4. Культ личности и Сталин

Доклад Н.С.Хрущёва начинает преамбула:

«Товарищи! В Отчётном докладе Центрального Комитета партии XX съезду, в ряде выступлений делегатов съезда, а также и раньше на Пленумах ЦК КПСС, не мало говорилось о культе личности и его вредных последствиях.

После смерти Сталина Центральный Комитет партии стал строго и последовательно проводить курс на разъяснение недопустимости чуждого духу марксизма-ленинизма возвеличивания одной личности, превращения её в какого-то сверхчеловека, обладающего сверхъестественными качествами, наподобие бога. Этот человек будто бы всё знает, всё видит, за всех думает, всё может сделать; он непогрешим в своих поступках.

Такое понятие о человеке, и, говоря конкретно, о Сталине, культивировалось у нас много лет.

В настоящем докладе не ставится задача дать всестороннюю оценку жизни и деятельности Сталина. О заслугах Сталина ещё при его жизни написано вполне достаточное количество книг, брошюр, исследований. Общеизвестна роль Сталина в подготовке и проведении социалистической революции, в гражданской войне, в борьбе за построение социализма в нашей стране. Это всем хорошо известно. Сейчас речь идёт о вопросе, имеющем огромное значение и для настоящего и для будущего партии, — речь идёт о том, как постепенно складывался культ личности Сталина, который превратился на определённом этапе в источник целого ряда крупнейших и весьма тяжелых извращений партийных принципов, партийной демократии, революционной законности.

В связи с тем, что не все ещё представляют себе, к чему на практике приводил культ личности, какой огромный ущерб был причинён нарушением принципа коллективного руководства в партии и сосредоточением необъятной, неограниченной власти в руках одного лица, Центральный Комитет партии считает необходимым доложить XX съезду Коммунистической партии Советского Союза материалы по этому вопросу».

Казалось бы всё правильно, вполне благонамеренно и актуально, по крайней мере, на момент ХХ съезда КПСС.

Есть только один вопрос: А что если И.В.Сталин действительно был одним из немногих управленцев в СССР, кто думал за всех и обо всех, когда большинство остальных управленцев либо думать вовсе не умели и не хотели (как большинство делегатов ХХ съезда), либо думали по одиночке и мафиозно-корпоративно (как участники заседания Президиума ЦК 1 февраля 1956 г. и многие другие партийные, государственные и хозяйственные чиновники), а за всех и обо всех каждый из них думал только в пределах своих должностных обязанностей и только под давлением требовательности И.В.Сталина к подчинённым?

Простые же люди, занятые трудом не общегосударственно-управленческим и не локально-управленческим, думать обо всех и за всех просто не имели свободного времени и сил, да к тому же и не были информированы достаточно широко и глубоко, прежде всего, по вопросам истории, социологии, экономики, психологии.

Если это так, а это действительно было так во времена И.В.Сталина (и продолжает так быть после его смерти по настоящее время), то это создавало объективную основу в обществе для того, чтобы простые люди уважали И.В.Сталина прежде всего как управленца, успешно решающего задачи общественной в целом значимости, а уж правящая бюрократическая мафия, изображая своё уважение к И.В.Сталину, творила культ личности Сталина и грелась в ауре этого культа. Без уважения множества простых людей к И.В.Сталину культ его личности был бы невозможен, как в последствие оказались невозможными культы личности самогo Н.С.Хрущёва, Л.И.Брежнева, М.С.Горбачёва, которые творила правящая бюрократия и прочие подхалимы точно так же, как они делали это и в сталинскую эпоху.

Тем не менее, Н.С.Хрущёв в своём докладе объективные [64] общественные предпосылки к возникновению в СССР культа личности главы партии и государства обошёл молчанием и сразу же взялся за “разъяснение” субъективного отношения к культу личности основоположников марксизма: К.Маркса и Ф.Энгельса, — приведя соответствующие цитаты из их произведений, которые вряд ли сам знал, где взять, но референты и кукловоды «подсуетились» и цитаты легли в тему:

«В письме к немецкому политическому деятелю Вильгельму Блосу [65] Маркс заявлял: “…Из неприязни ко всякому культу личности я во время существования Интернационала никогда не допускал до огласки многочисленные обращения, в которых признавались мои заслуги и которыми мне надоедали из разных стран, — я даже никогда не отвечал на них, разве только изредка за них отчитывал.

Первое вступление Энгельса и моё в тайное общество коммунистов произошло под тем условием, что из устава будет выброшено всё, что содействует суеверному преклонению перед авторитетами (Лассаль [66] впоследствии поступал как раз наоборот)” (Соч. К.Маркса и Ф.Энгельса, т. XXVI, изд. 1-е, стр. 487 — 488).

Несколько позже Энгельс писал:

“И Маркс, и я, мы всегда были против всяких публичных демонстраций по отношению к отдельным лицам, за исключением только тех случаев, когда это имело какую-либо значительную цель; а больше всего мы были против таких демонстраций, которые при нашей жизни касались бы лично нас” (Соч. К.Маркса и Ф.Энгельса, т. XXVIII, стр. 385).

Известна величайшая скромность гения революции Владимира Ильича Ленина. Ленин всегда подчёркивал роль народа, как творца истории, руководящую и организующую роль партии, как живого, самодеятельного организма, роль Центрального Комитета.

Марксизм не отрицает роли лидеров рабочего класса в руководстве революционно-освободительным движением.

Придавая большое значение роли вожаков и организаторов масс, Ленин, вместе с тем, беспощадно бичевал всякие проявления культа личности, вёл непримиримую борьбу против чуждых марксизму эсеровских взглядов “героя” и “толпы”, против попыток противопоставить “героя” массам, народу».

Прочитав это можно подумать, что И.В.Сталин по вопросу о культе личности не имел определённого мнения либо придерживался каких-то иных взглядов и на их основе целенаправленно насаждал культ своей персоны.

В действительности И.В.Сталин прямо и неоднократно порицал потуги многих чиновников и прочих к обособлению в качестве новой социальной “элиты” и не желал ни явно, ни тайно (в глубинах души) быть лидером и олицетворением этой “элиты” [67]. И если знать тексты опубликованных произведений самого И.В.Сталина, то последний приведённый нами абзац из доклада Н.С.Хрущёва, прямо-таки вопиет о том, чтобы его продолжил текст самого И.В.Сталина.

Приведём письмо И.В.Сталина в Детиздат при ЦК ВЛКСМ (16 февраля 1938 г.):

«Я решительно против издания “Рассказов о детстве Сталина”.

Книжка изобилует массой фактически неверностей, искажений, преувеличений, незаслуженных восхвалений. Автора ввели в заблуждение охотники до сказок, брехуны (может быть, “добросовестные” брехуны), подхалимы. Жаль автора, но факт остаётся фактом.

Но это не главное. Главное состоит в том, что книжка имеет тенденцию укоренить в сознание советских детей (и людей вообще) культ личностей, вождей, непогрешимых героев. Это опасно, вредно. Теория “героев” и “толпы” есть небольшевистская, а эсеровская теория (Выделено при цитировании нами). Герои делают народ, превращают его из толпы в народ — говорят эсеры. Народ делает героев, — отвечают эсерам большевики. Книжка льёт воду на мельницу эсеров. Всякая такая книжка будет лить воду на мельницу эсеров, будет вредить нашему общему большевистскому делу.

Советую книжку сжечь» (И.В.Сталин, Сочинения, т. 14, март 1934 — 1940, Москва, издательство «Писатель», 1997 г., стр. 249, разрядка шрифта — И.В.Сталина).

Нормальному человеку из этого письма И.В.Сталина должно быть однозначно ясно, что культ личностей делают не кумиры культа, а подхалимы, избирающие себе кумиров или лицемерящие в силу каких-то своих субъективных особенностей перед вышестоящими руководителями. И это утверждение — не научное открытие И.В.Сталина в области психологии и социологии. Об этом известно было издревле если не во всех, то в подавляющем большинстве культур [68].

Однако это не было ясно делегатам ХХ съезда в 1956 г.; не стало это ясно и всей антисталинской “общественности” в последующие годы: — это идиотизм высочайшей пробы и почти полное разложение нравственности.

И если бы Н.С.Хрущёв не был бы подлецом, то он мог бы включить в текст доклада и это мнение И.В.Сталина о вредоносности культа личностей “вождей” для дела строительства социализма и коммунизма.

Но в этом случае Н.С.Хрущёву пришлось бы в докладе затронуть другую проблематику: Как мог возникнуть и поддерживаться культ личности, вопреки ясно выраженному желанию самой личности? — но именно эту тему подлецы, выпустив Н.С.Хрущёва с докладом на съезд, и желали обойти молчанием.

Могут быть возражения, что приведённое письмо И.В.Сталина в «Детгиз» — запоздалое, поскольку оно появилось, когда культ уже сложился; что оно было неизвестно Н.С.Хрущёву; что упоминание эсеровской теории “героя” и “толпы” в докладе Н.С.Хрущёва и в письме И.В.Сталина — случайное совпадение, а не свидетельство того, что автор доклада знал о письме И.В.Сталина в «Детгиз» и использовал его при подготовке доклада [69].

Действительно, при жизни И.В.Сталина вышло из печати 13 томов его собрания сочинений, которые содержат работы по январь 1934 г. включительно, и потому письмо в «Детгиз» не было известно обществу. Последний том собрания сочинений И.В.Сталина был издан в 1951 г., после чего выход из печати остальных томов прекратился. И нет никаких указаний и свидетельств о том, что это было сделано по воле И.В.Сталина, поскольку для него издание собрания сочинений было чуть ли не единственным способом донести до народа напрямую и запечатлеть в истории своё понимание прошедшей эпохи и перспектив. И Сталин знал, что ему не долго осталось жить. Поэтому:

Прекращение издания собрания сочинений И.В.Сталина при его жизни — ещё один довод против состоятельности хрущёвской версии о том, что И.В.Сталин был самовлюблённым полновластным диктатором, который целенаправленно насаждал культ своей личности.

Издание собрания сочинений И.В.Сталина было остановлено при его жизни фактически саботажем внутрипартийной “антисталинской”, а по существу — антибольшевистской — мафией при подготовке томов, следующих за 13-м [70].

«В “Предисловии к изданию», открывавшем 1-й том, издатели обещали включить в том 14-й “произведения 1934 — 1940 годов, посвящённые борьбе за завершение построения социализма в СССР, созданию новой Конституции Советского Союза, борьбе за мир в обстановке начала второй мировой войны”; 15-й том должна была составить “История Всесоюзной коммунистической партии (большевиков). Краткий курс”; в 16-м томе предполагалось поместить работы периода Великой Отечественной войны (См.: Сталин И. Соч. Т. 1. М., 1946. С. VIII)» (Из предисловия Ричарда Косолапова к цитированному выше 14 тому собрания сочинений И.В.Сталина).

И после убийства И.В.Сталина его “сподвижниками” издание собрания сочинений не было возобновлено, вопреки соответствующему решению ЦК КПСС об увековечении памяти И.В.Сталина, принятому в марте 1953 г. Более того, после ХХ съезда изучение работ И.В.Сталина было изъято из системы историко-социологического образования и партийной учёбы, а сами произведения — изъяты из общего доступа библиотек, перемещены в спецхраны, и более в СССР не переиздавались. Но поскольку приказа гражданам сдать имеющиеся в домашних библиотеках произведения “тирана” не последовало, то в некоторых семьях сохранились незавершённые собрания сочинений И.В.Сталина и отдельные издания его работ и публикации их в газетах. Благодаря этому мы сейчас и имеем возможность анализировать суть ХХ съезда.

Контрастом к положению наследия И.В.Сталина в СССР является то обстоятельство, что в середине 1960-х гг. Гуверовский институт войны, революции и мира (США, Стэндфорд, Калифорния) опубликовал тома XIV, XV, XVI собрания сочинений И.В.Сталина на русском языке. Это означает, что имела место обширнейшая утечка материалов из Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, который в советские времена ведал изданием и переизданием произведений вождей мирового коммунистического движения. Утечка могла быть санкционированной.

Издание сочинений И.В.Сталина на русском языке Гуверовским институтом означает, что заправилы США признали в И.В.Сталине настоящего — ВЫДАЮЩЕГОСЯ — политика-коммуниста. И им были нужны его сочинения для того, чтобы обоснованно строить свою глобальную антикоммунистическую политику; они были нужны им именно на русском языке, а не в переводе на английский потому, что в переводе переводчик невольно срезает тот смысл, который превосходит его собственное понимание и не укладывается в него.

И соответственно этому для упрощения проведения в жизнь глобальной антикоммунистической политики необходимо было, чтобы в СССР сталинское идейное наследие не было доступно никому, кроме тех, кому заправилы политики доверили доступ в спецхраны библиотек и в архивы.

Это — снова к тому, что говорить о ХХ съезде и его воздействии на качество будущего всего человечества, вне контекста глобальной политики — интеллектуальная недоразвитость или идиотизм, либо умышленное злодейство.

Сделав этот экскурс в историю отечественного и зарубежного книгопечатания, возвратимся к докладу Н.С.Хрущёва ХХ съезду.

Если соотноситься с хронологией, то:

· доклад Н.С.Хрущёва на ХХ съезде уделяет больше внимания событиям, имевшим место именно с конца 1934 г. — убийство С.М.Кирова, массовые репрессии периода «ежовщины», политические процессы 1937 — 1938 гг., когда Н.И.Ежова на посту наркома внутренних дел сменил Л.П.Берия, Великая Отечественная война, «ленинградское дело» (Вознесенский, Кузнецов, Родионов, Попков и др. получили то, чего заслуживали), «дело врачей»;

· и практически полностью молчит о том, что происходило в стране ранее 1934 г. — чем занимался Г.Г.Ягода на посту наркома внутренних дел, чем занимались Л.Д.Троцкий, Н.И.Бухарин, Л.Б.Каменев, Г.Е.Зиновьев и некоторые другие активисты революции, сгинувшие после 1934 г., умалчивает он и о борьбе с космополитизмом в конце 1940-х гг.

Т.е. доклад Н.С.Хрущёва построен так, чтобы не вступать в полемику со Сталиным, чьё мнение по тем или иным вопросам было выражено в не завершённом собрании его сочинений.

Поэтому обратимся ко временам, когда «культа личности И.В.Сталина» ещё не было.

Был день 8 июня 1926 г. И.В.Сталин всего три года как Генеральный секретарь ЦК ВКП (б). Ещё не прошло и 2,5 лет с того времени, как умер В.И.Ленин. В стране ещё НЭП. Ещё даже не начата разработка первого пятилетнего плана, не начаты ни индустриализация, ни коллективизация. Ещё преодолевается всеобщая неграмотность. По сути дела СССР как государства — государства-суперконцерна — ещё нет.

А культ уже есть.

Культ уже есть. Однако в те годы был не один культ одной какой-то личности, а множество культов многих личностей — «вождей революции и героев гражданской войны»: Ленина, Крупской, Троцкого, Будённого, Ворошилова, Фрунзе, Тухачевского, — общесоюзные; Зиновьева (локальный ленинградский, с претензиями на общесоюзность); а кроме названных — ещё множество других культов «вождей и героев» масштабом поменьше [71]. Некоторые культы перевалили свой апогей и катились к закату (Троцкого, Зиновьева); другие пережили своих кумиров (Ленина, Фрунзе); третьи «имели место быть» (Будённого, Ворошилова, Тухачевского).

Однако культы личностей во множестве возникли не в 1926 г., они начали возникать в ходе успехов революций 1905 — 1907 г. [72] и 1917 г. и гражданской войны. Сами кумиры относились к культам своих личностей по-разному: В.И.Ленин и Ф.Э.Дзержинский по свидетельствам современников были против культа своих личностей и целиком отдавались делу, в котором видели смысл своей жизни. Троцкий, Зиновьев, хотя и делали что-то и подчас довольно много (вопрос: что они делали? — особый вопрос), но при этом, как свидетельствуют современники, любили покрасоваться, культ их личностей был приятен их самодовольству.


* * *

Здесь необходимо обратить внимание ещё на одно обстоятельство.

В результате победы революции в 1917 г. в России прекратилось господство идеологии идеалистического атеизма [73] и началось насаждение господства идеологии марксизма — материалистического атеизма. Но при этом люди-то в большинстве своём остались те же самые, их психическая подоплёка (то, что глубже в психике, нежели лексически выраженные идеологии) осталась прежней.

Поэтому все те надежды, которые раньше возлагались на Бога, в результате перехода от идеалистического атеизма к атеизму материалистическому стали неприкаянными. Это создавало автоматически реализуемые предпосылки к тому, чтобы возвести в ранг «сверхчеловека, обладающего сверхъестественными качествами, наподобие бога» (слова доклада Н.С.Хрущёва) главу государства, если в проводимой им политике будут воплощаться чаяния достаточно широких социальных слоёв.

В политике, проводимой под руководством И.В.Сталина, чаяния достаточно широких слоёв общества (гораздо более широких, чем вечно недовольные группки интеллигенции) неуклонно воплощались в жизнь, хотя имели место и ошибки, и злоупотребления властью со стороны множества партийных, государственных, хозяйственных чиновников.

Культ личности вождя партии в тех условиях был бы невозможен только в одном из двух случаев:

· если бы общество было нравственно-психически иным

· либо, если бы политика обманывала наиболее значимые надежды и чаяния достаточно широкого круга людей (что имело место в последствии: во времена самого Хрущёва, Брежнева, Горбачёва, Ельцина), вследствие чего в обмане своих надежд они обвиняли бы вождей; ради же воплощения в жизнь наиболее значимого для них — люди способны перетерпеть и без упрёка простить многое, а если этого наиболее значимого нет, то и мелочи не простят.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх