23.11.1971

(Ф.И.Чуев, “Молотов: полудержавный властелин”, Москва, «ОЛМА-ПРЕСС», 1999 г., стр. 397).

Получается, что «старые большевики» — в понимании Молотова — марксисты-ленинцы, бывшие большевиками и до марта 1917 г. Троцкисты и меньшевики, объединившиеся со старыми большевиками в апреле 1917 г. и со временем признавшие авторитет И.В.Сталина ставшие сталинцами (из их числа А.Вышинский, Е.Ярославский и некоторые другие) тоже большевики, но не «старые». А поскольку все они к началу 1950-х гг. считали себя идейными марксистами-сталинцами, то для них название партии «большевистская» — действительно было неким анахронизмом, потерявшим какой-либо существенный смысл после разгрома оппозиций в партии в 1930-е гг. Для бюрократов же наличие в названии партии интуитивно понятного и без точных определений могучего уточнения — партия «большевиков» — было «особенно неприятным делом», которое они и сделали на XIX съезде «приятным» для себя, избавившись от него. Но для настоящих большевиков удаление этого уточнения из названия партии стало делом действительно неприятным, поскольку они почувствовали, что руководство партии обозначило себя изменниками делу большевизма, что и подтвердила последующая история: КПСС — по первым буквам — капитулянтская партия самоликвидации социализма.

Вне зависимости от того, исходила ли инициатива убрать это уточнение из названия партии от И.В.Сталина, либо он согласился с этим, XIX съезд в данном случае поступил в интересах большевизма, поскольку после убийства И.В.Сталина “сподвижниками” руководство КПСС перестало пятнать знамёна большевизма своей антинародной политикой.

В.М.Молотов, как видно из приводимых Ф.И.Чуевым бесед с ним, этого так и не понял до конца жизни. И к сожалению, та эпоха явила множество людей, которые, совершив много полезного для страны, впоследствии — без большевистского руководства — стали раздувшимися «нулями без палочки» («ноль с палочкой» — 10).

[178] Одним из первых антимарксистские выходки В.И.Ленина учуял Л.Д.Бронштейн (Троцкий). В его работе 1904 г. “Наши политические задачи” есть такая оценка отношения В.И.Ленина к марксизму:

«Поистине нельзя с большим цинизмом относиться к лучшему идейному наследию пролетариата, чем это делает Ленин! Для него марксизм не метод научного исследования, налагающий большие теоретические обязательства, нет, это… половая тряпка, когда нужно затереть свои следы, белый экран, когда нужно демонстрировать своё величие, складной аршин, когда нужно предъявить свою партийную совесть!» (Л.Д.Троцкий “К истории русской революции”, сборник работ Л.Д.Бронштейна под ред. Н.А.Васецкого, Москва, «Политиздат», 1990 г., стр. 77). И на этой же странице дважды встречается фраза: «Диалектике нечего делать с тов. Лениным».

Вследствие того, что в диалектике отсутствуют формализованные алгоритмы и формально-логические законы, она внешне — формально — похожа на так называемую «дьявольскую логику», в которой законы и правила вырабатываются, утверждаются и отменяются (в том числе и по умолчанию) по ходу дела соответственно целям и потребностям заправил процесса убеждения кого-либо в чём-либо на основе «дьявольской логики», что делает её, в свою очередь, похожей на шизофрению. Разница в том, что шизофреник — искренне убеждён в адекватности жизни того, что он делает, а «дьявольский логик» — оператор, технолог, политтехнолог, сам не подвластен тому виду шизофрении, который он выражает в процедуре «дьявольской логики» с целью убедить в чём-то других; но если он убеждает в этом и себя самого, то он становится шизофреником. Не признавая В.И.Ленина диалектиком, Л.Д.“Троцкий” по сути обвиняет его в том, что В.И.Ленин — виртуоз «дьявольской логики», превосходящий в этом качестве самого Л.Д.Бронштейна.

Однако в 1917 г. меньшевикам пришлось объединяться с большевиками, массово — по команде — вступая в ряды РСДРП (б), поскольку в условиях двоевластия после февральской революции совпали их ближайшие интересы по взятию государственной власти. Уже в советские времена, когда вставал вопрос о дореволюционном партийном стаже, то в случаях, если он исчислялся с 1917 г., предлагалось указать месяц вступления в партию большевиков. Вследствие массового вступления разных меньшевиков в РСДРП (б), которое имело место в марте 1917 г., возник термин «мартовский большевик», который стал синонимом для обозначения меньшевиков и троцкистов в рядах партии большевиков.

Пришлось Л.Д.“Троцкому” признать гласно и публично В.И.Ленина ведущим теоретиком марксизма, вождём мирового пролетариата и создателем советского государства, хотя все послереволюционные произведения Л.Д.“Троцкого” подразумевают, что именно он — ведущий теоретик марксизма в эпоху, наступившую после ухода в мир иной К.Маркса и примкнувшего к Ф.Марксу Ф.Энгельса.

[179] Кадеты — название партии «Конституционных демократов» по первым буквам «КД» — одной из либерально-буржуазных, замасоненных партий дореволюционной России, которую по некоторым вопросам поддерживали и марксисты-меньшевики.

[180] Надо указать на то, что И.В.Сталин упоминает в своих произведениях самодержавие в двух формах: царское (т.е. кланово-“элитарное”) и народа, т.е. общенародное.

[181] Сама постановка, а не то что ответ по существу на эти вопросы представляют собой преступление против заправил марксистского проекта, как и всех прочих проектов “элитарного” меньшевизма. Будучи большевиком и зная, с кем приходится иметь дело, И.В.Сталин эти вопросы публично не задавал и не домогался ответов на них, но на протяжении всей своей жизни искал и давал делами ответы на них. Однако в силу сложившихся исторических обстоятельств он был вынужден пояснять свои действия на основе терминологического аппарата марксизма.

Поэтому после него осталось деловое наследие и пояснения к нему, написанные на марксистском политическом жаргоне. Его деловое наследие лет на 100 — 150 обогнало нравственно-этическое развитие и миропонимание общества. Но главное в том, что оно было чуждо и противно “элите”, вследствие чего на протяжении всего времени после убийства И.В.Сталина в 1953 г., его деловое наследие, запечатлённое в архитектуре государственности СССР и его законодательстве, “элита” целенаправленно разрушала. И чтобы народу было непонятно, что, в каких целях и как она рушит, было остановлено издание произведений И.В.Сталина, а изданное ранее — было изъято из общего доступа библиотек и помещено в спецхраны.

[182] Это также является основанием для того, чтобы так называемую “Национал-большевистскую партию” во главе с Э.Лимоновым характеризовать как антибольшевистскую, паразитирующую на авторитете большевизма.

[183] Один из наиболее ярких и показательных разногласий по этому вопросу представлен в литературе:

«— В числе прочего я говорил, — рассказывал арестант, — что всякая власть является насилием над людьми и что настанет время, когда не будет власти ни кесарей, ни какой-либо иной власти. Человек перейдет в царство истины и справедливости, где вообще не будет надобна никакая власть.

— Далее!

— Далее ничего не было, — сказал арестант, — тут вбежали люди, стали меня вязать и повели в тюрьму.

Секретарь, стараясь не проронить ни слова, быстро чертил на пергаменте слова.

— На свете не было, нет и не будет никогда более великой и прекрасной для людей власти, чем власть императора Тиверия! — сорванный и больной голос Пилата разросся.

(…)

— Я думаю, — странно усмехнувшись, ответил прокуратор, — что есть ещё кое-кто на свете, кого тебе следовало бы пожалеть более, чем Иуду из Кириафа, и кому придётся гораздо хуже чем Иуде! Итак, Марк Крысобой, холодный и убеждённый палач, люди, которые, как я вижу, — прокуратор показал на изуродованное лицо Иешуа, — тебя били за твои проповеди, разбойники Дисмас и Гестас, убившие со своими присными четырёх солдат, и наконец, грязный предатель Иуда — все они добрые люди?

— Да, ответил арестант.

— И настанет царство истины?

— Настанет, игемон, — убеждённо ответил Иешуа.

— Оно никогда не настанет! — вдруг закричал Пилат таким страшным голосом, что Иешуа отшатнулся. (…) он ещё повысил командный голос, выкликивая слова так, чтобы слышали в саду: — Преступник! Преступник! Преступник!» (М.А.Булгаков. “Мастер и Маргарита”).

Но это — один из множества тех случаев, когда страх за своё благополучие и верноподданность, парализуют волю человека к познанию истины и воплощению её в жизнь. И таких больших и маленьких «пилатов» в обществе много…

[184] В толпо-“элитарном” обществе, эта община — большевики.

[185] Парвус — псевдоним. На само деле это А.Л.Гельфанд. Основные постулаты теории «перманентной революции» — марксистского экстремизма — “Троцкий” «позаимствовал у Парвуса» (Н.А.Васецкий в очерке “Л.Д.Троцкий: политический портрет” в сборнике: Л.Д.Троцкий. “К истории русской революции” под ред. д.и.н. Н.А.Васецкого, Москва, “Политиздат”, 1990 г., стр. 14).

[186] Против кого будут вынуждены вести борьбу за существование названные бюрократы, — осталось в умолчаниях.

[187] Это действительно так, поскольку цикл сельскохозяйственных работ не позволяет непрестанно заниматься политикой. Но мы не можем и борьбу пролетариата назвать самостоятельной, поскольку идеологическое оформление лозунгов социальной справедливости, под которыми проходила и проходит вся политическая борьба в обществе, всегда делали представители интеллигенции, НЕПОСРЕДСТВЕННО руководившие рабочими партиями. Интеллигенция, в свою очередь, в своем подавляющем большинстве пронизана масонством, вследствие чего находилась «под колпаком» у его хозяев и как социальная группа была подконтрольна им и масонству как организующей её силе.

Для того, чтобы вести самостоятельную политическую борьбу в среде крестьянства, как и в среде пролетариата должно было быть достаточно много концептуально властных людей, что было невозможно в России тех лет по двум основным причинам: 1) крайне низкий образовательный уровень и невежество в общесоциологических и исторических проблемах; 2) освоение марксизма не давало знаний, необходимых для обретения концептуальной властности и навыков практического управления государством и народным хозяйством.

[188] А этот абзац почти открытым текстом заявляет, что под именем «диктатуры пролетариата» будет нечто другое… Ещё 1906 г., до 1917 г. — 11 лет, но у хвалёной российской интеллигенции есть дела поважнее, нежели ВЫРАБАТЫВАТЬ ЖИЗНЕННО СОСТОЯТЕЛЬНУЮ АЛЬТЕРНАТИВУ тому будущему, наступление которого программировали Л.Д.“Троцкий” и К.

[189] По существу — политику, проводимую от имени пролетариата, интеллигенцией, подконтрольной масонству.

[190] Т.е. речь идёт о целенаправленном обострении межклассовых противоречий вплоть до гражданской войны.

[191] Этот абзац — пустой трёп в силу неспособности невежественного и плохо и мало образованного пролетариата к вхождению в органы государственной власти, наличие чего признаёт и сам Л.Д.“Троцкий”, снова оставляя в умолчаниях ответ на вопрос: “Кто будет делать политику от имени пролетариата после победы революции?”.

[192] В силу того, что пролетариат политически несамостоятелен, т.е. концептуально безвластен, всё это будет делаться от имени пролетариата замасоненной революционной партией.

[193] Это было написано в 1906 г. — за-а-адолго до 1930 г., когда началась «коллективизации сельского хозяйства» со множеством злоупотреблений троцкистов и р-р-революционного люмпена властью, что привело к гибели нескольких миллионов человек (до 10 миллионов по разным оценкам). Но интеллигенция этому не вняла и альтернативы — не выработала. Ум ли это нации? Совесть ли? — Нет: болтливые крохоборы и узколобые «специалисты» в “своём” деле.

Но осуществление этой программы пришлось на время, когда партию и государство олицетворял И.В.Сталин, а Л.Д.“Троцкий” уже был лишён всех постов в партии и государстве и выслан из страны.

[194] Политика масонства, проводимая посредством партии от имени пролетариата, — так будет правильно, если перевести с марксистско-масонского жаргона на русский язык.

[195] Фактически — интернацизм марксизма.

[196] Т.е. созывает “Учредительное собрание”, дабы обеспечить фазу свободного развития капитализма для создания экономических предпосылок к переходу к социализму согласно теории, изложенной в “Двух тактиках…”.

[197] Слово «филистёр», судя по всему, в русский язык ввёл В.Г.Белинский. Дав уже приводившееся ранее определение термина толпа: «Толпа есть собрание людей, живущих по преданию и рассуждающих по авторитету…», — В.Г.Белинский продолжает:

«Такие люди в Германии называются филистёрами, и пока на русском языке не приищется для них учтивого выражения, будем называть их этим именем» (Цитировано по книге: В.В.Одинцов “Лингвистические парадоксы”, М., «Просвещение», 1988 г., стр. 33).

Словарь Ожегова определяет филистёра как человека с узким обывательским кругозором и ханжеским поведением. В немецкий же язык слово «филистёр» вошло из студенческого жаргона. В переводе Библии на немецкий «филистёр» означает «филистимлянин». Филистимляне — жители Палестины в период до завоевания её древними иудеями под руководством Иисуса Навина, т.е. филистимляне-филистёры — не только враги, но с точки зрения фашиствующего иудаизма и недочеловеки, со всеми вытекающими из этого последствиями для них. Так что употребление этого слова Л.Д.Бронштейном показательно, поскольку ещё раз характеризует его как представителя иудейского фашиствующего интернацизма, действующего под покровом как бы социалистического марксистского проекта. В каком из возможных значений употребил слово «филистёр» “Троцкий”, критикуя ленинские “Две тактики…”, — судите сами.

[198] Т.е. «решительной победы революции» не происходит.

[199] С массовкой надо расплачиваться, иначе она перейдёт к поддержке других вождей и других проектов.

[200] Т.е. косвенно признаётся политическая несамостоятельность пролетариата.

[201] Хотя фактически замасоненной интеллигенции, взявшейся выступать от имени пролетариата.

[202] А фактически — хозяева масонства, носители библейской концептуальной власти.

[203] О причинах неудовлетворённости заправил глобальной политики капитализмом было сказано ранее: классовые антагонизмы, гонка потребления, перспективы экологического самоубийства.

[204] Примечание Л.Д.Бронштейна к изданию 1922 г.:

«Этого, как известно, не случилось, так как под руководством тов. Ленина большевизм совершил (не без внутренней борьбы) своё идейное перевооружение в этом важнейшем вопросе весной 1917 г., то есть до завоевания власти» (там же, стр. 115).

Мы обращаем внимание, что примечание датировано 1922 г.: Ленин был жив, какие-либо возражения по существу событий 1917 г. со стороны “верных” ленинцев — нам неизвестны. Также обращаем внимание, что Л.Д.Бронштейн по-прежнему в этом примечании выражает своё отношение к большевизму как к чему-то для него чуждому. И позднее издававшийся Л.Д.“Троцким” с июля 1929 г. журнал “Бюллетень оппозиции (большевиков-ленинцев)”, издававшийся Л.Д.“Троцким” с июля 1929 г., сохранил в своём названии слова «большевизм» и «ленинец», как элемент, предназначенный, с одной стороны, — для внедрения своих идей и периферии в среду концептуальных противников — большевиков, а с другой стороны — для дискредитации большевизма психтроцкизмом.

[205] Суханов — псевдоним, по настоящему “Суханова” звали Гиммер Н.Н., годы жизни (1882 — 1940).

[206] Спрашивается: чего тянули 4 месяца с публикацией статьи “вождя” мирового пролетариата? — решали можно ли это огласить? либо в лучше спрятать в архивы? И кто тянул с публикацией и кто решал?

[207] Догадывался, что будет вторая; или посвятили?

[208] Писаная торба — сумка, изукрашенная узорами, художественной росписью. Согласно народной поговорке — с нею носится дурень.

[209] НЭП — новая экономическая политика. Отказ от оброчно-распределительной экономики «военного коммунизма» и возобновление рыночных отношений.

[210] Нынешний терроризм имеет те же источники благословения.

[211] Ленинская оценка.

[212] Мир с Германией усилиями В.И.Ленина — это вполне достойная причина для того, чтобы приверженцы мировой революции организовали на него покушение для того, чтобы убрать наиболее авторитетного и непреклонного вождя большевиков во избежание дальнейших помех с его стороны.

[213] На основе материалов Концепции общественной безопасности понимание жизненной состоятельности этого утверждения можно получить, освоив Достаточно общую теорию управления, включая её раздел об управлении на основе виртуальных взаимовложенных структур. Так же см. работы ВП СССР: “Принципы кадровой политики: государства, «антигосударства», общественной инициативы”, “От корпоративности под покровом идей к соборности в Богодержавии”.

[214] Тех, кто стоит на позициях — была бы сильная Россия, а какой в ней будет строй — капитализм, феодализм, социализм, фашизм, рабовладение — не важно.

[215] Скорее наоборот — личные цели множества бюрократов по принципу «государство — это я» возводятся в ранг целей государственной политики, которую бюрократы делают на корпоративной основе, что и порождает антинародность бюрократических кланово обособившихся от остального общества режимов. Т.е. в утверждении К.Маркса: «государственная цель превращается в его личную цель», — выразилась одна из многих ошибок марксизма.

[216] А тема масонства в марксизме — в зависимости от обстоятельств — либо тема запретная, либо предмет для осмеяния.

[217] Мысль о том, что объективная истина «подшита в дело и хранится в архиве», в который имеют доступ только особо доверенные бюрократы, наиболее ярко проявляется в деятельности церковных бюрократий, чьи архивы простираются в прошлое подчас на несколько тысяч лет.

[218] Иначе говоря, организационные принципы масонства таковы, чтобы лично благонамеренного, возможно очень доброго человека вовлечь в осуществление объективного злобного библейского проекта порабощения всех так, чтобы он не имел об этом проекте и своей роли в его осуществлении адекватного представления.

[219] Как было отмечено ранее для большевизма характерно во всех случаях стремиться получить конкретный жизненно состоятельный ответ на всякий вопрос, который может быть соотнесён с жизнью, т.е. применён в реальном деле. А для бюрократии важно быть при деле и кормиться от него, в дело не вникая и возлагая всю полноту ответственности на подчинённых специалистов-профессионалов.

[220] Эту управленчески необходимая миссия, поскольку без достоверной информации управление невозможно. Но не понимая этого, искренние либералы, называют государство «полицейским», если оно достигает успеха в том, чтобы быть информированным о фактическом положении дел.

[221] Одно из свидетельств, указывающих на работу такой системы, содержится в тех же воспоминаниях А.С.Яковлева “Цель жизни”. Когда в предвоенные годы он с группой специалистов был командирован в Германию для изучения её авиационной техники и авиационной промышленности, то И.В.Сталин дал ему указание: “В случае, если он не найдёт поддержки в торгпредстве СССР, то пусть шлёт телеграммы с изложением сути проблем по адресу: «Москва, Иванову»”. — Имело изумляющее воздействие на бюрократов из торгпредства и Наркомата внешней торговли.

Ещё один косвенный признак состоит в том, что одна из проблем, которую пытались решить Н.С.Хрущёв и Кв «деле Берии» — выйти на личные архивы И.В.Сталина и Л.П.Берии, что им не удалось (см. Серго Берия (С.А.Гегечкори) “Мой отец — Лаврентий Берия” (Москва, «Современник», 1994 г.).

[222] Мы вершим проблемы мировые…

[223] Не царское это дело…

[224] Борис Бажанов в 1920-е гг. был техническим секретарем Политбюро и И.В.Сталина. В 1928 г. он бежал из СССР через границу с Ираном и, будучи в эмиграции, вел себя как деятельный противник государственного строя СССР. Во время советско-финляндского конфликта он (с согласия правительства Финляндии) организовал из советских военнопленных добровольческую воинскую часть, которая успела принять эффективное участие в войне на стороне Финляндии, и не разбежалась по прибытии на фронт, дабы бойцам вернуться на «советскую родину». Этот факт, хотя и не пропагандировался в СССР, получил довольно широкую известность и за неделю до нападения Германии на СССР Б.Бажанова пригласили в Берлин, дабы проконсультироваться с ним по российской проблематике третьего рейха. Он объяснил немцам, что если они смогут патриотизм русского народа повернуть против правящего в СССР режима, то победят; если же режим сможет опереться на патриотизм русского народа, то гитлеровскому режиму в Германии — могила. Написал книгу “Воспоминания бывшего секретаря Сталина” (одно из переизданий: С-Петербург, «Всемирное слово», 1992 г.).

[225] Хотя в те годы такого слова в политическом лексиконе не было.

[226] Жить на зарплату не выше среднего рабочего заработка, как то предлагал им В.И.Ленин в “Государстве и революции”, соответствующая выдержка из которой была приведена нами ранее в сноске, они не хотели. Партмаксимум — ограничения на доходы членов партии, занимающих руководящие должности, на которых беспартийные специалисты могли получать существенно большую зарплату, нежели средняя зарплата, — они отменили в 1932 г.

[227] Разница только в том, что чрезмерно бюрократизировавшийся бизнес терпит крах в конкуренции с менее бюрократизированным, а государственная бюрократии почти бессмертна, поскольку воспроизводит себя из поколения в поколение в интервалах между эпохами социального хаоса.

[228] Один из анекдотов той эпохи, авторство которого приписывается марксисту-интернацисту Карлу Радеку (зарубежному еврею, которого занесло в Россию, где он и погиб):

— Что общего между Сталиным и Моисеем?

— ???

— Моисей вывел евреев из Египта, а Сталин — из Политбюро…

Общее действительно есть, и более глубокое, чем его представил К.Радек. Но это общее фашиствующие еврейские интернацисты именуют «антисемитизмом». Поэтому если И.В.Сталина кто-то из них обвиняет в антисемитизме, то пусть забудет и о Моисее, поскольку он — отступник от того Откровения, которое было открыто через Моисея. В материалах Концепции общественной безопасности об этом см. работах ВП СССР “Синайский «турпоход»”, “К Богодержавию…”.

[229] В материалах Концепции общественной безопасности вся эта серия статей включена в состав Информационной базы ВП СССР, распространяемой на компакт-дисках, и содержится в каталоге “О_Сталине” каталога “Других_авторов”.

[230] И.В.Сталин — большевик, партия — легализовавшаяся масонская ложа, несущая антинародную политику масонского фашизма. Понятно, что её надо отстранить от власти и реализовать лозунг антимасонского Кронштадского восстания “За Советы без коммунистов”, поскольку «идейные» коммунисты — либо сами масоны, либо вдохновляемы ими.

Или если предположить, что И.В.Сталин — “вождь” — зиц-председатель партии, то зачем ему разрушать партию, от которой он кормится и которая раздувает кадило культа его личности — тоже непонятно; тем более зиц-председатель не в силах этого сделать — не в его это компетенции. Либо если он диктатор, каким его представляют ныне, то тоже зачем ему фактически разрушать партию, посредством которой он правит, чиновники аппарата которой соблюдают корпоративную дисциплину и обеспечивают его и своё личное благополучие? Ведь он предлагает меры, направленные против партии как общественного института, а не против тех или иных её чиновников персонально или группировок чиновников в составе партии, которых он мог бы подозревать в нелояльности себе.

[231] СССР вступил в Лигу наций — тогдашнюю ООН — и почти полностью прекратил пропаганду идеи мировой революции.

[232] Съезд Советов — высший общегосударственный орган Советской власти сначала в РСФСР, а с образованием СССР — в СССР. ЦИК — Центральный исполнительный комитет, действовавший на постоянной основе в периоды между Съездами Советов.

[233] А фактически — регулярное масонство и примасоненные «идейные» марксисты.

[234] В последствии был репрессирован.

[235] Война СССР с Германией готовилась мировым масонством для решения хотя бы одной из двух задач:

· провести «показательную порку» национализма как противника глобального библейского проекта и показать на этом фоне торжество марксизма;

· в случае усиления большевизма в СССР — если не уничтожить большевизм внешней агрессией, то как можно сильнее его ослабить, уничтожив в войне потенциал его развития — как можно больше людей, и прежде всего молодёжи в взрослых призывных возрастов.

[236] Лишенцы — граждане страны, лишённые избирательных прав.

[237] Поскольку право выдвижения кандидатов в депутаты предоставлялось коллективам предприятий и общественным организациям, то проект был направлен на то, чтобы государственность Советской власти снова начала генерироваться «снизу», как это и было повсеместно при её становлении, а не «сверху», чего добились «идейные» марксисты и вдохновлявшее их масонство в ходе гражданской войны и первые послевоенные годы.

[238] А фактически масонство, подчинённых ему «идейных» марксистов и беспринципных бюрократов.

[239] А фактически к новому типу государственности Советской власти.

[240] Если кандидаты в депутаты выдвигались бы из состава коллективов, то при тех настроениях, что были тогда в обществе, выдвинули бы именно тех, кто добросовестнее был в труде и лучше в отношениях к людям. Т.е власть не расшатали бы, а укрепили бы её именно в качестве общенародной власти Советов.

[241] «Идейных» марксистов-экстремистов и бюрократов.

[242] Но это власть хоть и своя, но явно не ради власти как таковой, а власть ради Идеи, о которой Ю.Н.Жуков ничего говорить не стал.

[243] Т.е. к большевикам в народной массе — как в составе партии, так и беспартийным, которых либо бюрократы не пустили в партию, либо которые сами считали, что они не доросли до принятия на себя действительно высокого в то время звания члена партии.

[244] Наиболее активной периферией «идейной» масонско-марксистского проекта.

[245] Т.е. партийная и бюрократическая верхушка в целом сама приглашала на свободные вакансии тех, кого считала нужным, и создавала под нужных ей людей не только должности, но и целые структуры.

[246] Это не точное определение брежневского периода: его можно скорее охарактеризовать как период самовластья партийной бюрократии, избавившейся от руководства марксистов-неотроцкистов хрущёвского разлива и разгула; период, в который масонство позволило бюрократии спокойно деградировать как корпорации профессионалов-управленцев, предоставив возможности безнаказанно паразитировать. Эта организованная деградация бюрократии в паразитизме позволила в ходе перестройки в общем-то почти бескровно смести партноменклатурный режим СССР.

[247] Т.е. «идейные» — масонство и марксисты — в союзе с безъидейной бюрократией сорвали «происки большевизма».

[248] Масонов марксистской ветви и подконтрольных им «идейных» марксистов.

[249] В тот период — своего рода «гестапо» режима масонов и «идейных» «мраксистов».

[250] И.В.Сталин со товарищи.

[251] Т.е. «процесс Промпартии» был организован и фальсифицирован не большевиками, а режимом масонов и «идейных» марксистов.

[252] Иными словами сам в нём не только соучаствовал, но и обеспечивал прикрытие.

[253] Т.е. «идейные» коммунисты, посвящённые в варианты глобальной политической сценаристики масоны (Тухачевский мог получить его в плену: см. книгу А.Б.Мартиросяна “Заговор маршлаов”) и безъидейные бюрократы-властолюбцы.

[254] «Идейными» марксистами и подвластной им частью бюрократии.

[255] Т.е. масонство и «идейные» марксисты вместе с лояльной им частью бюрократов сплотились против линии большевизма, захватившего Политбюро.

[256] Постышев — ещё одна якобы безвинная жертва “сталинизма”, по поводу гибели которого в репрессиях Н.С.Хрущёв выражает сожаление в своём докладе ХХ съезду КПСС.

[257] В этой связи ещё раз напомним о публикации в “Правде” именно в этот период ответа И.В.Сталина на вопрос об “антисемитизме” в СССР: в тех условиях это было не только уведомление большевиков о масонско-фашистском характере режима в СССР, но и упреждающим заявлением И.В.Сталина о лояльности высшему руководству мирового масонства и его хозяевам.

[258] Это тот случай, когда представители официальных школ исторической науки, знающие много исторических фактов в деталях, не понимают роли масонства в делании глобальной политики и политики государств как внешней, так и внутренней. Все претензии к И.В.Сталину обусловлены не репрессиями как таковыми, а тем, что он сорвал воплощение в жизнь масонско-марксистского проекта, перебив при этом множество масонов, а на миллионы простолюдинов, погибших до и после этих репрессий, гуманистам и правозащитникам от масонства просто наплевать — о них и не вспомнили бы, если бы И.В.Сталина не похоронил марксистский проект. Это претензии именно со стороны масонства по поводу гибели «братанов». И если бы И.В.Сталин всё же был репрессирован в 1937 г., то его бы сейчас знали только историки специалисты, и знали бы именно как извратителя марксизма и ревизиониста, понёсшего заслуженную — с точки зрения верхушки масонства — кару. И вопрос о его реабилитации просто не мог бы быть поставлен при сохранении масонско-марксистского интернацистского фашистского режима в стране.

Вопрос о реабилитации части репрессированных был поставлен в 1950-е годы в связи с тем, что большевизм был обескровлен в годы Великой Отечественной войны и не смог противостоять бюрократии и масонствующим марксистам. Вопрос о новом витке реабилитации встал в годы перестройки потому, что бюрократия в конец деградировала, а масонство решило показать, «кто в доме хозяин».

[259] Он не отомстил, а провёл акт социальной гигиены.

[260] Эйхе Р.И. (1890 — 1940), член партии с 1905 г. Участник революции и борьбы за Советскую власть в Латвии. С 1925 г. председатель Сибирского крайисполкома, первый секретарь Западно-Сибирского крайкома ВКП(б). В 1937 — 1938 гг. нарком земледелия СССР. С 1930 г. член ЦК, с 1935 г. кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б) Член ЦИК СССР.

[261] Того, что строй сменился, Р.Я.Эйхе так и не заметил.

[262] Ушаков 3.М., Николаев-Журид Н.Г., работники НКВД. В 1939 г. арестованы. В январе 1940 г. расстреляны по приговору военной коллегии Верховного суда СССР.

[263] Рухимович М.Л. (1889 — 1938), член партии с 1913 г. Активный участник Октябрьской революции и гражданской войны на Украине. С 1920 г. председатель Донецкого губисполкома. С 1925 г. на государственной и партийной работе, нарком оборонной промышленности СССР. С 1924 г. член ЦК партии.

[264] Межлаук В.И. (1893 — 1938), член партии с 1917 г. С 1920 г. комиссар ряда железных дорог, на государственной работе, зам. Председателя Совнаркома СССР. С 1927 г. кандидат в члены ЦК. С 1934 г. член ЦК ВКП(б).

[265] Змея, кусающая себя за хвост, — один из масонских символов. Умышленно либо нет его появление в этом контексте? — Бог весть.

[266] Фактически: руководители масонства, предвидя, что теряют власть на долгие годы, нанесли упреждающий удар — им надо было выкосить как можно больше людей, прежде всего наилучших специалистов в разных отраслях и регионах для того, чтобы ослабить СССР под властью сталинского большевистско-бюрократического режима и упростить агрессию против него.

Заправилы глобальной политики при этом жертвовали и своей «идейной» марксистской периферией в СССР, предвидя, что в любом случае инициаторам этого мероприятия придётся ответить за вредительство.

Н.И.Ежов был назначен заблаговременно на место Г.Г.Ягоды по инициативе И.В.Сталина для того, чтобы НКВД под его руководством воспрепятствовало этому потоку репрессий против действительно лучших специалистов во всех отраслях: свидетельства с разных мест той поры говорят о том, что целенаправленно уничтожались наиболее квалифицированные рабочие, колхозники, инженеры, врачи и представители других профессий.

Н.И.Ежов мог принять меры к тому, чтобы система НКВД жестоко пресекла попытки фальсификации дел «идейными» партаппаратчиками и примкнувшими к ним рьяными бюрократами, но он не справился с возложенной на него миссией, в чём сам и каялся в ходе следствия по его делу (мимоходом отметим, что как и многие высокие чиновники партии и государства тех лет, он был женат на еврейке, что вполне соответствовало нормам иудейского интернацизма в качестве своего рода гарантий от проявлений “антисемитизма”).

[267] Покончила собой в ночь с 7 на 8 ноября 1932 г.

[268] Ещё раз: не отомстил, а провёл акт социальной гигиены. И слова А.Я.Вышинского о том, что этих врагов народа следует расстреливать как бешеных собак — не пустые слова, а соответствуют реальной организации психики этих типов и той опасности, которую они представляют для окружающих в обществе, тем более, если они в органах власти.

[269] Т.е. законспирировавшееся масонство и эгоистичная бюрократия смогли закрепиться на важных стратегических рубежах, с которых большевизм их не успел сбросить до начала войны, а после войны уже не имел для этого сил поскольку несколько поколений большевиков погибли в боях Великой Отечественной войны.

[270] Всесильного диктатора И.В.Сталнна никогда не было: сначала была диктатура масонства и «идейных» марксистов; потом было двоевластие — масонство и большевизм в борьбе за влияние на «идейных» марксистов и бюрократию; двоевластие сменилось диктатурой бюрократии, которой обескровленный Великой Отечественной войной большевизм не мог эффективно противостоять по причине отсутствия альтернативной «мраксизму» социологической теории, включающей в себя: эффективную теорию познания, управленчески состоятельную философию, психологию, из которой были бы практические выходы в педагогику и психиатрию, экономическую науку.

[271] Но, как сообщает Н.С.Хрущёв в своём докладе на ХХ съезде, П.П.Постышев на февральско-мартовском 1937 г. пленуме ЦК говорил совсем другое:

«“Я рассуждал: прошли такие крутые годы борьбы, гнилые члены партии ломались или уходили к врагам, здоровые дрались за дело партии. Это — годы индустриализации, коллективизации. Я никак не предполагал, что, пройдя этот крутой период, Карпов и ему подобные попадут в лагерь врага. (Карпов — это работник ЦК партии Украины, которого хорошо знал Постышев). А вот по показаниям якобы Карпов с 1934 года был завербован троцкистами. Я лично думаю, что в 1934 году здоровому члену партии, который прошёл длительный путь ожесточенной борьбы с врагами за дело партии, за социализм, попасть в стан врагов невероятно. Я этому не верю… Я себе не представляю, как можно пройти тяжелые годы с партией и потом в 1934 году пойти к троцкистам. Странно это…” (Движение в зале.)» (Доклад Н.С.Хрущёва “О культе личности и его последствиях”)

Но Н.С.Хрущёв почему-то не стал приводить мнение того же П.П.Постышева образца октября 1938 г. и объяснять столь разительное его отличие от мнения полуторагодовалой давности.

[272] А в 1956 г. не стал вспоминать, а Г.М.Маленков почему-то ему не напомнил о том, как было дело в действительности.

[273] Т.е. получил повышение вместо снятия с работы и ответа по суду за злоупотребления властью. Это один из показателей того, что И.В.Сталин не был всесилен и вынежден был работать с теми людьми, какие есть.

[274] Связку партаппаратной и НКВД-шной бюрократии.

[275] Н.И.Ежов и был назначен на должность наркома внутренних дел для того, чтобы не допустить этой смычки, но не справился с миссией. Последствия его вредительства, насколько это было возможно, пришлось исправлять Л.П.Берии.

[276] Поведение типичного бюрократа: если реальной работы нет, то создаёт видимость работы для отчётности перед начальством о своей полезности и незаменимости.

[277] Это не преступление, а вынужденный тактический шаг, потому что противостоять аппаратной бизъидейной бюрократии, «идейным» марксистам, вдохновляемым масонством, у него не было кадров: в Н.И.Ежове, который был заблаговременно выдвинут на пост Наркома внутренних дел для того, чтобы подчинить НКВД большевикам, И.В.Сталин обманулся. Пострадавшие же, к сожалению, оказались в положении «травы на поле боя»: ВыводНе будь «травой»!

[278] Лжесоциалистический, а не лжереволюционный — он был бы вполне революционно-экстремистским.

[279] Может быть он и не стоил бы ещё больших жертв в прошедшие к настоящему времени годы, но вот то, что он был бы интернацистским масонским фашизмом — это точно. И это было бы куда хуже, чем жертвы, поскольку жертвы — это потеря количества, а устойчивый фашистский антинациональный режим — это потеря качества, которая потребовала бы на последующих этапах истории куда больших жертв для того, чтобы пробиться к сквозь интернацистский масонский глобальный фашизм к человечному качеству жизни.

[280] Как это ни парадоксально, первый массово опубликованный источник, в котором показана колоссальная работа, проделанная в СССР, с целью обеспечения победы в войне с Германией даже в вариантах более тяжёлых начальных военных поражений, чем имели место в действительности, — книги В.Суворова (В.Б.Резуна) “Ледокол”, “День «М»”, “Очищение”. Для того, чтобы обосновать версию о якобы готовившемся СССР ударе по Германии, который Гитлер якобы сорвал своим нападением, заказчикам этих книг пришлось сказать правду о том, что в военно-техническом и военно-экономическом отношении СССР был подготовлен к войне и победе в ней именно в годы после террора 1937 — 1938 гг., в результате которого «пятая колонна» в основном была искоренена.

[281] Если один вид вооружённых сил государства встречает войну по боевой тревоге, а для других она начинается — внезапно, то это означает, что виды вооружённых сил, для которых война — внезапность, находятся под командованием изменников Родины, профессионально не состоятельных и халатных людей, к числу которых принадлежит и так называемый «Маршал Победы» — Г.К.Жуков, возглавлявший Генеральный штаб в последнее предвоенное полугодие.

[282] Подборку сведений о нём см. в частности на сайте www.contr-tv.ru (Интернет против телеэкрана), опубликовавшем 26 февраля 2006 г. статью С.Миронина “Ленинградское дело — надо ли ставить кавычки?” (http://www.contr-tv.ru/print/1608/), некоторые сведения из которой мы приводим далее.

[283] При средней зарплате в стране порядка 1000 рублей.

[284] В результате этого одними отраслями производилась продукция, для которой не находилось потребителей в других отраслях, что снижало общую эффективность и полезную отдачу народного хозяйства страны.

[285] С 1944 по 1949 г. исчезло 236 секретных и совершенно секретных документов, причём 9 из них — в секретариате самого Вознесенского.

Поясним, что система секретного делопроизводства в СССР предусматривала документированный учёт фактов создания секретных документов в процессе работы, фактов нахождения каждого из них в архивах и у исполнителей персонально, фактов передачи в процессе работы секретных документов от одного исполнителя другим, фактов высылки и получения документов спецпочтой, фактов тиражирования документов, фактов уничтожения каждого документа за ненадобностью и фактов изменения или снятия грифа секретности. Т.е. каждый лист, каждая вклеенная в брошюру фотография или рисунок были на документированном учёте. Поэтому если в таких условиях в учреждении бесследно исчезает порядка 40 — 50 документов в год, включая и документы, содержащие по несколько десятков, а то и сотен страниц, — это говорит о многом…

[286] 209 листов формата А4, между прочим.

[287] И это дало понять бюрократии, что начинается эпоха безответственности за некомпетентность, злоупотребления властью и своекорыстие бюрократов.

[288] Продолжателем этого бесперспективного дела сегодня является Э.Радзинский, которого судьба записных лжецов Д.А.Волкогонова (1929 — 1995, генерал-политработник, “историк” — заврался и умер от рака) и «архитектора» (тоже наименование тоже из масонской терминологии) перестройки А.Н.Яковлева ничему не научила.

[289] Было бы точнее сказать: присваивает себе продукт чужого труда.

[290] По существу это признал и В.М.Молотов, признав тем самым и своё отступничество от большевизма и идеалов коммунизма. В одной из бесед с ним Ф.И.Чуев завёл речь о К.Е.Ворошилове (тоже, как В.М.Молотов, М.И.Калинин, Н.И.Ежов и многие другие был женат на еврейке — к вопросу о характере послереволюционной партийно-советской “элиты”). В.М.Молотов, характеризуя К.Е.Ворошилова, вышел на обобщение:

«Конечно, я бы сказал, он ему не вполне доверял. Почему? Ну, мы все, конечно, такие слабости имели — барствовать. Приучили — это нельзя отрицать. Всё у нас готовое, всё у нас бесплатно. Вот он начинал барствовать (выделено нами при цитировании)» (Ф.И.Чуев, “Молотов: полудержавный властелин”, Москва, «ОЛМА-ПРЕСС», 1999 г., стр. 380).

Но барствовать начал не один К.Е.Ворошилов. А барство, подчинив себе самого человека, его семью, детей и внуков влекло за собой и много другое, вследствие чего на человека становилось невозможным полагаться в делах. Это и объясняет, почему И.В.Сталин выказал публично недоверие персонально и В.М.Молотову, и А.И.Микояну на октябрьском 1952 г. пленуме ЦК КПСС.

Внук В.М.Молотова — В.А.Никонов (еврей, поскольку по традиции иудаизма принадлежность к еврейству определяется по принадлежности к еврейству матери) ныне председатель фонда “Политика” — не большевик, как и внук Е.Т.Гайдара. И это — следствие барства, в нравственно-этически разлагающей ауре которого они выросли.

Здесь же ещё раз напомним, что получение высших степеней масонских посвящений требуют в большинстве случаев потомственной принадлежности к системе.

[291] Вопросы тем, кто считает себя не эксплуататором, а честным предпринимателем, патриотом, работающим на благо народа: Какова доля в коллективах руководимых им предприятий наёмных работников, которые в состоянии лет за пять накопить на покупку приемлемой по размерам для их семьи квартиры или коттеджа хотя бы в кредит? За какое время они способны погасить задолженность по кредиту, продолжая работать на этом же предприятии? В каких условиях живёте Вы сами и из каких средств Вы обеспечили эти условия себе? И кто работал на их воплощение в жизнь?

Тот же самый вопрос и к чиновникам.

Для сведения: “Комсомольская правда” 27 января 2006 г. — в порядке нагнетания революционной ситуации в России — опубликовала данные о доходах высших чиновников нынешнего режима:

???? Должность Доход за 2004 г. Собственность

???? Министр транспорта Игорь Левитин 139 828 220 руб. Дачный дом — 544,2 кв. м (собственность, 1/3 часть), квартира — 118,4 кв. м (долевая).

???? Министр природных ресурсов Юрий Трутнев 109 661 560 руб. Жилой дом — 95,3 кв. м (личная), квартира — 153,4 кв. м (в пользовании).

???? Министр здравоохранения и социального развития Михаил Зурабов 41 338 480 руб. Жилой дом — 318,1 кв. м (личная), дачный дом — 146,5 кв. м (личная), квартира — 96,3 кв. м (совместная).

???? Министр информационных технологий и связи Леонид Рейман 9 308 467 руб. Дачный дом — 330 кв. м (личная), квартира — 50 кв. м (собственность, 1/2 часть), квартира — 264,3 кв. м (личная), квартира — 283,7 кв. м (личная), квартира — 195,4 кв. м (личная), квартира — 250,8 кв. м (личная), квартира — 229,4 кв. м (в пользовании).

???? Министр образования и науки Андрей Фурсенко 4 218 924 руб. Жилой дом — 124,1 кв. м и постройки — 31,9 кв. м (личная), квартира — 143,8 кв. м (в пользовании).

???? Министр иностранных дел Сергей Лавров 1 811 600 руб. Дачный дом — 210 кв. м (личная), квартира — 162,6 кв. м (в пользовании).

???? Председатель правительства Михаил Фрадков 1 743 397 руб. Дачный дом — 191,1 кв. м (личная).

???? Министр промышленности и энергетики Виктор Христенко 1 634 039 руб. Незавершённое строительство дома — 184,4 кв. м (личная).

???? Министр юстиции Юрий Чайка 1 526 754 руб. Нет данных

???? Министр сельского хозяйства Алексей Гордеев 1 489 493 руб. Квартира — 150 кв. м (совместная).

???? Руководитель аппарата правительства, министр Сергей Нарышкин 1 366 779 руб. Жилой дом — 36 кв. м (собственность), квартира — 139 кв. м (в пользовании).

???? Министр финансов Алексей Кудрин 1 302 628 руб. Нет данных

???? Министр культуры Александр Соколов 1 232 700 руб. Квартира — 47 кв. м (личная).

???? Вице-премьер Александр Жуков 1 190 500 руб. Жилой дом — 308,3 кв. м (долевая, 1/4 часть).

???? Министр экономического развития и торговли Герман Греф 1 149 800 руб. Квартира — 259 кв. м (в пользовании).

???? Вице-премьер, министр обороны Сергей Иванов 759 240 руб. Квартира — 257 кв. м (долевая, 1/2 часть).

???? Министр по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу 724 680 руб. Жилой дом — 213,5 кв. м (личная), незавершённое строительство дома — 540,1 кв. м (личная), баня — 130,01 кв. м (личная), бассейн — 18 кв. м (личная), теннисный корт — 800 кв. м (личная).

???? Министр регионального развития Владимир Яковлев 583 935 руб. Нет данных

(Выдержки из деклараций о доходах за 2004 год, опубликованные в газете “Ведомости”)».

Как видите, и официальные доходы, и недвижимое имущество, находящееся в собственности высших чиновников в их большинстве не только многократно превосходят среднестатистический уровень, но и избыточны по отношению к уровню удовлетворения демографически обусловленных потребностей как таковых. Среднестатистический уровень в России — доходы от 2000 до 10 000 рублей в месяц + хрущёвка либо что-то в коммуналке, как правило — в пользовании (а не в собственности) или старый дом в деревне жилой площадью не более 40 кв. м, если есть автомобиль, то старый отечественный.

Терпеть такую власть народ может… некоторое время. Но уважать обладателей всего этого и идеологов правомочности этого — не за что.

А если правящая бюрократия не удержит власть вследствие того, что не начнёт процесс эффективной дебюрократизации, то её представителей жалко не будет никому, кроме их близких. Что делать? — Продолжить дело большевизма.

[292] При взгляде с позиций достаточнообщей теории управления на жизнь обществ на исторически длительных интервалах времени (сотни и более лет), средствами воздействия на общество, осмысленное применение которых позволяет управлять его жизнью и смертью, являются:

1. Информация мировоззренческого характера, методология, осваивая которую, люди строят — индивидуально и общественно — свои “стандартные автоматизмы” распознавания частных процессов в полноте и целостности Жизни и определяют в своём восприятии иерархическую упорядоченность их во взаимной вложенности. Она является основой культуры мышления и полноты управленческой деятельности, включая и внутриобщественное полновластие.

2. Информация летописного, хронологического, характера всех отраслей Культуры и всех отраслей Знания. Она позволяет видеть направленность течения процессов и соотносить друг с другом частные отрасли Культуры в целом и отрасли Знания. При владении сообразным Жизни мировоззрением, на основе чувства меры, она позволяет выделить частные процессы, воспринимая “хаотичный” поток фактов и явлений в мировоззренческое “сито” — субъективную человеческую меру распознавания.

3. Информация факто-описательного характера: , к которому относятся вероучения религиозных культов, светские идеологии, технологии и фактология всех отраслей науки.

4. Экономические процессы, как средство воздействия, подчиненные чисто информационным средствам воздействия через финансы (деньги), являющиеся предельно обобщенным видом информации экономического характера.

5. Средства геноцида, поражающие не только живущих людей, но и последующие поколения, уничтожающие генетически обусловленный потенциал освоения и развития ими культурного наследия предков: ядерный шантаж — угроза применения; алкогольный, табачный и прочий наркотический геноцид, пищевые добавки, все экологические загрязнители, некоторые медикаменты, косметика и парфюмерия — реальное применение; “генная инженерия” и “биотехнологии” — потенциальная опасность.

6. Прочие средства воздействия, главным образом силового, — оружие в традиционном понимании этого слова, убивающее и калечащее людей, разрушающее и уничтожающее материально-технические объекты цивилизации, вещественные памятники культуры и носители их духа.

Хотя однозначных разграничений между средствами воздействия нет, поскольку многие из них обладают качествами, позволяющими отнести их к разным приоритетам, но приведенная иерархически упорядоченная их классификация позволяет выделить доминирующие факторы воздействия, которые могут применяться в качестве средств управления и, в частности, в качестве средств подавления и уничтожения управленчески-концептуально неприемлемых явлений в жизни общества.

При применении этого набора внутри одной социальной системы это — обобщенные средства управления ею. А при применении их же одной социальной системой (социальной группой) по отношению к другим, при несовпадении концепций управления в них, это — обобщенное оружие, т.е. средства ведения войны, в самом общем понимании этого слова; или же — средства поддержки самоуправления в иной социальной системе, при отсутствии концептуальной несовместимости управления в обеих системах.

Указанный порядок определяет приоритетность названных классов средств воздействия на общество, поскольку изменение состояния общества под воздействием средств высших приоритетов имеет куда большие последствия, чем под воздействием низших, хотя и протекает медленнее без “шумных эффектов”. То есть, на исторически длительных интервалах времени быстродействие растет от первого к шестому, а необратимость результатов их применения, во многом определяющая эффективность решения проблем в жизни общества в смысле , — падает.

Более обстоятельно о связях этого с историей см. в работах ВП СССР “Мёртвая вода”, “Принципы кадровой политики: государства, «антигосударства», общественной инициативы», а также в Приложении в отдельных изданиях постановочных материалов курса “Достаточно общая теория управления”.

[293] И.В.Сталин в силу достигнутого к тому времени уровня и качества развития культуры мог бороться с бюрократией только средствами шестого приоритета: отстрелом дураков-карьеристов и вредителей, действовавших по умыслу.

[294] В пропаганде доктрины «своего несуществования» преуспели заправилы библейского проекта порабощения всех — кураторы «жидомасонского заговора».

[295] При этом не стоит самообольщаться тем, кто употребляет алкоголь, курит якобы «в меру», якобы когда хочет (а когда не хочет — то не пьёт и не курит). Реально интенсивность систематического воздействия разного рода дурманов на их психику такова, что говорить о трезвости их духа не приходится (последствия новогоднего фужера шампанского при рассмотрении интеллектуальной деятельности на пределе возможностей человека компенсируются через 2 — 3 года, и то же самое касается воздействия однократного употребления пол-литра пива).

Тем самым индивид, допускающий в своём рационе разные дурманы и психотропные вещества в любом количестве, — уже сходит с того пути, на котором он может стать человеком и осуществлять Божий Промысел. Особенно это касается тех, кто уже уведомлён об этом, но продолжает настаивать на том, что волен жить так, как ему захочется. Более обстоятельно об этом см. в работе “Принципы кадровой политики”, бoльшая часть которой помещена также в качестве Приложения в постановочные материалы курса “Достаточно общая теория управления” факультета Прикладной математики — процессов управления С-Петербургского государственного университета и факультета Безопасности ИВТОБ С-Петербургского государственного политехнического университета. В интернете названные работы представлены на сайтах www.mera.com.ru, www.vodaspb.ru и www.globalmatrix.ru.

[296] Худшим из животных — в том смысле, что человек принадлежит к биосфере, а именно — к фауне. И поскольку в биосфере как в системе всё функционально, то носители опущенного типа строя психики, не исполняющие своего предназначения, — худшие представители фауны. Чарльз Дарвин некогда сказал: “Обезьяна, однажды опьянев от бренди, никогда к нему больше не притронется. И в этом обезьяна значительно умнее большинства людей» (приведено по публикации “Орангутаны — культурное племя” в газете “Известия” от 8 января 2003 г. Интернет-адрес: . В материалах Концепции общественной безопасности эта статья приводится полностью в аналитических записках 2004 г., посвящённых анализу учебника «обществознания» под редакцией академика РАО Л.Н.Боголюбова).

Однако Дарвин говорил об обезьяне, которой на психику не давят. Если же это условие не выполняется, то человек способен приучить домашних животных к чему угодно: в том числе и к алкоголизму, поскольку при совместном проживании, именно хозяин-кормилец воспринимается домашними животными в качестве вожака стаи, который предписывает им образцы поведения.

[297] Возрастному периоду, когда половые инстинкты уже пробудились и завершается генетически запрограммированный процесс формирования структур организма (тела и биополя).

[298] Кто не знает либо забыл: Сия аббревиатура появилась в 1990-е гг., когда “освободившуюся” от гнёта «союзного центра» Россию олицетворял её первый президент — Ельцин Борис Николаевич, инициалы которого эта аббревиатура в себя и вобрала в таком порядке, чтобы придать им определённый смысл.

[299] Здесь и пролегает различие между «просто изменившей» и «блядью». Изменяют всегда кому-то с кем-то; блядь же спит как бы с бесконечным множеством мужчин сразу, ибо она «готова с кем угодно». Разумеется, это отнюдь не исключает наличия у бляди личных вкусов и пристрастий по части мужских статей, иной раз даже и прихотливых («ой, девки, люблю я молоденьких, чёрнявых, и шоб с кудрячкой до плеч — не могу, умираю прям с таких»). Понятное дело, бесконечное множество от этого не становится меньше.

[300] Точно так же, как ответственности противостоит не абстрактная «безответственность», а саботаж.

[301] Ещё раз: КПСС — аббревиатура, оправданная историей: капитулянтская партия самоликвидации социализма.


Примечания:



Санкт-Петербург


2006 г.


Страница, зарезервированная для выходных типографских данных

© Публикуемые материалы являются достоянием Русской культуры, по какой причине никто не обладает в отношении них персональными авторскими правами. В случае присвоения себе в установленном законом порядке авторских прав юридическим или физическим лицом, совершивший это столкнется с воздаянием за воровство, выражающемся в неприятной “мистике”, выходящей за пределы юриспруденции. Тем не менее, каждый желающий имеет полное право, исходя из свойственного ему понимания общественной пользы, копировать и тиражировать, в том числе с коммерческими целями, настоящие материалы в полном объёме или фрагментарно всеми доступными ему средствами. Использующий настоящие материалы в своей деятельности, при фрагментарном их цитировании, либо же при ссылках на них, принимает на себя персональную ответственность, и в случае порождения им смыслового контекста, извращающего смысл настоящих материалов, как целостности, он имеет шансы столкнуться с “мистическим”, внеюридическим воздаянием. [1]



1. Пропагандистский тупик

В феврале 2006 г. — 50-летие ХХ съезда КПСС.

«XX съезд КПСС состоялся 14 — 25 февраля 1956 г. Его работа проходила в Москве в Большом Кремлевском дворце. Доклад Первого секретаря ЦК КПСС Н.С.Хрущёва “О культе личности и его последствиях” был заслушан делегатами съезда на утреннем закрытом заседании 25 февраля 1956 г.

Предложение о проведении закрытого заседания съезда и выступлении на нем Н.С.Хрущёва с докладом “О культе личности и его последствиях” было выдвинуто Президиумом ЦК КПСС 13 февраля 1956 г. В тот же день состоялся Пленум ЦК КПСС, который принял это предложение.

Ход закрытого заседания съезда не стенографировался. После окончания доклада было решено прений по нему не открывать. По предложению Н.А.Булганина, председательствовавшего на этом заседании, съезд единогласно принял постановление “О культе личности и его последствиях”, которое было опубликовано в печати, а также постановление о рассылке текста доклада партийным организациям без опубликования его в открытой печати.

1 марта 1956 г. текст доклада, предназначенный для направления партийным организациям, был разослан с запиской Н.С.Хрущёва членам и кандидатам в члены Президиума, секретарям ЦК КПСС. В этом тексте была сделана небольшая стилистическая и редакторская правка: даны ссылки на произведения К.Маркса, Ф.Энгельса, В.И.Ленина и другие цитируемые источники, уточнены даты принятия отдельных документов, включены отступления докладчика от заранее подготовленного текста, отмечена реакция делегатов на те или иные положения доклада [2].

5 марта 1956 г. Президиум ЦК КПСС принял постановление “Об ознакомлении с докладом тов. Хрущёва Н.С. «О культе личности и его последствиях» на XX съезде КПСС”. В нём указывалось:

“1. Предложить обкомам, крайкомам и ЦК компартий союзных республик ознакомить с докладом тов. Хрущёва Н.С. “О культе личности и его последствиях” на XX съезде КПСС всех коммунистов и комсомольцев, а также беспартийный актив рабочих, служащих и колхозников.

2. Доклад тов. Хрущёва разослать партийным организациям с грифом «не для печати», сняв с брошюры гриф «строго секретно». В соответствии с этим постановлением доклад зачитывался на собраниях всех партийных и комсомольских организаций» (Примечание, сопровождающее публикацию на сайте http://lib.ru/MEMUARY/HRUSHEW/kult.txt доклада Н.С.Хрущёва “О культе личности и его последствиях” на ХХ съезде КПСС).

Многие убеждены, что так называемый «секретный» (поскольку он длительное время не публиковался в открытой печати) доклад “О культе личности и его последствиях”, якобы положил начало правдивому освещению эпохи сталинизма. Суть потока такого рода “правды” в том, что И.В.Сталин — якобы маниакально подозрительный самовлюблённый тиран, который оказался во главе коммунистической партии чуть ли не вопреки воле В.И.Ленина и съездов партии, и потом на протяжении десятилетий, с целью сохранения своей личной безраздельной власти, целенаправленно занимался уничтожением лучших партийцев и кроме того на протяжении десятилетий организовал несколько волн массовых репрессий, давая указания фальсифицировать уголовные дела, для того, чтобы держать весь народ в страхе и не допустить возникновения в стране дееспособной оппозиции своему режиму.

Далее на фундамент такого рода “правды”, в зависимости от политических пристрастий, на протяжении 50 лет громоздят надстройку политических выводов в одном из двух вариантов:

· В этом и есть истинная суть коммунизма и большевизма, которую сталинский режим выражал предельно ярко в своей политике на протяжении 30 лет во всех сферах жизни общества. Неужто вам этого мало и вы хотите ещё коммунизма?

· Всё это — действительно имело место, и И.В.Сталин своими действиями дискредитировал идеалы коммунизма в глазах всего человечества, чем придал капитализму новые силы и продлил капиталистическое рабство человечества как минимум ещё на одно столетие.

Однако за прошедшие 50 лет ни один из двух вариантов историко-политических выводов на основе “правды”, предложенной Н.С.Хрущёвым ХХ съезду, общество не приняло, — конечно, если говорить об основной статистической массе, а не об узких кругах интеллигенции с теми или иными политическими пристрастиями.

Но наряду с этим и категорическое отрицание каких бы то ни было злоупотреблений властью и социальных бедствий, имевших место в период 1923 — 1953 гг., находит в обществе весьма мало сторонников.

Т.е. в обществе господствует неопределённость в осмыслении своего исторического прошлого, которое к тому же изрядная доля населения (особенно среди молодёжи) не знает и знать не хочет.

При этом неопределённости в осмыслении своего исторического прошлого неизбежно сопутствует неопределённость целей общественного развития, путей и средств их достижения. Это один из решающих факторов, делающих невозможным какое бы то ни было общественное развитие и обрекающий общество на деградацию.

Именно этого результата достигла за прошедшие 20 лет либерально-гуманистическая общественность, на протяжении всего этого времени предпринимая неимоверные пропагандистские усилия к тому, чтобы убедить общество в исторической состоятельности “правды” доклада Н.С.Хрущёва на ХХ съезде.

И на подходе к 50-летию ХХ съезда были предприняты новые “титанические” усилия к достижению этой цели. По телеканалу “Россия” был показан сериал Г.Панфилова — экранизация романа А.И.Солженицына по его же сценарию — “В круге первом” [3]. А следом за ним повторили показ сериала “Московская сага”, представляющего собой экранизацию сплетен, собранных В.Аксёновым [4] в сюжеты его произведений. Но если из “Московской саги” и из “В круге первом” с помощью обычных средств киномонтажа изъять страшилки про Сталина персонально и НКВД-МГБ, то останется пропаганда примитивной и по существу не достойной человека идеи высокоцивилизованного паразитизма - безоговорочное право возомнивших себя “элитой” на многократно-преимущественное потребление социальных благ, создаваемых трудом других людей, под тем предлогом, что “элита” якобы творит так называемые «духовные ценности», является мозгом и совестью нации, вследствие чего без неё народ якобы погибнет.

Собственно в том, чтобы в конечном итоге убедить народ в праве “элиты” на воплощение этой идеи в жизнь и состояла цель оглашения Н.С.Хрущёвым “секретного” доклада на ХХ съезде КПСС.

Но народ с таким подходом к организации жизни общества не соглашается. И поскольку не всех удаётся заарканить эмоционально, втянув в не осмысляемое сопереживание трагедиям киноперсонажей режиссёрски неплохо отснятых сериалов, подобных “В круге первом”, то для рассудочных людей приходится писать статьи, развивая в них тему: какой же негодяй был этот Сталин, и как порочно даже сомневаться в этом, а не то, что быть убеждённым в лживости доклада Н.С.Хрущёва ХХ съезду и неправедности всей проистекающей из него политики последующих десятилетий.

Так 9 февраля 2006 г. “Комсомольская правда” опубликовала статью Инны Руденко “Кто торопится реабилитировать Сталина” с подзаголовком “Письмо нашего читателя наводит на серьёзные раздумья”. В ней она пишет:

«Реабилитация. Кого?

Леонид Филиппович Оценов из Красноярска, охарактеризовавший себя скупо «ваш постоянный читатель», прислал нам письмо, которое при всей своей лаконичности, думаю, попадает в самую сердцевину нынешних важных и, на мой взгляд, тревожащих умонастроений: «Нужен ли нам, современной России, „отец народов“? — спросили вы в „Вопросе дня“ („КП“ от 21 декабря 2005 г.). Целиком подписываюсь под ответами Е.Шифрина и Б.Титова». Леонид Филиппович не цитирует эти ответы, надеясь, видимо, на то, что их нельзя не запомнить. Увы, память наша, оказывается, так избирательна…

Б.Титов, председатель «Деловой России» ответил так: «Отец народов», подобный Сталину, — большое зло».

А сатирик Е.Шифрин воскликнул: «Какой ещё „отец народов“?! Даже сам факт моего рождения в магаданском посёлке Сусуман объясняет причину моей ненависти к этой фигуре! Но я предпочёл бы не родиться вовсе, лишь бы миллионы загубленных Сталиным душ были живы!»

«Очень правильно!» — считает наш читатель. И что более важно: «И очень своевременно! Мне кажется, что „проблема Сталина“ давненько уже замалчивается в нашей печати. И некоторые носят на свои сборища портрет этого изверга, который уничтожил столько людей. Среди них и мой отец, расстрелянный в 1938 г., когда мне было восемь месяцев от роду. Отец, конечно, реабилитирован. И мы с мамой получили компенсацию: два оклада с места его последней работы, как и положено по закону. Это было… 180 рублей. Сегодня добавляют к пенсии 100 — 200 рублей. Всё! И это компенсация за загубленную жизнь отца, за страхи и мучения наши с мамой? Это насмешка! Закон о реабилитации и компенсации однозначно слаб. К тому же никто не извинился! [5] А открытки перед выборами-то присылают каждому второму… Стыд. Вот немцы принесли же извинения нам за то, что натворили в войну. Не постеснялись [6]».

А теперь я вынимаю из прошлогоднего своего архива один документ. Он тоже о реабилитации и компенсации. Но уже не жертв — их палача. «Дело нашей чести — реабилитировать честь И.В.Сталина, водрузить на пьедестал памяти как символ государственной несокрушимости России. Вернуть имя И.В.Сталина в название улиц и площадей наших городов, восстановить памятники». Самое поразительное в этом документе, что это именно документ — опубликованное (!) обращение к властям депутатов Орловского городского Совета! Несколькими годами ранее тот же горсовет объявил Днём памяти жертв политических репрессий 11 сентября. В этот день в 41-м году были расстреляны — по прямому приказу Сталина! — 157 политзаключённых Орловского централа. Среди них муж Марины Цветаевой Сергей Эфрон [7], Ольга Окуджава (тётя поэта), Ольга Каменева, вся вина которой состояла в том, что она была женой Л.Каменева [8]… День этот забыт. «А почему мы должны отмечать День памяти троцкистов и антисоветчиков?» [9] — сказали в горсовете газете «Известия».

Вот такая метаморфоза… Прозорлив наш читатель Оценов насчёт своевременности разговора об изверге.

А вот уже сегодняшние новости: памятник Сталину поставили в Северной Осетии. Наверняка ведь с согласия властей, а то и по их инициативе. А в Карелии выросли монументы Ю.Андропову, председателю КГБ, на совести которого аресты многих инакомыслящих. Или не аресты, так страдания и мучения честных людей во главе с совестью [10] нашей, писателем Александром Солженицыным. 8 ноября, в День примирения и согласия, вернулся на Петровку, 38, и бюст Феликса Дзержинского, хотя его в начале 90-х сами милиционеры и убрали [11].

Это с чем мы примиряемся и с чьего согласия?! Не плевок ли это в лицо Оценову и таким, как он? А также тем, кто выходил на баррикады в 91-м?»

Дан сигнал?

Все эти монументы не просто памятники. Это некий знак. Символ. А для многих и сигнал: можно возвращать в наше настоящее худшее из нашего прошлого. И вот выходит учебник истории для вузов (издательство «Владос»), где репрессии 37-го года не осуждаются, а оправдываются. Они, репрессии, оказывается, «очищали общество от классовых врагов». А об уничтожении по указанию Сталина 40 % командного состава Красной Армии, ставшем одной из причин страшных поражений начала войны [12], сказано так: «Сталин своими репрессиями не ослаблял, а, наоборот, укреплял Красную Армию» (приводится по публикации в интернете:

http://www.kp.ru/daily/23656/49780/).

Но в общем, что посеешь — то пожнёшь. Отечественные СМИ — в условиях продолжающегося на протяжении десятилетий общественно-политического кризиса, — работая на усугубление кризиса, заврались в своей пропаганде либерализма и абстрактного гуманизма, вследствие чего 13 февраля 2006 г. в издательском комплексе на улице “Правды” [13], в помещениях, где размещалась редакция “Комсомольской Правды”, по неизвестной причине вспыхнул пожар. Здание выгорело и залито водой при тушении пожара так, что восстановлению не подлежит и будет снесено. Бумагомараки уцелели [14], радуются, что знамя газеты не сгорело, но думать о том, за что им такое мистическое воздаяние, — по-прежнему не желают.

В тот же день 13 февраля эстафету обеспокоенности по поводу отсутствия вожделенного результата ХХ съезда принял последний “вождь” ЦК КПСС, под чьим номинальным руководством СССР пришёл к краху государственности и культуры.

«Экс-президент СССР Михаил Горбачёв обеспокоен тем, что в настоящее время в России отчасти реанимируется культ Сталина.

“Что возникло в 30-е годы, сохраняется и сейчас. Мы видим и портреты Сталина, наблюдаем какой-то ренессанс этого в средствах массовой информации, в театрах, происходит попытка сохранить сталинизм, это очень серьёзно”, — сказал Горбачёв в понедельник [15] на пресс-конференции в Москве, комментируя значение ХХ съезда КПСС, на котором был развенчан культ личности Сталина.

Горбачёв провёл параллель между ХХ съездом и перестройкой середины 80-х годов, отметив, что оба события неоднозначно оцениваются в российском обществе, сообщает “Интерфакс”. “Одни считают, что этот (ХХ) съезд начал освобождение от сталинизма как тоталитарной основы общества, другие называют этот съезд съездом предателей. Есть органическая связь между перестройкой и ХХ съездом, и поэтому, наверное, некоторые также считают перестройку актом предательства”, — сказал Горбачёв [16].

“Значение ХХ съезда не только в том, что был раскритикован Сталин, речь шла о серьёзном пересмотре принципов управления страной, процессов, которые касались основ всей нашей жизни, в том числе проблем демократии” [17], — считает бывший советский лидер»

(http://www.newsru.com/russia/13feb2006/gorby_print.html).

Газета “Известия” 13 февраля 2006 г. в статье “Никита Хрущёв: «без Сталина… может быть, и войны бы не было» [18]” тоже уделила внимание теме ХХ съезда и его роли в истории. И в ней задаётся риторический вопрос “Где прочесть доклад Хрущёва?”и даёт на него ответ:

«После речи первого секретаря вместо обязательных бурных аплодисментов в зале воцарилась гробовая тишина. Прения не открывались. Постановление съезда по докладу состояло из одной фразы: “Заслушав… одобряет… осуществить мероприятия, обеспечивающие полное преодоление”. Принято единогласно, как и предложение “не публиковать в настоящее время”. Длилось “настоящее” 33 года, в течение которых текст доклада в СССР так и не появлялся в печати. В первый (и последний!) раз — в 1989 году в журнале “Известия ЦК КПСС” в разделе “Из архивов партии”. Сегодня пожелавшему прочесть доклад это если и удастся, то с трудом [19]»

(http://www.izvestia.ru/hystory/3072491_print).

Понять, почему руководство КПСС 33 года скрывало текст доклада от людей в СССР, позволяет документ из архивов ЦК, опубликованный “Известиями” в рассматриваемой статье:

«Протокол заседания Президиума ЦК КПСС. 1 февраля 1956 года

(Присутствовали члены высшего руководства партии. Карандашные пометки сделаны заведующим общим отделом ЦК В.Н.Малиным для себя, отрывочно, конспективно. — “Известия”).

Аристов: Тов. Хрущёв, хватит ли у нас мужества сказать правду?

Микоян: Декрет о борьбе против террора был принят 1 декабря 1934 г.

Поспелов: Утверждались лимиты на аресты.

Хрущёв: В докладе ещё, может быть, добавить.

Первухин, Булганин, Микоян. Поддерживают.

Хрущёв: Серову, Руденко, Комиссии Поспелова (начала работать в декабре 1955 года. — “Известия”) проверить дело Тухачевского.

Молотов: Но Сталина как великого руководителя надо признать.

Микоян: А ты, тов. Молотов, его поддерживал!

Каганович: Многое пересмотреть можно, но тридцать лет Сталин стоял во главе.

Молотов: Нельзя в докладе не сказать, что Сталин — великий продолжатель дела Ленина.

Микоян: Возьмите историю — с ума можно сойти.

Сабуров: Если верны факты, разве это коммунизм?! Это простить нельзя.

Первухин: Знали ли мы? Знали, но был террор.

Булганин: Сказать партии всю правду надо, что Сталин из себя представляет, линию занять надо такую, чтобы не быть дураками. Состав ЦК XVII съезда он ликвидировал. Не согласен, что великий продолжатель.

Ворошилов: Партия должна знать правду, но преподнести так, как жизнью диктуется. Период диктовался обстоятельствами. Но страну мы вели по пути Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина. Доля (?) [20] Сталина была? Была, мерзости много, правильно говорите, тов. Хрущёв, но надо продумать.

Суслов: За несколько месяцев мы узнали ужасные вещи. Нельзя оправдать этого ничем. Сталин Двинскому говорил: 10 — 15 человек на район осталось, и хватит [21].

Молотов: Присоединяюсь к Ворошилову: правду восстановить. Правда и то, что под руководством Сталина победил социализм. И позорные дела — тоже факт.

Хрущёв: Сталин — преданный делу социализма, но всё — варварскими способами. Он партию уничтожил. Не марксист он. Всё святое стёр, что есть в человеке»

(http://www.izvestia.ru/hystory/3072491_print).

Как видно из приведённых выше заметок, сделанных для себя В.Н.Малининым, на этом заседании Президиума ЦК обсуждался ещё только предполагаемый доклад ЦК об эпохе сталинизма. Конечно, эти заметки «для себя» — не стенограмма, тем не менее общее настроение участников этого заседания высшего публичного руководства КПСС, они передают.

Прежде всего они обнажают лживость приведённого утверждения М.С.Горбачёва: “Значение ХХ съезда не только в том, что был раскритикован Сталин, речь шла о серьёзном пересмотре принципов управления страной, процессов, которые касались основ всей нашей жизни, в том числе проблем демократии”. Именно всего того, что в этой фразе выделено нами курсивом, участники заседания Президиума ЦК КПСС 1 февраля 1956 г. боялись пуще огня. Их интересовали совсем другие проблемы:

· какие из числа общеизвестных в народе злоупотреблений властью со стороны бюрократического аппарата партии и государства признать?

· на кого персонально возложить за них ответственность так, чтобы при этом сохранить свою корпоративную и по сути антинародную власть?

· как при этом не предстать в глазах народа дураками и уверить народ — миллионы простых тружеников — в том, что правящая партия работает на воплощение в жизнь интересов их самих и их детей, т.е. по-прежнему верна идеалам справедливости (социализма и коммунизма в терминологии тех лет)?

Именно это видно из приведённых выше заметок В.Н.Малинина, и ещё более ярко это выразилось в хронологически более позднем докладе Н.С.Хрущёва “О культе личности и его последствиях”. Но этот доклад в СССР был недоступен для изучения и осмысления политически активной частью общества на протяжении более чем 30 лет, хотя его текст был опубликован за рубежом менее, чем через полгода.

Если бы этот доклад был опубликован в сборнике материалов ХХ съезда [22], то в обществе был бы предмет для обсуждения и критики именно позиции той внутрипартийной мафии, публичным выразителем интересов которой стал Н.С.Хрущёв. Если же стенограммы выступлений не опубликованы, то в обществе могут быть только сплетни о том, что на съезде произошло нечто, а содержание этого «нечто» каждый может излагать только в соответствии со своею осведомлённостью, пониманием и умением разграничивать правду и вымыслы.

И соответственно никого из участников заседания Президиума ЦК КПСС 1 февраля 1956 г. не интересовали проблемы взаимосвязей в реальной истории:

· идеалов справедливости и коммунизма как таковых,

· реальной исторической практики,

· мотивации в обществе в целом и в партии в частности

O к воплощению идеалов коммунизма в жизнь

O и к ликвидации достижений социалистического строительства.

Но об актуальности именно этой проблематики для выбора путей дальнейшего развития общества участники заседания Президиума ЦК 1 февраля 1956 г. знали, поскольку именно её выразил сам Н.С.Хрущёв словами:

«Сталин — преданный делу социализма, но всё — варварскими способами. Он партию уничтожил. Не марксист он».

Этот хрущёвский сумбур не от большого ума и не от непреклонной честности [23]. Но при желании его можно перевести в однозначно понимаемые лексические формы. В этом случае получается, что если Сталин предан делу социализма и при этом не марксист, то марксизм к реальному социализму не имеет никого отношения. И это приводит к вопросам:

· А какую партию уничтожил Сталин: реально-социалистическую? либо истинно-марксистскую — псевдосоциалистическую?

· Какая партия за народ, а какая паразитирует на народе?

· Могли ли эти две разные по целям и задачам партии сосуществовать параллельно и одновременно в общих организационных формах?

· Если могли, то как они взаимодействовали, взаимно проникая друг в друга?

· И в чём различие реально-социалистической и псевдосоциалистической партии и как эти различия выражаются в партийной жизни и во взаимодействии партии с беспартийным обществом?

И это неизбежно привело бы к вопросам о политических перспективах:

· К какой из двух партий принадлежит каждый из членов КПСС, и прежде всего — члены Президиума ЦК?

· Есть ли такие, что совмещают членство в обеих партиях?

· Кто из них это делает по недомыслию, а кто из корысти (ласковый телёнок двух маток сосёт)?

· И если социализм — благо, а Сталин всё делал варварски, то как строить социализм и коммунизм не варварски?

Но доклад Н.С.Хрущёва “О культе личности и его последствиях” (как и материалы заседания Президиума ЦК) и близко не подходит к этой проблематике. Он уводит от неё.

Н.С.Хрущёв и те, кто за ним стоял, взяли (подобранный ими по составу делегатов) ХХ съезд, как говорится «на арапа»: внезапно вывалили реальные факты о злоупотреблениях сталинской эпохи вперемешку с заведомой ложью и предложили принять весь этот коктейль за истину без вопросов и обсуждения, за что деморализованный развенчанием культа личности Сталина съезд и проголосовал, поскольку подавляющее большинство его делегатов были нравственно-психологически не готовы к тому, чтобы дать отпор «наезду» Н.С.Хрущёва и внятно выразить на том же съезде более достоверную точку зрения на события эпохи 1923 — 1953 гг. Потом некий текст зачитали по всему Союзу в партийных организациях под видом доклада Н.С.Хрущёва на ХХ съезде. В результате по стране потекли сплетни, а в ЦК потекли инспирированные докладом Н.С.Хрущёва отклики общественности на решения ХХ съезда. Сам же доклад никто не мог перечитать и соотнести ни с документами истории, ни со своим жизненным опытом и пониманием эпохи.

В рассматриваемой публикации “Известий” “Никита Хрущёв: «без Сталина… может быть, и войны бы не было»” приводятся два отклика, выражающие полярные взаимоисключающие точки зрения на то, что произошло на ХХ съезде КПСС.

Отклик первый:

«В Президиум XX съезда Коммунистической партии Советского Союза [Не ранее 25 — не позднее 28 февраля 1956 г.]

Узнала о заявлениях на съезде относительно фальсификации истории революции и партии, а также осуждения руководителей революции и партии, несправедливо обвинённых как враги народа. Среди них мой покойный муж Лев Троцкий, названный врагом народа номер один, и мой сын Лев Седов [24]. Для осуществления этих заявлений на практике требую пересмотра процесса с целью реабилитации памяти жертв перед мировым общественным мнением. Наталья Седова-Троцкая».

Но ни Н.С.Хрущёв, ни правящая верхушка КПСС не могли пойти на реабилитацию Л.Д.Троцкого по двум причинам:

· В отличие от самого Л.Д.Троцкого, знавшего марксизм (его тексты), посвящённого во многое другое и действовавшего в политике на этой идейной основе, они были в их большинстве безъидейными бюрократами, а та или иная идеология интересовали их только как средство осуществления своей власти в конкретных исторических обстоятельствах.

· Признать политическую правоту Л.Д.Троцкого — значило подорвать основы своей корпоративной власти в СССР, настолько Л.Д.Троцкий и троцкизм в глазах народа СССР и простых членов партии был непопулярен с начала 1930-х гг.

Отклик второй:

«Анонимное письмо из г. Горького в журнал “Коммунист” [Не позднее 14 ноября 1956 года]

Тов. редактор! Меня удивляет то, что вы много пишете о культе личности И.В.Сталина, а у нас, на автозаводе имени Молотова [25], часто от рабочих слышно недовольство таким отношением к Сталину. А эти руководители хрущёвы, “путешественник” [26], как его у нас называют, пробанкетили со шпионом Тито, растерялись, не знают теперь, что делать со своим коллективным руководством. У Сталина рабочий класс стоял на первом плане (выделено нами при цитировании: суть большевизма в том, что труженик-созидатель в праве жить как минимум не хуже, чем управленец), а у Хрущёва — кучка людей, которая уже пришла к коммунизму (выделено нами при цитировании: в этом суть эзотерического истинного марксизма, которому был верен Л.Д.Троцкий). Какой-то зав. отделом горкома или горисполкома получает две ставки, живёт с семьёй на дачах за городом. Не говоря уже о больших людях, которые имеют по две-три персональные машины на дедушку, бабушку, тёщу и т.д. Чего же не пишут о том, что В.И.Ленин говорил, что любой руководитель должен получать не больше высококвалифицированного рабочего! (выделено нами при цитировании [27]). В связи с таким отношением к Сталину со стороны Хрущёва и кое-кого других — очень нехорошие разговоры и анекдоты, а у Сталина в народе — исключительный авторитет и любовь. Я работаю технологом, мне приходится ходить по цехам и всё это слышать».

Донос ли это верного холопа, которому милее всего жизнь при крепостном праве на правах скотины, либо упрёк руководству КПСС под видом доноса — Бог весть.

Интеллигенция в своём большинстве после ХХ съезда, как всегда, заняла по сути безмозглую позицию, выразив пожелание получить дальнейшие разъяснения в готовом к употреблению виде [28]. Образчики такого рода вожделений дальнейших разъяснений приводят “Известия” в той же публикации:

«В Президиум ЦК КПСС

От члена ЦК Панкратовой А.М. (известный советский учёный-историк. — “Известия”)

Считаю необходимым сообщить о настроениях среди интеллигенции Ленинграда.

Доклад Н.С.Хрущёва был прочитан на партийных собраниях с участием беспартийного актива [29]. Но допущено много самотёка: не было ясно, кого отнести к активу, одни беспартийные приглашались, другие — нет, среди комсомольцев допускались подростки, школьники. Собравшихся предупреждали, что ни прений, ни вопросов не будет допущено. Всё это вызвало недовольство и огромное множество вопросов, свидетельствующих о большой взволнованности и смятении среди кадров интеллигенции. Мне пришлось за время с 20 по 23 марта сделать 9 докладов и лекций. Подано свыше 800 записок. Во многих ставился вопрос: как теперь относиться к Сталину?

“Народ не сможет простить Сталину бессмысленные жертвы в Отечественной войне”. (Асп. Дорошенко).

“Важно не то, как о себе думал Сталин, — что он уничтожает людей в пользу дела социализма, — важно то, что он нанёс огромный ущерб и вред”. (Без подписи).

“Если вспомнить, какие имеются в докладе намёки даже на отношение Сталина к убийству Кирова и что говорится о почти вредительской его роли в Отечественной войне, то вывод напрашивается один: действительно надо снимать портреты и выбросить его из истории”. (Без подписи).

“В школах сейчас принято из всех учебников вырывать портреты тов. Сталина. Считать правильным или нет?” (Петров).

“В корне необходимо изменить отношение народных масс и руководителей, всё остальное будет только говорильней”. (Без подписи).

“Чем же было наше государство в продолжение почти 30 лет: демократической республикой или тоталитарным государством с неограниченным единовластием? Или, может быть, это совместимо?”

“Не способствует ли культу личности однопартийность и почти полное слияние органов власти и партийных органов?” (Без подписи).

“В докладе неубедительно дан ответ на вопрос: где же были члены Президиума? Будет ли это разъясняться партийным организациям?”

“Почему не даются объяснения его поведения как отражения интересов определенного социального слоя, выросшего на почве советского бюрократизма, исказившего советскую демократию?”

Выражалось пожелание, чтобы ЦК обратился к партии с закрытым письмом, в котором были бы даны необходимые разъяснения в связи с вопросом о культе личности».

По сути эти отклики типичных «интеллигентов» на зачитывание им доклада Н.С.Хрущёва показывают, что интеллигенция — вовсе не мозг и не совесть нации, на какую роль её представители претендуют. Её А.И.Солженицын охарактеризовал словом «образованщина» правильно — поначитались, понаслушались всякого, а думать сами не желают и не умеют, хотя возомнили о себе как об элите, мозге и совести нации. И со времён ХХ съезда качество интеллигенции как определённой социальной группы, занятой вне «сферы материального производства» или обладающей «свободными профессиями», в России не изменилось.

И уж тем более «интеллигенция» — не носительница политической воли народа. [30]


* * *

Саморазоблачение интеллигенции наших дней именно как претендентов на элитарный статус, обеспечивающий качественное превосходство над простонародьем в аспекте потребления социальных благ , в наиболее явной форме выразилось в статье Федора Бурлацкого [31] “Сталин появится из задних рядов. Но пока ещё есть время предотвратить его пришествие”, опубликованной в “Независимой газете” в рубрике “Книжное обозрение «Ex libris НГ»” 22 мая 1997 г.

Признание Ф.Бурлацкого:

«Другое проявление сталинизма — народность. Из триады Уварова — “православие, самодержавие, народность”, Сталин взял два последних, а в конце своей жизни использовал и первое — при нём было открыто 20 тысяч храмов. Народность была во всеобщем образовании и возможности личного успеха — от сохи в маршалы, или в министры, или в академики, или в народные артисты (выделено нами при цитировании — это главное качество социально-экономической политики большевизма, которому был верен И.В.Сталин) И чтобы мы ни говорили [32], уровень жизни после войны постоянно повышался, люди имели гарантированный минимум, бесплатное здравоохранение и отдых» [33].

А через колонку своего текста Ф.Бурлацкий пишет о временах после устранения Сталина:

«Начавшееся после смерти Сталина демократическое движение снова сбилось с пути на такую колею, которая разводит в разные стороны народ и государство, новую элиту и простых людей» [34].

Если вспомнить, что “демос” по-гречески — народ, то по существу Ф.Бурлацкий пишет, что демократическое движение сбилось с пути и стало антинародным, вследствие чего народ (простые люди) и государство («новая элита», если говорить его словами [35]; а по существу — интеллигенция) идут разными путями к разным целям.

Если бы Ф.Бурлацкий писал по-русски или хотя бы вдумывался в смысл слов, то он сразу бы увидел, что написал: «народовластное движение сбилось с пути и стало противонародным», после чего осталось бы рассмотреть социальный состав участников этого сбившегося с пути движения и вспомнить афоризмы русского историка В.О.Ключевского:

Истинная цель благотворительности не в том, чтобы благотворить, а чтобы некому было благотворить [36].

Черви на народном теле: тело худеет — паразиты волнуются.

Российская интеллигенция — листья, оторвавшиеся от своего дерева: они могут пожалеть о своём дереве, но дерево не пожалеет о них, потому что вырастит другие листья.

То есть история российской интеллигенции повторяется, как дважды два, объяснение чему находим также у В.О.Ключевского в афоризме, начинающем его тетради: «Закономерность исторического явления обратно пропорциональна его духовности», — что и объясняет судьбы российской интеллигенции в прошлом и её перспективы в будущем, которые так пугают Ф.Бурлацкого.

«Чего же можно ждать в будущем? Всё будет зависеть от степени жадности или разумности бюрократической или финансовой элиты. Если она поделится тем, что захватила в 90-х годах, и даст шанс народу жить обеспечено за хорошую работу, всё пойдёт как в Бразилии или Аргентине к зависимому капитализму, который ко второй половине ХХI века сможет достигнуть нынешнего уровня США или Западной Европы.

Не поделится элита — снова появятся товарищ Ленин или товарищ Троцкий, а может быть, и товарищ Сталин [37]. Вряд ли такой человек будет иметь знакомый нам твердокаменный профиль Г.Зюганова или железный фас А.Лебедя, или неистовый облик А.Лукашенко. Скорее всего он появится откуда-то из задних рядов, как появился Коба, в котором никто не опознал будущего Сталина.

Пока ещё есть время предотвратить пришествие “спасителя” в железных сапогах [38], способного разрубать общественные проблемы и человеческие судьбы. Элита — старая и новая — должна поумнеть [39], если она не хочет погибнуть и потащить за собой страну в пропасть нового сталинизма».

Со времени публикации этой статьи прошло 8 лет. Но какого-либо прогресса в понимании эпохи и перспектив Ф.Бурлацкий не явил, поскольку свою новую статью “Сталин и сталинизм: прошлое, которое не уходит”, опубликованную в “Независимой газете” 17 февраля 2006 г. завершает словами:

«Чего же можно ждать в будущем? Всё будет зависеть от степени разумности или жадности бюрократической и финансовой элиты. Если она поделится тем, что получила в 90-х годах, и даст шанс народу жить обеспеченно за хорошую работу, всё постепенно пойдёт, как в Бразилии или Аргентине, — к зависимому капитализму, который ко второй половине XXI века сможет достигнуть нынешнего уровня стран Западной Европы.

Не поделится элита — угроза ползучего сталинизма, без явного культа и массовых репрессий, может стать реальностью»

(http://www.ng.ru/printed/65520 либо

http://www.ng.ru/ideas/2006-02-17/9_stalin.html).

Из этого можно понять, что зависимый капитализм типа Бразилии и Аргентины — на протяжении многих лет предел мечтаний бывшего идеолога ЦК КПСС (возможно что и всю прошлую жизнь: рожденный ползать в творческой импотенции, летать не может и не должен). Представить себе такую возможность, что к середине XXI века Аргентине и Бразилии возможно не от кого будет зависеть, поскольку на Западе более чем достаточно внутренних проблем, каждая из которых способна похоронить глобальную цивилизацию в целом, — это выше интеллектуальных возможностей штатного “пророка” “Независимой газеты”.

Но если бы в 1985 г. направленность перестройки определяли те, кто вёл КАМАЗы по дрогам СССР с портретами Сталина на лобовых стёклах, то мы жили бы уже сейчас иначе, не имея дел с теми проблемами, неразрешённость которые ныне ставит вопрос о существовании России и её народов в будущем. Но направленность перестройки, определяла интеллигенция, к которой принадлежали и явные антикоммунисты разного толка, и разложившиеся марксисты-ленинцы и более стойкие к разложению (потому что далее морально и нравственно в сфере идеологии разлагаться некуда) марксисты-троцкисты (и Ф.Бурлацкий среди них) и совсем не способные к дальнейшему разложению [40] бюрократы.

Интеллигенция, бывшая у власти, в те годы также видела КАМАЗы с портретами Сталина, но тем не менее начала новую кампанию по развенчанию и искоренению “сталинщины”. Поскольку Ф.Бурлацкий, спустя 12 лет после начала перестройки (в 1997 г.), был вынужден взяться за тему живучести Сталинизма съизнова, это выражает то обстоятельство, что перестроечная марксистская и буржуазно-“демократическая” интеллигенция на фронте идеологической борьбы, оказались неспособными победить Сталинизм, который всё время после ХХ съезда просто молчаливо присутствовал в обществе. Если бы Сталинизм всё это время вёл активную просветительную деятельность, то дела у его противников были бы совсем плохи.



1

Когда б в покорности незнанья

Нас жить Создатель осудил,

Неисполнимые желанья

Он в нашу душу б не вложил,

Он не позволил бы стремиться

К тому, что не должно свершиться,

Он не позволил бы искать

В себе и в мире совершенства,

Когда б нам полного блаженства

Не дoлжно вечно было знать.

А продолжение этого текста обусловлено невозможностью в границах библейской культуры дать содержательный ответ на вопрос «как это воплотить в жизнь на Земле?».


2

Но чувство есть у нас святое,

Надежда, бог грядущих дней, -

Она в душе, где всё земное,

Живёт наперекор страстей;

Она залог, что есть поныне

На небе иль в другой пустыне

Такое место, где любовь

Предстанет нам, как ангел нежный,

И где тоски её мятежной

Душа узнать не может вновь.

Тем не менее вне зависимости от возражений, подобных возражению Булгаковского Пилата, есть люди, которыми на протяжении всей памятной истории движет вера и убеждённость в осуществимости на Земле, а не в где-то в посмертном раю, идеала жизни общества без паразитизма — идеала равно истинно-христианского, истинно-мусульманского, — большевистского.

Осуществление этого идеала требует определённого качества личностного развития каждого из людей и определённого качества развития культуры общества.

И В.И.Ленин — не как марксист, фанатично-одержимо работающий на захват государственной власти в неведомых для него интересах хозяев марксистского проекта, каким был Л.Д.“Троцкий”, — а как большевик, стремящийся к осуществлению этого идеала в жизни, понимал, что Россия в достигнутом ею качестве развития культуры и людей не готова к переходу к социализму и коммунизму. В 1905 г. он писал об этом так:

«Марксизм бесповоротно порвал с бреднями (выделено нами при цитировании) народников и анархистов, будто можно, например, в России миновать капиталистическое развитие, выскочить из капитализма или перескочить через него каким-нибудь путем, кроме пути классовой борьбы и в пределах этого самого капитализма. (…)

… реакционна мысль искать спасения рабочему классу в чём бы то ни было, кроме дальнейшего развития капитализма.

В таких странах, как Россия, рабочий класс страдает не столько от капитализма, сколько от недостатка развития капитализма» (В.И.Ленин “Две тактики социал-демократии в демократической революции”, ПСС, изд. 5, т. 11, стр. 37).

Т.е. В.И.Ленин предполагал, что грядущая революция будет буржуазно-демократической и за нею последует довольно продолжительный период развития капитализма, культуры общества, людей на основе буржуазной демократии. И только потом, когда общество и его экономика освоят возможности развития, предоставляемые буржуазной демократией, оно перейдёт к социализму в целях обеспечения дальнейшего развития глобальной цивилизации.

Никакие “экстремистские” воззрения (кроме свержения царизма силовым путём с целью ликвидации сословно-кастового строя) В.И.Ленину и большевикам до 1917 г. свойственны не были. Они приписаны им задним числом после 1985 г. заведомыми клеветниками и невежественными графоманами, которые не пожелали ознакомиться с фактами истории.

Но это — неожиданное для многих — открытие приводит к вопросу: Откуда же взялся экстремизм, авторство в отношении которого впоследствии было приписано большевикам?

Ответ на него прост: экстремизм проистекает от Парвуса [185] и Л.Д.“Троцкого” — кураторов марксизма в России от библейского политического эзотеризма. Примерно в то же время, когда В.И.Ленин издал “Две тактики…”, совершенно иных взглядов придерживался Л.Д.“Троцкий”. В работе “Итоги и перспективы. Движущие силы революции”, изданной в 1906 г. и переизданной в 1919 г., он писал:

«Русская революция создаёт, на наш взгляд, такие условия, при которых власть может (при победе революции — должна) перейти в руки пролетариата, прежде чем политики буржуазного либерализма получат возможность в полном виде развернуть свой государственный гений…» (Л.Д.Троцкий. Сборник “К истории русской революции” под ред. д.и.н. Н.А.Васецкого, Москва, “Политиздат”, 1990 г., стр. 95).

Но если В.И.Ленин в “Двух тактиках…” высказывает своё мнение, исходя из марксисткой теории естественно-исторической смены общественно-экономических формаций по мере развития культуры и экономики общества, то Л.Д.Троцкий пишет о предстоящих судьбах России как «пророк» будущей истории, для которого марксизм — только форма публичного выражения некоего смысла, к экзотерическому марксизму для всех не имеющего никакого отношения.

Несколько далее приведённого выше фрагмента Л.Д.Бронштейн продолжает освещение тогда ещё политических перспектив (комментарии в сносках — наши):

«Русская революция не даёт и ещё долго не даст установиться какому-нибудь буржуазно-конституционному порядку, который бы мог разрешить самые примитивные задачи демократии. Что же касается реформаторов-бюрократов в стиле Витте или Столыпина, то все их “просвещённые” усилия разрушаются их же собственной борьбой за существование [186]. Вследствие этого судьба самых элементарных революционных интересов крестьянства, как сословия, связывается с судьбой всей революции, то есть судьбой пролетариата.

Пролетариат у власти предстанет перед крестьянством как класс-освободитель» (там же, стр. 97).

«Но может быть само крестьянство оттеснит пролетариат и займёт его место?

Это невозможно. Весь исторический опыт протестует против этого предположения. Он доказывает, что крестьянство совершенно неспособно к самостоятельной политической борьбе» [187] (там же, стр. 98)

«Из сказанного ясно, как мы смотрим на идею “диктатуры пролетариата и крестьянства”. Суть не в том, считаем ли мы её принципиально допустимой, “хотим мы или не хотим” такой формы политической кооперации. Но мы считаем её принципиально неосуществимой — по крайней мере, в прямом и непосредственном смысле [188].

В самом деле. Такого рода коалиция предполагает, что либо одна из существующих буржуазных партий овладеет крестьянством, либо это крестьянство создаёт свою самостоятельную партию. Ни то, ни другое, как мы старались показать, невозможно» (там же, стр. 99).

«Каждый новый день будет углублять политику пролетариата [189] у власти и всё более определять её классовый характер. И вместе с тем будет нарушаться революционная связь между пролетариатом и нацией, классовое расчленение крестьянства выступит в политической форме, антагонизм между составными частями будет самоопределяться и из общедемократической становиться классовой [190].

Если отсутствие сложившихся буржуазно-индивидуалистических традиций и антипролетарских предрассудков у крестьянства и интеллигенции и поможет пролетариату стать у власти, то, с другой стороны, нужно принять во внимание, что это отсутствие предрассудков опирается не на политическое сознание, а на политическое варварство, на социальную неоформленность, примитивность, бесхарактерность. [191] (…)

Пролетариат [192] окажется вынужденным вносить классовую борьбу в деревню и, таким образом, нарушать ту общность интересов, которая, несомненно, имеется у всего крестьянства, но в сравнительно узких пределах. Пролетариату придётся в ближайшие же моменты своего господства искать опоры в противопоставлении деревенской бедноты деревенским богачам, сельскохозяйственного пролетариата — земельной буржуазии» [193] (там же, стр. 100).

«Таким образом, чем определённее и решительнее будет становиться политика пролетариата [194] у власти, тем yже будет под ним базис, тем зыбче будет почва под его ногами. Все это крайне вероятно, даже неизбежно (…)

Две главных части пролетарской политики встретят противодействие со стороны его союзников: это коллективизм и интернационализм [195].

Представлять себе дело так, что социал-демократия входит во Временное правительство, руководит им в период революционно-демократических реформ, отстаивая их наиболее радикальный характер и опираясь при этом на организованный пролетариат, и затем, когда демократическая программа выполнена, социал-демократия выходит из выстроенного ею здания [196], уступая место буржуазным партиям, а сама переходит в оппозицию и таким образом открывает эпоху парламентарной политики, — представлять себе дело так, значило бы компрометировать саму идею рабочего правительства, и не потому, что это “принципиально” недопустимо — такая абстрактная постановка вопроса лишена содержания, — а потому, что это совершенно нереально, это утопизм худшего сорта, это какой-то революционно-филистёрский [197] утопизм.

И вот почему.

Разделение нашей программы на минимальную и максимальную имеет громадное и глубоко принципиальное значение при том условии, что власть находится в руках буржуазии [198]. Именно этот факт — принадлежность власти буржуазии — изгоняет из нашей минимальной программы все требования, которые непримиримы с частной собственностью на средства производства. Эти последние требования составляют содержание социалистической революции, и их предпосылкой является диктатура пролетариата.

Но раз власть находится в руках революционного правительства с социалистическим большинством, как тотчас же различие между минимальной и максимальной программой теряет и принципиальное, и непосредственно практическое значение. Удержаться в рамках этого разграничения пролетарское правительство не сможет» (там же, стр. 101, 102).

Далее “Троцкий” пишет, что правительство рабочих, проводя политику в интересах рабочих [199] (что невозможно без изменения структуры спектра производства и потребления продукции), неизбежно столкнётся с сопротивлением недовольных политикой фабрикантов в самой разнообразной форме. У правительства будет два пути: либо «играть роль “беспристрастного” посредника буржуазной демократии» и идти на поводу у капиталистов, либо «экспроприация фабрик и введение в них — по крайней мере, в крупнейших — государственного или коммунального производства», т.е. встать на путь подавления саботажа частных собственников. То же касается и сельскохозяйственного производства: в случае саботажа частных собственников — «организация кооперативного производства под коммунальным контролем или прямо за государственный счёт». Но это — путь построения экономического уклада социализма методом прессования общества, минуя фазу длительного капиталистического развития.

«Всё это совершенно ясно показывает, что социал-демократия не может вступить в революционное правительство, дав предварительно пролетариату обязательство [200] ничего не уступать из минимальной программы и обещав буржуазии не переступать. Такое двустороннее обязательство было бы совершенно невыполнимым. Вступая в правительство не как бессильные заложники, а как руководящая сила, представители пролетариата [201] тем самым разрушают грань между минимальной и максимальной программой, то есть ставят коллективизм в порядок дня. На каком пункте пролетариат [202] будет остановлен в этом направлении, это зависит от соотношения сил, но никак не от первоначальных намерений пролетариата.

Вот почему не может быть и речи о какой-то особенной форме пролетарской диктатуры в буржуазной революции, именно о демократической диктатуре пролетариата (или пролетариата и крестьянства). Рабочий класс не сможет обеспечить демократический характер своей диктатуры, не переступая за границы своей демократической программы. Всякие иллюзии на этот счёт были бы совершенно пагубны. (…)

Раз партия (от имени: — наше уточнение при цитировании) пролетариата возьмёт власть, она будет бороться за неё до конца (в том числе и против пролетариата и кого угодно, если кто-то проявит нелояльность её власти: — наше добавление при цитировании)» (там же, стр. 104).

«Политическое господство пролетариата несовместимо с его экономическим рабством. Под каким бы политическим знаменем пролетариат ни оказался у власти, он вынужден будет стать на путь социалистической политики» (там же, стр. 105).

Это и есть — экстремизм, но не большевистский, а марксистско-интернацистский — библейский.

Приведённые выше выдержки из работы Л.Д.“Троцкого” 1906 г. показывают, что тех, кто стоял за ним, интересовал не переход к социализму в интересах освобождения трудящихся масс от паразитизма на их труде и жизни “элитаризовавшегося” помещичье-буржуазного меньшинства России, а скорейшая ликвидация капитализма и исторически сложившейся государственности России в неких своих — не оглашённых открыто интересах [203]. И победа революции в России должна было стать прологом к ликвидации исторически сложившегося капитализма в глобальных масштабах и установления в глобальных же масштабах по видом общенародного социализма жесточайшей еврейско-масонской фашистской диктатуры, как то и предусматривала теория «перманентной революции».

В статье “Наши разногласия”, опубликованной впервые в годы «реакции» после подавления революции 1905 — 1907 гг., Л.Д.Бронштейн пишет:

«“Доведение революции до конца” предполагало, однако, низвержение царизма и переход государственной власти в руки революционной общественной силы. Какой? Меньшевики отвечали: буржуазной демократии. Большевики отвечали: пролетариата и крестьянства» (там же, стр. 111).

«Если меньшевики, исходя из абстракции — “наша революция буржуазна”, — приходят к идее приспособления всей тактики пролетариата к поведению либеральной буржуазии, вплоть до завоевания ею государственной власти, то большевики, исходя из такой же голой абстракции — “демократическая, а не социалистическая диктатура”, — приходят к идее буржуазно-демократического самоограничения пролетариата, в руках которого находится государственная власть. Правда, разница между ними в этом вопросе весьма значительна: в то время как антиреволюционные стороны меньшевизма сказываются во всей силе уже теперь, антиреволюционные черты большевизма грозят огромной, опасностью только в случае революционной победы [204]» (там же, стр. 114, 115).

Для Л.Д.“Троцкого” крах царизма в февральскую революцию 1917 г., которая была приурочена еврейско-масонским фашизмом к иудейскому празднику пурим, был сигналом к началу воплощения в жизнь именно этой программы.

В.И.Ленин, будучи под властью экзотерического марксизма, в это время по-прежнему толком не понимал, что происходит и что предстоит. В “Прощальном письме швейцарским рабочим”, написанном до 19 марта (1 апреля) 1917 г. перед отъездом В.И.Ленина из Швейцарии в охваченную революцией Россию и впервые опубликованном в России 21 сентября 1917 г. в газете “Единство” (№ 145), прямо сказано: «В России не может непосредственно и немедленно победить социализм» (В.И.Ленин, ПСС, изд. 5, т. 31, стр. 87 — 94).

Спустя почти 6 лет за год до смерти он писал о том, как большевики, хотя и были убеждены в том, что Россия не готова к воплощению в жизнь идеалов социализма, в 1917 г. оказались вынуждены действовать в русле политического сценария, изложенного Л.Д.“Троцким” за 11 лет до этого. В статье “О нашей революции” (по поводу записок Н.Суханова [205]), написанной 16, 17 января 1923 г. и опубликованной в “Правде” № 117 30.05.1923 г. [206], В.И.Ленин как большевик, а не как марксист, пишет, отвечая на упрёки по поводу взятия государственной власти в неготовой к социализму стране:

«… до бесконечности шаблонным является у них довод…, что мы не доросли до социализма, что у нас нет, как выражаются разные “учёные” господа из них, объективных экономических предпосылок для социализма. И никому не приходит в голову спросить себя: а не мог ли народ; встретивший революционную ситуацию, такую, которая сложилась в первую империалистическую войну [207], не мог ли он, под влиянием БЕЗВЫХОДНОСТИ СВОЕГО ПОЛОЖЕНИЯ (выделено нами при цитировании), броситься на такую борьбу, которая хоть какие-либо шансы открывала ему на завоевание для себя не совсем обычных условий для дальнейшего роста цивилизации?

“Россия не достигла такой высоты развития производительных сил, при котором возможен социализм”. С этим положением все герои II Интернационала, и в том числе, конечно, Суханов, носятся, поистине, как с писаной торбой [208]. Это БЕССПОРНОЕ (выделено нами при цитировании) положение они пережёвывают на тысячу ладов, и им кажется, что оно является решающим для оценки нашей революции. (…)

Что если ПОЛНАЯ БЕЗВЫХОДНОСТЬ ПОЛОЖЕНИЯ (выделено нами при цитировании), удесятеряя тем самым силы рабочих и крестьян, открыла нам возможность иного перехода к созданию основных посылок цивилизации, чем во всех остальных западно-европейских государствах? (…) Если для создания социализма требуется определённый уровень культуры (хотя никто не может сказать, каков именно этот определенный “уровень культуры”, ибо он различен в каждом из западно-европейских государств), то почему нам нельзя начать сначала с завоевания революционным путем предпосылок для этого определенного уровня, а потом уже, на основе рабоче-крестьянской власти и советского строя, двинуться догонять другие народы.

16 января 1923 г.



II

Для создания социализма, говорите вы, требуется цивилизованность. Очень хорошо. Ну, а почему мы не могли сначала создать такие предпосылки у себя, как изгнание помещиков и изгнание российских капиталистов, (но лучше бы нейтрализация масоснов-“каменщиков”: — наше уточнение при цитировании), а потом уже начать движение к социализму? В каких книжках прочитали вы, что подобные видоизменения обычного исторического порядка недопустимы или невозможны?

Помните, Наполеон писал: “On s'engage et puis… on voit”. В вольном русском переводе это значит: “Сначала надо ввязаться в серьёзный бой, а там уже видно будет”. Вот и мы ввязались сначала в октябре 1917 года в серьёзный бой, а там уже увидали такие детали развития (с точки зрения мировой истории, это несомненно, детали), как Брестский мир или нэп [209] и т.п. И в настоящее время уже нет сомнений, что в основном мы одержали победу» (В.И.Ленин, ПСС, изд. 5, т. 45, стр. 378 — 382).

По сути не “Письмо к съезду”, а именно эта статья является «завещанием» — напутствием В.И.Ленина, поскольку эта статья обращена ко всем людям до тех пор, пока большевистский социализм не победит в глобальных масштабах; а “Письмо к съезду” — было обращено исключительно к партийной “элите” и утратило какое бы то ни было политическое значение с момента избрания И.В.Сталина “вождём” партии и с той поры представляет собой только историко-познавательный интерес.

Таковы факты истории, которые по существу означают следующее:

, действуя экстремистско-террористическими методами [210], ликвидировало в России неприемлемый для заправил марксистского проекта имперский многонациональный государственно-монополистический капитализм и помогло победить в гражданской войне масонско-марксистскому режиму, решая задачи своих хозяев. Большевизм в этом процессе стал всего лишь олицетворением масонско-марксистского режима.

Тем не менее, в результате к тому времени, когда В.И.Ленин написал свой ответ “Суханову” (Гиммеру), большевики оказались единственной внутренней политической силой в СССР, способной оказать сопротивление еврейско-масонскому порабощению нардов страны. К этому времени благодаря тому, что В.И.Ленину удалось заключить похабный [211] брестский мир вопреки сопротивлению большинства его сподвижников, которые были сторонниками продолжения «революционной войны» против германского империализма, а Л.Д.“Троцкому” и Кне удалось его сорвать ни в период мирных переговоров в Брест-Литовске, ни 6 июля 1918 г. во время мятежа левых эсеров [212], революционная ситуация в Европе разрядилась, и потому вопрос о немедленном осуществлении мировой масонско-марксистской революции был отложен на некоторое не определённое время. Поэтому по окончании гражданской войны социализм предстояло строить в одной отдельно взятой стране — в СССР.

В аспекте практической политики это означало, что предстоял новый период безжалостной и беспощадной политической борьбы за то, какой социализм в СССР получится:

· настоящий большевистский — реальное самодержавие народа, властного над своим хозяйством и своим будущим;

· еврейско-масонский фашистский, — в котором все рабы и заложники глобальной интернацистской еврейско-масонской мафии и её хозяев — носителей некоего управленческого эзотеризма.

Положение большевизма в этом противостоянии характеризовалось следующими обстоятельствами:

· крайне низкий образовательный уровень подавляющего большинства большевиков и им сочувствующих — в основной своей массе рабочих «от станка» и небольшого количества крестьян «от сохи»;

· вера большинства из них в жизненную состоятельность марксизма;

· отсутствие альтернативной марксизму управленчески состоятельной философии и социологической теории, включая политэкономию и экономическую науку, — даже в зачаточном состоянии;

· отсутствие регулярных специфически-большевистских организационных структур, функционально аналогичных масонским ложам — как это ни удивит многих, но именно это было и есть главным преимуществом большевизма, о которое «обламываются» все «контрконспирологические» ухищрения противников человечности [213];

· локализация основных сил большевиков в границах СССР.

Положение масонствующих эзотеристов-марксистов в этом противостоянии характеризовалось следующими обстоятельствами:

· наиболее высокий образовательный уровень и наиболее широкий кругозор;

· всевозможная поддержка “братанов”-масонов из зарубежья и так называемой «левой» интеллигенции в целом;

· внутри страны поддержка той части интеллигенции, которая была очарована марксизмом и осталась в СССР, включая и тех её представителей интеллигенции, которые если и не поняли, то учуяли, что марксизм сохраняет толпо-“элитарный” характер общества, вследствие чего они смогут найти под властью марксизма для себя место в новой “элите”;

· высокомерно-пренебрежительное отношение к невежественным большевикам, мало чего знающим, но верящим в марксизм, — главная причина последующего поражения;

· структурная организованность лож, интегрированных в структуры партийных организаций, позволяющая неформально если не управлять всеми без исключения общественными процессами, то оказывать достаточно эффективное воздействие на их течение.

Положение искренних марксистов, не допущенных к эзотеризму, и прочих — сочувствующих делу социализма, колеблющихся и аполитичных, включая и аполитичных патриотов [214], в этом противостоянии характеризовалось одной — жуткой по её сути — фразой:

«Мыслящий тростник» — «трава» на поле будущего боя…



7.1. Пауки в банке

Этот раздел также придётся начать с пояснений терминологии. Слова «бюрократ», «бюрократия» и производные от них давно стали расхожими и ругательными. Они некоторым образом интуитивно понятны и в общем своём значении имеют тот смысл, что для бюрократов суть дела и люди не важны, а важно их право быть при деле и от него кормиться, в деле непосредственно не участвуя.

Это действительно так, но кроме того, бюрократизм — это особая форма , конкретные особенности которой необходимо знать для понимания эпохи Сталина.

Одно из наиболее развёрнутых пояснений того, что представляет собой «бюрократия», дал К.Маркс:

«Бюрократия есть круг, из которого никто не может выскочить. Её иерархия есть иерархия знания. Верхи полагаются на низшие круги во всём, что касается знания частностей; низшие же круги доверяют верхам во всём, что касается понимания всеобщего, и, таким образом, они взаимно вводят друг друга в заблуждение. (…) Всеобщий дух бюрократии есть тайна, таинство. Соблюдение этого таинства обеспечивается в её собственной среде её иерархической организацией, а по отношению к внешнему миру (обществу) — её замкнутым корпоративным характером. Открытый дух государства, а так же и государственное мышление представляется поэтому бюрократии предательством по отношению к её тайне. Авторитет есть поэтому принцип её знания, и обоготворение авторитета есть её образ мыслей. (…) Что касается отдельного бюрократа, то государственная цель превращается в его личную цель [215], в погоню за чинами, в делание карьеры» (К.Маркс. “К критике гегелевской философии права”. Сочинения его и Ф.Энгельса, изд. 2, т. 1, стр. 271 — 272).

Это определение «бюрократии», как социальной профессиональной группы и изолировавшейся от общества корпорации, данное К.Марксом, перекликается с определением «толпы», как социального явления, данным В.Г.Белинским: «Толпа — собрание людей живущих по преданию и рассуждающих по авторитету».

Т.е. для толпы характерно бездумье и безволие её участников, и соответственно полная политическая слепота и безответственность за последствия своих действий. Как видно из сопоставления обоих определений, определение социологического термина «толпа» В.Г.Белинским интересно тем, что оно подводит итог не только по существу во многом правильному определению «бюрократии» К.Марксом, но является и характеристикой всех без исключения внутриобщественных , основанных на таинствах и на таимых знаниях.

Все личностные иерархии, духовные и светские, публичные (экзотерические) и мафиозные (эзотерические) — разновидности толпы, участники которой отказались от Богом данной свободы выбора и целесообразной воли или под воздействием своего бессознательного их утратили, обратив тем самым себя в более или менее ярко выраженных «зомби».

Соответственно и все участники иерархий, включая гроссмейстеров орденов, глав тайных братств и мафий, предстоятелей церквей, царей, их «серых кардиналов», которые поддерживают иерархию личностных отношений, — толпари, неправомерно отождествляющие должностное взаимное подчинение и порядок ответственности в общественных структурах с иерархией личностного достоинства людей.

Однако определение К.Марксом социального явления «бюрократии» не полно, возможно потому, что он дал его на основе наблюдения за деятельностью более или менее управленчески дееспособной бюрократии XIX века в Германии, Великобритании, Франции, которая к тому же в процессе своего формирования была пронизана масонством и сосуществовала в ним в некоем «симбиозе» [216]. Из Марксова определения выпали главные по существу характеристические свойства бюрократии:

Для бюрократии документооборот, деловая переписка и обмен мнениями в устной форме (по телефону, «в кулуарах» публичных мероприятий и «келейно») представляется реальным делом, а самo дело представляется чем-то производным от директив и документооборота и потому куда менее значимым, чем документооборот, который является носителем истины «в последней инстанции» [217]; в то время как в действительности весь документооборот и разговоры — только отображение реального дела, на управление которым претендует бюрократия как одна из профессиональных корпораций в толпо-“элитарном” обществе.

Также из него выпало и другое характеристическое качество бюрократии:

Бюрократия проводит кадровую политику (т.е. осуществляет подбор и расстановку кадров) на основе отдания предпочтения клановому происхождению претендентов на должность либо «усыновления» безродных претендентов, доказавших свою лояльность тому или иному клану в легитимной иерархии. При этом подразумевается, что принцип «в связи с назначением “имярек” на должность такую-то выдать ему во временное пользование искру Божию», — работоспособен. Но поскольку искра — Божия, а не достояние иерархов бюрократии, то в этом принципе кадровой политики выражается очень крутой атеизм всякой бюрократии, который обрекает дело всякой бюрократической корпорации на крах тем быстрее, чем более последовательна она в осуществлении этого принципа.

Этот принцип кадровой политики сочетается ещё с одним, который М.Е.Салтыков-Щедрин сформулировал так: «Не боящиеся чинов, оными награждены не будут. Боящемуся же всё дастся: и даже с мечами, хотя бы он ни разу не был в сражении противу неприятеля».

Кроме того М.Е.Салтыков-Щедрин заметил: «все отечества находятся в равном положении для человека, который желает быть отмеченным вниманием начальства», — указав тем самым на безразличие бюрократии к судьбам её Отечества. Хотя надо отметить, что этот принцип знает исключения. Бюрократия бывает специфически “патриотична” в двух случаях:

· когда агрессия извне или обострение внутрисоциальной напряжённости приводит её к пониманию, что в случае поражения она лишится не только своего социального статуса, но возможно и жизни;

· когда она сама успешно ведёт агрессивную политику по расширению зоны своего паразитизма.

В случае как бы патриотической озабоченности бюрократия свой корпоративный потребительский эгоизм норовит возвести в ранг общенародных интересов и требует, чтобы всё общество им служило с готовностью к самопожертвованию, однако не желая сама поступиться чем-либо из того, что уже успела нахапать из материальных благ либо в чём успела ущемить общество в аспекте прав личности или социальных групп.

Но будучи подмножеством толпы (в смысле этого термина в определении В.Г.Белинского), бюрократия не является самостоятельным пусть и коллективным субъектом в политике. Она всегда «зомби» — либо деградирующий в повседневном паразитизме, либо — инструмент воплощения в жизнь политической воли, воздействующей на неё извне.

Для понимания интересующей нас проблематики, необходимо указать и на различие масонской иерархии и иерархии бюрократии. Хотя бюрократия это официальная экзотерическая иерархия личностей, отождествляющих себя с должностями, а масонство — во многом непубличная иерархия личностей, чьё достоинство обусловлено степенями посвящения, таимыми от общества в большинстве случаев, но главное различие не в этом.

Главное то, что:

· За масонством стоит какая ни на есть цивилизационная идея, т.е. идея общественной в целом значимости. И кандидаты для прохождения ступеней посвящения подбираются самим масонством, исходя из их нравственно-этического развития, а не только исходя из профессиональных достижений или оценки их интеллектуальной мощи и потенциала их профессионального роста в той или сфере жизни общества, поскольку без определённой нравственности и этики люди не способны служить идее общественной в целом значимости, пусть даже идее ложной или ложно ими понятой. [218]

· Бюрократия же в принципе безъидейна в аспекте несения идей общественной в целом значимости, которые для неё являются всего лишь адресованным публике демагогическим прикрытием личностных потребительского эгоизма и жажды тщеславия каждого из всего множества бюрократов. И не бюрократия занимается поиском и отборов кандидатов, а кандидаты в бюрократы, следуя принципу «что бы ни делать, лишь бы не работать», сами находят пути к вхождению в иерархию бюрократии и далее ищут пути и способы к продвижению по её ступеням. По-русски такое поведение называется известным словом на букву «Б»…

Такова бюрократия в её сути, которая в реальной жизни сдерживается внешними по отношению к бюрократии общественными факторами, неподвластными ни бюрократии в целом (по той причине, что она не субъект), ни отдельным бюрократам. Эти факторы возбуждают в бюрократах личный страх ответственности каждого из них за проявление в деятельности своих разнородных эгоистических устремлений. Такого рода факторами являются воздействие на бюрократию масонства и иных мафий, осуществляющих в обществе определённые политические проекты; давление общественного мнения, подчас обретающее мистический характер; не внемлющий ничему автоматизм применения законодательства другими ветвями бюрократии, которым надо оправдать своё существование, в отношении той ветви, к которой принадлежит боящийся бюрократ; большевизм, как явление антибюрократическое по своей сути [219].

В случае конфликта «масонство — бюрократия» в силу названных особенностей:

· масонство обладает преимуществом в аспекте стратегии, поскольку мелочные сиюминутный эгоизм и своекорыстие не позволяют бюрократии думать о далёком будущем, а отсутствие своей политической воли не позволяет бюрократии воплощать в жизнь даже известные ей стратегические политические проекты, а не то, что разрабатывать и осуществлять свои собственные;

· бюрократия обладает преимуществом в аспекте тактики, поскольку в силу своей беспринципности всегда способна переступить через те ограничения, которые налагает задача служения идее.


* * *

Если в обществе действуют факторы, воспроизводящие бюрократию, то возможны две стратегии победы над бюрократией:

· Если есть силы — массовое изгнание «неуправляемых» бюрократов по спискам из аппарата управления, которое возможно осуществить и в форме их безжалостного уничтожения при опоре на другие ветви бюрократии.

· Если сил для организации репрессий против бюрократии нет, то можно позволить бюрократии деградировать, после чего смести её режим целиком.

В отношении партийной, государственной и хозяйственной бюрократии СССР в конце 1930-х гг. первое осуществил И.В.Сталин, после чего не давал бюрократии разомлеть, осуществляя её непрестанную «прополку».

После того, как «имперски ориентированная» бюрократия во главе с Л.И.Брежневым избавилась от неотроцкистов хрущёвского разлива и разгула, в отношении неё мировым масонством было применено второе.

Но в толпо-“элитарном” обществе бюрократия возрождается и воспроизводит саму себя в преемственности поколений, поэтому окончательная победа над ней требует не только подавления бюрократии и бюрократов персонально, но прежде всего -подавления общественных факторов, возрождающих и воспроизводящих бюрократию в преемственности поколений.



* *

*

Л.Д.“Троцкий”, Г.Е.“Зиновьев”, Л.Б.“Каменев”, Н.И.Бухарин впадали в бюрократизм всякий раз, когда по своему вождистскому высокомерию, не желая вникать в суть дела (или будучи не способны к этому по недостатку ума или образования), возлагали полноту ответственности за дело на подчинённых им специалистов-профессионалов. Но наряду с этим они же были «идейными» марксистами, к тому же посвящёнными в бoльшие или меньшие степени масонства или как минимум примасоненными. А масонство — один из факторов, дисциплинирующих бюрократию в процессе её работы на тот или иной политический проект, суть которого весьма далека от эгоистичных интересов каждого бюрократа.

Как видно даже из приведённых выше выдержек из воспоминаний А.С.Яковлева и В.Г.Грабина, И.В.Сталин бюрократом, как носителем ранее перечисленных качеств, не был:

· Он был убеждённым большевиком, и потому стремился дойти до сути дела, работая непосредственно со специалистами-профессионалами, зная поимённо возможно многие тысячи профессионалов разных дел в разных отраслях и прибегая к их помощи в понимании конкретных вопросов, с которыми сводила его общегосударственная управленческая деятельность.

· Вне зависимости от того, знал и помнил ли И.В.Сталин определение бюрократии К.Марксом, он знал, что доверять докладам бюрократов о порученном им деле — значит погубить дело, поскольку бюрократам свойственно скрывать свои ошибки и прямые злоупотребления властью и представлять в качестве достижений свои же провалы в работе и разного рода «пустышки», клеветать на конкурентов с целью их устранения. Поэтому:

O Работу с письмами, заявлениями и жалобами он не перекладывал на бюрократический аппарат, а работал сам с затронутыми в них вопросами, и работал по существу этих вопросов. Аппарат (секретариат) И.В.Сталина тоже соучаствовал в этом процессе, но нёс функцию фильтрации общественно и государственно значимой информации от потока обывательских жалоб и кляуз.

O Одной из задач спецслужб было поставлять «наверх» достоверную информацию о положении на местах, работе и поведении представителей органов государственной власти и партийной власти [220].

O Кроме того некоторые источники сообщают, что помимо официальных спецслужб, в СССР сложилась, существовала и выходила за его пределы некая сеть информаторов и исполнителей, основанная на личностных взаимоотношениях, работой которой руководил сам И.В.Сталин, а её «документация» проходила в потоке документации ведомств, в которых работали участники сети, и в потоке личной корреспонденции граждан [221].

Вследствие систематического действия трёх названных факторов именно сталинские репрессии были в своём большинстве обоснованными. Но беда общества в СССР была в том, что кроме сталинских были ещё репрессии, организованные масонско-марксистскими кругами, и репрессии, организованные безъидейной бюрократией как таковой просто сдуру и из желанию доказать свою полезность и раж «хозяину».

Одна из первых же проблем, с которой столкнулся масонско-марксистский режим в России и в СССР — лавина бюрократизма такого, о каком в эпоху империи даже подумать не могли. С одной стороны вожди типа Л.Д.“Троцкого” порождали его сами тем, что не желали вникать в те дела, за руководство которыми брались либо по недостатку ума и образования, либо по высокомерию [222] и проявлению рабовладельческих наклонностей [223], проистекающих из их родного иудаизма.

Должность генерального секретаря ЦК, в тот период, когда её занял И.В.Сталин, была во многом технической должностью, назначение которой было готовить заседания Политбюро ЦК, т.е. совещания “вождей”, документировать их ход и принимаемые на них решения. Как можно понять из воспоминаний Б.Бажанова [224], пока в 1920-е гг. “вожди” на Политбюро обсуждали проблемы большой политики и балагурили, И.В.Сталин занимался более важным делом: он знакомился с людьми и на основе своего личного знакомства, используя положение генерального секретаря, формировал аппарат государственной и партийной власти, т.е. подбирал конкретных людей и способствовал их продвижению на те или иные конкретные должности. Делал он это, судя по всему, хорошо, поскольку управленческий профессионализм аппарата, рос. Поэтому И.В.Сталин на должности генерального секретаря, если не считать личных упрёков В.И.Ленина в его адрес (“Письмо к съезду” и др.), устраивал “вождей”, в том числе и тем, что избавлял их от необходимости вникать в суть множества «мелких», — с их точки зрения — дел.

В результате нескольких лет такой работы на всей территории СССР аппарат — партийное и государственное чиновничество — стал во многом подчинённым И.В.Сталину как минимум неформально на основе личностных взаимоотношений. Потом выяснилось, что аппарат, будучи постоянно действующим фактором, стал оказывать решающее воздействие на жизнь партийных организаций на местах и в частности на то, каких делегатов местные партийные организации направляют для работы съездов партии. Так внутрипартийная демократия к концу 1920-х гг. оказалась аппаратно управляемой, а не исходящей снизу из партийной массы. Собственно говоря “вожди” «идейных» марксистов, посвящённые в некий эзотеризм, к этому изначально и стремились, но у них возникла проблема. Проблема состояла в том, что И.В.Сталин, который сосредоточил в своих руках бразды правления аппаратом, оказался неуправляемым со стороны “вождей” — Л.Д.“Троцкого”, Г.Е.“Зиновьева”, Л.Б.“Каменева” и примыкавшего к ним Н.И.Бухарина, как то ими предполагалось при выдвижении этой «посредственности» на должность генерального секретаря ЦК.

В результате того, что “вожди” из числа «идейных» марксистов своевременно не заметили этого, они со временем стали систематически терпеть поражения на пленумах ЦК и съездах, хотя в низовых партийных организациях они по-прежнему имели достаточно сторонников из числа таких же как и они «идейных» марксистов — начитанных и образованных интеллигентов и полуинтеллигентов, за которыми — при других условиях — могли бы пойти менее образованные и начитанные партийцы. Так из рук “вождей” стала ускользать публичная власть. Это — само по себе было уже преступлением марксистов-масонов перед вышестоящими кураторами масонско-марксистского проекта. Кроме того, выигрышное поле политики, — построение социализма в одной отдельно взятой стране, — обеспечивавшее в тот период времени поддержку зарубежного масонства в его марксистской ветви, тоже оказалось прочно занятым И.В.Сталиным и сталинцами.

При этом И.В.Сталин в тот период времени марксизм не критиковал, программа строительства марксистского как бы социализма, изложенная “Троцким” в 1907 г., реализовывалась, а развитие культуры и экономики СССР под общим руководством И.В.Сталина, хотя и без призывов к революционной войне, тем не менее по умолчанию подразумевало, что это необходимо для обеспечения решительной победы мировой марксистской как бы социалистической революции в революционной ситуации, которую ещё предстояло создать. Пока же наряду с развитием культуры и экономики надо было создавать привлекательный «имидж» [225] СССР.

Личностные же амбиции Л.Д.“Троцкому”, Г.Е.“Зиновьеву”, Л.Б.“Каменеву” не позволили наступить на горло их собственным сольным партиям и стать верными сподвижниками этого «неотёсанного грубияна-выскочки» с Кавказа. То же касается и их сторонников как в партии, так и беспартийных.

Т.е. «идейные» марксисты без разбора их на «эзотеристов» и «экзотеристов» совершили множество политических ошибок, в частности:

· своевременно не учуяли смены глобального политического сценария и не переключились на новый, но остались рабами прежнего сценария мировой марксистской революции;

· не заметили как публичная власть перетекла из их рук в другие руки;

· не ушли сами из публичной политики.

Если бы они ушли из политики, то возможно дожили бы до глубокой старости в уважении как «вожди революции и сподвижники великого Ленина, которые, сделав своё дело, уступили дорогу молодому поколению строителей коммунизма». Однако их же властные амбиции не позволили им спокойно отойти от дел и стать почётными ветеранами, как то во многих случаях позволяет масонская система; вместо этого они полезли на рожон, развернув так называемую «подпольную борьбу» — а по сути неформальную масонскую деятельность — против И.В.Сталина и сталинцев за восстановление своей власти в партии и государстве, обвиняя И.В.Сталина в извращении марксизма, нарушении норм внутрипартийной демократии и обюрокрачивании партии и Советской власти. Собственно говоря их антисталинская активность и привела их самих и множество их сторонников к гибели.

Сказать, что И.В.Сталин создал бюрократию и поддерживал её целенаправленно, будучи сам контрреволюционером и бюрократом, как в том его обвиняют марксисты-троцкисты и гуманисты-абстракционисты, было бы то же неправильно.

Действительно, бюрократия эпохи социалистического строительства, которая заместила собой в государственном и партийном аппарате бюрократию эпохи революции и гражданской войны, в процессе «ротации кадров», руководимом И.В.Сталиным с поста генерального секретаря ЦК, оказалась для «идейных» марксистов без различия среди них «эзотеристов» и «экзотеристов» противником, с которым они не смогли справиться: она их сначала вытесняла и подавляла, а потому — уничтожила безжалостно именно как претендентов на власть.

Причины этого поражения и гибели масс «идейных» марксистов:

· с одной стороны — в полной беспринципности и безъидейности бюрократов как системообразующем принципе генерации и воспроизводства бюрократии,

· а с другой стороны — в “элитаризме” самих “вождей” «идейных» марксистов [226], не желавших вникать во множество «мелких» дел, в силу чего они сами становились бюрократами;

· и кроме того, — в управленческой несостоятельности марксизма как такового, в силу чего на его основе невозможно создать социальную базу управленческого корпуса, который не будет бюрократическим.

Последнее надо пояснить. Когда дети растут, мечтают и фантазируют о своём будущем, то мало кто из них желает стать чиновником. Самые яркие детские мечты большинства детей по существу о том, как состояться в профессии созидателя или защитника созидания. В нормально живущем обществе дети в их большинстве хотят быть художниками, артистами, строителями, лётчиками, шоферами, военными, милиционерами и т.п., и только меньшинство заявляет о том, что они хотят быть разбойниками-бандитами или быть царём-королём, чтобы шикарно жить и ничего не делать. В подростковом возрасте (по крайней мере в ХХ веке и в наши дни) появляется довольно широкая группа детей, у которой взрослые сумели погасить их детские мечты, и они уже ничего не желают и не знают, чего пожелать; либо уже настроились на жизнь по принципу «что бы ни делать, лишь бы не работать», т.е. жить вне непосредственного созидания. Один из стимулов, подталкивающих к этому в обществе, — невозможность «трудом праведным нажить палаты каменные», т.е. обеспечить себе и своей семье достойное качество жизни как в смысле наличия свободного времени, необходимого для полноценного отдыха и удовлетворения так называемых «духовных потребностей», так и в смысле удовлетворения так называемых «материальных потребностей».

Для тех, кто настроился на принцип «что бы ни делать, лишь бы не работать», в зависимости от других особенностей их психики и обстоятельств, в жизни открываются три пути:

· в опустившийся люмпен, — отбросы общества, производимые всеми социальными слоями, всеми общественными классами;

· в криминалитет;

· в руководители, которые при таком отношении к делу в условиях цивилизованности и развитый институтов государственности и бизнеса неизбежно становятся бюрократами [227].

Общественный строй Российской империи был таков, что люмпена она производила в избытке, включая и люмпен-интеллигенцию самого разного происхождения — от простонародья до высшей аристократии, перегруженной своею манерностью.

Уничтожив и изгнав за рубеж прежние образованные группы населения, интернацистский масонско-марксисткий режим тем самым создал множество вакансий в сфере государственного управления политикой, а в силу национализации подавляющего большинства средств производства коллективного пользования — и в сфере управления хозяйством. Заместить эти вакансии людьми, знающими соответствующее дело и при этом верными идеалам социализма, было невозможно просто за отсутствием в обществе такого количества людей. И их было невозможно подготовить быстро, в том числе и в силу управленческой несостоятельности философии марксизма, как ты его ни пропагандируй.

В таких условиях в стране, где 85 % населения не умели читать и писать, человек умеющий читать и писать более или менее разборчиво и грамотно, если того желал и ему позволяло классовое происхождение или личные отношения с представителями власти, мог для начала занять если не любую, то многие должности. А потом всё зависело во многом от него самого: от его отношения к делу, к людям, к группировкам во власти — масонов, «идейных марксистов», большевиков и бюрократов.

Но и этого мало для понимания той эпохи. Культура России на протяжении многих веков культивировала и поощряла психологию холопства, как бы ни возражали против этого утверждения те патриоты, которые идеализируют имперское прошлое. Это психологическое, во многом не осознаваемое наследие прошлого, определяло алгоритмику бессознательных уровней психики если не миллионов, то сотен тысяч людей. Оно не исчезло сразу же под воздействием провозглашения лозунгов социализма типа «человек человеку — друг, товарищ и брат», поскольку перестройка организации психики личности требует от самой личности целенаправленной работы над собой, а это далеко не просто и для успеха необходимы время и силы, свободные от участия в работе и общественной жизни.

В силу названных обстоятельств бюрократия в СССР не возникнуть в послереволюционное время просто не могла. И она возникла, но пока она была подвластна «идейным» марксистам и вдохновлявшим их “вождям”-масонам, она не была врагом “вождей”, а порицания бюрократизма с их стороны носили характер в большей степени декларативный и служили системным средством припугивания в меру бюрократов, чтобы те не зарывались и помнили кому, служат.

Но когда власть над бюрократией стала перетекать к большевикам (их — особенно грамотных и тем более хорошо образованных было мало) «идейные» марксисты и их “вожди”-масоны стали борцами с бюрократией, а в её лице — с укрепляющимся большевизмом.

Что касается бюрократии, то она по своему качеству — не субъект политики, а холоп носителей политической воли. Поэтому эпоха, начало которой положило устранение “вождей” «идейных» марксистов из публичной политики [228], стала для бюрократии полным кошмаром, который завершился по сути только истеричным докладом Н.С.Хрущёва на ХХ съезде.

Причина бюрократических кошмара и истерии в том, что большевики и «идейные» марксисты давили на бюрократию с двух сторон. Причём каждая сторона оказывала давление в своих взаимоисключающих интересах и при этом пользовались одним и тем же марксистским лексиконом, а бюрократия не могла понять, кто есть кто, кому надо подчиняться и чьи решения надо саботировать; а за неподчинение её безжалостно били и большевики, и «идейные» марксисты.

И при понимании такого характера власти в СССР история 1930-х гг. предстаёт совсем не такой, как её изобразил Н.С.Хрущёв в своём докладе: якобы тиран И.В.Сталин избивает якобы пламенных борцов за счастье народное и множество других людей ради сохранения и упрочения якобы своей личной диктатуры.

Процесс глобализации во второй половине ХХ века привёл к тому, что в исторической науке возникло новое течение, так называемые «новые историки», суть деятельности которых состоит в том, что они стараются выяснить, какие реальные общественные явления стоят за разногласиями различных исторических школ, выражающих ту или иную сугубо национальную или узкоклассовую точку зрения. Один из них Д.А.Гети занялся ревизией господствующих представлений об истории СССР и США и их противостояния на протяжении ХХ века. Он был допущен к работе в архивах России. В 2002 г. “Комсомольская правда” на протяжении полутора месяцев опубликовала серию статьей [229] под общим заголовком “Жупел Сталина”, посвящённую тому, что Д.А.Гети «накопал» в российских архивах по теме тёмных мест в истории СССР. Приведём некоторые выдержки из этой серии статей (сноски по тексту — наши):

«Знакомясь с документальными первоисточниками сталинского времени, он и сделал открытие, которое привело к настоящей публикации. Д.А.Гетти во всеуслышание объявил, что зловещему 1937 году предшествовал примерно трёхлетний период либеральных сталинских реформ. Более того, что именно неудача этих реформ привела к репрессиям, которые несправедливо назвали „сталинскими“. (…)

— Да, действительно Арч Гетти совершил открытие, — считает ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН Юрий Николаевич Жуков, — но, поскольку эта тема для него лишь сопутствующая, он просто застолбил её для науки.

И Юрий Николаевич показал документ, который сам обнаружил в архивах.

Это образец избирательного бюллетеня по выборам в Верховный Совет СССР первого созыва. В окончательном варианте, который этот бюллетень приобрёл ко дню выборов 12 декабря 1937 года, в нём остался только один — безальтернативный, как мы сказали бы сегодня, — кандидат от партии и комсомола. Однако вплоть до июня 37-го года всё ещё предполагалось, что выборы пройдут на альтернативной основе, то есть наряду с кандидатом от партаппарата рабочие и служащие какого-либо завода могли бы выдвинуть своего кандидата, а колхозники — ещё одного. Но прошёл бы только один из троих, в бюллетене так и написано: оставить ОДНОГО кандидата — остальных вычеркнуть.

Ну а вдруг избиратели 37-го года дружней всего вычеркнули бы именно представителей правящей партии в однопартийной стране? Если бы миллионы таких бюллетеней извлекли из урн, какой разразился бы гром: партия осталась без власти! Но, может, это всего лишь популизм по-сталински? Однако Юрий Николаевич возразил:

— Сталин хотел другого: вообще отстранить партию от власти [230]. Поэтому и задумал сначала новую Конституцию, а потом, на её основе, альтернативные выборы. По сталинскому проекту, право выдвигать своих кандидатов наряду с партийными организациями предоставлялось практически всем общественным организациям страны: профсоюзам, кооперативам, молодёжным организациям, культурным обществам, даже религиозным общинам. Однако последнюю схватку Сталин проиграл и проиграл так, что не только его карьера, даже жизнь его оказалась под угрозой. Однако так ничего не понять, давайте с самого начала» (“Комсомольская правда”, 5 ноября 2002 г.).

«Новый курс» [231] и охота на ведьм

— В чьих руках тогда были главные бразды правления — ЦИК или Политбюро?

— Однозначно не ответишь, эти два органа переплетались. Всего состоялось семь очередных съездов Советов [232], восьмой, чрезвычайный, был уже неурочный и последний. В периоды между съездами и призван был действовать Центральный исполнительный комитет — подобие парламента, куда входило около 300 человек. Но он почти не собирался в полном составе, постоянно функционировал лишь избранный им Президиум.

— Эти триста человек были хотя бы освобождёнными работниками?

— Конечно, нет. Они представляли как широкое, так и узкое руководство страны. Что касается Президиума ЦИК, то в него входили только члены Политбюро и Совнаркома. Уникальный парадокс советской системы управления тех лет состоял ещё в том, что его сросшиеся ветви, а по сути одну-единственную ветвь власти от макушки до корней обсел партаппарат [233]. Всё это Сталин решил поломать с помощью новой Конституции. Во-первых, отделить в советских органах исполнительную власть от законодательной, а их отделить от судебной, которая напрямую подчинялась наркому юстиции Крыленко [234]. Во-вторых, отделить от этих властных структур партию и вообще запретить ей вмешиваться в работу советских органов. На её попечение оставить только два дела: агитацию и пропаганду и участие в подборе кадров. Грубо говоря, партия должна была занять то же место в жизни страны, что, скажем, занимает католическая церковь в жизни Ирландии: да, она может влиять на жизнь государства, но только морально, через своих прихожан. Реформа, которую задумал Сталин, призвана была консолидировать наше общество ввиду почти неминуемого столкновения с фашистской Германией [235].

— Можете вкратце перечислить её основные цели?

— Первая: ликвидировать так называемых лишенцев [236]. До революции значительная часть населения лишалась избирательных прав по цензу осёдлости и имущественному цензу, после революции это были «социально чуждые элементы». Сталин решил наделить избирательными правами всех граждан, за исключением тех, кто лишён этих прав по суду, как и делается во всём мире. Второе: выборы равные для всех общественных классов и социальных слоёв. До революции все преимущества были у так называемых землевладельцев, то бишь помещиков, которые автоматически проводили гораздо больше депутатов, нежели представители крестьян, рабочих, горожан. После революции рабочие автоматически имели в пять раз больше своих депутатов, нежели крестьяне. Теперь их права выравнивались. Третье: выборы прямые, то есть вместо старой многоступенчатой системы каждый гражданин прямо выбирает местную, республиканскую, союзную власть [237]. Наконец, выборы тайные, чего ни при царской, ни при Советской власти никогда не было. Но самое поразительное: в 1936 году Сталин во всеуслышание заявил, что выборы должны стать ещё и альтернативными, то есть на одно место должны баллотироваться — не выдвигаться, а баллотироваться — по нескольку кандидатов.

— Выдвигаться и баллотироваться: в чём разница?

— Выдвигать можно сколько угодно кандидатов, а баллотировать — значит утвердить на выборы определённое число кандидатур. Это была первая попытка мягко, бескровно отстранить от власти широкое партийное руководство [238]. Ведь не секрет: первый секретарь обкома, или крайкома, или ЦК Компартии союзной республики был на своей территории и царём, и Богом. Просто отстранить их от власти можно было только нашим привычным путём — по обвинению в каких-то грехах. Но сразу отстранить всех невозможно: сплотившись на Пленуме, они сами могли отстранить от власти кого угодно. Вот Сталин и задумал мирный, конституционный переход к новой избирательной системе [239]. Первые секретари немедленно возразили, что в «сталинский парламент» попадут в основном попы. Действительно, верующих тогда было больше половины народу.

— И что делал бы Сталин, если бы Верховный Совет собрался наполовину из попов?

— Я не думаю, что народ, выбрав тех, кому доверяет, расшатал бы власть. Скорее помог бы её укрепить [240]. Зато Сталин предвидел, что подавляющее большинство первых секретарей [241], баллотируясь в Верховный Совет, всё-таки на тайных выборах не пройдут. Не простит им народ перегибов в коллективизации и индустриализации, злоупотреблений фактически бесконтрольной властью. Ясно, что всем, кому избиратели отказали бы в своём доверии на первых выборах в Верховный Совет, пришлось бы покинуть и партийные посты. Именно так, мирно и бескровно, Сталин задумывал избавиться от партийных вельмож, укрепить Советскую власть — ну и свою [242], разумеется.

— Но не мог же он не понимать, что играет с огнём?

— Понимал, но надеялся переиграть партократию.

— Каким образом?

— Апеллируя к народу [243]. Ведь Сталин сознавал, что именно в нём народ видит того, кто способен обуздать эту партократию… Судебный процесс над Зиновьевым и Каменевым в августе 36-го года стал последней точкой в борьбе с троцкистско-зиновьевской оппозицией [244]: от этого удара она уже не оправилась. Но, как ни парадоксально, выпровоженная в дверь, она вернулась в окно, правда, уже в виде мифа. Чем реальнее и ближе становилась перспектива того, что страна станет жить по новой Конституции, тем громче первые секретари кричали о существовании широких заговоров троцкистов и зиновьевцев на их территориях, которые, дескать, могут сорвать выборы в Верховный Совет. Единственный способ предотвратить такую угрозу — развернуть репрессии против них. Даже по стенограмме видно: и Сталин, и Жданов, и Молотов настойчиво говорили о необходимости перестройки системы управления, подготовки выборов в парторганизациях, подчёркивая, что до сих пор там подлинных выборов не проводилось, была только кооптация [245]. А им в ответ — даёшь репрессии! Сталин им уже прямым текстом говорит: если такой-то товарищ — член ЦК, то он считает, что знает всё, если он нарком, тоже уверен, что знает всё. Но так не пойдёт, товарищи, нам всем надо переучиваться. И даже идёт на явную хитрость, обращаясь к первым секретарям: подготовьте себе двух хороших заместителей, а сами приезжайте на переподготовку в Москву. Но те не лыком шиты, соображают: это один из легальных способов убрать человека с занимаемой должности.

— Странно: всё это происходило уже после одобрения новой Конституции, которую 5 декабря 1936 года принял Всесоюзный съезд Советов и демократические достоинства которой уже отметил весь мир. А всего через два месяца борьба вспыхнула с новой силой. В чём дело: приняли «не ту Конституцию»?

— Да нет, Конституцию приняли «ту самую». Даже главу XI «Избирательная система», которую написал лично Сталин и за судьбу которой он тревожился больше всего, одобрили без изменений. Последнее, что утвердили делегаты съезда, — это «право выставления кандидатов за общественными организациями». Короче, это была очень большая победа и сокрушительное поражение группы Сталина.

— В чём состояла победа?

— В Конституции было всего 146 статей. Впервые и только один раз партия упоминается в статье 126-й как «ядро общественных организаций»…

— То есть никакой «руководящей роли партии»?

— Такое положение появится только в брежневской Конституции 1977 года, на новом, «сусловском» витке троцкизма [246].

— Тогда в чём же группа Сталина потерпела поражение?

— Сталин намеревался провести выборы в Верховный Совет в конце 1936 года, когда истекал срок полномочий делегатов VII съезда СССР. Это обеспечило бы плавный переход от старой к новой системе власти. Но… съезд [247] отложил выборы на неопределённый срок и, больше того, передал ЦИК право утвердить «Положение о выборах» и назначить дату их проведения. Два года тяжёлой борьбы оказались потерянными: всё приходилось начинать сызнова. В этом весь драматизм 37-го года: уже примерив новую, реформированную модель власти, оставалось только утвердить её избирательный закон, — страна ещё не вырвалась из тисков старой политической системы. Впереди — июньский Пленум, там они столкнутся лоб в лоб» (“Комсомольская правда”, 13 ноября 2002 г.).

«Дело „Клубок“

— Юрий Николаевич, не кажется ли вам, что между мартом и июнем в Сталине и произошла решающая метаморфоза? Еще не высохли чернила на новой Конституции, как она уже грубейшим образом нарушена: в апреле 1937 года при Совнаркоме СССР созданы сразу три неконституционных органа власти. Комиссия для разрешения вопросов секретного характера, ещё какая-то «хозяйственная» комиссия и Комитет обороны СССР вместо упраздненного Совета по труду и обороне. Во всех трёх случаях одни и те же имена: Сталин, Молотов, Ворошилов, Каганович, Ежов, иногда «разбавленные» ещё двумя-тремя: Микоян, Чубарь Была «пятёрка», стала «семёрка», но не в этом суть. Суть в том, что, отрицая партию, сталинская группа именно через партию узурпировала власть. Вы с этим согласны?

— Конечно. Борьба вступила в последнюю стадию, и то, что произошло в апреле, по всем классическим канонам определяется как дворцовый переворот. «Центристская группа» прекрасно отдавала себе отчёт в том, что, если упустит инициативу, ближайший Пленум ЦК может её просто смести. Закрепившись в центральных органах партии и государства, она сама развернула чистку и перетряску высшего партийного аппарата. Но было бы ошибкой думать, что в «широком руководстве» у сталинистов были одни враги. Кстати, быть сталинистом означало в то время быть сторонником «нового курса», и только в среде высшей партократии [248] это слово звучало с явно негативным оттенком. Хочу остановиться ещё на одной фигуреѕ но тут вы, наверное, подпрыгнете на стуле. Но когда-то и я предположить бы не мог, что прокурор СССР Андрей Януарьевич Вышинский был человеком либеральных взглядов.

— Уже и Вышинский либерал?! Да не таким ли людям слово «сталинист» и обязано своим нарицательным смыслом?

— А вы прочитайте протоколы Политбюро тех лет, там есть чему изумиться. В 1935 году, едва став прокурором, Вышинский потребовал пересмотра решения о высылке из Ленинграда так называемых «социально чуждых элементов». После убийства Кирова НКВД [249] «очистил» город от бывших дворян, сенаторов, генералов, интеллигенции — почти 12 тысяч человек были лишены политических и гражданских прав, многие осуждены по надуманным обвинениям. Политбюро, где тон задавала «пятёрка» [250], поддержало протест прокурора. Большинство лишенцев смогли вернуться в Ленинград, с них сняли судимости и обвинения, восстановили в избирательных правах, отдали невыплаченные пенсии. 1936 год: Вышинский добивается отмены судебных приговоров по закону от 7 августа 1932 года — так называемому закону «о трёх колосках», от которого пострадал целый миллион крестьян! За совершенно ерундовое хищение социалистической собственности. Теперь этот миллион крестьян тоже мог участвовать в первых выборах в Верховный Совет. 1937 год: прокурор СССР настоял на пересмотре дел инженеров и техников угольной промышленности и потребовал реабилитации всех, кто проходил по «делу о Промпартии». Тем и другим вернули ордена, звания и, само собой, право избирать и быть избранными [251]. Ну как может серьёзный историк, читая всё это подряд, не прийти к совершенно однозначному выводу, что периоду массовых репрессий предшествовал период либерализации, пусть вынужденной, оправданной борьбой за власть? И тогда уже задаться точным вопросом: что же помешало продолжению этого курса, какая катастрофа его оборвала?

— Верно ли я уловил вашу концепцию: чтобы обеспечить торжество начатой политической реформы, Сталин решил стать «диктатором на час»?

— Было ли подобное намерение у Сталина, можно только гадать. Уже шестьдесят пять лет историки мечтают увидеть одно следственное дело, которое спрятано теперь в архиве ФСБ, потому что в нём — ключ к пониманию того, что произошло между мартом и июнем 1937 года. Однако добраться до него невозможно.

— Дело «Клубок»?

— А вы откуда знаете?

— Я — из вашей книги «Тайны Кремля», из ваших статей. А вот откуда узнали вы, раз это такая архивная тайна?

— Видите ли, периодически наши службы безопасности любят пустить пыль в глаза, дескать, у них от широкой общественности нет никаких тайн. Выпустят архивные документы мизерным тиражом, а потом говорят: ну как же, мы не только рассекретили, но и опубликовали! Так несколько лет назад в Казани вышел сборник «Генрих Григорьевич Ягода. Документы и материалы». Тираж — триста экземпляров. Мне пришлось пустить в ход все свои связи, чтобы раздобыть один из них. А большинство историков так и остаются в неведении о том, что прецедент рассекречивания «Клубка» всё-таки состоялся. В сборнике приведены протоколы допросов Ягоды, который, будучи главным чекистом, «прозевал» заговор против группы Сталина [252]. Удалось найти и допросы некоторых главных участников заговора, в частности коменданта Кремля Петерсона. Он был задержан в Киеве в апреле 1937-го, и с этого началась волна арестов в армии. Многие имена, обнаружившиеся в заговоре, Сталина буквально потрясли, но особенно сильно — два: Енукидзе и Тухачевского.

— Юрий Николаевич, а не миф ли этот заговор? Может, именно миф и засекречен?

— Скорее тут другая причина. Петерсон, который отвечал за охрану высших лиц государства, знал все помещения Кремля, знал, где обычно встречалась руководящая «пятёрка». В своих показаниях он говорит, что для её ареста ему требовалось не более 10 — 15 человек.

— Когда реально возник этот заговор «Клубок»?

— В 1934 — 1935 годах. Это было реакцией на «новый курс» Сталина, который начался со вступления в Лигу Наций и получил продолжение в разработке новой Конституции страны. И вот что, с моей точки зрения, важно отметить. Это оппозиция нового типа, не имеющая ничего общего со старыми, «идейными»: в ней впервые соединились ортодоксальные коммунисты, «аппаратчики» и военные [253]. Но тут и начинается чисто детективный роман, который нам, историкам, приходится домысливать за героев» (“Комсомольская правда”, 14 ноября 2002 г.).

«— И все-таки, что мы знаем абсолютно достоверно?

— Что 2 июня 1937 года Сталин приехал на расширенное заседание Военного совета при наркоме обороны СССР. После доклада Ворошилова, который сообщил об аресте Тухачевского, Путны, Корка, Якира, Уборевича и других замешанных в заговоре военачальников, выступил и Сталин. Нет никаких сомнений в том, что «кремлёвский заговор», открывшийся в самый канун июньского Пленума 1937 года, был для Сталина сильнейшим ударом. Он лишился опоры в армии и теперь в дальнейшей борьбе с партийными догматиками [254] мог рассчитывать только на НКВД.

Кровь пошла

— Объясните мне одну загадку, Юрий Николаевич: Сталин ещё в январе 1935-го узнал, что против него сложился разветвлённый партийно-военный заговор, но только в мае 1937-го обрушил на заговорщиков свой гнев. Почти два с половиной года караулить момент для расправы!

— Сталин разъединял участников заговора, а точнее, своих возможных противников. И делал это в административных рамках: назначал в разные места и обязательно под контроль НКВД. Разъединял, чтобы таким образом затруднить их контакты, сломать их игру. И если бы «Клубок» развязался сам по себе, возможно, тем бы дело и кончилось. Но он, к сожалению, не развязался, и Сталин это знал. Когда наступил час главной битвы, решил заблаговременно показать кулак.

— Так это с его стороны был упреждающий удар?

— Да, и не один. Второй упреждающий удар был нанесён по партократии. Смысл предпринятой чистки был совершенно ясен: сбрасывая первый балласт, Сталин давал понять, что реальная власть в его руках и тех, кто окажет сопротивление новому избирательному закону, может постигнуть такая же участь. Короче, тон был задан. И в этот момент, с моей точки зрения, сталинская команда совершила очень серьёзную ошибку.

— Тем, что вызвала огонь на себя?

— Я бы сказал по-другому: тем, что заставила партократию сплотиться.

— В списках подвергнутых остракизму были и первые секретари?

— Четыре человека: Разумов, Шеболдаев, Лаврентьев (Картвелишвили) и Румянцев, которые соответственно представляли Восточно-Сибирский крайком, Курский, Крымский и Западный (Смоленско-Брянский) обкомы партии. Это и были самые заметные фигуры среди 28 лиц, подвергнутых опале. Однако какая конкретная провинность перед партией и страной им инкриминируется, так и не было сказано, мол, разберётся НКВД. В самой аморфности, абстрактности обвинения, которое могло быть предъявлено любому участнику Пленума, и была цель этого превентивного удара на случай, если бы высший партаппарат попытался заблокировать принятие нового избирательного закона.

— И как же аппарат перенёс этот удар?

— Как говорится, молча. Никто не задал ни единого вопроса, все проголосовали «за». Но 28 июня, в день открытия Пленума, в Москву прибыли ещё далеко не все члены Центрального Комитета: ехали ведь на поездах. Казалось, можно праздновать победу. Но эйфория, усыпившая бдительность команды Сталина, длилась ровно один день, 28 июня. В этот день в кулуарах Пленума и произошёл сговор первых секретарей, которые успели обдумать, чем ответить на генеральную линию Политбюро [255].

Было 29 июня, Пленум уже заканчивался, когда от первого секретаря Новосибирского обкома партии Р.И.Эйхе в Политбюро поступила записка, в которой он обращался к Политбюро с просьбой временно наделить его чрезвычайными полномочиями на подведомственной территории. В Новосибирской области, писал он, вскрыта мощная, огромная по численности, антисоветская контрреволюционная организация, которую органам НКВД не удается ликвидировать до конца. Необходимо создать «тройку» в следующем составе: первый секретарь обкома партии, областной прокурор и начальник областного управления НКВД, с правом принимать оперативные решения о высылке антисоветских элементов и вынесении смертных приговоров наиболее опасным из числа этих лиц. То есть фактически военно-полевой суд: без защитников, без свидетелей, с правом немедленного исполнения приговоров. Мотивировалась просьба Эйхе тем, что при наличии столь мощной контрреволюционной организации выборы в Верховный Совет могли принести нежелательный политический результат.

— Как объяснить, почему Сталин и его группа, которые на предыдущих Пленумах ЦК уже не раз отбивали требования партаппарата ввести репрессии, на этот раз молчаливо приняли позицию большинства? Боялись проиграть? Но ведь сделанный ими выбор привел к поражению не только «нового курса», они и сами навсегда потеряли лицо…

— Моё объяснение сводится к тому, что, если бы сталинская группа пошла наперекор большинству, она была бы немедленно отстранена от власти. Достаточно было тому же Эйхе, если бы он не получил положительной резолюции на своё обращение в Политбюро, или Хрущёву, или Постышеву [256], любому другому подняться на трибуну и процитировать Ленина, что он говорил о Лиге Наций или о советской демократии… достаточно было взять в руки программу Коминтерна, утверждённую в октябре 1928 года, куда записали как образец ту систему управления, которая была зафиксирована в нашей Конституции 1924 года и которую Сталин порвал в клочки при принятии новой Конституции… [257] достаточно было всё это предъявить как обвинение в оппортунизме, ревизионизме, предательстве дела Октября, предательстве интересов партии, предательстве марксизма-ленинизма — и всё! Я думаю, Сталин, Молотов, Каганович, Ворошилов до конца июня не дожили бы. Их бы в ту же минуту единодушно вывели из ЦК и исключили из партии, передав дело в НКВД, а тот же Ежов с величайшим удовольствием провёл бы молниеносное следствие по их делу. Если логику этого анализа довести до конца, то не исключаю уже и такого парадокса, что сегодня Сталин числился бы среди жертв репрессий 1937 года, а «Мемориал» и комиссия А.Н.Яковлева давно выхлопотали бы его реабилитацию [258].

— Но это если бы он сказал «нет». А он сказал «да». Какая разница миллионам людей, которым это страшное соглашательство причинило столько бед, почему оно произошло и как при этом терзалась душа товарища Сталина?

— А знаете, разница есть. Если бы её не было, история пошла бы по-другому. Ведь уже в 1938 году Сталин отомстил. Почти все участники этого Пленума, которые, сломив Сталина, вдребезги разбили его «новый курс», сами пошли под репрессии, на сей раз действительно сталинские» [259] (“Комсомольская правда”, 16 ноября 2002 г.).


* * *

Отступление от темы: Те же события в версии доклада Н.С.Хрущёва ХХ съезду


«Примером гнусной провокации, злостной фальсификации и преступных нарушений революционной законности является дело бывшего кандидата в члены Политбюро ЦК, одного из видных деятелей партии и Советского государства т. Эйхе [260], члена партии с 1905 года. (Движение в зале.)

Тов. Эйхе был арестован 29 апреля 1938 года по клеветническим материалам без санкции прокурора СССР, которая была получена лишь через 15 месяцев после ареста.

Следствие по делу Эйхе проводилось в обстановке грубейших извращений советской законности, произвола и фальсификации.

Эйхе под пытками понуждали подписывать заранее составленные следователями протоколы допросов, в которых возводились обвинения в антисоветской деятельности против него самого и ряда видных партийных и советских работников.

1 октября 1939 года Эйхе обратился с заявлением на имя Сталина, в котором категорически отрицал свою виновность и просил разобраться с его делом. В заявлении он писал:

“Нет более горькой муки, как сидеть в тюрьме при строе, за который всегда боролся” [261].

Сохранилось второе заявление Эйхе, посланное им Сталину 27 октября 1939 года, в котором он убедительно, опираясь на факты, опровергает предъявленные ему клеветнические обвинения, показывает, что эти провокационные обвинения являются, с одной стороны, делом действительных троцкистов, санкцию на арест которых он, как первый секретарь Западно-Сибирского крайкома партии, давал, и которые сговорились отомстить ему, а с другой стороны, результатом грязной фальсификации вымышленных материалов следователями.

Эйхе писал в своём заявлении:

“25 октября сего года мне объявили об окончании следствия по моему делу и дали возможность ознакомиться со следственным материалом. Если бы я был виноват, хотя бы в сотой доле хотя одного из предъявленных мне преступлений, я не посмел бы к Вам обратиться с этим предсмертным заявлением, но я не совершил ни одного из инкриминируемых мне преступлений и никогда у меня не было ни тени подлости на душе. Я Вам никогда в жизни не говорил ни полслова неправды и теперь, находясь обеими ногами в могиле, я Вам тоже не вру. Все моё дело — это образец провокации, клеветы и нарушения элементарных основ революционной законности…

…Имеющиеся в следственном моём деле обличающие меня показания не только нелепы, но содержат по ряду моментов клевету на ЦК ВКП(б) и СНК, так как принятые не по моей инициативе и без моего участия правильные решения ЦК ВКП(б) и СНК изображаются вредительскими актами контрреволюционной организации, проведёнными по моему предложению…

Теперь я перехожу к самой позорной странице своей жизни и к моей действительно тяжкой вине перед партией и перед Вами. Это о моих признаниях в контрреволюционной деятельности… Дело обстояло так: не выдержав истязаний, которые применили ко мне Ушаков и Николаев [262], особенно первый, который ловко пользовался тем, что у меня после перелома ещё плохо заросли позвоночники и причинял мне невыносимую боль, заставили меня оклеветать себя и других людей. Большинство моих показаний подсказаны или продиктованы Ушаковым и остальные я по памяти переписывал материалы НКВД по Западной Сибири, приписывая все эти приведённые в материалах НКВД факты себе. Если в творимой Ушаковым и мною подписанной легенде что-нибудь не клеилось, то меня заставляли подписывать другой вариант. Так было с Рухимовичем [263], которого сперва записали в запасной центр, а потом, даже не говоря мне ничего, вычеркнули, так же было с председателем запасного центра, созданного якобы Бухариным в 1935 году. Сперва я записал себя, но потом мне предложили записать Межлаука [264], и многие другие моменты…

… Я Вас прошу и умоляю поручить доследовать моё дело, и это не ради того, чтобы меня щадили, а ради того, чтобы разоблачить гнусную провокацию, которая, как змея [265], опутала многих людей, в частности и из-за моего малодушия и преступной клеветы. Вам и партии я никогда не изменял. Я знаю, что погибаю из-за гнусной, подлой работы врагов партии и народа, которые создали провокацию против меня». (Дело Эйхе. т. 1, пакет.)» (Доклад Н.С.Хрущёва “О культе личности и его последствиях” на ХХ съезде КПСС).

Короче говоря, прекрасная иллюстрация на тему «не рой другому яму…»

В тех условиях, когда антимасонские резолюции II и IV конгрессов Коминтерна были преданы забвению и в ВКП (б), и в Коминтерне, юридически оформить репрессированных как масонов и «идейных» марксистов, т.е. пособников интернацистского масонского фашизма — врагов большевизма — возможности не было, поэтому в официальные юридические дела репрессированных в ряде случаев приходилось писать и заведомые ложь и вздор. Но эти сталинские репрессии были персонально адресные, обоснованные и было известно кого и за что.

Однако о деятельности Р.Я.Эйхе, которая предшествовала его аресту, Н.С.Хрущёв съезду ничего не поведал, из чего можно понять, что по мнению авторов доклада “О культе личности и его последствиях” интернацист-фашист Р.Я.Эйхе никаких преступлений перед заправилами масонско-марксистского проекта порабощения России не совершил.

Далее продолжение публикаций в “Комсомольской правде”.



* *

*

«— Хорошо, возвратимся в первый период сталинских репрессий. Что было после того, как прямо на Пленуме записка Эйхе получила одобрительную резолюцию Политбюро?

— Разъехавшись на свои места, самые шустрые партийные секретари уже к 3 июля прислали в Политбюро аналогичные запросы о создании внесудебных «троек» [266]. Причём сразу указали в них и намеченные масштабы репрессий. В течение июля такие шифротелеграммы пришли со всех территорий Советского Союза. Не воздержался никто! Это неопровержимо доказывает, что на Пленуме произошёл сговор и важно было только создать прецедент. Вот передо мной ксерокопия нескольких шифротелеграмм из Российского государственного архива новейшей истории, которые недавно были рассекречены для чисто пропагандистских целей. Уже 10 июля 1937 года Политбюро рассмотрело и утвердило двенадцать заявок, которые пришли первыми. Московская, Куйбышевская, Сталинградская области, Дальневосточный край, Дагестан, Азербайджан, Таджикистан, Белоруссия… Я сложил цифры: только за один этот день было дано разрешение подвергнуть репрессиям сто тысяч человек. Сто тысяч! Такая страшная коса ещё никогда не гуляла по нашей России. Причем половина её первой жатвы пришлась на Московскую область, отнюдь не самую крупную в стране. В образованную здесь «тройку» вошёл, как положено, первый секретарь Московского обкома партии Н.С.Хрущёв. Рядом с его фамилией и подписью всегда присутствует фамилия и подпись Реденса — начальника управления НКВД по Московской области, родственника Н.Аллилуевой, второй жены Сталина [267]. Реденс сегодня тоже числится в списках жертв сталинского произвола. Так вот Хрущёв и Реденс представили… впрочем, лучше я процитирую их запрос в Политбюро: «к расстрелу: кулаков — 2 тысячи, уголовников — 6,5 тысячи, к высылке: кулаков — 5 869, уголовников — 26 936». И это только один взмах косы!

— Махали и дальше?

— Конечно! Ведь каждой территории отпускались одноразовые лимиты, то есть Политбюро всё-таки накладывало определённые ограничения, находя, что запросы с мест чересчур завышены. Ничего, приспособились и к этому: спустя месяц, или два, или три некоторые первые секретари запрашивали новые лимиты. И получали.

— «Лимиты на расстрел»… Господи, и как только эти чудовищные слова выдержал русский язык! Причём к расстрелу — округленные лимиты, к высылке — чуть ли не с дробями. Почему?

— Понятно, что цифры брались с потолка, а округлялись они или сознательно представлялись в виде точных подсчётов, какая разница? Вот заявка из Дагестана: к расстрелу — 600, к высылке — 2 485 человек. Но теперь давайте задумаемся, а откуда, например, в Московской области летом 1937 года, когда борьба с кулачеством давно уже канула в Лету, вдруг объявилось почти 8 тысяч кулаков? И более 33 тысяч уголовников? Что это были за уголовники и кулаки? Пока историкам не дадут возможность точно, по документам, проверить, кто были эти люди, мы так и будем только предполагать… Но уж позвольте мне своё предположение высказать, тем более что я в нём глубоко уверен. Судя по численности репрессированного народа, это прежде всего те самые крестьяне, с которых совсем недавно, всего только год с небольшим назад, Сталин и Вышинский сняли судимости по закону о «трёх колосках» и которым вернули избирательные права в надежде, что они всё-таки простят Советской власти её революционные перегибы и теперь проголосуют за её новый, конституционный и парламентский строй. Но аппарат переиграл Сталина не только на выборах 12 декабря 1937 года, но ещё и на добрых пятьдесят лет вперёд. В том году, кстати, на целый год позже, чем планировал Сталин, прекратил своё существование ЦИК, а его место занял Верховный Совет СССР. Но мне ли вам говорить, какой «советский парламент» мы получили и почему даже у Сталина к нему не легла душа?

— Догадываюсь: Эйхе прошёл в Верховный Совет?

— Все «первые» прошли. А теперь представьте себе народных избранников вроде Эйхе, которые потому и постреляли столько народу, чтобы никогда реальным выборам в стране не бывать, — и вдруг они добровольно примут закон, который их разрешает? Добавлю только: весной 38-го, пробыв всего несколько месяцев в должности наркома земледелия, Эйхе арестован, расстрелян.

Отомстил [268]

— Как же удалось остановить кровавую косу?

— Всю вторую половину 37-го года в Политбюро потоком лились шифротелеграммы с просьбами увеличить лимиты по первой категории (расстрелы) и лимиты по второй категории (высылка за пределы данной территории). Естественно, в условиях репрессий было уже не до альтернативных выборов. Только представьте себе такую ситуацию: на избирательном участке номер такой-то партийный кандидат провалился, победил выдвиженец общественной организации. Местная «тройка» немедленно пришила бы ему «дело» и подвела под расстрел или отправила в ГУЛАГ. Это грозило принять такие масштабы, что страна могла бы скатиться в новую гражданскую войну. В октябре снова собрался Пленум партии, уже третий в течение этого страшного года. Вот только что мне удалось обнаружить в архивах уникальный документ: 11 октября 1937 года в шесть часов вечера Молотов подписал окончательное отречение от сталинской идеи состязательных выборов. Взамен Пленум утвердил безальтернативный принцип «один кандидат — на одно вакантное место», что автоматически гарантировало партократии абсолютное большинство в советском парламенте. То есть за два месяца до выборов она уже победила [269].

— Вы говорили о мести Сталина этим победителям…

— Вы должны понять: в 37-м году ещё не было всесильного диктатора Сталина [270], был всесильный коллективный диктатор по имени Пленум. Главный оплот ортодоксальной партийной бюрократии, представленной не только первыми секретарями, но и наркомами СССР, крупными партийными и государственными чиновниками. На январском Пленуме 38-го года основной доклад сделал Маленков. Он говорил, что первые секретари подмахивают даже не списки осужденных «тройками», а всего лишь две строчки с указанием их численности. Открыто бросил обвинение первому секретарю Куйбышевского обкома партии П.П.Постышеву: вы пересажали весь партийный и советский аппарат области! На что Постышев отвечал в том духе, что арестовывал, арестовываю и буду арестовывать, пока не уничтожу всех врагов и шпионов! [271] Но он оказался в опасном одиночестве: через два часа после этой полемики его демонстративно вывели из кандидатов в члены Политбюро, и никто из участников Пленума на его защиту не встал.

— Даже Хрущёв, которому тоже крепко досталось в том докладе Маленкова? Эти два человека ровно через пятнадцать лет окажутся главными претендентами на место покойного вождя, вот почему так интересно понять истоки их противостояния…

— Да, Маленков сказал в своём докладе о том, что проведенная в Москве проверка исключений из партии и арестов обнаружила, что большинство осуждённых вообще ни в чём не виноваты. Однако в январе 38-го Хрущёв предпочёл отмолчаться, сделать вид, что к нему эта критика отношения не имеет [272]. Дело в том, что как раз на январском Пленуме он был освобождён от должности первого секретаря Московского обкома и горкома партии и назначен первым секретарём ЦК компартии Украины [273]. И очень скоро после того, как он приступил к своей новой должности, из Киева в Политбюро пришла шифрограмма: Хрущёв сразу запросил лимитов по первой и второй категории на 30 тысяч человек.

— И Сталин опять подписал? В том числе и своему будущему разоблачителю? Скажите, ну что могла дать эта борьба двуличных с двуличными, этот Пленум двуличия?

— Да, но именно этот Пленум впервые сказал нечто внятное о том, что происходит в стране. Он принял постановление с очень длинным названием: «Об ошибках парторганизаций при исключении коммунистов из партии, о формально-бюрократическом отношении к апелляциям исключённых из ВКП(б) и о мерах по устранению этих недостатков». Но, конечно, это постановление, говорившее о терроре в завуалированной форме, не могло его остановить. Для этого нужно было разорвать связку партократия — НКВД [274], которая приняла формы опасной консолидации на уровне местных организаций. И прежде всего из этой связки нужно было убрать Ежова [275]. Бывший партийный работник Н.И.Ежов стал наркомом внутренних дел в октябре 36-го года. Поначалу вся его деятельность на новой должности свелась к аресту примерно четырех тысяч троцкистов и зиновьевцев. Но когда ему было позволено арестовать Тухачевского, Якира, Уборевича и других видных военачальников, затем членов и кандидатов в члены ЦК, а накануне июньского Пленума — заместителей председателя Совнаркома Рудзутака и Антипова, то есть фигуры первого ряда, НКВД, как любая карательная система во всех странах и во все времена, стал входить во вкус. Теперь уже кругом мерещились затаившиеся враги. Стремительно наращивая масштабы репрессий, Ежов давал понять, насколько партии и стране нужен он, нужен его репрессивный аппарат [276]» (“Комсомольская правда”, 19 ноября 2002 г.).

«Когда Сталин принял решение остановить НКВД?

— Обычно считается, что побудительным толчком к этому стал внезапный арест в июле 38-го года В.Я.Чубаря, заместителя председателя Совнаркома, то есть самого Молотова. Это серьёзно нарушило баланс сил в Политбюро: из 15 голосов сталинская группа располагала семью, после ареста Чубаря осталось только шесть.

— Но ведь это и была та самая Комиссия для разрешения вопросов секретного характера, которая, вопреки новой Конституции, узурпировала власть в стране!

— Совершенно точно. В эту комиссию входил и Ежов. То есть борьба началась уже на самом верху пирамиды. И когда НКВД убрал из «семёрки» Чубаря, Сталин решил сделать Ежову второе предупреждение.

— А первое? Вы ничего не сказали о первом.

— Ну первое Ежов принял с большим счастьем: в апреле 1938 года его назначили «по совместительству» ещё и наркомом водного транспорта. Второе предупреждение было сделано в августе: Сталин и Молотов целых четыре часа убеждали Ежова согласиться на кандидатуру Л.П.Берия в качестве своего первого заместителя. И вот третий, последний акт этой долгой процедуры: 23 ноября Ежов опять вызван к Сталину, где уже находились Молотов и Ворошилов. Мне пришлось держать в руках документ, который Ежов писал явно под их диктовку. Написан он на трёх страницах, все разных размеров, то есть хватали первые подвернувшиеся под руку бумажки и подсовывали их Ежову, лишь бы тот не прекратил писать. Формулировка его отстранения от должности меняется дважды: видимо, он сопротивлялся, возражал. А надо-то было вырвать от него решение уйти «по собственному желанию»! Тут же пишется проект постановления, который звучит как гарантия: «Сохранить за т. Ежовым должности секретаря ЦК ВКП(б), председателя Комиссии партийного контроля и наркома водного транспорта». Наконец заявление написано и подписано: «Н. Ежов». Вот с этого и началось устранение «ежовщины». Политбюро послало на места телеграммы с прямым текстом: немедленно прекратить репрессии и распустить «тройки». Снова, перехватив инициативу, сталинская группа уже в конце 1938 года добилась проведения первых судебных процессов над работниками НКВД, обвинённых в фальсификации и надуманности дел, по которым почти целый год судили, ссылали и казнили тысячи людей. Так удалось остановить большой террор.

— И началась, как я понимаю, вторая волна репрессий, «террор мщения», обрушенного теперь уже на головы инициаторов большого террора? Но ведь несчастье в том, что из этой спирали насилия страна уже так и не вышла. В самом деле, лучше бы Сталин отклонил пробный шар Эйхе с риском для собственной жизни, чем допустил такое в масштабах страны.

— А остановило бы это большой террор? Да, несомненно, положительная резолюция Сталина на записке новосибирского партсекретаря не просто его чудовищная ошибка, но и преступление [277]: первый секретарь ЦК партии фактически разрешил партократии создавать свои военно-полевые суды. Поэтому ответственность за развязанный в стране террор со Сталина не снимается. При всём том инициатором террора был не он — инициаторами были другие. Значит, мы обязаны проверить и альтернативную версию: а если бы не эта личная ошибка, это личное преступление Сталина, что ждало бы страну? Честно говоря, думаю, что наше прошлое было бы ещё мрачней. Сметя сталинистов вместе с их реформами, партократия установила бы такой лжереволюционный [278] антинародный режим, что обуздать его наверняка стоило бы ещё больших жертв [279].

— Пока велась идеологическая борьба двух миров, всё время говорилось о нескольких миллионах сталинских жертв. Готова ли сегодня историческая наука ответить, сколько в действительности людей попало в жернова репрессий?

— До конца ещё нет, но пределы катаклизма уже ясны. Российские и зарубежные историки сходятся сегодня на том, что две волны террора унесли триста — четыреста тысяч жизней. Естественно, первая намного больше, чем вторая» (“Комсомольская правда”, 20 ноября 2002 г.).

Это — ещё не вся правда о той эпохе. Вся правда просто не может вместиться в объём настоящей записки.

Итог противоборства разных составляющих власти на конец 1930-х гг. был таков:

· «идейные» марксисты в своём большинстве были выкошены;

· масоны утратили публичную власть и свернули публичную деятельность;

· масоны внутри страны вынуждены были затаиться и готовиться к конспиративной деятельности;

· перед этим масонство успело выкосить значительное количество наиболее квалифицированных профессионалов во всех отраслях хозяйства и в сферах жизни общества, чем нанесло очень большой ущерб большевизму и СССР, подорвав потенциал его дальнейшего развития;

· безъидейная бюрократия признала в И.В.Сталине своего «хозяина», и это слово на долгие годы стало иносказательным обозначением “вождя” в кругах бюрократии, которая с ещё большим ражем в трепете перед ним и ненависти к нему стала творить культ его личности для того, чтобы обратить И.В.Сталина в своего заложника, изолировать его от народа и покрывать свою как бы политику его авторитетом;

· мировое масонство взяло курс на организацию войны гитлеровской Германии и СССР, основным назначением которой стало:

O дискредитировать на будущее какой бы то ни было национализм (на примере зверств гитлеризма),

O привести большевизм к катастрофе государства в войне и возродить в СССР масонский режим;

· внутреннее масонство стало готовить поражение СССР в войне с Германско-Японским блоком.

И.В.Сталин, понимая происходящее, начал готовить страну к войне, но наряду с этим были предприняты и меры к тому, чтобы вместе с гитлеровской Германией (другой Германии тогда не было) выйти из этого сценария мировой политики, направленного прежде всего против народов обоих государств. К сожалению Гитлер нарушил договорённости и напал на СССР, и это не было провокацией военщины Германии, которая проявила свою агрессивность помимо воли Гитлера.

Одной из главных причин военной катастрофы 1941 г. было то, что командующий Западным особым военным округом генерал Д.Г.Павлов не выполнил директиву Генштаба от 18 июня 1941 г. о развёртывании войск в соответствии с планом прикрытия государственной границы. Более того, как показывает детальный анализ хода военных действий на Советско-Германском фронте, Д.Г.Павлов был не единственный пособник вермахта среди высшего командного состава. “Странности” в поведении командования, ведущие к поражениям, прекратились только в 1943 г. после того, как итоги Сталинградской битвы показали, что Германия не в состоянии разгромить СССР.

Хотя в начальный период войны вермахт и его командование обладали массовым реальным опытом ведения современной войны, а Вооруженные Силы СССР и их командование таким опытом ведения боевых действий не обладали, но поток действительного неумения управлять войсками в начальный период Великой Отечественной войны в ряде случаев был маскировкой единичных актов целенаправленного саботажа ведения боевых действий.

Генерал Д.Г.Павлов в июле 1941 г. попал под следствие и был изобличён в измене, хотя ему удалось на суде списать свои изменнические действия на неумышленную халатность, что позволило уйти от ответственности другим участникам второго слоя военного заговора, который не был вскрыт и ликвидирован в 1937 — 1938 гг. Но освещение этой темы не входит в тематику настоящей записки.

Хрущёвская клика впоследствии реабилитировала Д.Г.Павлова, возложив всю ответственность за военную катастрофу лета 1941 г. на И.В.Сталина персонально вопреки исторической правде [280]. Наряду с реабилитацией Д.Г.Павлова в хрущёвские времена был изгнан с флота и подвергся травле бывший Нарком ВМФ Н.Г.Кузнецов. Это было местью за то, что Военно-Морской флот СССР встретил войну по боевой тревоге, а этот факт обращал во вздор миф о внезапности нападения Германии на СССР в сознании всякого думающего человека [281].

Не было фальсификатом и «ленинградское дело» [282] — его участники, превысив должностные полномочия, организовали в Ленинграде в январе 1949 г. Всероссийскую оптовую ярмарку, в ходе которой сгноили продуктов на четыре миллиарда рублей [283]. В ходе следствия было установлено, что Кузнецов, Попков, Капустин, Лазутин, Турко, Закржевская и Михеев расхищали государственные средства и пользовались ими для личного обогащения

Перед этим 25 декабря 1948 г. в ходе проведения объединённой областной и городской партийной конференции были фальсифицированы результаты голосования. Об этом сообщил автор анонимного письма в ЦК, проверка которого подтвердила факт фальсификации и причастность к ней Попкова, Капустина, Кузнецова.

Капустин, будучи на стажировке в Англии в 1935-36 гг., вступил в интимную связь с переводчицей. В конце 1930-х гг. дело об «аморалке» «спустили на тормозах», но в 1949 г. Госбезопасность изобличила Капустина в том, что он был завербован британской разведкой ещё в период стажировки и шпионил в её интересах, за что и он был арестован.

Попов — выдвиженец Вознесенского, возглавив Московский комитет партии, потребовал, чтобы министры как челны партии подчинялись бы ему, что по сути было вмешательством Попова и стоявшей за ним группировки бюрократов и их «идейных» вдохновителей в дела общесоюзных и общероссийских органов власти, т.е. — реальной попыткой перехвата власти.

Вознесенский, возглавляя Госплан, фальсифицировал статистическую отчётность, вёл планирование так, что программировал возникновение существенных межотраслевых диспропорций мощностей [284]. Делалось это во многом для того, чтобы упростить делание карьеры «своим» людям на основе создания условий для перевыполнения ими планов и подавления возможностей карьерного роста тех, кто был неугоден.

Кроме того в Госплане были выявлены факты бесследного исчезновения секретных документов [285], и при этом было установлено, что Вознесенский лично причастен к сокрытию такого рода фактов. Т.е. даже если вынести из состава обвинения политические статьи, то одних экономических преступлений и многочисленных фактов исчезновения секретных документов (включая и экземпляр Государственного плана развития народного хозяйства СССР на 1945 г. [286]) вполне хватает для того, чтобы «ленинградское дело» признать не дутым фальсификатом, а обоснованным. В кадровой политике Вознесенский и Кузнецов реализовывали принцип «своей команды», продвигая на должности верных им людей, не заботясь о профессиональном соответствии своих протеже новым должностям (т.е. они фактически работали на бюрократизацию власти).

Но и при таком подходе к «ленинградскому делу» «без политики» — оно показатель того, что бюрократия — паразиты, становящиеся орудием зарубежных политических сил. И несмотря на то, что в «ленинградском деле» выразилась и борьба за власть различных внутренних мафий бюрократии и бюрократических кланов, оно тоже — акт социальной гигиены.

И уж если говорить о культе личности в связи с докладом на эту тему Н.С.Хрущёва на ХХ съезде, то именно Кузнецов (ленинградский, а не нарком ВМФ) и Вознесенский использовали «административный ресурс» для того, чтобы творить культ своих личностей.

Но вопреки этому Н.С.Хрущёв объявил в своём докладе «ленинградское дело» — фальсифицированным [287].

Т.е. весь доклад Н.С.Хрущёва показатель того, он выгораживал масонство, действовавшее по-разному в разных сферах жизни советского общества на протяжении всей эпохи И.В.Сталина; Н.С.Хрущёв с своём докладе выгораживал его как фактор глобальной политики. При этом доклад был призван решить три цели:

· деморализовать большевизм [288], представив И.В.Сталина монстром, чтобы люди стыдились своей якобы сопричастности к преступлениям их вождя;

· возродить масонско-марксистский проект;

· успокоить бюрократию и сделать её безраздельно подвластной масонству.

Из этих трёх задач удалось решить только первую и то на исторически непродолжительное время. Сейчас большевизм освободился от власти марксизма и говорит на своём языке, чему свидетельство — Концепция общественной безопасности.

Гальванизация трупа убитого И.В.Сталиным масонско-марксистского проекта не состоялась вследствие того, что марксисты-неотроцкисты послереволюционных поколений проявили больше склонности к застольям и песенному творчеству, и вовсе не желали совершать революционные подвиги, рискуя своею жизнью и большим или меньшим потребительским благополучием.

Партийная, советская и хозяйственная бюрократия к ХХ съезду устала и от революционных подвигов под руководством «идейных» марксистов, и от страха, в котором она жила, работая на большевизм под руководством И.В.Сталина. Поэтому, желая спокойной жизни для себя, она быстренько (по историческим меркам) избавилась от Н.С.Хрущёва, обвинив его в тех же прегрешениях культа личности и деловой некомпетентности, в которых Н.С.Хрущёв на ХХ съезде обвинил И.В.Сталина.

Мировое масонство вынуждено было принять такую позицию советской бюрократии, поскольку с начала 1940-х гг. оно приступило к разработке нового глобального революционного проекта, но на сей раз не на основе материалистического атеизма, а на основе идеалистического атеизма, выбрав для этих целей в качестве идеологической платформы — исторически сложившийся ислам. К концу ХХ века этот глобальный революционный проект начал приносить свои первые плоды.

История последних десятилетий показывает, что США работают на него так же тупо (благодаря мафиозно-масонскому характеру государственной власти в них), как на протяжении первой половины ХХ века они работали на марксистский проект: сначала приняв участие в финансировании революций 1917 г., в 1930-е гг. оказав СССР существенную помощь в индустриализации, а потом и в его ядерном проекте (хотя последнее происходило во многом помимо воли и желания американской бюрократии).

Если же подводить итоги деятельности И.В.Сталина, то как сказал Черчилль: он принял Россию с сохой, а оставил её с ядерной бомбой. И.В.Сталин выполнил напутствие В.И.Ленина (ответ на записки Суханова-Гиммера) — образовательный уровень населения СССР стал самым высоким в мире на середину ХХ века, хотя качество образования (в том смысле, что в его основе по-прежнему лежала библейская культура) осталось неизменным.

И хотя И.В.Сталин не смог привести общество к победе большевистского социализма (для этого необходимо было прежде всего избавить общество от власти над умами марксизма и Библии), перед уходом в мир иной он оставил напутствие большевикам будущих поколений (“Экономические проблемы социализма в СССР”) и указал на ряд проблем, которые необходимо решить:

· десионизация (борьба с космополитизмом и «дело врачей») жизни общества и прежде всего — его культуры, которая должна быть осуществлена без того, чтобы впасть во власть антиеврейского расизма и ксенофобии;

· ликвидация мафиозного характера организации науки (“Марксизм и вопросы языкознания”), а в соотнесении с “Ответом на приветствие рабочих главных железнодорожных мастерских в Тифлисе” — ликвидация масонско-мафиозного характера науки как одной из отраслей человеческой деятельности.

· дебюрократизация сферы управления.

Последнее требует некоторых пояснений.



7.2. Дебюрократизация

Бюрократия может стать в обществе более чем мафиозно организованной профессиональной корпорацией претендентов на полноту внутрисоциальной власти над обществом. Некогда В.И.Ленин дал определение общественного класса:

«Большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определённой системе общественного производства, по их отношению (большей частью закреплённому и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которыми они располагают. Классы это такие группы людей, из которых одна может присвоить себе труд [289] другой благодаря различию их места в определённом укладе общественного хозяйства» (Ленин В.И., Полное собрание сочинений, изд. 5, т. 39, стр. 15).

Если соотноситься с этим определением, то остаётся сделать вывод, что в СССР к началу 1980-х гг. партийно-государственная и хозяйственная бюрократия стала общественным классом, что качественно отличало её от бюрократии капиталистических государств, представители которой были представителями своих классов в этой властной (прежде всего над государственным аппаратом) корпорации:

· место советской бюрократии в системе общественного производства — сфера управления;

· отношение к средствам производства — бюрократия СССР стала воспроизводить саму себя на клановой основе вследствие чего при попустительстве остального общества обрела монополизм и бесконтрольность с его стороны за её управленческой деятельностью;

· что касается получения своей доли общественного богатства, то бюрократия сама определяла тарифную сетку зарплаты, структуру бесплатных льгот и гособеспечения прежде всего для высших иерархов бюрократии, а потом уж — по остаточному принципу — для остального общества.

Характер последнего к началу 1980-х гг. стал таким, что бюрократия превратилась в класс эксплуататорский по отношению к остальным социальным группам советского общества [290]. Однако поскольку государственной идеей СССР было построение социализма и коммунизма — социальных систем, в которых не должно быть эксплуатации людей теми или иными корпорациями и «крутыми» одиночками, — то бюрократия в СССР испытывала некоторый дискомфорт:

· с одной стороны, для того, чтобы пребывать у власти, ей приходилось лгать о строительстве социализма и коммунизма в СССР, что находило отклик в народе, который во всякую эпоху в своём большинстве желает жить без паразитизма тех или иных меньшинств на его труде и жизни,

· а с другой стороны, всякий успех в деле социалистического строительства подрывал устои бюрократического режима и мешал бюрократии «хапать по способности», эксплуатируя труд и жизнь остального общества.

В этом «раздрае» между словом и делом и было главное противоречие конца советской эпохи к тому времени, когда бюрократию номинально возглавил М.С.Горбачёв — «душка Горби». Противоречие это могло быть тогда же разрешено:

· либо путём запуска процесса дебюрократизации СССР и его развития при сохранении всех достижений социализма и освобождении его от бюрократических и жидомасонских извращений и ошибок в миропонимании и политике, обусловленных почти что тотальным господством марксизма;

· либо путём разрушения СССР с целью улучшения условий эксплуатации большинства населения паразитическими меньшинствами — как доморощенными, так и зарубежной мразью.

М.С.Горбачёв, А.Н.Яковлев и Кначали перестройку под лозунгами очищения социализма от накопившихся ошибок и извращений, однако завершили её крахом СССР и расширением возможностей эксплуатации большинства населения паразитическими меньшинствами — как внутренними («новыми русскими» — жидами разного происхождения [291]), так и зарубежными.

Как Генеральный секретарь ЦК КПСС, председатель Политбюро ЦК КПСС М.С.Горбачёв — по должности своей — обязан был знать социологию и историю марксизма. То же касается и А.Н.Яковлева. И соответственно, будь они честными и умными людьми, всё то, что написано в настоящей работе о бюрократии и прочем они обязаны был сказать с трибуны съезда, избравшего М.С.Горбачёва Генеральным секретарём ЦК КПСС и выразить это в своих выступлениях в СМИ.

И это могло бы повлечь за собой дебюрократизацию СССР и очищение социализма от извращений и ошибок при сохранении и развитии всех достижений советской эпохи в культурном строительстве, поскольку такое обращение вызвало бы к жизни политическую активность тех слоёв советского общества, чей творческий потенциал был «слит в канализацию» в ходе реально имевшей место перестройки социализма в капитализм, и которые не смогли быстро и эффективно самоорганизоваться для того, чтобы покончить с режимом «тушки Горби» и придать политике и реформам иную направленность.

Однако М.С.Горбачёв этого не сделал и проявил себя как невежественный недоумок (с дурака каков спрос?) или лицемер — изменник, враг народа, который возглавил государство для того, чтобы привести его к краху.

Тем не менее если соотноситься с приоритетами обобщённых средств управления [292], экономические меры дебюрократизации, упомянутые В.И.Лениным в “Государстве и революции” и приведённые нами в одной из сносок ранее, сами по себе недостаточны. Иными словами, хотя они и важны, но начинать нужно не с них.

Главный фактор, рождающий бюрократию в обществе, — не нравственно-этическая порочность самих бюрократов, а нехватка в обществе управленчески грамотных людей, которые, будучи управленчески грамотными, наряду с этим знали бы и те дела, которыми они могли бы управлять, если их привлекут «сверху» или выдвинут «снизу» для работы в сфере управления.

По существу это означает, что в основу дебюрократизации должно быть положено изменение качества образования таким образом, чтобы адекватная жизни теория познания, управленчески состоятельная философия и психология стали общедоступны. В этом случае, множество людей в обществе смогут не только сказать бюрократу: «не умеешь работать головой, хапаешь — иди работать руками» [293]. И ему придётся пойти потому, что люди управят обстоятельствами его жизни так, что он не сможет ни отказаться от сделанного ему предложения «пойти…», ни противостоять ему.

Это будет смертью бюрократии, хотя её представители будут в их большинстве живы, но в ином качестве.

И это же изменение качества образования должно привести к изменению качества культуры, исключив тем самым попытки насаждения фашизма в любых его формах — как национально-изоляционистских, так и в интернацистских, классовых, религиозных.

Фашизм это — один из типов культуры общественного самоуправления, возможный исключительно в толпо-“элитарном” обществе.

Суть фашизма как такового вне зависимости от того, как его называть, какими идеями он прикрывается и какими способами осуществляет власть в обществе, — в активной поддержке толпой «маленьких людей» — по идейной убеждённости их самих — системы злоупотреблений властью “элитарной” олигархией, которая:

· представляет неправедность как якобы истинную “праведность”, и на этой основе, извращая миропонимание людей, всею подвластной ей мощью культивирует неправедность в обществе, препятствуя людям состояться в качестве человека;

· под разными предлогами всею подвластной ей мощью подавляет всех и каждого, кто сомневается в праведности её самой и осуществляемой ею политики, а также подавляет и тех, кого она в этом заподозрит.

Толпа же по определению В.Г.Белинского — «собрание людей, живущих по преданию и рассуждающих по авторитету», т.е. толпа — множество индивидов, живущих бессовестно. И неважно выступает ли правящая олигархия публично и церемониально, превозносясь над обществом; либо превозносится по умолчанию, публично изображая смирение и служение толпе, именуя её народом; либо действует скрытно, уверяя общество в своём якобы несуществовании и, соответственно “несуществованию”, — в своей бездеятельности, в результате которой всё в жизни общества течёт якобы «само собой», а не целенаправленно по сценариям концептуально властных кураторов олигархии [294].

Это определение-описание фашизма не включает в себя пугающих и бросающихся в глаза признаков его проявлений в действии: символики; идеологии, призывающей к насилию и уничтожению тех, кого хозяева фашизма назначили на роль неисправимого общественного зла; призывов к созданию политических партий с жесткой дисциплиной и системой террора, отрядов боевиков и т.п. О человеконенавистнической же сущности фашизма на основе урока, преподанного всем германским фашизмом, сказано после 1945 г. много. Вследствие ставших негативно культовыми ужасов времён фашизма 1933 — 1945 гг. приведённое определение кому-то может показаться легковесным, оторванным от реальной жизни (абстрактным), и потому не отвечающим задаче защиты будущего от угрозы фашизма.

В действительности же именно это определение и есть определение фашизма по сути, а не по месту возникновения и не по особенностям его становления и проявления в жизни общества, что и отличает его качественно от приведённого ранее “определения” «фашизма», данного “Большим энциклопедическим словарём” и ему подобных “определений”.

Понимание сути фашизма как системы человеконенавистничества невозможно без понимания сути человека, т.е. без выявления тех особенностей, которые отличают состоявшегося человека от человекообразных людей; а также и без выявления тех особенностей, которые отличают вид «Человек разумный» во всех его расах от животных видов в биосфере Земли.

Если вспомнить общешкольный курс биологии, известный всем, и заглянуть в собственную психику, то можно утверждать, что информационно-алгоритмическое обеспечение поведения человека включает в себя: 1) врождённые инстинкты и безусловные рефлексы (как внутриклеточного и клеточного уровня, так и уровня видов тканей, органов, систем и организма в целом), а также и их оболочки, развитые в культуре; 2) традиции культуры, стоящие над инстинктами; 3) собственное ограниченное чувствами и памятью разумение; 4) «интуицию вообще» — то, что всплывает из бессознательных уровней психики индивида, приходит к нему из коллективной психики, является порождением наваждений извне и одержимости в инквизиторском понимании этого термина; 5) водительство Божье в русле Промысла, осуществляемое на основе всего предыдущего, за исключением наваждений и одержимости как прямых вторжений извне в чужую психику вопреки желанию и осознанной воле её обладателя.

В психике всякого индивида есть возможное или действительное место всему этому. Но есть и то, что выделяет человечество из биосферы планеты, однако на это биология, психология и социология внимания не обращают, и об этом не пишется ни в школьных, ни в вузовских учебниках. Суть этого умолчания состоит в следующем:

Всякая особь биологического вида «Человек разумный» может быть носителем одного из четырёх более или менее устойчивых в течение взрослой жизни типов строя психики:

· Животный тип строя психики — когда всё поведение особи подчинено инстинктам и удовлетворению инстинктивных потребностей, не взирая на обстоятельства.

· Строй психики биоробота, «зомби» — когда в основе поведения лежат культурно обусловленные автоматизмы, а внутренний психологический конфликт «инстинкты — культурно обусловленные автоматизмы» в поведенческих ситуациях в большинстве случаев разрешается в пользу культурно обусловленных автоматизмов. Но если изменяющиеся общественно-исторические обстоятельства требуют отказаться от традиционных в той или иной культуре норм поведения и выработать новые, то «зомби» отдаёт предпочтение сложившейся традиции и отказывается от возможности творчества.

· Демонический строй психики характеризуется тем, что его носители способны к творчеству и волевым порядком могут переступить и через диктат инстинктов, и через исторически сложившиеся нормы культуры, вырабатывая новые способы поведения и разрешения проблем, возникающих в их личной жизни и в жизни обществ. Будет ли это добром или злом в житейском понимании этих явлений окружающим — зависит от их реальной нравственности. Обретая ту или иную власть в обществе, демонизм требует безоговорочного служения себе, порождая самые жестокие и изощрённые формы подавления окружающих. Один из наиболее изощрённых вариантов проявления принуждения окружающих к добродетельности, в качестве образца поведения привёл Ф.М.Достоевский в “Селе Степанчиково и его обитателях ” (Фома).

· Человечный строй психики характеризуется тем, что каждый его носитель осознаёт миссию человека — быть наместником Божиим на Земле. Соответственно этому обстоятельству он выстраивает свои личностные взаимоотношения с Богом по Жизни и осмысленно, волевым порядком искренне способствует осуществлению Божиего Промысла так, как это чувствует и понимает. Обратные связи (в смысле указания на его ошибки) замыкаются Свыше тем, что человек оказывается в тех или иных обстоятельствах, соответствующих смыслу его молитв и намерений. Иными словами Бог говорит с людьми языком жизненных обстоятельств.

Ещё один тип строя психики люди породили сами.

· Опущенный в противоестественность строй психики — когда субъект, принадлежащий к биологическому виду «Человек разумный», одурманивает себя разными психотропными веществами: алкоголем, табаком и более тяжёлыми наркотиками наших дней. Это ведёт к противоестественному искажению характера физиологии организма как в аспекте обмена веществ, так и в аспекте физиологии биопoля, что имеет следствием множественные и разнообразные нарушения психической деятельности во всех её аспектах (начиная от работы органов чувств и кончая интеллектом и волепроявлением) [295], характерных для типов строя психики животного, зомби, демонического (носители человечного типа строя психики не одурманивают себя). Так человекообразный субъект становится носителем организации психики, которой нет естественного места в биосфере, и по качеству своего поведенияоказывается худшим из животных [296]. И за это нарушение им самим предопределённого для него статуса в биосфере Земли он неотвратимо получает воздаяние по Жизни.

При этом, если у субъекта возникает зависимость от дурманов, то он обретает стойкое искажение своего биополя. И соответственно, по параметрам своего духа он перестаёт принадлежать к биологическому виду «Человек разумный». Кроме того большинство дурманов являются генетическими ядами, т.е. они нарушают работу хромосомного аппарата и разрушают хромосомные структуры тех, кто их принимает в свои организмы. Дефективные хромосомные структуры передаются потомству, что так или иначе подрывает их здоровье, потенциал личностного развития и творчества. Это тем более имеет место, если зачатие происходит до того, как системы восстановления хромосомных структур, действующие в организме, успевают исправить повреждения. Но если генетические яды поступают в организм слишком часто и в таких количествах, что системы восстановления хромосомных структур организма не успевают исправлять все повреждения, то потомство просто обречено на вырождение.

Именно эти обстоятельства и позволяют назвать этот тип строя психики, — порождённый самими людьми и воспроизводимый культурой общества, — опущенным в противоестественность.

Для человечного строя психики нормальна — неформальная, внедогматическая и внеритуальная вера Богу по жизни и действие в русле Промысла Божиего по своей доброй воле, т.е. для человека нормально язычество в Единобожии.

Тип строя психики обусловлен воспитанием, т.е. недостижение личностью к началу юности человечного типа строя психики — результат порочности культуры общества и неправедного воспитания со стороны родителей. Поэтому будучи взрослым и осознавая этот факт, человек способен перейти от любого типа строя психики к человечному — основе для дальнейшего личностного и общественного развития.

В зависимости от статистики распределения людей по типам строя психики общество порождает и свою социальную организацию, развивает свою культуру, либо способствуя консервации достигнутого состояния и рецидивам попыток рабовладения, либо способствуя тому, чтобы человечный строй психики был признан нормой и гарантированно воспроизводился культурой при смене поколений в качестве основы для дальнейшего личностного и общественного развития народов и человечества в целом.

Первоприоритетной целью большевизма и выражающей его Концепции общественной безопасности является преображение жизни человечества в такое качество:

· когда необратимо человечный тип строя психики осознаётся всеми как единственно нормальный для всякого человека, начиная с юности;

· когда необратимо человечный тип строя психики в процессе воспитания и получения образования достигается подавляющим большинством рождённых в подростковом возрасте к началу юности [297];

· когда культура общества такова, что необратимо человечный тип строя психики устойчиво воспроизводится в преемственности поколений в качестве господствующей в обществе нормы личностной культуры психической деятельности, являющейся основой для дальнейшего личного и общественного развития.

Соответственно такому пониманию сути фашизма, И.В.Сталин — не был фашистом, а был антифашистом — наиболее дальновидным, последовательным и деятельным из числа всех антифашистов ХХ века. И потому поддержка народом его дела тоже не была фашизмом. Но фашистами были и есть те, кто пытается искренне или по лицемерию причислить И.В.Сталина и большевиков к фашистам.



8. Как эпоху, начатую ХХ съездом, назвать по-русски???


Обратимся к статье Константина Крылова “ЕБН” [298], опубликованной на сайте “Агентства политических новостей” 7 февраля 2006 г. Она посвящена ельцинской эпохе, но начинается с экскурса в филологию, который мы приводим ниже:

«Слово „блядь“, вопреки пуристам, хоть и грубо, но вполне пристойно, — его, к примеру, можно встретить в богослужебных книгах на церковнославянском. Там оно означает ошибку, заблуждение или ересь, причём не случайную, а упорную, сознательную ошибку, намеренное отступление от истины. Слово родственно западнославянским словам, обозначающим потемнение, помрачение ума, слепоту и смешение, квипрокво и всяческую неразборчивость.

За этим стоит образ правильного пути, как правило единственного, ведущего к праведной и святой цели — и великого множества «кривых, окольных троп», по которым блядь и ходит по блядским своим делам.

Разумеется, это может касаться человеческого поведения в любых сферах. Современное значение слова выпятилось понятно почему: распутная баба, «блудница», ходящая по мужикам в самом прямом смысле слова (из избы в избу, каждый раз по другой дорожке, задами-огородами) воплощает метафору совсем уж буквально. Но вот, например, церковнославянское «блядивый» означает «празднословный», «демагогический», а если совсем уж точно — «многими речами приводящий в заблуждение и сбивающий с толку».

На это стоит обратить особое внимание, потому как тут-то и пролегает грань, делающая блядство особо скверным грехом, куда более гадким, чем «просто» ложь или «просто» измена. В отличие от обычного лжеца, стремящегося убедить человека в чём-то ложном, но конкретном, блядоуст ставит перед собой иную, ещё более мерзкую цель — отвратить человека от истины как таковой, сманить с прямой дороги в тёмные чащобы разнообразной неправды, где человек сам заплутается, сам себя обманет, потеряется и погибнет. Лжец учит лжи, но хоть определённой лжи — от неё ещё можно возвратиться к истине. Блядоучитель же учит всей лжи сразу. Точно так же, обычная баба-блядь не «изменяет» одному мужчине с другим, вполне определённым мужчиной, которого она «предпочла» первому, а именно что спит со всеми. Это куда более глубокий уровень нравственного падения, чем обычная измена в стиле мадам Бовари или Карениной [299].

Позволяя себе толику пафоса, можно сказать, что подлинной противоположностью Истине и Добру являются даже не ложь и аморальность, а именно что блядство [300]. Человек, искренне придерживающийся ошибочного мнения или практикующий неправильное поведение, ещё небезнадёжен. Например, человек, сознательно лгущий по какому-то поводу, причём в одном и том же ключе, тоже может быть не столь уж плохим: например, он может быть убеждён, что эта ложь «сейчас нужна» и «будет во спасение». Но вот человек, принявший ложь как норму мышления и образ жизни — это уже «другая порода людей». Именно поэтому самый доброжелательный и симпатичный циник бесконечно гаже самого угрюмого фанатика. Впрочем, ещё бывают циники, изображающие фанатиков — и это уже запредельно гадко…» (К.Крылов. “ЕБН”. Приводится по публикации на сайте «Агентства политических новостей»:

http://www.apn.ru/?chapter_name=print_advert amp;data_id=860 amp;do=view_single#mark)

Ельцинизм завершил в истории Русской многонациональной цивилизации ту эпоху, начало которой положил доклад Н.С.Хрущёва “О культе личности и его последствиях” ХХ съезду КПСС [301], и её можно охарактеризовать одним русским словом: БЛЯДСТВО власти и толпы.

Люди! Перестаньте блядовать, иначе обществу предстоит пройти через новый период социальной гигиены, который вовсе не обязательно будет протекать в форме зачисток, проводимых новой «инквизицией».

У Бога для осуществления социальной гигиены — средств много: фантазии ваших страхов не хватит, чтобы их предусмотреть и от них защититься… Поэтому просто перестаньте блядовать — каждый на своём месте. А благоденствие приложится…

Внутренний Предиктор СССР

15 февраля — 5 марта 2006 г.

Добавления и уточнения:

8 — 13, 23, 24 марта 2006 г.


[1] Настоящий © Copyright при публикации книги не удалять, поскольку это противоречит его смыслу. При необходимости после него следует поместить ещё один © Copyright издателя. ЭТУ СНОСКУ ПРИ ПУБЛИКАЦИИ УДАЛИТЬ.

[2] А как это можно было сделать, если, как было сказано, ход закрытого заседания не стенографировался?

[3] Мимоходом отметим некоторые особенности. В экранизации была восстановлена исходная авторская версия причин злоключений главного героя романа: будучи секретоносителем, он делает звонок с московского уличного телефона-автомата в посольство США и предпринимает попытку выдать государственную тайну СССР — сообщает американцам о предстоящей в Нью-Йорке передаче материалов атомного проекта представителю советской разведки. Но его собеседник в посольстве ведёт себя как образцовый американский идиот или настоящий агент МГБ, внедрённый в посольство США, поскольку отказывается принимать доклад, перебивает главного героя и всячески тянет время, давая тем самым возможность МГБ записать разговор для того, чтобы было больше шансов найти звонившего.

У тех, кто знает о плане США “Дроп шот” тех лет — начать ядерную войну против СССР, — главный герой фильма, работавший на поддержание ядерной монополии США и разгром СССР в ядерной войне, сочувствия не вызывает. Он — один из многих гуманистов-абстракционистов, которые систематически творят зло «из лучших побуждений». И проблема их нейтрализации всегда актуальна. Поэтому не могут вызывать уважения ни автор романа и сценария А.И.СоЛЖЕницын (фамилия говорит сама за себя — без лжи никак), ни режиссёр постановщик, в очередной раз правдоподобно оболгавшие эпоху.

[4] Его мать — писательница Евгения Семёновна Гинсбург (1904 — 1977), в 1937 г., будучи женой крупного партийного работника, была репрессирована и прошла через ГУЛАГ. В Москву вернулась в 1955 г. Можно понять, что трагическая судьба родителей наложила определённую печать на миропонимание В.Аксёнова и его творчество. Но обусловленные этим его комплексы, выразившиеся в текстах и экранизации “Московской саги” многие воспринимают как истинную правду о той эпохе, не задумываясь о том, в чём эта как бы правда отличается от правды.

[5] Абсурдное требование: А кто конкретно должен извиниться? — сменились поколения людей, изменилась государственная идеология, сменились “вывески” и учредительные документы действующих государственных институтов. Кто должен извиняться за то, чего он не делал?

[6] Ещё один абсурд: Немцы — другой народ, живущий в своём государстве. Здесь же подавляющее большинство участников событий эпохи 1917 — 1953 гг. рождены и выросли на территории бывшего СССР и все трагедии происходили в пределах одного государства, все они — следствие общей всем культуры.

[7] Мимоходом отметим, что будучи за границей в эмиграции, он был завербован ОГПУ со всеми вытекающими из этого последствиями прежде всего — для его ближайшего окружения, а уж потом — для него самого.

[8] Один из “вождей” октябрьской революции. Настоящая фамилия Розенфельд.

[9] А действительно: Почему?

[10] Вообще-то у каждого человека должна быть своя совесть, и только бессовестный холоп может возводить в ранг «совести» ту или другую личность.

[11] Ну не «статуй» же А.А.Собчака им там поставить? И тем более — не скульптурную же композицию, изображающую «человека, похожего на бывшего Генпрокурора РФ Ю.Скуратова», с «девочками» в одной постели?

[12] Этот лживый миф — из числа последствий ХХ съезда.

Правда состоит в том, что не всех участников антинародного военного заговора в 1937 г. выкосили. Те, кого не выявили и не нейтрализовали, те продолжали работать на повторение сценария 1914 — 1917 гг.: поражение в войне — повод для ниспровержения исторически сложившегося режима. Причём заговор был только по декларациям антисталинский, а по сути — антинародный, поскольку за подготовку военной катастрофы генералитетом, включая и «маршала Победы» Г.К.Жукова (начальник Генштаба в предвоенное полугодие) расплатились своими жизнями и сломанными судьбами десятки миллионов простых людей — солдаты в армии и граждане страны как на оккупированной территории, так и в остальных регионах страны. В частности см. А.Б.Мартиросян “Заговор маршалов. Британская разведка против СССР” (Москва, «Вече», 2003 г.); Ю.И.Мухин “Убийство Сталина и Берия” (Москва, «Крымский мост-9Д», «Форум», 2002 г.); В.Суворов (В.Б.Резун) “Очищение. Зачем Сталин обезглавил свою армию” (Москва, «АСТ», 1998 г.).

[13] Улица названа в честь центрального органа РСДРП (б) — КПСС — газеты “Правда”.

[14] При пожаре погибла буфетчица.

[15] 13 февраля 2006 г.

[16] Считают, в том числе и потому, что М.С.Горбачёв не отчитался публично о том, как под его руководством партией и государством в СССР была осуществлена Директива Совета национальной безопасности США 20/1 от 18 августа 1948 г. “Наши цели в отношении России”, которая прямо предусматривала ликвидацию социализма как общественного уклада, дискредитацию и ликвидацию Советской власти, расчленение СССР как единого государства, создание условий, при которых то, что останется от СССР и Россия, прежде всего, будут в экономической и политической зависимости от Запада, не обладая при этом и военной мощью, позволяющей противостоять диктату. При этом всю эту программу предполагалось осуществить силами населения самого СССР не унизительным образом и, не принимая на США ответственность за результат и последствия.

В материалах Концепции общественной безопасности обширные выдержки из Директивы Совета национальной безопасности США 20/1 от 18 августа 1948 г. “Наши цели в отношении России” включены в текст работы ВП СССР “Мёртвая вода” и представлены в Приложении в работе ВП СССР “Нам нужна иная школа”. Эти и другие работы ВП СССР опубликованы в интернете на сайтах www.mera.com.ru, www.vodaspb.ru и www.globalmatrix.ru, а также входят в состав Информационной базы ВП СССР, распространяемой на компакт-дисках.

[17] М.С.Горбачёв не мог не читать если не всех стенограмм ХХ съезда, то хотя бы “секретного” доклада Н.С.Хрущёва. Поэтому в этой фразе выразился либо идиотизм М.С.Горбачёва, либо его лицемерие, поскольку всего того, о чём «горби» в этой фразе говорит, на ХХ съезде сделано не было.

[18] Высказав это, Н.С.Хрущёв проболтался о том, что заговор имел место и был подавлен в конце 1930-х гг. Но заговор был многоходовый и многоплановый. Когда троцкизм в СССР к середине 1930-х гг. утратил авторитет в обществе, то для ликвидации большевизма в СССР во главе со Сталиным, хозяевам троцкизма потребовались: внешняя сила — ею стала Германия; а внутренний саботаж и вредительство затаившихся организованных троцкистов, прочих противников большевизма и идейно-психологически нестойких и аполитичных людей, должен был ослабить сталинский режим изнутри и отвлечь ресурсы общества от задач строительства социализма и коммунизма на решение задач защиты этого строительства. Агрессия извне и внутренний саботаж и вредительство должны были привести по мнению заправил троцкизма к созданию революционной ситуации и падению большевистского режима.

[19] Авторы статьи лгут в этом утверждении. Действительно журнал “Известия ЦК КПСС” недоступен большинству читателей, но пользователей интернета только в России больше, чем тираж “Известий”. Поэтому, если бы редакция действительно хотела, чтобы люди ознакомились с докладом Н.С.Хрущёва ХХ съезду и составили о нём своё мнение, то она привела бы интернет-адреса сайтов, на которых опубликован пресловутый доклад “О культе личности и его последствиях”. Но они этого не сделали, поскольку ссылки на ХХ съезд для их редакции — только повод для того, чтобы, отрабатывая антинародный социальный заказ, продолжать лгать о Сталине и той эпохе, к тому же лгать наиглупейшим образом.

В интернете полный текст доклада Н.С.Хрущёва со ссылками на публикацию в “Известиях ЦК КПСС” (№ 3 за 1989 г.) можно найти на сайте: http://lib.ru/MEMUARY/HRUSHEW/kult.txt (гиперссылка по состоянию на 15 февраля 2006 г.). Далее как бы секретный доклад Н.С.Хрущёва цитируется по этой публикации. Этот же файл включён и в состав Информационной базы ВП СССР, распространяемой на компакт-дисках.

(?)[20] — Видимо пропущено слово: возможно — «вины».

[21] Вне исходного контекста фраза просто бессмысленна.

[22] В СССР сборники материалов съездов публиковались по завершении каждого съезда, и в них включались отчётные доклады ЦК, выступления в прениях по отчётным докладам, программные выступления ЦК, постановления съездов по всем пунктам их повестки дня.

[23] Он — порождение безнравственности, претендующей на святость, но ущемлённую в осуществлении такого рода притязаний в жизнь. Отсюда и упрёк Н.С.Хрущёва в адрес И.В.Сталина: «Всё святое стёр, что есть в человеке».

Ничто святое, что есть в человеке, стереть невозможно. Но собственная безнравственность, трусость, безволие и бездумье в состоянии опошлить и извратить всё святое, что есть в человеке, и тогда в жизнь вторгается поток цинизма, подающего себя как святость. И если такое происходит, то не надо перекладывать с себя ответственность за это на окружающих и на якобы объективные обстоятельства, что сделала партийная верхушка на ХХ съезде.

[24] У Л.Д.Троцкого было два сына.

«Седов Лев Львович (1906 — 1938). Старший сын Л.Д.Троцкого от второго брака. Был членом большевистской партии, единомышленником и помощником отца. Учился в МВТУ. С середины 20-х гг. всецело отдаётся политической деятельности. Вместе с отцом едет в ссылку в Алма-Ату, затем вместе с ним покидает страну. В эмиграции Л.Л.Седов оставался ближайшим соратником отца, его доверенным лицом и секретарём. Вместе с отцом жил в Турции, затем в Париже, где вплоть до смерти редактировал журнал “Бюллетень оппозиции (большевиков-ленинцев)”, издававшийся Л.Д.Троцким с июля 1929 г. Активно участвовал в создании IV (троцкистского) Интернационала, был автором ряда книг и брошюр, в которых защищались идеи Л.Д.Троцкого. Погиб 16 февраля 1938 г. в парижской клинике при загадочных обстоятельствах»

(http://safety.spbstu.ru/book/hrono/hrono/biograf/sedov_st.html). Членом партии он был, но большевиком не был.

«Седов Сергей Львович (1908 — 1937). Младший сын Л.Д.Троцкого от второго брака. В отличие от отца и старшего брата был далёк от политики, стал талантливым инженером, автором ряда трудов по термодинамике и теории дизеля. В неполные 30 лет — профессор Московского технологического института. В начале 1935 г. в связи с так называемым кремлёвским делом С.Л.Седов был арестован и приговорён к 5 годам ссылки. Но уже 29 октября 1937 г. расстрелян. В 1988 г. Верховный суд СССР отменил приговор в отношении С.Л.Седова и дело прекратил за отсутствием в его действиях состава преступления»

(http://safety.spbstu.ru/book/hrono/hrono/biograf/sedov_ml.html).

[25] Ныне «ГАЗ» — Горьковский автомобильный завод в Нижнем Новгороде.

[26] Причина этого прозвища в том, что в отличие от И.В.Сталина, едва ли не единственный раз выезжавшего из СССР на Тегеранскую конференцию в 1943 г., Н.С.Хрущёв в его бытность Первым секретарём ЦК КПСС и Предсовмина СССР в течение года иногда несколько месяцев (в совокупности) проводил в зарубежных поездках, к тому же часто вместе с супругой. В периоды его отсутствия дела, требовавшие решения главы партии и государства, — стояли. Кроме того, в те времена во мнении большинства народа участие супруги главы государства в его поездках были эквивалентом того, что рядовой инженер поехал бы в служебную командировку вместе с женой, а государство оплатило бы поездку и прокорм его жены в командировке.

Статуса «первой леди» в СССР ни законодательство, ни нравственность общества не предусматривали, и это было праведно.

[27] Обратимся к книге В.И.Ленина “Государство и революция”:

«… на примере Коммуны (Парижской, 1871 г. — наше пояснение при цитировании) Маркс показал, что при социализме должностные лица перестают быть “бюрократами”, быть “чиновниками”, перестают по мере введения, кроме выборности, ещё и сменяемости в любое время, да ещё СВЕДЕНИЯ ПЛАТЫ К СРЕДНЕМУ РАБОЧЕМУ УРОВНЮ, да ещё замены парламентских учреждений работающими (парламент — от французского „parle“ — говорить, т.е. парламент — говорильня, в большинстве случаев попусту: — наше замечание при цитировании.), т.е. издающими законы и проводящими их в жизнь. (…) Маркс… увидел в практических мерах Коммуны ТОТ ПЕРЕЛОМ, КОТОРОГО БОЯТСЯ И НЕ ХОТЯТ ПРИЗНАТЬ ОППОРТУНИСТЫ ИЗ-ЗА ТРУСОСТИ, ИЗ-ЗА НЕЖЕЛАНИЯ БЕСПОВОРОТНО ПОРВАТЬ С БУРЖУАЗИЕЙ…» — текст выделен нами при цитировании.

Обратим внимание, что Парижской коммуны классиками марксизма, как бы кто ни относился к классикам. С точки зрения общей теории управления низведением зарплаты управленцев к среднему в отраслях материального производства уровню, Парижская Коммуна пыталась замкнуть обратные связи общественного управления на трудящееся большинство, переключив их с замыкания на высокодоходные группы “элит”: как национальной, так и наднациональной трансрегиональной.

Парижская Коммуна рухнула, поскольку те, кто был согласен исполнять управленческие обязанности на предлагаемых ею условиях, не обладали необходимой квалификацией; а обладавшие необходимой управленческой квалификацией, были преисполнены “элитарных” амбиций, видели в парижских рабочих разнуздавшуюся чернь, которую необходимо быстрее загнать в их конуры, то есть оказались НРАВСТВЕННО НЕ ГОТОВЫ К ТОМУ, чтобы управлять обществом, исходя из жизненных интересов большинства, и жить при этом так, как живёт средняя семья.

И.В.Сталин работал на то, чтобы в СССР этот принцип был реализован: политика планомерного снижения цен на товары массового спроса была направлена на то, чтобы по достижении достаточно высокого уровня производства, ликвидировать за ненадобностью в реально социалистическом обществе систему адресного «спецобеспечения» чиновников, выдающихся учёных, конструкторов, деятелей культуры и их семей как сделавшую своё дело в годы строительства социализма. И одна из претензий к режиму Н.С.Хрущёва и последующих режимов в СССР со стороны трудящихся была в том, что они уклонились от этого сталинского курса, воспроизводя в новых поколениях “элиту”, склонную к паразитизму на труде и жизни народа за счёт эксплуатации своего монопольного социального статуса и доступа к «спецобеспечению».

[28] Это её качество осмеял М.Е.Салтыков-Щедрин ещё в “Помпадурах и помпадуршах”.

[29] Сделано это было для того, чтобы ускорить процесс распространения сплетен и вымыслов с целью хаотизации советского общества.

[30] Последующий текст до следующей группы звёздочек, расположенных клином, на основе фрагмента аналитической записки ВП СССР 1997 г. “Бурлаки с “большой” прессы? или всё же листья, оторвавшиеся от дерева?” (в составе Информационной базы ВП СССР файл 970527-Бурлаки_с_большой_прессы.doc).

[31] Со времен Н.С.Хрущёва на протяжении многих лет Ф.Бурлацкий подвизался в ЦК КПСС в качестве речеписца (спичрайтера), референта, консультанта, своей деятельностью обслуживая не мелких клерков, а непосредственно вождей. Иными словами на самом высоком уровне прежних управленческих структур СССР Ф.Бурлацкий «внёс свой вклад в воспитание советского народа в духе верности идеям марксизма-ленинизма на пути к светлому коммунистическому будущему». В те годы в его должностные и общественные обязанности входило “пророчить” неотвратимость победы коммунизма во всемирном масштабе на основе идей марксизма-ленинизма.

[32] По существу это признание в клевете на эпоху Сталина, захлестнувшей страну после ХХ съезда КПСС.

[33] Ф.Бурлацкий повторил этот текст почти дословно и в своей новой статье “Сталин и сталинизм: прошлое, которое не уходит”, опубликованной в “Независимой газете” 17 февраля 2006 г. (http://www.ng.ru/printed/65520 либо http://www.ng.ru/ideas/2006-02-17/9_stalin.html)

[34] Ф.Бурлацкий высказал ахинею. Именно убийство И.В.Сталина “сподвижниками” положило начало полувековой истории подавления зачатков демократии-народовластия в СССР и России.

[35] Причем характерно, что при повторении Ф.Бурлацкий поменял порядок следования: народ и государство, простых людей и новую “элиту” — было бы правильно, а извращенный порядок следования не навязывал бы в психику в обход контроля сознания стереотип о народности нынешнего государства.

[36] То есть, чтобы в обществе всё было благоустроено и не было бы обездоленных, нуждающихся в благотворительности в том виде, как она существует в толпо-”элитарных” обществах.

[37] Возможно, что Ф.Бурлацкий чует или даже догадывается, что Ленин, Троцкий и Сталин — это олицетворения разных политических сил.

[38] Если уж заводить речь зашла о сапогах и быть исторически точным, то Сталин предпочитал мягкие сапоги, а не железные; железные — атрибут пыточной камеры инквизиторов.

[39] Следует добавить: и разрешить общественные проблемы. Общественные проблемы необходимо заблаговременно разрешать. И когда это происходит, то подавляющему большинству людей все равно, кто именно их разрешил: прежняя власть либо те, кто прежнюю власть устранил.

[40] Освободившись от какой бы то ни было идейности и идеологии -разлагаться далее уже некуда, поскольку получается то, что хуже, чем скотство.

[41] В игре в шашки «сортир» — это такое положение шашки на доске, когда некуда ею ходить: все поля, разрешённые правилами, заняты другими своими и чужими шашками, которые невозможно ни «съесть», ни обойти стороной. Уцелевшие в «сортирах» шашки при отсутствии других шашек, которым есть куда ходить, бесполезны в игре, и потому такое положение на доске эквивалентно проигрышу партии владельцем шашек, попавших в «сортиры».

[42] По другим сообщениям — 5 июня 1956 г…

[43] Для каждого, кто знаком с секретным делопроизводством хотя бы по опыту учёбы в вузе, должно быть ясно, одно из трёх:

· эта версия — полня липа, назначение которой — скрыть настоящий источник утечки;

· Люция честно выполнила возложенную на неё кем-то миссию — предать огласке как бы “секретный” документ;

· Люция — безнадёжная дура: так обращаться с секретными документами может только идиот. И уж точно, что, будучи референтом Генерального секретаря Польской объединённой рабочей партии, она по должности не могла не знать, что это за папка и как она может подставить своего шефа и во что может вляпаться она сама, если позволит кому-либо вынести этот документ из здания ЦК.

[44] Это ложь: см. приводившуюся ранее записку о заседании Президиума ЦК 1 февраля 1953 г.

[45] Заявление ЦК Компартии Китая и Албанской партии труда мы приводим ниже.

[46] К моменту публикации этого заявления Н.С.Хрущёв был отстранён от власти и отправлен как бы на пенсию.

[47] Они вряд ли имели независимые и достоверные данные об этом, полученные разведками Китая и Албании. Скорее всего они в этом утверждении следуют за Н.С.Хрущёвым, которому надо было оправдать ликвидацию Л.П.Берии, сопровождавшуюся многочисленными нарушениями как законодательства СССР, так и устава КПСС.

[48] См. в частности: Ю.И.Мухин “Убийство Сталина и Берия” (Москва, «Крымский мост-9Д», «Форум», 2002 г.); Е.Прудникова “Последний рыцарь Сталина” («ОЛМА» медиа-групп, СПб, Москва, 2005 г.); Серго Берия (С.А.Гегечкори) “Мой отец — Лаврентий Берия” (Москва, «Современник», 1994 г.); Рауль Чичалава “Сын Лаврентия Берия рассказывает” (Ассоциация грузинско-украинских культурных взаимосвязей, «Инкопресс», 1992 г.).

Согласно официальной версии в «деле Берии» отличился генерал К.С.Москаленко (с 1955 г. Маршал Советского Союза), командовавший в 1953 г. Московским военным округом. Интересно свидетельство о нём Главного маршала авиации А.Е.Голованова:

«Я работал в Подольском архиве. Жил там, и мне товарищи дали почитать произведение Москаленко — он тоже там работал. Сколько он грязи вылил на Сталина! А во время войны Москаленко называли „генерал Паника“. Сталин говорил, что у него нет лица.

Жуков говорил: “Александр Евгеньевич, мне генерал Паника звонил!”» (Ф.И.Чуев, “Молотов: полудержавный властелин” (Москва, «ОЛМА-ПРЕСС», 1999 г., стр. 523).

Это к вопросу о нравах тех, кого Н.С.Хрущёв привлёк к «разоблачению» Л.П.Берии качестве исполнителей… С нравами Н.С.Хрущёва и так всё ясно.

[49] Это имеет значение для единичных и малочисленных фактов. Если же факты носят массовый характер, то их утаить реально невозможно, хотя и возможно возвести их юридически в ранг секретных сведений, но в этом случае реально они будут «как бы секретными».

[50] Поясним термины:

· Глобальная политика это — деятельность по осуществлению целей в отношении всего человечества и планеты Земля.

· Внешняя политика это — деятельность по осуществлению целей правящего класса государства (в более широком понимании политически активной части общества) вне пределов его территории и юрисдикции;

· Внутренняя политика это — деятельность по осуществлению целей правящего класса государства (в более широком понимании политически активной части общества) на его территории в пределах его юрисдикции.

[51] Чем занимается в своём большинстве отечественная интеллигенция, включая политических аналитиков и разного рода публичных политиков (и среди них — М.С.Горбачёва).

[52] Это выражается в том, что люди массово спиваются и погибают в наркомании иных видов; становятся на однозначно криминальный путь обеспечения своего существования по принципу «бери от жизни всё и прямо сейчас» и погибают, когда становятся на пути у ещё более «крутых», чем они сами.

[53] Был членом ЦК КПСС в 1952 — 1961 гг., и как член ЦК практически автоматически стал делегатом ХХ съезда с правом решающего голоса.

[54] Для того, чтобы искренне поверить в эту ахинею, надо быть очень бесчувственным типом с напрочь отключённым воображением, т.е. в психике искренне верующего в это субъекта должно работать только левое полушарие головного мозга, обеспечивающее лексическую деятельность.

[55] Функционально она была аналогична фразам, призванным деморализовать оппонента своей абсурдностью, незаслуженной оскорбительностью, отсутствием какого-либо отношения к теме разговора. Примеры из литературы и фольклора: телеграмма Бендера гражданину Корейко “Грузите апельсины бочками. Братья Карамазовы”; “… а ещё шляпу надел”; “… твоя бабка с Троцким танцевала” и т.п.

[56] «ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС. На научном языке слово история употребляется в двояком смысле: 1) как движение во времени, процесс, и 2) как познание процесса. Поэтому всё, что совершается во времени, имеет свою историю. Содержанием истории как отдельной науки, специальной отрасли научного знания служит исторический процесс, т.е. ход, условия и успехи человеческого общежития или жизнь человечества в её развитии и результатах. Человеческое общежитие — такой же факт мирового бытия, как и жизнь окружающей нас природы, и научное познание этого факта — такая же неустранимая потребность человеческого ума, как и изучение жизни этой природы. Человеческое общежитие выражается в разнообразных людских союзах, которые могут быть названы историческими телами и которые возникают, растут и размножаются, переходят один в другой и, наконец, разрушаются, — словом, рождаются, живут и умирают подобно органическим телам природы. Возникновение, рост и смена этих союзов со всеми условиями и последствиями их жизни и есть то, что мы называем историческим процессом» (В.О.Ключевский “Курс Русской истории”, лекция первая, цитировано по изданию на компакт-диске “МЦФ”, ИДДК Москва).

[57] Речь идёт только о некоторой части, поскольку обоснование достоверности многих фактов, которые могут быть положены в историческое повествование, требует иных — внеповествовательных — средств: археологических и архивных находок, целенаправленных экспертиз текстов и артефактов (на основе достижений химии, физики, лингвистики, сопоставительного анализа с аналогами и т.п.).

[58] Образчики такого рода «учебников истории», выстроенных на сплетнях и собственных вымыслах и домыслах авторов и представленных в форме произведений художественной литературы, — эпопеи “Дети Арбата” (А.Рыбаков) и “Московская сага”, “Архипелаг ГУЛАГ” и “В круге первом” А.И.Солженицына.

[59] По определению В.Г.Белинского: «толпа есть собрание людей, живущих по преданию и рассуждающих по авторитету… Такие люди в Германии называются филистёрами, и пока на русском языке не приищется для них учтивого выражения, будем называть их этим именем» (В.В.Одинцов, “Лингвистические парадоксы”, Москва, «Просвещение», 1988 г., стр. 33).

Если «филистёра» именовать по-русски, то он — толпарь. Его основное качество, нежелание и неумение самостоятельно думать и приходить ко мнениям, соответствующим реальному положению дел и направленности течения событий. Так называемая “элита” — тоже толпа, но более информированная в некоторых вопросах, нежели простонародье. В толпо-“элитарном” обществе отчасти не-толпа — знахари, умеющие думать самостоятельно и внедрять не мытьем так катаньем свое мнение в психику окружающих под видом их собственного мнения, либо под видам мнения безукоризненных авторитетов, которых они сами же взрастили для того, чтобы их авторитетное мнение было воспринято толпой. Соответственно этому в материалах Концепции общественной безопасности общество, образуемое двумя видами толп, управляемых “знахарями”, именуется толпо-“элитарным”.

В данном случае термин «толпа-народ» не имеет такого специфического смысла, а именует исторически сложившуюся общность людей, на фоне которой и во взаимодействии с которой действуют так называемые «исторические личности».

[60] А тем, кто думает, что это не так, то читайте: «Соответственно гипотетической возможности выявления такого рода фактора…»

[61] «МАСОНСТВО (франкмасонство) (от франц. franc macon — вольный каменщик религ.-этич. движение, возникло в нач. 18 в. в Англии, распространилось (в бурж. и дворянских кругах) во мн. странах, в т.ч. России. Назв., орг-ция (объединение в ложи), традиции заимствованы М. от ср.-век. цехов (братств) строителей-каменщиков, отчасти от ср.-век. рыцарских и мистич. орденов. Масоны стремились создать тайную всемирную орг-цию с утопической целью мирного объединения человечества в религ. братском союзе (выделено нами жирным при цитировании). Наиб. роль играло в 18 — нач. 19 вв. С М. были связаны как реакц., так и прогрес. обществ. движения» (“Советский энциклопедический словарь”, изд. 1986 г.).

Что касается выделенной нами жирным в цитате фразы [о том же почти в тех же словах сообщает и “Большая советская энциклопедия” (изд. 3, т. 15, стр. 447)], то по существу “Советский энциклопедический словарь” так — прямо и недвусмысленно — сообщает: деятельность масонства состоит в осуществлении тайного всемирного заговора.

Насколько цель объединить человечество утопична, т.е. несбыточна? — каждый человек решает сам в зависимости от того, какими представлениями об управлении и навыками управления он лично обладает; а также по своим возможностям, во-первых, осмыслять происходящее на его глазах и известное ему из хроник о прошлых событиях, а во-вторых, по своему разумению волевым порядком на основе свободы нравственного выбора.

Авторы всех известных нам учебников истории, обладают такими представлениями об управлении, что тему масонства в повествование не включают; а если эта тема встаёт в изучаемых в школьной программе литературных произведениях (например, в романе Л.Н.Толстого “Война и мир”, граф Пьер Безухов становится масоном), то характеризуют масонство и его деятельность в том же смысле, что и авторы приведённой статьи в “Советском энциклопедическом словаре”: дескать те романтики-идеалисты, кому нечем заняться и у кого есть средства, чудят от безделья, не влияя ни на что серьёзное в жизни общества и в политике; а если и влияют, то в силу того, что они — идеалисты-романтики, — влияют благотворно.

О том, что идеалисты — именно романтики, а не практики, верные идеалам; и что у “романтиков” часто за душой нет ни навыков, ни теорий, позволяющих воплотить благие намерения в жизнь, — об этом всем тем, кто читает такие бредни о благотворном влиянии идеалистов-романтиков на течение исторического процесса,надо подумать самим, а не полагаться доверчиво на статьи, подобные статье, приведённой из “Советского энциклопедического словаря”.

[62] Тем, кто по разным причинам не в состоянии признать бытие Бога — Творца и Вседержителя — и сатаны, скажем, что языки народов не удерживают пустословия, условно говоря «глоких куздр», в которых нет никаких понятий. Поэтому при чтении данной работы под Царствием Всевышнего Бога — Творца и Вседержителя — они могут понимать иерархически упорядоченную совокупность явлений в природе и в обществе, обладающую как минимум качеством поддержания устойчивости процессов развития без взаимоуничтожения однокачественных систем в пределах одного иерархического уровня. А под иерархией сатаны — ещё одну иерархически упорядоченную совокупность явлений в природе и обществе, обладающую альтернативным качеством антагонизации всего и вся и дополняющую первую иерархию явлений до полноты мировосприятия атеиста.

[63] В формулировке, близкой к приведённой выше, они были впервые публично оглашены на обложке коробки комплекта брошюр первого издания работы ВП СССР “Мёртвая вода” в 1992 г. И с того времени никто не пытался доказать ошибочность такого подхода к определению объективности исторической науки.

[64] Социологическая статистика, включая и статистику мнений по тем или иным вопросам, в каждую историческую эпоху в жизни общества — объективная данность.

[65] Блос Вильгельм (1849 — 1927), немецкий публицист и историк.

[66] Лассаль Фердинанд (1825 — 1864), деятель немецкого рабочего движения.

[67] «В своей жизни я дважды назвал Сталина гениальным: один раз в каком-то приветствии, которое не я писал, там был групповая подпись. Сталин рассердился и велел вычеркнуть: “Ты как сюда попал?” — “Попал, как полагается”. — “Неужто ты тоже плетёшься за всеми?”» — из рассказа В.М.Молотова (Ф.И.Чуев. “Молотов: полудержавный властелин”, Москва, «ОЛМА-ПРЕСС», 1999 г., стр. 299).

Подпись под одной из фотографий на вкладке в этой книге:

«Я трижды называл его Великим — в речах. Как-то он сказал мне: „И ты туда же?“ — Сначала боролся со своим культом, а потом понравилось немного…»

Это сталинское «неужто ты плетёшься за всеми?», «и ты туда же?» — сродни словам Цезаря, сказанным во время его убийства: “И ты, Брут?…”

[68] В частности в Коране (сура 3) читаем:

«57. Скажи: “О обладатели писания! Приходите к слову, равному для вас и для нас, чтобы нам не поклоняться никому, кроме Бога, и ничего не придавать Ему в сотоварищи, и чтобы одним из нас не обращать других в господ помимо Бога”».

Обращаем внимание на то, что на протяжении более, чем 1300 лет, речь идёт не об обращении свободных людей в рабов какими-то тиранами, а об обращении холуями в господ над собой других людей.

[69] К 1956 г. эсеры должны были порядком подзабыться, поскольку давно уже ушли из политической жизни. Поэтому «подставил» автор доклада текстологически невежественного Н.С.Хрущёва неумышленно, случайно упомянув эсеровскую теорию; либо у автора своего ума не хватило и он прибегнул к уму И.В.Сталина в надежде, что его письмо в «Детгиз» никогда не станет доступным публичной исторической науке; либо Бог так управил, что в доклад попали ссылки на эсеровскую теорию “героя” и “толпы”, а письмо И.В.Сталина в «Детгиз» с упоминанием той же теории всё же было опубликовано, — Бог весть.

[70] Ещё одно свидетельство Ф.И.Чуева:

«Заговорили о Троцком, об оценке его деятельности в статье Сталина “Октябрьский переворот”. Целый абзац, оказывается, не вошёл в собрание сочинений Сталина. Молотов принёс свой том, где на полях от руки вписано то, что было у Сталина в первоначальном варианте, — о том, как Троцкий сумел склонить на сторону революции петроградский гарнизон. Оказывается, Сталина тоже редактировали. Иногда» (Ф.И.Чуев. “Молотов: полудержавный властелин”, Москва, «ОЛМА-ПРЕСС», 1999 г., стр. 299).

И вряд ли это изъятие было совершено И.В.Сталиным, поскольку в сноске на той же странице приводится ещё одно свидетельство:

«В 1939 году Сталин, посмотрев второй том “Истории гражданской войны” спросил:

— А где портрет Троцкого?

— Но он же враг народа!

— Он был наркомвоенмором! — сказал Сталин».

[71] Перечитайте “Золотого телёнка” И.Ильфа и Е.Петрова — произведение как раз об этой эпохе.

[72] Троцкий — один из создателей первого Совета в Петербурге. Фрунзе — один из создателей Совета в Иваново-Вознесенске.

[73] Атеизм бывает двух видов:

· идеалистический атеизм прямо заявляет: «Бог есть, Он — Творец и Вседержитель», и далее развивает и навязывает людям такое вероучение, что, чем более верен человек этому вероучению, тем дальше он от русла Промысла Божиего и тем больше у него проблем во взаимоотношениях с жизнью и Богом;

· материалистический атеизм честнее — он прямо заявляет: «Бога нет, все вероучения — выдумки заправил культа», и потому меньше мешает людям жить по совести, нежели идеалистический атеизм, конечно если совесть в человеке не подавлена.

[74] Воспоминания, в которых люди стали сообщать правду, опровергающую доклад Н.С.Хрущёва на ХХ съезде, стали выходить в свет только после снятия Н.С.Хрущёва, начиная со второй половины 1960-х гг. Пока же Н.С.Хрущёв возглавлял КПСС и государство, все мемуаристы либо писали в духе его доклада ХХ съезду, либо о многом умалчивали.

Сопоставьте, например, воспоминания авиаконструктора А.С.Яковлева в редакциях хрущёвского периода и послехрущёвского, и Вы найдёте много значимых разночтений.

Один из военачальников в своих мемуарах, вышедших в хрущёвские времена или непосредственно после снятия Н.С.Хрущёва, смог позволить себе возразить его докладу на ХХ съезде только фразой-намёком, что в кабинете И.В.Сталина за все годы войны он никогда не видел глобуса.

[75] Когда на октябрьском 1952 г. пленуме ЦК, прошедшем после XIX съезда, в своём выступлении И.В.Сталин прямо указал на то, что он расценивает Молотова и Микояна в качестве капитулянтов, готовых свернуть социалистическое строительство в СССР и пойти на поклон к капиталистам Запада, по воспоминаниям К.М.Симонова это вызвало в зале шок, за которым не последовало никакой внятной реакции: см. К.М.Симонов, “Глазами человека моего поколения. Размышления об И.В.Сталине” (Москва, издательство Агентства печати «Новости», 1988 г., стр. 239 — 246). В материалах Концепции общественной безопасности воспоминания К.М.Симонова об октябрьском 1952 г. пленуме ЦК, проходившем по завершении XIX съезда, приводятся в работе ВП СССР “Форд и Сталин: О том, как жить по-человечески”.

Эта реакция пленума на обвинение со стороны И.В.Сталина в адрес его, как тогда считалось, ближайших сподвижников показывает, насколько члены ЦК были раздавлены не культом личности И.В.Сталина, а культом правящей бюрократии в целом. Это и было одной из предпосылок к тому, что спустя 4 года на ХХ съезде многие поверили Н.С.Хрущёву. Культ правящей бюрократии со смертью И.В.Сталина не прекратился, а целенаправленно продолжался до дней ГКЧП в августе 1991 г., хотя и не находил сочувствия в народе.

Заодно отметим, что этот пленум не позволил И.В.Сталину сложить с себя обязанности Генерального секретаря, о чём просил И.В.Сталин пленум, ссылаясь на свою старость и старческую слабость. Естественно, что члены ЦК, избранного XIX съездом, кто дожил до ХХ съезда и не был переизбран на пленумах между съездами, были и делегатами ХХ съезда по своему партийному статусу. Точных цифр мы назвать не можем, но членов ЦК было не менее 50 человек. И к февралю 1956 г. члены ЦК участники октябрьского 1952 г. не могли забыть происшедших на нём событий. Для них клевета доклада Н.С.Хрущёва должна была быть очевидна, но никто из них не возразил Н.С.Хрущёву ни по одиночке, ни соорганизовавшись.

[76] Если это не проявление именно товарищеской заботы о В.Г.Грабине, поскольку И.В.Сталин, понимал в каком состоянии покинул В.Г.Грабин заседание ГКО, то что это?

[77] Прямая оценка И.В.Сталина В.Г.Грабиным приводится в книге Ф.И.Чуева “Молотов: полудержавный властелин” (Москва, «ОЛМА-ПРЕСС», 1999 г.): «Я (Ф.И.Чуев: — наше пояснение при цитировании) у него (В.Г.Грабина: — наше пояснение при цитировании) спросил: “Как по вашему мнению, Сталин был умный человек?” — “Умный не то слово. Умных много у нас. Он душевный был человек, он заботился о людях, Сталин. Хрущёв сказал, что мы не готовились к войне. А я все свои пушки сделал до войны. Но если б послушали Тухачевского, то их бы не было”» (названная книга, стр. 66).

[78] Микоян А.И. (1895 — 1978) — член партии с 1915 г. В 1920 — 1926 гг. секретарь Нижегородского губкома партии, Юго-Восточного бюро ЦК РКП(б), Северо-Кавказского крайкома партии. В 1926 — 1946 гг. нарком внешней и внутренней торговли и ряда других наркоматов. С 1937 г. зам. Председателя Совнаркома СССР. В 1941 — 1946 гг. член Бюро Совнаркома СССР. В 1942 — 1945 гг. член Государственного Комитета Обороны. В 1946 — 1964 гг. зам., первый зам. Председателя Совета Министров СССР. В 1964 — 1965 гг. Председатель Президиума Верховного Совета СССР. В 1965 — 1974 гг. член Президиума Верховного Совета СССР. Член ЦК партии в 1923 — 1976 гг. С 1926 г. кандидат, а в 1935 — 1966 гг. член Политбюро (Президиума) ЦК партии. (Примечание в публикации доклада Н.С.Хрущёва.

Кроме того, в 1962 г. Микоян находился в г. Новочеркасске во время новочеркасскского расстрела людей на улицах города снайперами и пулемётчиками госбезопасности, за что несёт прямую ответственность как член Политбюро ЦК КПСС; наряду с этим он внёс вклад в разрядку «Карибского кризиса» 1962 г., порождённого Н.С.Хрущёвым, судя по всему «не сдуру», а целенаправленно — в русле некоего неотроцкистского сценария мировой революции. Приведём и один из анекдотов про Микояна советской эпохи:

Как-то раз Микоян пошёл в гости. И пока он был в гостях, погода изменилась, и начался ливень. Микоян собирается уходить, а хозяева ему предлагают зонтик. Он в ответ: “Спасибо, не надо — я так: между струй пройду…” Другая характеристика Микояна: “От Ильича до Ильича без инфаркта и паралича…”

[79] Однако, высказав это утверждение, ни одного факта в подтверждение этих слов, А.С.Яковлев не привёл… Вообще же за пять десятилетий борьбы со «сталинщиной», никто и нигде не привёл ни одного доказанного факта фальсификации уголовных дел по указанию И.В.Сталина. Все такого рода утверждения предлагается принять на веру.

[80] Ф.И.Чуев приводит мнение о репрессиях маршала авиации А.Е.Голованова, который сам едва избежал ареста в период «ежовщины»:

«Вот я вспоминаю встречи, разговоры со Сталиным, сколько раз по тем или иным вопросам — всё это мимо ушей! Когда стало вспоминаться? Когда на Сталина стали лить всякую грязь. Я удивляюсь не тому, сколько погибло при нём народу, а как он сумел ещё это остановить! Ведь общее настроение было такое, что могли полстраны уничтожить сами своими руками (выделено нами при цитировании). И думаешь, чёрт побери, как у нас, в нашей России бывает! Думаешь о прошлых временах, о Петре Первом и видишь: всё повторяется. История, по-новому, но повторяется. Не раз вспоминал, сколько Сталин говорил, что бытие определяет сознание, а сознание отстаёт от бытия! И думаю: ведь, по сути дела, мы должны мыслить по-коммунистически. А мыслится XVIII веком: как бы кого спихнуть!» (“Молотов: полудержавный властелин”, Москва, «ОЛМА-ПРЕСС», 1999 г., стр. 523).

А.Е.Голованов (1904 — 1975) — организатор создания дальней бомбардировочной авиации в СССР, звание маршала получил в 1943 г. в возрасте 39 лет, с 1944 г. — Главный маршал авиации. В сентябре 1953 г. был изгнан в запас.

[81] Это к вопросу о том, что приход и глобальное воцарение так называемого «Антихриста» готовят своим холопством и подхалимажем сами же исповедующие исторически сложившееся христианство во всех его модификациях, включая и православие в России.

[82] Ещё один фрагмент из воспоминаний А.С.Яковлева (в описываемый период А.С.Яковлев был замнаркома авиационной промышленности):

«Летом 1940 года нас с наркомом вызвали в Кремль. Когда мы вошли в кабинет Сталина, там шло совещание. За длинным столом сидели почти все члены Политбюро. Сталин вышел навстречу, поздоровался, потом взял со стола какой-то документ и стоя, не приглашая, как обычно, сесть, начал его читать вслух без каких бы то ни было объяснений.

По мере того как он читал, моё самочувствие ухудшалось. Это было письмо одного из конструкторов, в котором он просил разрешить ему осуществить разработанный им проект самолёта с очень высокими боевыми качествами. Конструктор писал, что не может рассчитывать на поддержку наркомата, где делом опытного самолётостроения руководит Яковлев, который, будучи конструктором и боясь конкуренции, не пропустит его проекта. Поэтому-де он и обращается непосредственно в ЦК.

В заключение автор письма выражал удивление, что на таком деле, как опытное самолётостроение, сидит конструктор, который никак не может быть объективным и станет “зажимать” других. А закончил он письмо обещанием выполнить задание, если оно ему будет поручено, и показать, что он может дать стране самый лучший, самый быстроходный и самый мощный по вооружению истребитель.

Стояла полная тишина, все присутствовавшие внимательно слушали. Мне уже стало казаться, что не случайно собрались здесь руководители партии.

Сталин кончил читать, не спеша, аккуратно сложил листки.

— Ну, что скажете?

Я был крайне расстроен, но сказал:

— Конструктор этот ко мне не обращался.

— Ну, а если бы обратился?

— В таком случае мы рассмотрели бы проект и, если бы он оказался хорошим, внесли бы предложение в правительство о постройке самолета.

— А как проект, хороший?

— Затрудняюсь что-нибудь сказать, потому что проекта не видел. Непонятно, почему автор обратился непосредственно в ЦК: я, как обещал, стараюсь быть объективным.

Нарком также в первый раз слышал о проекте и ничего сказать не мог. Тогда Сталин заявил:

— Конечно, он должен был прежде всего поговорить с вами. Не поговорив с вами, сразу писать на вас жалобу — не дело. Я не знаю, что это за проект, может быть, хороший будет самолёт, а может, и плохой, но цифры заманчивые. Рискнём, пусть построит. Кстати, во что обойдётся такой самолёт?

— Думаю, что миллионов девять-десять

— Придётся рискнуть, уж очень заманчивы обещания. Возможно, деньги пропадут зря, ну, что ж возьму грех на себя. А вас прошу: не преследуйте его за это письмо, помогите построить самолёт.

Я дал слово, что приму все меры, чтобы обеспечить постройку самолёта. Такое же обещание дал и нарком.

Когда вопрос был решён, Сталин сказал мне:

— Вам, наверно, неприятно, что такие письма пишут. А я доволен. Между прочим, это не первое письмо. Было бы плохо, если бы никто не жаловался. Это значило бы, что вы хотите жить со всеми в ладу за государственный счёт. Не бойтесь ссориться, когда нужно для дела. Это лучше, чем дружба за счёт государства. Не всегда ведь личные интересы людей совпадают с государственными. Кроме того, вы конструктор, у вас большие успехи, вам завидуют и будут завидовать до тех пор, пока вы хорошо работаете. Не завидуют только тем, у кого нет успехов.

Я уже был в дверях, когда услышал вдогонку:

— А конструктора за жалобу не притесняйте, пусть построит, рискнём с миллионами, возьму грех на свою душу.

Само собой разумеется, конструктору была оказана необходимая поддержка. К сожалению, несмотря на большие затраты, самолёт у него не получился и при первом же полёте разбился. При этом, пытаясь спасти машину, погиб один из лучших военных лётчиков-испытателей Никашин» (А.С.Яковлев “Цель жизни” (записки авиаконструктора), Москва, «Политиздат», 1973 г., цитируется по публикации в интернете:

http://www.airwar.ru/other/bibl/yakovlev.html и далее

http://www.airwar.ru/other/bibl/yakovlev.zip, файл 15.html).

[83] Как видно даже из приведённых нами выдержек из воспоминаний современников, И.В.Сталин такого не терпел. И все руководители боялись быть уличёнными им в зажиме критиков и в саботаже деловых предложений, исходящих от подчинённых и простых граждан.

[84] Т.е. противники И.В.Сталина сами предъявляют к нему требования, будто Сталин — Бог, который не выполнил своих обязанностей. При этом они уверены, что они не рабы культа личности.

[85] А.Окуашвили.

[86] Возможно опечатка: по смыслу и стилистике более подходит «политического борца» — наше замечание при цитировании.

[87] «Закон и пророки (во времена Христа — это то, что ныне называется Ветхий завет: наше пояснение при цитировании) до Иоанна (Крестителя: наше пояснение при цитировании); С сего времени Царствие Божие благовествуется и всякий усилием входит в него (Лука, 16:16). Ищите прежде Царствия Божия и Правды Его, и это всё (по контексту благоденствие земное для всех людей) приложится вам (Матфей, 6:33). Ибо говорю вам, если праведность ваша не превзойдёт праведности книжников и фарисеев, то вы не войдёте в Царство Божие (Матфей, 5:20, в канонической церковной редакции „Царство Небесное“ — это один из следов извращения учения Христа).

Господь Бог наш есть Господь единый (Марк, 12:29). Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею, и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя (Матфей, 22:37, 38). Не всякий говорящий Мне “Господи! Господи!” войдёт в Царство Небесное (либо Божие? — наш вопрос при цитировании), но исполняющий волю Отца Моего Небесного (Матфей, 7:21). Просите, и дано будет вам; ищите и найдёте; стучите и отворят вам; ибо всякий просящий получает, ищущий находит, и стучащему отворят. Какой из вас отец, когда сын попросит у него хлеба, подаст ему камень? или, когда попросит рыбы, подаст ему змею вместо рыбы? Или, если попросит яйца, подаст ему скорпиона? Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец Небесный даст Духа Святого просящим у Него (Лука, 11:9 — 13). Когда же прuдет Он, Дух истины, то наставит вас на всякую истину… (Иоанн, 16:13)

Имейте веру Божию, ибо истинно говорю вам, если кто скажет горе сей: подымись и ввергнись в море, и не усомниться в сердце своём, но поверит, что сбудется по словам его — будет ему, что ни скажет. Потому говорю вам: всё, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите, — и будет вам (Марк, 11:23, 24). Молитесь же так:

“Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твоё; да прuдет Царствие Твоё; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; хлеб наш насущный дай нам на сей день; и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого. Ибо Твоё есть Царство и сила, и слава во веки!” (Матфей, 5:9 — 13). Не прuдет Царствие Божие приметным образом, и не скажут: вот оно здесь, вот оно там. Ибо вот Царствие Божие внутри вас есть (Лука, 17:20, 21)».

Как видите, это Христианство существенно отличается от церковно-сектантского.

[88] Созданный по инициативе В.И.Ленина III Коммунистический интернационал.

[89] Тоже “невинная” жертва сталинских репрессий — наше дополнение при цитировании.

[90] Возможно в цитируемом источнике опечатка: должно быть «является»?

[91] «Я, Валерий Николаевич Емельянов, потомственный москвич, родился в Москве 24 мая 1929 года, а 16 октября 1941 года стал свидетелем массового бегства жидов из осаждённой Москвы, так как жил в начале Владимирки — дороги на восток. Семь членов рабочего заслона, остановившиa под железнодорожным мостом бегущих для досмотра, обнаружили среди рулонов мануфактуры и прочего дефицитного, по тем временам товара, наворованного у государства, целые кастрюли, набитые золотыми монетами царской чеканки, кольцами и прочими драгоценностями, чемоданы с пачками денег в банковской упаковке. По приказу Сталина любой вооружённый рабочий заслон мог на месте расстрелять подобных лиц по законам военного времени, тем более — осадного положения. Но для рабочих это было настолько необычно и неожиданно, что они сообщили на Лубянку. Оттуда быстро приехали чекисты, тоже из жидов, разоружили всех семерых рабочих, уложили ничком на косогор и расстреляли в затылок, а жидовские беженцы спокойно поехали по шоссе Энтузиастов (Владимирке) дальше со всем награбленным. Потрясённый Валерий дал себе мальчишескую клятву — разобраться: почему рабочих расстреляли, а буржуев отпустили» (Из авторского предисловия к “Десионизации”).

О такого рода фактах Н.С.Хрущёв, характеризуя сталинскую эпоху, в своём докладе ХХ съезду не сообщает.

[92] В Информационной базе ВП СССР этот файл включён в каталог “Других авторов”.

[93] К тому же есть ещё некоторые аспекты символичности иносказания:

· железная дорога — это сеть, своего рода матрица возможных перемещений, в которой может течь политика от одного качества организации жизни общества и людей в нём к другим качествам;

· «мастерские» — главные, т.е. глобальной значимости — если в аспекте политики.

[94] Именно их И.В.Сталин на октябрьском 1952 г. пленуме ЦК, проходившем после XIX съезда, обвинил в готовности капитулировать перед капиталистами. К.М.Симонов об этих обвинениях И.В.Сталина в адрес В.М.Молотова и А.И.Микояна вспоминает так:

«Главной особенностью речи Сталина было то, что он не счёл нужным говорить о мужестве или страхе, решимости или капитулянтстве. Всё, что он говорил об этом, он привязал конкретно к двум членам Политбюро, сидевшим здесь же, в этом зале, за его спиною, в двух метрах от него, к людям, о которых я, например, меньше всего ожидал услышать то, что говорил о них Сталин.

Сначала со всем этим синодиком обвинений и подозрений, обвинений в нестойкости, подозрений в трусости, капитулянтстве он обрушился на Молотова. Это было настолько неожиданно, что я сначала не поверил своим ушам, подумал, что ослышался или не понял. Оказалось, что это именно так. Из речи Сталина следовало, что человеком, наиболее подозреваемым им в способности к капитулянтству, человеком самым в этом смысле опасным был для него в этот вечер, на этом пленуме Молотов, не кто-нибудь другой, а Молотов. (…)

Я так и не понял, в чём был виноват Молотов, понял только то, что Сталин обвиняет его за ряд действий в послевоенный период, обвиняет с гневом такого накала, который казалось, был связан с прямой опасностью для Молотова, с прямой угрозой сделать те окончательные выводы, которых, памятуя прошлое, можно было ожидать от Сталина. В сущности, главное содержание своей речи, всю систему обвинений в трусости и капитулянтстве, и призывов к ленинскому мужеству и несгибаемости Сталин конкретно прикрепил к фигуре Молотова: он обвинялся во всех грехах, которые не должны иметь места в партии, если время возьмёт своё и во главе партии перестанет стоять Сталин.

При всём гневе Сталина, иногда отдававшем даже невоздержанностью, в том, что он говорил, была свойственная ему железная конструкция. Такая же конструкция была и у следующей части его речи, посвященной Микояну, более короткой, но по каким-то своим оттенкам, пожалуй, ещё более злой и неуважительной.

В зале стояла страшная тишина. На соседей я не оглядывался. Но четырёх членов Политбюро, сидевших сзади Сталина за трибуной, с которой он говорил, я видел: у них у всех были окаменевшие, напряженные, неподвижные лица. Они не знали, так же как и мы, где и когда и на чём остановится Сталин, не шагнёт ли он после Молотова и Микояна на кого-то ещё. Они не знали, что ещё предстоит услышать о других, а может и о себе. Лица Молотова и Микояна были белыми и мёртвыми. Такими же белыми и мёртвыми эти лица оставались тогда, когда Сталин кончил, вернулся сел за стол, а они — сначала Молотов, потом Микоян — спустились один за другим на трибуну, где только что стоял Сталин, и там — Молотов дольше, Микоян короче — пытались объяснить Сталину свои действия, поступки, оправдаться, сказать ему, что они никогда не были трусами, ни капитулянтами и не убоятся новых столкновений с лагерем капитализма и не капитулируют перед ним» (К.М.Симонов, “Глазами человека моего поколения. Размышления об И.В.Сталине”, Москва, издательство Агентства печати Новости, 1988 г., стр. 239 — 246, с изъятиями части текста, места которых отмечены многоточиями в скобках).

Тем не менее на ХХ съезде и В.М.Молотов, и А.И.Микоян капитулировали перед Н.С.Хрущёвым. Либо соблюли масонскую дисциплину?

Сам В.М.Молотов своё поведение на ХХ съезде объяснял поэту и публицисту Ф.И.Чуеву (1941 — 1999) так:

«— О том, что Хрущёв выступит с таким докладом на ХХ съезде, нам было известно. Я пытался выступать по югославскому вопросу с критикой позиции Хрущёва в 1955 году, но меня товарищи не поддержали, а всё-таки я пользовался некоторым авторитетом в партии. потом, правда сказали, что я был прав. Вот Ленин — огромный авторитет, и многие понимали, что надо идти за Лениным. Через десять лет Сталин завоевал огромный авторитет, стали идти за Сталиным. Вон Ярославский, в каких только группировках не был, а потом сказал: “Всё. Больше меня никуда не затянут, пойду за Сталиным, это наверняка”. А после Сталина многие растерялись: куда идти?





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх