.Сталин был большевиком с богословским образованием. И в это даёт возможность понять слова В.М.Молотова, продолжающие приведённый выше текст:

«Надо сказать, и Сталин не был воинственным безбожником. Конечно, прежде всего, он был революционером и продолжал линию Ленина против поповщины, — говорит Молотов.

— Мне наши полководцы рассказывали (это уже ответная реплика Ф.И.Чуева: наше пояснение при цитировании), что Сталин перед сражением, напутствуя, обычно говорил: “Ну, дай Бог!” или: “Ну, помоги Господь!”».

Т.е. И.В.Сталин крайне отрицательно относился к библейской доктрине порабощения всех («был революционером» — в терминологии В.М.Молотова) и боролся с поповщиной (т.е. с царившим в обществе духом покорности библейской доктрине порабощения всех), но не был безбожником-атеистом.

[154] О глобальной политике в большинстве случаев пишут сами же масоны и примасоненные, предпочитая при этом пользоваться словами-знаками, не выражающими сути глобальной политики, такими как «евроатлантизм», «мондиализм», «евразийство» и т.п.

[155] В соотнесении с этим системообразующим принципом идеологической всеядности масонства, по существу говоря, все сетования Н.С.Хрущёва на печальную судьбу Л.Б.“Каменева” и Г.Е.“Зиновьева” и ряда других выдающихся представителей так называемой «ленинской гвардии» партии представляют собой обвинение И.В.Сталина в нарушении им внутримасонской этики и не более того. Тем более — в соотнесении с фальсификацией при участии самого Н.С,Хрущёва «дела Берии» и с фальсификацией дел «зачинщиков» беспорядков в Новочеркасске в 1962 г.

[156] Пояснение терминов дано на основе соответствующих статей в “Толковом словаре иноязычных слов” под редакцией Л.П.Крысина (Москва, «Русский язык», 1998 г., стр. 811, 814).

[157] Поэтому И.В.Сталин был куда большим демократом, нежели все порицающие его за «тоталитаризм» партийные и государственные бюрократы последующих времён и непричастные к делу государственного правления интеллигенты.

[158] Первый том “Капитала” был издан на русском языке в 1872 г. Ленину в это время было около 2 лет. Сталину предстояло родиться ещё через 6 лет.

До революции 1905 г. оставалось ещё 33 года. Это куда как достаточный срок для того, чтобы не только понять суть марксизма, но и ВЫРАБОТАТЬ СВОЙ ОТВЕТ НА НЕГО. Однако у интеллигенции было время на «базар» о судьбах отечества, на рестораны и публичные дома, но времени на то, чтобы понять суть марксизма и защитить от него себя, простонародье и будущие поколения, времени не нашлось. От подавления революции в 1907 г. до начала новой в 1917 г. — 10 лет.

ВЫВОД: эмиграция и ГУЛАГ после революции 1917 г. — вполне заслуженные, закономерные результаты собственной интеллектуальной несостоятельности дореволюционной интеллигенции, хотя и обусловленные сущностью и предназначением марксизма как внешним фактором воздействия.

Время от выхода первого издания “Капитала” на русском языке до краха исторически сложившейся государственности в 1917 г. российская интеллигенция посвятила пустому «базару» о судьбах человечества, ресторанам и борделям, наживе и взаимному подсиживанию в делании карьеры.

[159] В материалах Концепции общественной безопасности тема ревизии философии марксизма и выработки эффективной альтернативы ей рассмотрена в работе ВП СССР “Диалектика и атеизм: две сути несовместны”.

[160] В.М.Молотов сообщает: “«Экономические проблемы социализма в СССР” обсуждали у Сталина на даче. “Какие у вас есть вопросы, товарищи? Вот вы прочитали, — он собрал нас, членов Политбюро, по крайней мере, основных человек шесть — семь. — Как вы оцениваете, какие у вас замечания?” — что-то пикнули мы… Кое-что я заметил, сказал, но так, второстепенные вещи. Вот я сейчас должен признаться: недооценили мы эту работу. Надо было глубже. А никто ещё не разобрался. В этом беда. Теоретически мало люди разбирались.

Чем больше я знакомлюсь с “Экономическими проблемами”, тем больше нахожу недостатков. Я сегодня перечитывал, как он мог такое написать? «Очевидно, что после того, как мировой рынок раскололся и сферы приложения сил главных капиталистических стран США, Англии и Франции к мировым ресурсам стали сокращаться, циклический характер развития капитализма, рост и сокращение производства должен всё же сокращаться, — это правильно. А дальше, это писалось в 1952 году: „Однако рост производства в этих странах будет происходить на суженной базе, ибо объём производства в этих странах будет сокращаться“

А ничего подобного не произошло.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх