08.01.1974, 11.03.1983»

(Ф.Чуев. “Молотов: полудержавный властелин”, Москва, «ОЛМА-ПРЕСС», 1999 г., стр. 419 — 421).

В общем, как и предвидел И.В.Сталин, В.М.Молотов капитулировал ранее ХХ съезда, вследствие чего и не смог организовать отпор наглости и лжи Н.С.Хрущёва в период подготовки ХХ съезда. А не смог организовать отпор потому, что идей сталинского большевизма (не на словах, а на деле) — не понимал и не принимал и потому вместе с группой поддержки И.В.Сталина никакой альтернативы хрущёвской идее борьбы с «последствиями культа личности И.В.Сталина» противпоставить был не в состоянии. И не удивительно, что годом позднее он был изгнан из партии за ненадобностью… — Воздаяние за “элитарную” беспринципность и измену идеалам большевизма. Был бы большевиком — раскола партии не допустил бы, а положил бы начало развитию идей большевизма и очищению партии от разнородной мрази.

[95] Официоз ЦК КПСС.

[96] Издание Верховного Совета СССР — официоз государственности СССР.

[97] Это слово тоже находит применение в корпоративном жаргоне масонства.

[98] 31 октября по ныне действующем календарю: авторы доклада Н.С.Хрущёва не потрудились пересчитать даты с юлианского календаря, действовавшего в 1917 г., на григорианский календарь, действующий с 1918 г.

[99] В докладе ссылки на 4-е издание Полного собрания сочинений В.И.Ленина.

[100] После выступления Каменева, после требования Ленина об исключении Зиновьева и Каменева из партии (а всего за несколько месяцев до этого В.И.Ленин и Г.Е.Зиновьев вместе скрывались в шалаше у озера Разлив, и писали вместе книгу “Государство и революция”) в газете “Рабочий путь” 20 октября (2 ноября) И.В.Сталиным была опубликована заметка “От редакции”.

ПСС В.И.Ленина, изд. 5, т. 34, стр. 503, сообщает: «В этой заметке Сталин писал, что резкость тона статьи Ленина (“Письмо к товарищам”, см. настоящий том, стр. 398 — 418) не меняет по отношению к Зиновьеву и Каменеву того, „что в основном мы остаёмся единомышленниками“ (“Рабочий путь”, № 41, 1917 г.).

Т.е. в октябре 1917 г. И.В.Сталин встал на защиту членства в партии Каменева и Зиновьева, о чём Н.С.Хрущёв в своём докладе, умолчал, а потом при подготовке 5-го издания Полного собрания сочинений В.И.Ленина этот факт был уже поставлен И.В.Сталину в вину.

[101] О том, как Г.Е.Зиновьев руководил Коминтерном в период между II и IV конгрессами Коминтерна, Н.С.Хрущёв не посчитал нужным сообщить съезду.

[102] А чем является «октябрьский эпизод Каменева и Зиновьева», ни В.И.Ленин, ни Н.С.Хрущёв пояснять не стали.

[103] Но именно этого — разбираться в проблематике «в чём суть троцкизма и почему он враг большевизма» авторы доклада Н.С.Хрущёва не намеревались.

[104] Как сообщает в своих “Памятных записках” Л.М.Каганович, в бытность его первым секретарём ЦК компартии Украины, в перерыве на одном из совещаний к нему подошёл Н.С.Хрущёв, которого он тогда ещё не знал. Н.С.Хрущёв пожаловался Л.М.Кагановичу, что в прошлом он примыкал к троцкистам, но потом порвал с ними, но люди, памятуя о его троцкистском прошлом, ему не доверяют и не выдвигают на ответственные посты; однако у него есть желание работать в больших масштабах и потому он обращается к Л.М.Кагановичу с просьбой, если тот сочтёт возможным, посодействовать ему в переходе на другую работу, где бы были новые люди, которые не смотрели бы на него как на троцкиста. Л.М.Каганович, поверил и посодействовал. О троцкистском прошлом Н.С.Хрущёва знал и И.В.Сталин, но тоже поверил ему в том, что тот искренне отошёл от троцкизма.

Но упомянуть в докладе о том, что и сам он выходец (либо проходимец?) из троцкистов, которому поверили и содействовали его партийной и государственной карьере и Каганович, и Сталин, Н.С.Хрущёв не посчитал нужным, а Л.М.Каганович “постеснялся” ему об этом напомнить на ХХ съезде и попросить подробнее развить тему о сути троцкизма и большевизма и об их взаимоотношениях в политике.

[105] А если контрольные сроки на вразумление истекли, и вопрос был вынужденно переведён в область партийной и общесоциальной гигиены? — тоже тема интересная…

[106] Здесь авторы доклада Н.С.Хрущёва выражают свои двойственные нравственно-этические стандарты: так называемых «классовых врагов» уничтожать можно, но тех, кто не является «классовым врагом», уничтожать недопустимо, их надо нескончаемо долго идейно убеждать. Но ответ на вопрос о том, кого и по каким критериям относить к категории «классовых врагов», а кого к ошибающимся — остался в умолчаниях.

[107] О том, что в СССР бюрократия из профессиональной корпорации управленцев перерождается в общественный класс, — класс эксплуататорский (это будет показано нами далее), — Н.С.Хрущёв не стал говорить, поскольку это показало бы, что И.В.Сталин прав, утверждая, что по мере продвижения к социализму классовая борьба с советском обществе обостряется.

[108] Берия Л.П. (1899 — 1953), бывший нарком (министр) внутренних дел СССР, первый заместитель Председателя Совета Министров СССР, член Президиума ЦК КПСС. В июле 1953 г. Пленум ЦК КПСС за преступные антипартийные и антигосударственные действия вывел его из состава ЦК и исключил из партии. Он был снят со всех государственных постов.

23 декабря 1953 г. специальное судебное присутствие Верховного суда СССР приговорило Л.П.Берия к расстрелу. (Примечание в цитируемой публикации доклада Н.С.Хрущёва).

[109] Можно подумать, что руки самого Н.С.Хрущёва не были по локоть в крови, что не без его участия фальсифицировались дела в 1930-е гг., что не по его указанию было фальсифицировано «дело Берии», что в 1962 г. не были фальсифицированы дела в отношении так называемых «зачинщиков» волнений в Новочеркасске.

[110] Настоящая фамилия Бронштейн.

[111] Ещё раз: настоящая фамилия Розенфельд.

[112] Настоящая фамилия Апфельбаум, Радомысльский — один из его псевдонимов: взят по фамилии жены.

[113] Лоллий Замойский “За фасадом масонского храма”, Москва, 1990 г., стр. 259, 260.

[114] Родной брат Я.М.Свердлова (1885 — 1919), председателя Всероссийского Центрального исполнительного комитета с 1917 г. до его смерти в 1919 г. З.Пешков эмигрировал во Францию, где дослужился до звания генерала.

[115] Обсуждались варианты высадки с моря террористической группы в царскую резиденцию Петергоф на берегу Финского залива (ныне дворцовый комплекс в городе Петродворец) и разного рода действия в финских шхерах, где царская семья проводила часть лета на островах и на яхте “Штандарт” (корабль водоизмещением около 4000 т).

[116] Последующий текст до конца этого раздела написан на основе раздела 6.3. “Новый курс «мировой закулисы»: социализм в одной отдельно взятой стране” работы ВП СССР “Форд и Сталин: О том, как жить по-человечески” с некоторыми сокращениями и изменениями.

[117] Вследствие такого способа осуществления власти «мировой закулисой» на местах — детективно-полицейские попытки выявить и разоблачить «мировой заговор» и агентуру «мирового правительства» (в смысле установить членство, пароли, явки, каналы связи и т.п.), всегда приводят к абсурду.

[118] Исторически так сложилось, что собственное российское производство вооружений и основные склады разнородных армейских запасов были сосредоточены на территории, контролируемой Советской властью. Они были заполнены до предела так, что даже в конце 1930-х гг. при проектировании В.Г.Грабиным пушки — будущей «ЗиС-3» — одним из требований было — обеспечить возможность стрельбы 76 мм снарядами, в большом количестве оставшимися от первой мировой и гражданской войны. Удовлетворение этого требования вынужденно привело к снижению мощности заряда этого вновь разработанного орудия и снижению его тактико-технических характеристик.

Причина переполнения складов была в том, что оппозиция режиму Николая II, приняв в России организационную структуру масонства, саботировала ведение войны царским режимом, готовила государственный переворот, за которым должно было последовать победоносное завершение войны новым буржуазным республиканским или конституционно-монархическим режимом. Но А.Ф.Керенский оказался ставленником «мировой закулисы» (см. об этом книгу: Н.Н.Яковлев, “1 августа 1914”, Москва, 1974 г.; изд. 3, доп., Москва, “Москвитянин”, 1993 г.), вёл Временное правительство таким политическим курсом, чтобы сдать власть марксистам-интернацистам, для чего «кинул» генерала Л.Г.Корнилова, возглавившего поход фронтовых частей армии на революционный Петроград, объявив его изменником.

[119] Здесь следует иметь в виду, что если в революцию 1905 — 1907 гг. все жители Российской империи по существу были свободны в выборе стороны проявлений своей политической активности, то сразу же за февральской революцией, календарно приуроченной к пуриму (празднику еврейского фашиствующего интернацизма в честь уничтожения национальной правящей “элиты” древней Персии) в Гельсинфорсе — тогда главной базе Балтийского флота, ныне Хельсинки — была проведена террористическая операция, в ходе которой “идейные” боевики, наёмники и возбуждённые ими уголовники и люмпен уничтожали офицеров без суда и следствия, без каких-либо прегрешений многих погибших перед нижними чинами. Руководителем антиофицерского террора в Гельсинфорсе был еврей Шпицберг, член РСДРП. Аналогичные террористические операции были проведены и в армии, а один из нижних чинов, убивший своего командира указом Гучкова (одно время был военным и морским министром во временном правительстве) был награждён Георгиевским крестом. Поскольку эти действия делались от имени революции, то политически безграмотное офицерство, стихийно эмоционально реагируя на эту подлость, разворачивало запоздалую контрреволюционную активность.

Это означает, что многие из числа погибших на стороне белых в гражданской войны, были принуждены интернацистами-марксистами выступить против революции, дабы она не стала истинно социалистической и антимарксистской. Также и Кронштадтский мятеж был организован при соучастии Зиновьева (Апфельбаума) для того, чтобы подавить антиинтернацистскую составляющую революции. Лозунгом Кронштадтского мятежа был «За советы без коммунистов!» — «марксисты», чтобы не пятнать имя своего учителя, и тогда, и ныне предпочитают называться чужими именами, в том числе и «коммунистами». Толпа же не задумывается о различии смысла этих слов и стоящих за ними общественно-политических явлений.

Более обстоятельно о том, как офицерский корпус России был подвигнут на контрреволюционную деятельность революционерами-интернацистами, см. работу ВП СССР “Обмен мнениями” (ответ на письмо хопёрских казаков, файл 2000-01-05-Ответ_хоперским_казакам.doc в информационной базе ВП СССР, распространяемой на компакт-дисках) либо публикацию: Гаральд Граф, “Кровь офицеров” в журнале “Слово”, № 8, 1990 г., стр. 22 — 25), которая в материалах Концепции общественной безопасности приводится с некоторыми сокращениями в работе ВП СССР Троцкизм-“ленинизм” берёт “власть” («Разгерметизация». Рукопись 1990 г. Глава 5. § 8).

[120] Это к вопросу о том, кто был больше заинтересован в ликвидации М.В.Фрунзе в 1925 г.: И.В.Сталин, как утверждают Б.Пильняк и авторы “Московской саги”? либо троцкисты?

[121] «17-го августа 1918 г. в Петербурге бывшим студентом, юнкером во время войны, социалистом Канегиссером был убит народный комиссар Сeверной Коммуны, руководитель Петербургской Чрезвычайной Комиссии — Урицкий. Официальный документ об этом акте гласит: “При допросе Леонид Каннегиссер заявил, что он убил Урицкого не по постановлению партии, или какой-нибудь организации, а по собственному побуждению, желая отомстить за арест офицеров и расстрел своего друга Перельцвейга”.

28-го августа социалистка Каплан покушалась на жизнь Ленина в Москве.

Как ответила на эти два террористических акта советская власть?

По постановлению Петроградской Чрезвычайной Комиссии — как гласит официозное сообщение в “Еженедeльникe Чрез. Ком.” 20-го октября (No. 5) — расстреляно 500 человек заложников. Мы не знаем и, вероятно, никогда не узнаем точной цифры этих жертв — мы не знаем даже их имён. С уверенностью однако можно сказать, что действительная цифра значительно превосходит цифру приведённого позднейшего полуофициального сообщения (никакого официального извещения никогда не было опубликовано). В самом деле, 23-го марта 1919 года английский военный священник Lombard сообщал лорду Керзону: “в последних числах августа две барки, наполненные офицерами, потоплены и трупы их были выброшены «волнами на берег: наше добавление по контексту при цитировании» в имении одного из моих друзей, расположенном на Финском заливе; многие были связаны по двое и по трое колючей проволокой”. (Из книги С.П.Мельгунова “Красный террор в России. 1918 — 1923”, приводится по публикации в интернете http://fragments.spb.ru/uritsky_1.html).

Канегиссер, Урицкий, Каплан — евреи, Ленин — по крови еврей на 1/4, а жертвы якобы ответного массового уничтожения людей — в большинстве своём русские и представители других этнических групп. Такова политика еврейского интернацизма, проводившаяся в годы революции и гражданской войны под лозунгами социализма и коммунизма.

[122] Спрашивается, чем думала российская правящая “элита”, допустив такое положение вещей? Ей ведь ещё в XVIII веке в лице Михаила Васильевича Ломоносова (1711 — 1765) было дано явное знамение, что она глубоко не права в своём подавлении возможностей простонародья в получении образования. “Элите” было проще верить, что М.В.Ломоносов — незаконный сын императора Петра Великого, нежели признать, что Бог дарует Свою искру по Своему Промыслу, не взирая на сословную иерархию, учреждённую людьми, и потому лучше не городить иерархий личностных отношений, чтобы не препятствовать Промыслу Божиему.

[123] Именно так её позволяет характеризовать «закон о борьбе с антисемитизмом» (Постановление Совета народных комиссаров), принятый в 1918 г., предусматривавший в том числе и смертную как наказание для наиболее злостных “антисемитов”, что обеспечивало евреям на протяжении нескольких десятилетий исключительное положение в обществе, поскольку всякий конфликт еврея с любым неевреем давал еврею чисто формальные юридические основания апеллировать к закону о борьбе с антисемитизмом.

И поскольку евреи и состоящие в браке с евреями составляли и составляют значимую долю в составе правящей постреволюционной элиты, включая и сферу юриспруденции во всех её ипостасях, шансов успешно противостоять обвинению в антисемитизме было не много. Такое положение — означало, что в стране воцарился еврейский фашиствующий интернацизм.

И.В.Сталин публично признал юридический статус СССР именно как еврейско-масонского фашистского государства и в 1936 г. незадолго до принятия новой Конституции СССР:

Об антисемитизме.

Ответ на запрос Еврейского телеграфного агентства из Америки.

Отвечаю на Ваш вопрос.

Национальный и расовый шовинизм есть пережиток человеконенавистнических нравов, свойственных периоду каннибализма. Антисемитизм, как крайняя форма расового шовинизма, является наиболее опасным пережитком каннибализма.

Антисемитизм выгоден эксплуататорам, как громоотвод, выводящий капитализм из под удара трудящихся. Антисемитизм опасен для трудящихся, как ложная тропинка, сбивающая их с правильного пути и приводящая их в джунгли. Поэтому коммунисты, как последовательные интернационалисты, не могут не быть непримиримыми и заклятыми врагами антисемитизма.

В СССР строжайше преследуется законом антисемитизм, как явление, глубоко враждебное Советскому строю. Активные антисемиты караются по законам СССР смертной казнью (выделено нами при цитировании).

И.Сталин.

12 января 1931 г.

Впервые опубликовано в газете “Правда”, № 329, 30 ноября 1936 г.» (И.В.Сталин, Сочинения, т. 13, Москва, Политиздат, 1951 г., стр. 28).

Хотя вопрос этот был задан в 1931 г., но в СССР ответ на него был опубликован только в 1936 г. менее, чем за неделю до принятия новой Конституции 5 декабря. Кроме того И.В.Сталин не забыл включить этот ответ в собрание своих сочинений, т.е. по-прежнему находил его жизненно значимым.

На еврейско-масонский фашистский характер режима в СССР указывает то обстоятельство, что речь идёт не о подавлении расизма и ксенофобии в любых формах их проявления, включая и «антисемитизм» как одно из многих проявлений, а именно о юридическом выделении антисемитизма как особой опасности для «советского строя» при сверхпропорциональном представительстве евреев в органах власти и «престижных» отраслях деятельности.Это — выражение поощрения еврейского расизма в законодательстве СССР, направленного против всего остального нееврейского населения страны.

Включение этого ответа в собрание сочинений в 1948 г. — ещё один знак, указывающий на то, что положение дел в СССР мало в чём изменилось, поскольку Собрание сочинений было в большей мере адресовано молодёжи и потомкам, нежели взрослым современникам и ветеранам коммунистического движения.

И ещё одно свидетельство В.М.Молотова, приводимое Ф.И.Чуевым, тоже подтверждает еврейско-фашистский характер государственности СССР. Когда в беседе Молотова с его другом юности писателем Малашкиным речь зашла о судьбе поэта Павла Васильева произошёл следующий обмен мнениями:

«Павел сделал гнусность: в писательском клубе взял Эфроса за бороду и провёл через зал… Это тот самый „в белом венчике из роз, впереди — Абрам Эфрос“. Уткин, Жаров и Алтаузен вытащили Павла на улицу Воровского, избили и сдали его в милицию. Я тогда на даче вам сказал, там ещё другие были: „Пушкин Инзова в Кишенёве головкой от сапога ударил по лысине, ему же ничего не сделали!“ Я с Павлом Васильевым близко не был знаком, но ведь талантливый человек, зачем же его так? Гронский его утопил. Павла расстреляли, а Гронский семнадцать или восемнадцать лет был просто в ссылке. Васильев не был ещё арестован, а Гронского уже взяли, и он сказал: „За Павла Васильева борются две силы“.

Когда 50-летие Павла было, я Гронскому сказал на собрании: «Так какие же силы? Что, он враг Советской власти, партии или кому? он никогда не был врагом, он был большой хулиган».

— Он был антисемит. И за это его расстреляли, — говорит Молотов» (Ф.И.Чуева “Молотов: полудержавный властелин” (Москва, «ОЛМА-ПРЕСС», 1999 г., стр. 617). Сам В.М.Молотов был женат на еврейке.

В иудейском фашистствующем интернацизме имеет корни и нынешняя истерика представителей “обеспокоенной общественности” по поводу возможных появления русского фашиствующего национализма: конкурентов на этом политическом поле в России они не терпят. И потому требование такого сурового приговора — пожизненное заключение — Александру Копцеву, совершившему нападение на евреев — фашистов-интернацистов — в синагоге в январе 2006 г. И это при том, что у парня с психикой явно не всё в порядке, поскольку он — экстремист-одиночка.

[124] Многим нашим современникам причин этого не понять. Поэтому, для облегчения понимания причин и целей такого рода поддержки рабочей и крестьянской молодежью Советской власти напомним о фактическом бесправии низших сословий Российской империи (чего стоят только объявления «собакам и нижним чинам вход в парк запрещён») в возможностях получения образования и личностного развития, о необходимости вкалывать от зари до зари и получать доходы, не позволяющие покрыть потребности личности и семьи по демографически обусловленному спектру потребностей. В результате революции при всех её издержках и хозяйственной разрухе, вызванной империалистической и гражданской войной, материальный достаток в большинстве семей, хотя и не достиг довоенного уровня (1913 г., с которым соотносили статистические показатели СССР чуть ли не до конца 1970-х гг.), но перед рабочей и крестьянской молодёжью открылись возможности личностного развития и служения обществу, каких не было до 1917 г. Так что было, ради чего поддерживать Советскую власть и проявлять свою инициативу в социалистическом строительстве.

Дед Ф.И.Чуева из крестьян, написал сатирические стихи на дурака райкомовского работника, за что был раскулачен и сослан на Урал, где обзавёлся новой семьёй. Спустя многие годы, приехав в гости к внуку, он неожиданно для него «первый тост поднял за Сталина:

— Потому как он, внучек, был хозяин настоящий. Если бы не он, мы бы Советской власти голову открутили.

— Почему?

— Потому как не нужна была она крестьянину.

— Это, может, кулаку она была не нужна.

— А ты знаешь, кто такой кулак? Это тот, кто спит на кулаке, чтобы не проспать рассвет!

Он говорил искренне, мой дедушка. Но и новая власть в ту пору не могла пройти мимо таких, как он.

— А когда было лучше, при царе или?… — спрашивал я у деда.

— Я тебе скажу, внучек, при царе еды было больше. Ешь рыбу, — продолжал он, — а то при коммунизме мясо, может, и будет, а рыбы точно не будет. Так вот, при царе я питался неплохо, с одеждой было хуже. А главное, я хотел, но не мог учиться потому, что крестьянский сын. Революция произошла не потому, что были богатые и бедные, а из-за неравенства другого, социального, что ли, говорят. Чем хороша советская власть — всех учит бесплатно (выделено нами при цитировании). А я так и не выучился. Зато первым в селе трактористом стал. Стихи написал про одного местного начальника-дурака, меня и загребли… Отвезли нас на Урал, в тайгу, и — живите как хотите…» (Ф.И.Чуев, “Молотов: полудержавный властелин” (Москва, «ОЛМА-ПРЕСС», 1999 г., сноска на стр. 471).

[125] Это было настолько серьёзно, что Ю.Ларин (Михаил Залманович Лурье) в 1929 г. выступил с книгой “Евреи и антисемитизм в СССР”, выпущенной одновременно и в Москве, и в Ленинграде. В ней он пытался дать правдоподобное объяснение «еврейскому вопросу» и усыпить интерес простого народа к нему в Советском Союзе, представив «еврейский вопрос» жизненно несостоятельным предрассудком, унаследованным от прошлого России как «тюрьмы народов», в которой правящий режим якобы сеял межнациональную рознь, дабы устранить угрозу революции. Реакцией на «особое угнетение» евреев царизмом он объяснял и их особую творческую активность, и их сверхпропорционально высокую долю в составе революционных партий, и — как следствие — в составе послереволюционных органов власти.

М.З.Лурье — второй тесть Н.И.Бухарина. После Великой Октябрьской социалистической революции работал в комитетах и комиссиях Высшего Совета Народного Хозяйства по руководству финансами, по национализации торговли, по созданию совхозов и других. Умер в 1932 г. своею смертью, не дожив до начала репрессий.

[126] Л.Д.“Троцкий” этого явно не понимал, и лез в “вожди”, не желая при этом освободиться от приверженности интернацизму. Это и является причиной того, что он получил альпенштоком по голове. Был бы большевиком — дожил бы до глубокой старости как Л.М.Каганович.

[127] Реакция населения Афганистана на попытку СССР исполнить свой «интернациональный» долг перед ним в 1979 г. — общеизвестна.

[128] Это хорошо видно на отношении к идее социализма в Прибалтике. В 1917 г. красные латышские стрелки не помышляли ни о каком отделении Латвии от России и были душа в душу с сибирскими стрелками (см. стенографический отчёт о VI съезде РСДРП в августе 1917 г.: “Протоколы съездов и конференций Всесоюзной Коммунистической партии (б) — Шестой съезд”, Москва, Ленинград, 1927 г.). После Октябрьской революции 1917 г. красные латышские стрелки были одной из надёжнейших опор новой государственности. В одной из статей Л.Д.Бронштейн (Троцкий) даже утверждал, что если бы не они, то Советская власть рухнула бы. В 1940 г. после вхождения государств Прибалтики в состав СССР, организованного изнутри периферией интернацистского Коминтерна, сразу же началось развиваться широкое недовольство Советской властью и социализмом, которое усиливалось вплоть до распада СССР в 1991 г.

[129] Одно из определений политики, как явления общественной жизни, — искусство возможного.

[130] И как показала дальнейшая история, троцкистская периферия в вооружённых силах СССР вплоть до процессов над маршалами 1937 г. бредила «революционной войной» с целью установления марксистского социализма во всём мире и крапала “научные” труды на эту тему. В этой связи следует обратить внимание, что одна из первых задач, которую поставил Н.С.Хрущёв в докладе ХХ съезду — пересмотреть «дело Тухачевского» — амбициозного военного бездаря (крах похода на Варшаву в 1920 г., против начала которого возражал И.В.Сталин, по мнению противника Тухачевского в той войне, маршала Пилсудского, — прямой результат «абстракционизма» пана Тухачевского в деле управления войсками), но успешного карателя в годы гражданской войны, графомана на военно-теоретические темы в годы Советской власти и вредителя в деле перевооружения армии и флота в предвоенные годы. О том, что обвинение во вредительстве в адрес Тухачевского — не пустые слова, в материалах Концепции общественной безопасности см. в работе ВП СССР “Мёртвая вода”; мнение Пилсудского о полководческих “талантах” Тухачевского приводит В.Суворов (В.Б.Резун) в своей книге “Очищение. Зачем Сталин обезглавил свою армию” (Москва, «АСТ», 1998 г.).

[131] Из того, что известно ныне достаточно широко, В.И.Ленин был чуть ли не единственный партийный деятель, кто оценил значимость для дела большевизма дореволюционных теоретических разработок И.В.Сталина, в частности его работы “Марксизм и национальный вопрос”. В этой работе И.В.Сталин дал определение термина «нация», которое показывает, что еврейство — не нация, а нечто другое, чему И.В.Сталин определения не дал.

[132] Как сообщалось уже в годы перестройки, вследствие ранения у Ленина была ущемлена одна из сонных артерий. В результате её сужения под давлением изменивших свою структуру окружающих повреждённых при ранении тканей, было нарушено кровоснабжение головного мозга, что и повлекло за собой прогрессирующее развитие его функциональных расстройств, общее нарушение нервной деятельности и смерть.

[133] Эта задача руководством РСДРП — КПСС — КПРФ прямо никогда не ставилась и не ставится. Организационной основой партии считался и считается устав и партийная дисциплина. Именно это обрекает ныне и КПРФ на политический крах.

[134] По существу осуществление этого предложения в партии инициативно деятельных людей, исключало возможность функционирования ЦК в келейно-мафиозном режиме «вождизма» и было направлено против толпо-“элитаризма” и личных диктатур. Но как показала дальнейшая истории, сама по себе численность ЦК, не гарантирует ни от “вождизма”, ни от мафиозно-келейного характера, прежде всего, выработки, а потом уж — принятия решений.

[135] Эту фразу Н.С.Хрущёв полностью приводит в своём докладе.

[136] Народный комиссариат путей сообщения — тогдашнее название министерства.

[137] Встаёт вопрос по поводу умолчания: А чем ещё, кроме выдающихся способностей, выделяется “Троцкий”?

[138] Курсивом выделены слова, которые Н.С.Хрущёв извлёк из этой фразы и привёл в своём докладе. Последующие слова о небольшевизме “Троцкого” он опустил.

[139] Первую часть “Письма к съезду” в 23 — 25 декабря 1922 г. записала секретарь В.И.Ленина М.А.Володичева. Если Л.А.Фотиевой в третьем издании БСЭ посвящена статья, то об М.А.Володичевой в БСЭ не сказано ни слова. Почему столь разное отношение к двум секретарям?

[140] Выделенный курсивом фрагмент приводится и в докладе Н.С.Хрущёва ХХ съезду.

[141] «Бухарин не только ценнейший и крупнейший теоретик партии, он также законно считается любимцем всей партии, но его теоретические воззрения очень с большим сомнением могут быть отнесены к вполне марксистским, ибо в нём есть нечто схоластическое (он никогда не учился и, думаю, никогда не понимал вполне диалектики)» (“Письмо к съезду”, записи от 25 декабря 1922 г.).

[142] «Пятаков — человек несомненно выдающейся воли и выдающихся способностей, но слишком увлекающийся администраторством и администраторской стороной дела, чтобы на него можно было положиться в серьезном политическом вопросе» (“Письмо к съезду”, записи от 25 декабря 1922 г.).

[143] Изначально это была важная, требующая многих знаний, но почти что чисто техническая должность. На её обладателя возлагалась обязанность руководства секретариатом ЦК, который должен был освободить «вождей» от рутинной чисто канцелярской работы: подготовки материалов к заседаниям вождей, оформление и рассылка постановлений их заседаний и т.п.

[144] По существу «правовой статус» рабов и рабочего скота в древних рабовладельческих обществах был одинаков.

[145] Современник и очевидец событий И.В.Сталин прокомментировал «октябрьский эпизод» Каменева и Зиновьева сходным образом в своём выступлении на объединённом пленуме ЦК и Центральной Контрольной Комиссии (ЦКК) ВКП (б) 23 октября 1927 г. и тоже в связи с “Письмом к съезду”, в сокрытии которого троцкисты уже тогда обвиняли ЦК:

«Оппозиция старается козырять “завещанием” Ленина. Но стоит только прочесть “завещание”, чтобы понять, что козырять им нечем. Наоборот, “завещание” Ленина убивает нынешних лидеров оппозиции. В самом деле, это факт, что Ленин в своём “завещании” обвиняет Троцкого в „небольшевизме“, а насчёт ошибок Каменева и Зиновьева во время Октября говорит, что эта ошибка не является случайностью. Что это значит? А это значит, что политически нельзя доверять ни Троцкому, который страдает „небольшевизмом“, ни Каменеву и Зиновьеву, ошибки которых не являются “случайностью” и которые могут и должны повториться».

Текст этого выступления И.В.Сталина был опубликован в газете “Правда” 25 октября 1927 г. и включён в 10-й том его Собрания сочинений. Сталин тоже говорит о том, что “ошибки” Каменева и Зиновьева носят системно обусловленный характер и потому от “Каменева” и “Зиновьева” надо защищаться как от представителей некой враждебной системы, от власти которой над собой они оказались не способны освободиться сами на протяжении уже многих лет.

[146] В сборнике “Сталин в жизни” (редактор-составитель Е.Гусляров, «ОЛМА-ПРЕСС», Москва, 2003 г., стр. 164) приводится следующее свидетельство о реакции зала на чтение “Письма к съезду” на XIII съезде партии (проходил 23 — 31 мая 1924 г.):

«При чтении завещания в зале вдруг раздалась чья-то громкая реплика:

— Ничего, нас грубостью не испугаешь, вся наша партия грубая, пролетарская…

Брусенцов В. Ленин // Простор. 1993. № 11. С. 154»

[147] Аналогично: Второзаконие, 15:6.

[148] «Закон и пророки» во времена Христа это — то, что ныне известно под названием “Ветхий завет”.

[149] И раввинат должен согласиться с оценкой Гитлера: исторически реальное христианство — религия рабов. Но и иудаизм, если видеть систему в целом — тоже религия рабов, но на которых заправилами библейского проекта возложены несколько иные задачи: — как сказано в Коране: «Те, кому было дано нести Тору, а они её не понесли, подобны ослу, навьюченному книгами…»

[150] Для скептиков-буквоедов: вопрос не в том, где об этом написано и где это юридически-нотариально установлено и таким образом возведено в ранг исторической истины; дело в том, что это управленчески целесообразно во всякой толпо-“элитарной” системе в качестве системообразующего принципа и потому проводится масонством в жизнь на протяжении веков.

[151] Термин «концептуальная власть» следует понимать двояко: во-первых, как тот вид власти (если соотноситься с системой разделения специализированных властей), который даёт обществу ; во-вторых, как власть самой концепции (Идеи) над обществом (т.е. как информационно-алгоритмическую внутреннюю скелетную основу культуры и опору для всей жизни и деятельности общества).

В первом значении — это власть конкретных людей, чьи личностные качества позволяют увидеть возможности, избрать цели, найти и выработать пути и средства достижения избранных ими по их произволу целей, внедрить всё это в алгоритмику коллективной психики общества, а также и в устройство государственности. Все концептуально безвластные — заложники концептуальной власти в обоих значениях этого термина. Именно по этой причине в обществе концептуально безвластных людей невозможны ни демократия, ни права человека.

[152] Более подробно о том, как всё это работает, в материалах КОБ см. в работах ВП СССР “Вопросы митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Иоанну и иерархии Русской православной церкви” (1994 г.), “К Богодержавию…” (1996 г.), “Суфизм и масонство: в чём разница” (в сборнике “Интеллектуальная позиция”, № 1/97 (2) в Информационной базе ВП СССР”).

[153] Примером тому и В.М.Молотов, в разное время занимавший должности главы Советского правительства и наркома-министра иностранных дел. Ф.И.Чуев пишет: «Читаю “Историю государства Российского” Карамзина, дореволюционное издание. К сожалению, сейчас не переиздают.

— Это, конечно, интересно. Но если будешь знать историю только по Карамзину, плохо. Нужны разные точки зрения. А Карамзин любит одно своё — православное.

— Да, но православие всё-таки положительно послужило России.

— Безусловно. Мне пришлось в МИДе выступать по этому вопросу, перед своими, по поводу то ли статьи, то ли басни Демьяна Бедного. Там у автора такое мнение, что славяне как бы сдуру бросились в Днепр принимать православие. Пришлось внутренне охладить его, что это вовсе не сдуру был сделано, а это был шаг в сторону Запада, шаг с нашей стороны в сторону людей, которые были нам наиболее нужны, чтобы не наделать ошибок в отношениях с нашими соседями. Это для России было полезное дело, и незачем нам показывать свою глупость. Не всем среди чистых большевиков, коммунистов это было понятно. Это был не только духовный, но и политический шаг в интересах развития нашей страны и нашего народа…

К Владимиру Мономаху (здесь В.М.Молотов ошибся — Владимир Мономах жил позднее; речь идёт о Владимире Святославиче — крестителе Руси: — наше пояснение при цитировании) ходили многие — евреи, христиане и прочие. Это по тому не подходило, это по другому… Магометанство не подходит потому, что «веселие Руси есть питиё», — вот откудова пошло. А православие допускает и благолепие большое, значит, украшение.

В общем, конечно, это было не так фактически, а было желание быть поближе к Западу, к культуре, чем к мусульманам на Востоке. И вот повернули на Запад — там культура была выше, казалось, это единственное, что может поднять нас, — именно поворот на Запад» (Ф.И.Чуев, “Молотов: полудержавный властелин” (Москва, «ОЛМА-ПРЕСС», 1999 г., стр. 327).

В последнем В.М.Молотов грешит против исторической правды: культура мусульманского мира в тот период ещё не впала в застой, а интенсивно развивалась и во многих отношениях именно она была выше культуры Запада. Но мамой Владимира Крестителя была дочь хазарского раввина из города Любеч, поэтому принятие Русью ислама для Владимира Святославича Рюриковича-Рабиновича и его опекунов и кукловодов было неприемлемо.

В отличие от В.М.Молотова И.В.Сталин был большевиком с богословским образованием. И в это даёт возможность понять слова В.М.Молотова, продолжающие приведённый выше текст:

«Надо сказать, и Сталин не был воинственным безбожником. Конечно, прежде всего, он был революционером и продолжал линию Ленина против поповщины, — говорит Молотов.

— Мне наши полководцы рассказывали (это уже ответная реплика Ф.И.Чуева: наше пояснение при цитировании), что Сталин перед сражением, напутствуя, обычно говорил: “Ну, дай Бог!” или: “Ну, помоги Господь!”».

Т.е. И.В.Сталин крайне отрицательно относился к библейской доктрине порабощения всех («был революционером» — в терминологии В.М.Молотова) и боролся с поповщиной (т.е. с царившим в обществе духом покорности библейской доктрине порабощения всех), но не был безбожником-атеистом.

[154] О глобальной политике в большинстве случаев пишут сами же масоны и примасоненные, предпочитая при этом пользоваться словами-знаками, не выражающими сути глобальной политики, такими как «евроатлантизм», «мондиализм», «евразийство» и т.п.

[155] В соотнесении с этим системообразующим принципом идеологической всеядности масонства, по существу говоря, все сетования Н.С.Хрущёва на печальную судьбу Л.Б.“Каменева” и Г.Е.“Зиновьева” и ряда других выдающихся представителей так называемой «ленинской гвардии» партии представляют собой обвинение И.В.Сталина в нарушении им внутримасонской этики и не более того. Тем более — в соотнесении с фальсификацией при участии самого Н.С,Хрущёва «дела Берии» и с фальсификацией дел «зачинщиков» беспорядков в Новочеркасске в 1962 г.

[156] Пояснение терминов дано на основе соответствующих статей в “Толковом словаре иноязычных слов” под редакцией Л.П.Крысина (Москва, «Русский язык», 1998 г., стр. 811, 814).

[157] Поэтому И.В.Сталин был куда большим демократом, нежели все порицающие его за «тоталитаризм» партийные и государственные бюрократы последующих времён и непричастные к делу государственного правления интеллигенты.

[158] Первый том “Капитала” был издан на русском языке в 1872 г. Ленину в это время было около 2 лет. Сталину предстояло родиться ещё через 6 лет.

До революции 1905 г. оставалось ещё 33 года. Это куда как достаточный срок для того, чтобы не только понять суть марксизма, но и ВЫРАБОТАТЬ СВОЙ ОТВЕТ НА НЕГО. Однако у интеллигенции было время на «базар» о судьбах отечества, на рестораны и публичные дома, но времени на то, чтобы понять суть марксизма и защитить от него себя, простонародье и будущие поколения, времени не нашлось. От подавления революции в 1907 г. до начала новой в 1917 г. — 10 лет.

ВЫВОД: эмиграция и ГУЛАГ после революции 1917 г. — вполне заслуженные, закономерные результаты собственной интеллектуальной несостоятельности дореволюционной интеллигенции, хотя и обусловленные сущностью и предназначением марксизма как внешним фактором воздействия.

Время от выхода первого издания “Капитала” на русском языке до краха исторически сложившейся государственности в 1917 г. российская интеллигенция посвятила пустому «базару» о судьбах человечества, ресторанам и борделям, наживе и взаимному подсиживанию в делании карьеры.

[159] В материалах Концепции общественной безопасности тема ревизии философии марксизма и выработки эффективной альтернативы ей рассмотрена в работе ВП СССР “Диалектика и атеизм: две сути несовместны”.

[160] В.М.Молотов сообщает: “«Экономические проблемы социализма в СССР” обсуждали у Сталина на даче. “Какие у вас есть вопросы, товарищи? Вот вы прочитали, — он собрал нас, членов Политбюро, по крайней мере, основных человек шесть — семь. — Как вы оцениваете, какие у вас замечания?” — что-то пикнули мы… Кое-что я заметил, сказал, но так, второстепенные вещи. Вот я сейчас должен признаться: недооценили мы эту работу. Надо было глубже. А никто ещё не разобрался. В этом беда. Теоретически мало люди разбирались.

Чем больше я знакомлюсь с “Экономическими проблемами”, тем больше нахожу недостатков. Я сегодня перечитывал, как он мог такое написать? «Очевидно, что после того, как мировой рынок раскололся и сферы приложения сил главных капиталистических стран США, Англии и Франции к мировым ресурсам стали сокращаться, циклический характер развития капитализма, рост и сокращение производства должен всё же сокращаться, — это правильно. А дальше, это писалось в 1952 году: „Однако рост производства в этих странах будет происходить на суженной базе, ибо объём производства в этих странах будет сокращаться“

А ничего подобного не произошло.


Примечания:



Санкт-Петербург


2006 г.


Страница, зарезервированная для выходных типографских данных

© Публикуемые материалы являются достоянием Русской культуры, по какой причине никто не обладает в отношении них персональными авторскими правами. В случае присвоения себе в установленном законом порядке авторских прав юридическим или физическим лицом, совершивший это столкнется с воздаянием за воровство, выражающемся в неприятной “мистике”, выходящей за пределы юриспруденции. Тем не менее, каждый желающий имеет полное право, исходя из свойственного ему понимания общественной пользы, копировать и тиражировать, в том числе с коммерческими целями, настоящие материалы в полном объёме или фрагментарно всеми доступными ему средствами. Использующий настоящие материалы в своей деятельности, при фрагментарном их цитировании, либо же при ссылках на них, принимает на себя персональную ответственность, и в случае порождения им смыслового контекста, извращающего смысл настоящих материалов, как целостности, он имеет шансы столкнуться с “мистическим”, внеюридическим воздаянием. [1]



04.12.1981

— Прочитал статью о масонах, их роли и характере. Я до сих пор недостаточно обращал внимания, — говорит Молотов. — Они существуют, да и не только существуют, а очень опасное явление масоны… Не обращаем внимания, а они укрепляются, они против коммунизма решительно, они за капитализм, они за религию, и они в интеллигентских кругах под разными вывесками существуют давно. Проникают довольно глубоко в мещанскую массу, в мелкобуржуазную и тянут в свою сторону… Довольно гибко действуют, и очень злостные, антикоммунистические. Но не выпячивают своих, это для них опасно. У них много загадочного…

— Сейчас много разговоров идёт о масонстве. Говорят, что у нас в стране тоже есть масоны, — замечаю я.

— Наверное, есть. Подпольные. Не может не быть.

— И про вас говорят, что вы тоже масон.

— Масон давно. С 1906 года, — улыбается Молотов.

— Вы в партию вступили в 1906-м, вам шестнадцать лет было. А в каком месяце?

— А я сам не помню. Приехал на каникулы к родителям, значит, летом это.

— Существует мнение, что масоны есть и среди коммунистов.

— Могут быть, — допускает Молотов.

— И вот, говорят, в Политбюро Молотов был главным масоном.

— Главным? Да, я это между делом. Оставался коммунистом, а между делом успевал быть масоном. Где это вы копаете такие истины?

— Несколько президентов Франции, США, других стран были масонами. По аналогии называют имена некоторых бывших наших руководителей. Хрущёва не приняли, потому что, говорят, недалёкий.

— Нет, Хрущёв не такой глупый. Он малокультурный.

— А вот вас приняли.

— Чего только не придумают! Наши противники очень мечтали о том, что Вторая мировая война нам окажется не по силам, мы обязательно провалимся, коммунизм перестанет существовать, а оказалось не так. (Ф.И.Чуев “Молотов: полудержавный властелин” (Москва, «ОЛМА-ПРЕСС», 1999 г., стр. 324 — 326, по записям 1973 — 1985 гг.).

И никаких воспоминаний ни о II, ни о IV конгрессах Коминтерна и всей проблематики взаимоотношений коммунистов и масонства ни в первые годы Советской власти, ни на протяжении истории СССР: дескать всё узнал из популярной статьи, надо же — какие коварные эти масоны, а я не обращал на них внимания… — Неужто В.М.Молотов запамятовал? При этом ироничные высказывания о его личных взаимоотношениях с масонством аналогичны высказываниям «архитектора [97] перестройки» — А.Н.Яковлева.

Зато читаем в докладе Н.С.Хрущёва следующее:

«В дни, предшествовавшие Октябрьской революции, два члена ЦК партии большевиков — Каменев и Зиновьев выступили против ленинского плана вооружённого восстания. Более того, 18 октября [98] в меньшевистской газете “Новая жизнь” они опубликовали своё заявление о подготовке большевиками восстания и о том, что они считают восстание авантюрой. Каменев и Зиновьев раскрыли тем самым перед врагами решение ЦК о восстании, об организации этого восстания в ближайшее время. Это было изменой делу партии, делу революции. В.И.Ленин в связи с этим писал: “Каменев и Зиновьев выдали Родзянке и Керенскому решение ЦК своей партии о вооружённом восстании…” (Соч., т. 26, стр. 194) [99]. Он поставил перед ЦК вопрос об исключении Зиновьева и Каменева из партии [100]. Но после свершения Великой Октябрьской социалистической революции, как известно, Зиновьев и Каменев были выдвинуты на руководящие посты [101]. Ленин привлекал их к выполнению ответственнейших поручений партии, к активной работе в руководящих партийных и советских органах. Известно, что Зиновьев и Каменев при жизни В.И.Ленина совершили не мало других крупных ошибок. В своём “завещании” Ленин предупреждал, что “октябрьский эпизод Зиновьева и Каменева, конечно, не являлся случайностью” [102]. Но Ленин не ставил вопроса об их аресте и, тем более, о их расстреле. Или возьмём, к примеру, троцкистов. Сейчас, когда прошёл достаточный исторический срок, мы можем говорить о борьбе с троцкистами вполне спокойно и довольно объективно разобраться в этом деле [103]. Ведь вокруг Троцкого были люди, которые отнюдь не являлись выходцами из среды буржуазии. Часть из них была партийной интеллигенцией, а некоторая часть — из рабочих. Можно было бы назвать целый ряд людей, которые в своё время примыкали к троцкистам, но они же принимали и активное участие в рабочем движении до революции и в ходе самой Октябрьской социалистической революции, и в укреплении завоеваний этой величайшей революции. Многие из них порвали с троцкизмом и перешли на ленинские позиции. (выделено нами при цитировании [104]). Разве была необходимость физического уничтожения таких людей? [105] Мы глубоко уверены, что если бы жив был Ленин, то такой крайней меры в отношении многих из них не было бы принято. Таковы лишь некоторые факты истории. А разве можно сказать, что Ленин не решался применять к врагам революции, когда это действительно требовалось, самые жестокие меры? Нет, этого никто сказать не может. Владимир Ильич требовал жестокой расправы с врагами революции и рабочего класса и, когда возникала необходимость, пользовался этими мерами со всей беспощадностью. Вспомните хотя бы борьбу В.И.Ленина против эсеровских организаторов антисоветских восстаний, против контрреволюционного кулачества в 1918 году и других, когда Ленин, без колебания, принимал самые решительные меры по отношению к врагам. Но Ленин пользовался такими мерами против действительно классовых врагов, а не против тех, которые ошибаются, которые заблуждаются, которых можно путем идейного воздействия на них повести за собой и даже сохранить в руководстве [106]. Ленин применял суровые меры в самых необходимых случаях, когда в наличии были эксплуататорские классы, бешено сопротивлявшиеся революции, когда борьба по принципу “кто — кого” неизбежно принимала самые острые формы, вплоть до гражданской войны. Сталин же применял самые крайние меры, массовые репрессии уже тогда, когда революция победила, когда укрепилось Советское государство, когда эксплуататорские классы были уже ликвидированы и социалистические отношения утвердились во всех сферах народного хозяйства, когда наша партия политически окрепла и закалилась как количественно, так и идейно [107]. Ясное дело, что здесь были проявлены со стороны Сталина в целом ряде случаев нетерпимость, грубость, злоупотребление властью. Вместо доказательств своей политической правоты и мобилизации масс, он нередко шёл по линии репрессий и физического уничтожения не только действительных врагов, но и людей, которые не совершали преступлений против партии и Советской власти. В этом никакой мудрости нет, кроме проявления грубой силы, что так беспокоило В.И.Ленина. Центральный Комитет партии за последнее время, особенно после разоблачения банды Берия [108], рассмотрел ряд дел, сфабрикованных этой бандой [109]. При этом обнаружилась весьма неприглядная картина грубого произвола, связанного с неправильными действиями Сталина. Как показывают факты, Сталин, воспользовавшись неограниченной властью, допускал немало злоупотреблений, действуя от имени ЦК, не спрашивая мнения членов ЦК и даже членов Политбюро ЦК, зачастую не ставя их в известность о единолично принимаемых Сталиным решениях по очень важным партийным и государственным вопросам (выделено нами при цитировании: потом эти же обвинения были предъявлены при снятии Н.С.Хрущёву).

Но есть ряд фактов, связанных с «октябрьским эпизодом» Каменева и Зиновьева, о которых Н.С.Хрущёв умолчал. Они показывают, что событие это куда более значимое и знаковое, нежели его представляет Н.С.Хрущёв, опровергающее оглашённую через него схему понимания эпохи Сталина. Как сообщает Л.Д.“Троцкий” [110], “Каменев” [111] по соглашению с “Зиновьевым” [112] сдал в газету Горького (“Новая жизнь”) письмо, направленное против принятого накануне — 10 (23) октября 1917 г. — решения о восстании. “Троцкий” приводит следующие строки из письма “Каменева”:

«Не только я и Зиновьев, но и ряд товарищей практиков находят, что взять на себя инициативу вооружённого восстания в настоящий момент, при данном соотношении общественных сил, независимо и за несколько дней до съезда Советов, было бы недопустимым, гибельным для пролетариата и революции шагом… Ставить всё… на карту выступления в ближайшие дни значило бы совершить шаг отчаяния, а наша партия слишком сильна, перед ней слишком большая будущность, чтобы совершать подобные шаги» (Л.Д.Троцкий, “История русской революции” — 1933 г., приводится по сборнику под ред. д.и.н. Н.А.Васецкого: Л.Д.Троцкий “К истории русской революции” Москва, «Политиздат», 1990 г., стр. 364).

Это было опубликовано в газете, издателем которой был «пролетарский писатель» А.М.Горький. Л.Замойский сообщает [113], что Горький, его первая жена Ек. П. Пешкова и крестник писателя — Зиновий Пешков [114] интересовались в своё время масонством, а в 1916 г. “морской план” [115] дворцового переворота обсуждался на квартире Горького. Нет никаких оснований полагать, что “братская опёка” писателя когда-либо была снята, даже, если он сам и не был “каменщиком” — масоном.

Если это знать, то «октябрьский эпизод» “Каменева” и “Зиновьева” — действительно не случайность, как и небольшевизм “Троцкого”, но в докладе ХХ съезду Н.С.Хрущёв подаёт его именно как случайную, а не системную ошибку Розенфельда и Апфельбаума.

Теперь обратимся к вопросу о том, почему и для чего именно И.В.Сталин был поставлен во главе партии и государства. И в этом случае, тоже есть множество фактов, которые, если их поместить в схему, предложенную Н.С.Хрущёвым на ХХ съезде, её разрушат. [116]


* * *

Но прежде, чем о них говорить, необходимо пояснить, что кроме публичной политики, есть ещё и закулисная, в том числе и глобальная закулисная политика. Так называемая «мировая закулиса» существует издавна, со времён ранее исхода евреев из Египта и осуществляет свою власть способами, отличными от тех, которыми пользуются правительства государств, и которые воспринимаются обывателями из толпы в качестве средств осуществления власти в жизни общества. Если правительства издают законы, касающиеся всех граждан (подданных), и директивы, адресованные руководителям определённых государственных структур персонально, то «мировая закулиса» соучаствует через свою в деятельности государственного аппарата и общественных институтов, поддерживая их самостоятельные действия либо саботируя их, но поддерживая в то же самое время другие действия, действия других структур как в самом обществе, так и в других странах. Периферия «мировой закулисы» — регулярное масонство и индивиды, чьи нравственность, мировоззрение и миропонимание, определяющие их целеустремлённость и деятельность, стыкуются с законспирированными и относительно малочисленными по отношению к численности общества масонскими структурами.

Такая власть осуществляется на основе упреждающего события формирования миропонимания тех или иных социальных групп толпо-“элитарного” общества. На основе сформированного таким путём миропонимания целые социальные группы, общественные классы действуют как бы по своей инициативе, но необходимым для «мировой закулисы» образом. И это позволяет ограничиться минимальным количеством большей частью недокументируемых директивных указаний (это — издревле властвующее своего рода «дотелефонное» право), выдаваемых в каждой стране адресно очень узкому кругу посвящённых координаторов деятельности периферии «мировой закулисы» [117].

Соответственно этой обычной практике после победы марксистской революции в России буржуазным режимам Европы и Америки, при соучастии Японии, «мировой закулисой» было позволено начать интервенцию в Советскую Россию с целью её расчленения и колонизации страны при поддержке местной контрреволюции.

Но, как показывают исследования глобальной истории гражданской войны и интервенции, контрреволюция терпела военные поражения вследствие того, что её «кидали» зарубежные союзники: под давлением своих внутренних движений под лозунгами «Руки прочь от Советской России!» прекращались поставки военной техники и оказание военной и финансовой поддержки накануне решающих сражений [118]. А адмирала А.В.Колчака (в случае победы контрреволюции — возможного главу многонационального “элитарного” имперского нацизма) интервенты по прямому указанию высшего масонского руководства просто предали и сдали в руки революционной власти, которая его ликвидировала без лишних проволочек, не предпринимая никаких попыток к его переубеждению, хотя это был выдающийся учёный и выдающийся профессионал военно-морского дела.

Последним фронтом гражданской войны в России по существу был крымский фронт против барона П.Н.Врангеля. Под слово М.В.Фрунзе, гарантировавшее жизнь сдающимся в плен, после бегства П.Н.Врангеля за границу крымская группировка прекратила сопротивление и организовано сложила оружие. Сразу же за этим М.В.Фрунзе высшим командованием был направлен к новому месту службы. И в его отсутствие интернацисты (организаторы этого военного преступления — именно интернацисты: Склянский, Залкинд (Землячка), Белла Кун) уничтожили в Крыму до 50 000 пленных белых офицеров, нарушив данные сдавшимся в плен гарантии сохранения жизни, лишив тем самым большевиков патриотически ориентированных кадров управленцев [119] и заодно, дискредитировав М.В.Фрунзе лично [120] и ещё раз — коммунистическое движение в целом.

Этот случай — не что-то из ряда вон выходящее. Он — один из последних в череде такого рода событий гражданской войны. В её ходе массовое, в ряде местностей близкое к поголовному, уничтожение представителей прежней правящей “элиты” с семьями (включая детей) было обычным явлением, не мотивированным какой-либо реальной антисоветской деятельности жертв. При этом в персональном составе руководителей аппарата ВЧК в центре и на местах (особенно на Украине) евреев было настолько много, что ВЧК тех лет можно рассматривать как прототип гитлеровского гестапо, но в еврейском исполнении.

Крымская бойня была организована тогда, когда гражданская война уже была выиграна красными: в ней не было никакой военной необходимости. Многие белогвардейцы были деморализованы поражением и тем, что народ поддержал не их, а красных — Советскую власть. Это было хорошей психологической предпосылкой к тому, чтобы многие из них, переосмыслив своё участие в гражданской войне, стали бы с течением времени строителями новой России, поскольку в большинстве своём они были — патриоты.

Но как можно понять из доклада Н.С.Хрущёва, крымскую бойню он оправдывает, хотя именно в результате неё Советская власть лишилась множества кадров потенциально полезных для неё управленцев и просто наиболее образованных людей, многих из которых реальное улучшение жизни простого народа при советской власти могло превратить в её приверженцев и защитников.

Однако это не было политической ошибкой Склянского, Залкинд и Бела Куна. Целенаправленное уничтожение представителей прежней правящей “элиты” и наиболее образованных слоёв общества России под видом «классовых врагов» в ходе революции и гражданской войны революционерами-интернацистами, по её завершении привело к засилью евреев в органах партийного аппарата и государственной власти, в средствах массовой информации. Это стало как следствием прямой кадровой политики интернацизма (чужих уничтожать физически и морально под любыми предлогами [121] и продвигать своих на ключевые посты), так и вынужденным для Советской власти следствием того, что в Российской империи к концу XIX века именно евреи были наиболее образованной частью разноплеменного населения, опережая все прочие этнические группы по статистическим показателям образованности [122], а работа в органах власти требовала некоторого минимального образовательного уровня, которым остальное население страны, не принадлежавшее к «классовым врагам» — “враждебным” пролетариату и крестьянству классам, — не обладало.

Иными словами, если отойти от норм «политкорректности», то:

Великая октябрьская социалистическая революция только по лозунгам была общенародной — социалистической, а по своей сути была еврейско-масонской — фашистской [123] и её назначение было — сменить капиталистическую форму эксплуатации большинства меньшинством, основанную на власти денег, на более «продвинутую» форму, основанную на власти правдоподобного, но заведомо лживого социологического знания, заменив при этом “элитарное” национальное правящее меньшинство, ещё более “элитарным” космополитичным, международным меньшинством во главе с представителями еврейства и его древними оккультными хозяевами.

Но в первые же годы мирной жизни «мировая закулиса» и её периферия в РСФСР-СССР столкнулась с тем, что рабочие и крестьяне в большинстве своём были лояльны Советской власти и многие, особенно молодёжь, активно её поддерживали по своей инициативе [124]. Однако наряду с этим в широких слоях общества начался рост того, что фашисты-интернацисты называют «антисемитизмом» [125]. В сложившихся общественных условиях, такие персоны как Л.Д.Бронштейн (Троцкий), Л.Б.Розенфельд (Каменев), Г.Е.Апфельбаум (Зиновьев) и другие их соплеменники — в то время культовые вожди революции и «трудового народа», победившего в гражданской войне, — не могли быть олицетворением государственной власти в период ещё только предстоявшего тогда длительного периода построения нового общественного строя [126].

Также следует понимать, что если революция свершается в ходе империалистической войны (от бедствий которой все, кроме наживающейся на войне “элиты” устали), как это было в России в 1917 г., — в обществе — одно отношение и к революции, и к возникающей в её результате новой власти — какой ни на есть, а всё же спасительницы от бедствий. Но к такой же по политическим целям революции в обществе — неизбежно совершенно иное отношение, если новая власть возникает в результате победы агрессора, начавшего «революционную войну за освобождение братьев-трудящихся другой страны от гнёта капитала», в то время как сами трудящиеся ещё не прониклись мыслью о том, что им совершенно необходима революция и новая власть [127]; или, если новая власть возникает в результате организации государственного переворота в стране, живущей мирной жизнью [128]. Эти весьма значимые в политике [129] обстоятельства психтроцкистами-марксистами в СССР не воспринимались в качестве политической реальности. [130]

Кроме того, пока шла гражданская война в России, революционная ситуация в странах Европы изошла на нет, что делало мировую марксистскую революцию невозможной в ближайшее время.

Эти обстоятельства привели к тому, что «мировая закулиса» вынуждена была согласиться с точкой зрения В.И.Ленина: сначала социализм в одной отдельно взятой стране, а потом переход к социализму всех других стран, которую В.И.Ленин высказал ещё в 1915 г. Среди руководства ВКП (б) этой же точки зрения придерживался и И.В.Сталин.

Как замечали некоторые исследователи биографии И.В.Сталина, он в дореволюционные и первые послереволюционные годы в числе последних присоединялся к успевшему сложиться большинству и таким путём продвигался в делании партийной карьеры. Произведения его были написаны простонародным языком (см. его собрание сочинений), что с одной стороны обеспечивало доходчивость их смысла до сознания простого малограмотного и плохо образованного рабочего люда, а с другой стороны — убеждало правящую в партии интеллигенцию в невежестве самого И.В.Сталина, который якобы просто не может освоить “высоко научный” жаргон, на котором говорила и писала партийная интеллигенция, но которого не понимал простой люд (имманентный, перманентная, фидеизм, гносеология и т.п. слова из литературы марксистской интеллигенции, которые практически не встречаются в произведениях И.В.Сталина). Поэтому с точки зрения вождей партии, подобных Троцкому, — Сталин не был ни выдающимся партийным философом, экономистом, писателем-публицистом [131], ни выдающимся оратором, способным изустным словом увлечь массы на революционные подвиги. Вожди-интеллигенты и их сподвижники и прихлебатели считали его плохо воспитанным (без хороших манер), грубым, малообразованным (недоучившийся семинарист), ленивым (ничего не написал в последней ссылке) и соответственно, — не способным думать самостоятельно.

Это порождало иллюзию, что И.В.Сталин может быть управляемым со стороны более умных и широко образованных “вождей”, даже если станет номинально первым лицом в партии. Поэтому продвижение И.В.Сталина к вершинам внутрипартийной власти возражений и сопротивления «мировой закулисы» и её периферии не вызвало.

К тому же И.В.Сталин — «нацмен», как и большинство вождей революции, — грузин по происхождению, что представлялось автоматической гарантией подавления им ростков угрозы великорусского национализма и нацизма.

Всё это способствовало тому, что дело олицетворения своей персоной успехов социалистического строительства в одной отдельно взятой стране «мировая закулиса» сочла возможным доверить И.В.Сталину.

Большевики, со своей стороны, по мере того, как В.И.Ленин, теряя здоровье вследствие ранения [132], утрачивал способность к руководству партией и государством, также задумывались о том, кто будет руководить продолжением их дела.

В этой связи необходимо обратиться к документу, известному как “Письмо к съезду”, которое, как сообщает историческая традиция КПСС, было записано в несколько приёмов со слов перенёсшего инсульт В.И.Ленина его разными секретарями в конце декабря 1922 — начале января 1923 гг. Н.С.Хрущёв в своём докладе на ХХ съезде не стал приводить его полностью, а только привёл несколько фраз из него, что позволило ему исказить значение этого документа в целом в истории партии и политике 1920-х гг.

В письме речь идёт о том, как в дальнейшем избежать очередного раскола партии и обеспечить устойчивость ЦК формальными средствами, а не достижением единства взглядов по всем вопросам деятельности партии на основе освоения её членами методологической культуры познания и миропонимания [133]:

«Я думаю, что основным в вопросе устойчивости с этой точки зрения являются такие члены ЦК, как Сталин и Троцкий. Отношения между ними, по-моему, составляют большую половину опасности того раскола, который мог бы быть избегнут и избежанию которого, по моему мнению, должно служить, между прочим, увеличение числа членов ЦК до 50, до 100 человек [134].

Тов. Сталин, сделавшись генсеком, сосредоточил в своих руках необъятную власть, и я не уверен, сумеет ли он всегда достаточно осторожно пользоваться этой властью [135]. С другой стороны, тов. Троцкий, как доказала уже его борьба против ЦК в связи с вопросом о НКПС [136], отличается не только выдающимися способностями [137]. Лично он, пожалуй, самый способный человек в настоящем ЦК, но и чрезмерно хватающий самоуверенностью и чрезмерным увлечением чисто административной стороной дела.

Эти два качества двух выдающихся вождей современного ЦК способны ненароком привести к расколу, и если наша партия не примет мер к тому, чтобы этому помешать, то раскол может наступить неожиданно.

Я не буду дальше характеризовать других членов ЦК по их личным качествам. Напомню лишь, что октябрьский эпизод Зиновьева и Каменева, конечно, не являлся случайностью [138], но что он также мало может быть ставим им в вину лично, как небольшевизм Троцкому» (В.И.Ленин, ПСС, изд. 5, т. 45, продолжение записей от 24 декабря 1922 г. продиктовано В.И.Лениным 25 декабря 1922 г.).

Как сообщает Н.С.Хрущёв в докладе, текст этого письма был роздан делегатам ХХ съезда.

Характеристике И.В.Сталина также посвящено добавление к записям от 25 декабря 1922 г., как сообщается записанное 4 января 1923 г. уже другим секретарём В.И.Ленина — Л.А.Фотиевой (1881 — 1975) [139]:

«Сталин слишком груб, и этот недостаток, вполне терпимый в среде и в общениях между нами, коммунистами, становится нетерпимым в должности генсека. Поэтому я предлагаю товарищам обдумать способ перемещения Сталина с этого места и назначить на это место другого человека, который во всех других отношениях отличается от тов. Сталина только одним перевесом, именно, более терпим, более лоялен, более вежлив и более внимателен к товарищам, меньше капризности и т.д. [140] Это обстоятельство может показаться ничтожной мелочью. Но я думаю, что с точки зрения предохранения от раскола и с точки зрения написанного мною выше о взаимоотношении Сталина и Троцкого, это не мелочь, или это такая мелочь, которая может получить решающее значение».

Кроме этого, Н.С.Хрущёв огласил ещё два не публиковавшихся ранее документа:

· Письмо Н.К.Крупской председательствовавшему в то время в Политбюро Л.Б.Розенфельду (Каменеву), с жалобой на И.В.Сталина, который был груб с нею в телефонном разговоре, отчитав её за то, что она довела до сведения В.И.Ленина некие политические сведения вопреки запрету врачей волновать Ленина политикой до тех пор, пока он не поправится после инсульта, происшедшего с ним в декабре 1922 г.

· И личное письмо В.И.Ленина И.В.Сталину с требованием извиниться перед его женой — Н.К.Крупской за грубость, проявленную в том же телефонном разговоре.

Поскольку о многолетнем романе В.И.Ленина с Иннесой Арманд делегаты ХХ съезда, в отличие от сподвижников В.И.Ленина, ничего не знали, то это произвело на них соответствующее впечатление: что И.В.Сталин оказался во главе партии, чуть ли не вопреки воле Ленина, который якобы пытался предостеречь партию от избрания И.В.Сталина её вождём. И с того времени публицисты — приверженцы схемы понимания истории, предложенной ХХ съезду Н.С.Хрущёвым, — многократно комментировали “Письмо к съезду” В.И.Ленина, особенно смакуя добавление к письму от 4 января 1923 г.: дескать, ещё В.И.Ленин предупреждал, да не вняли… Но чуть ли не единственное, что ускользнуло от их понимания, — так это именно то, от чего в действительности предостерегал В.И.Ленин большевиков, а также и то обстоятельство, что В.И.Ленин этим письмом фактически рекомендовал партии большевиков И.В.Сталина в качестве своего преемника.

Чтобы понять, от чего в действительности предостерегал В.И.Ленин партию в “Письме к съезду”, давайте спокойно, без буйства эмоций, рассмотрим характеристики, данные В.И.Лениным членам ЦК ВКП (б). Все претенденты на должность лидера партии, как бы она ни именовалась, кроме И.В.Сталина, характеризуются В.И.Лениным прямо как небольшевики (Троцкий), как субъекты, на которых нельзя полагаться в деле (Каменев, Зиновьев, Троцкий, которого в одной из своих работ В.И.Ленин назвал «иудушкой»), как бюрократы, способные оторваться от живого дела, увлекшись административным формализмом (Троцкий, Бухарин [141], Пятаков [142]).

Остаётся один И.В.Сталин, который уже сосредоточил в своих руках необъятную власть на посту генерального секретаря [143], что говорит о его деловых организаторских качествах, об умении поддерживать определённое соответствие формы (административной стороны) и содержания (т.е. самого дела) и способностях к руководству; однако наряду с этим, он бывает груб, нетерпим к другим, капризен.

При таких характеристиках всех “вождей” добавление к “Письму” от 4 января 1923 г. — пустая риторика для слушателей: «Надо бы избрать не Сталина, а кого-то другого: такого, как Сталин по деловым качествам, но который не был бы груб и обладал бы большей терпимостью. Вы не знаете такого? — а то я не знаю».

И в то же время это — намёк Сталину: «Учитесь сдержанности, дорогой товарищ, а то при всех Ваших хороших деловых качествах не сносить Вам головы: повторите мою судьбу — уберут раньше, чем успеете сделать дело. Сами видите, большевистских-то кадров, способных к руководству, среди “вождей” партии нет… а дело большевизма продолжать надо, нето масоны и увлекаемые ими пустобрёхи-интеллигенты совсем на голову народу сядут».

Именно в этой связи с масонством следует ещё раз прокомментировать слова В.И.Ленина о том, что «октябрьский эпизод Зиновьева и Каменева, конечно, не являлся случайностью, но что он также мало может быть ставим им в вину лично, как небольшевизм Троцкому».

Эта характеристика В.И.Лениным Л.Б.Розенфельда (Каменева), Г.Е.Апфельбаума (Зиновьева), Л.Д.Бронштейна (Троцкого) обязывает соотнести её с правовым положением невольников в рабовладельческом обществе:

Раб ни за что перед обществом свободных людей не отвечает. За весь ущерб, нанесённый рабом, перед обществом отвечает его хозяин. И только хозяин вправе наказать раба так, как того пожелает. И в этом никто из членов общества свободных ему препятствовать не вправе [144].

Но это же характеризует и масонов, связанных дисциплиной взаимного проникновения разных лож друг в дуга.

И соответственно этому, характеристика, данная В.И.Лениным Бронштейну, Розенфельду, Апфельбауму, — определение правового положения раба в рабовладельческом обществе, однако высказанная не прямо, как в нашем тексте, а опосредованно — в других словах. Соотносясь с этим и с тем, что мы знаем теперь о той эпохе, включая и тематику II и IV конгрессов Коминтерна, приведённую характеристику В.И.Лениным этой «троицы», можно понимать единственно в качестве намёка на то, что названные им “вожди” партии в действительности — марионетки, невольники хозяев масонства, исполнительная периферия «мировой закулисы».

И не надо думать, что этот вывод притянут задним числом, а В.И.Ленин в действительности имел в виду что-то другое [145]: В.И.Ленин по образованию был юрист, историю права с древних времён знал, а выступая на IV конгрессе Коминтерна в декабре 1922 г., потребовал выхода членов коммунистических партий из масонских лож.

Если же постараться оценить восприятие разными людьми, не знающими закулисной подоплёки, данных В.И.Лениным в “Письме к съезду” характеристик членов ЦК, то для одних в нём значимо одно, а для других — совершенно другое.

То, что И.В.Сталин бывает груб, позволяет себе не придерживаться «хороших великосветских манер», было значимо (и значимо ныне) для представителей беззаботно говорливой интеллигенции в рядах партии и для “вождей”, которые также вышли из интеллигенции либо приобщились к ней в ходе профессиональной революционной деятельности. Для них в качестве лидера партии предпочтительнее интеллигенты-говоруны, такие же, как и они сами.

Но в среде простонародья, занятого реальным делом, от успеха которого зависит жизнь (т.е. в партийной массе), в те времена грубость не считалась серьёзным пороком, как то было в кругах рафинированных интеллигентов. В простонародье на грубость человека не обращали и не обращают доныне особого внимания, если человек обладает деловыми качествами, полезными обществу, или если за внешней грубостью скрывается доброта. В среде простонародья обычно нетерпимы не к грубости, а к тому, если кто-то куражится над другими, злоупотребляя своим социальным статусом или способностями, что может протекать и в изысканно вежливых формах.

Если бы И.В.Ленин написал, что И.В.Сталин глумлив и куражится над товарищами по партии, — то к такого рода предупреждению отнеслись бы иначе. Но В.И.Ленин этого не написал, поскольку к такой характеристике И.В.Сталина у него не был оснований

Для партийцев-большевиков из простонародья значимо было то, что И.В.Сталин сосредоточил в своих руках власть, т.е. не боится взять на себя заботу об общем деле, что он обладает качествами руководителя и организатора в живом деле. А брань, грубость, — это далеко не всегда выражение злобы, и даже если грубость случится, то на вороту не виснет… Кроме того, чтобы занятый реальными делами человек сорвался в грубость, — его до этого ещё и довести чем-то надо, а это уж “заслуги” окружающих [146].

И не надо забывать, что если об общении с И.В.Сталиным мы можем знать по свидетельствам современников, многие из которых писали с чужих слов, и которые отфильтрованы антисталинистами в последующие времена, то в те годы реальный опыт общения с И.В.Сталиным был не только у В.И.Ленина, Н.К.Крупской и других “вождей” партии. Поэтому о «политесе» И.В.Сталина могли быть и иные мнения, не совпадающие с высказанным В.И.Лениным в “Письме к съезду”, и потому не ставшие культовыми в эпоху после ХХ съезда.

В годы перестройки, когда снова активизировалась «борьба со сталинщиной», по телевидению как-то показали документальный фильм, снятый в месте последней ссылки Сталина в Туруханском крае. Под бетонным каркасом «аквариума», в котором некогда стоял защищённым от непогоды дом-музей, — пусто. На стенах надписи: как проклятия в адрес Сталина, так и просьбы о прощении за то, что после его ухода в мир иной не уберегли СССР — первое большевистское государство.

Потом показали старушку — жительницу той деревни, которая помнила Сталина по жизни в ссылке. Ей задали вопрос: “А что Вы помните?” Когда прозвучал этот вопрос, из её глаз просияла юность, и она ответила: “Добрый был. Людей травами лечил…”

Так что с разными людьми И.В.Сталин, судя по всему, вёл себя по-разному — в зависимости от того, какие это были люди, что они несли в себе, что давали обществу и что в них видел сам И.В.Сталин…

В итоге на основе таких характеристик, данных “вождям” В.И.Лениным, и личного опыта общения и работы со всеми вождями, — большевики в ВКП (б) поддержали именно И.В.Сталина в качестве лидера партии.

Так и «мировая закулиса», и большевики в самой России сошлись на том, что товарищу Сталину, Иосифу Виссарионовичу Джугашвили, можно доверить дело руководства построением социализма в одной отдельно взятой стране, хотя под социализмом «мировая закулиса» и большевики понимали совершенно разные, взаимно исключающие друг друга типы общественного устройства жизни людей и человеческих взаимоотношений. В результате такого рода взаимовложенности общественно-политических процессов И.В.Сталин стал олицетворением государственности большевизма в ХХ веке.

И это всё приводит к вопросам о сути масонства, марксизма, большевизма, их взаимопроникновении и переплетении в истории СССР и партии — РСДРП — ВКП (б) — КПСС.



6. Масонство, марксизм, большевизм — три «разницы»


6.1. Глобальная политика и масонство


Глобальная политика как историческое явление появилась не в ХХ веке вместе со становлением таких институтов как «Лига наций» и ООН. Это древнее явление, возраст которого как минимум порядка 3000 лет. По крайней мере, таков возраст того потока глобальной политики, который создаёт всем народам большинство проблем на протяжении последних нескольких веков и двух последних тысячелетий. Суть этого потока глобальной политики изложена в Библии так:


* * *

«Не давай в рост брату твоему (по контексту единоплеменнику-иудею) ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что возможно отдавать в рост; иноземцу (т.е. не иудею) отдавай в рост, чтобы господь бог твой (т.е. дьявол, если по совести смотреть на существо ростовщического паразитизма) благословил тебя во всём, что делается руками твоими на земле, в которую ты идёшь, чтобы владеть ею» (последнее касается не только древности и не только обетованной древним евреям Палестины, поскольку взято не из отчета о расшифровке единственного свитка истории болезни, найденного на раскопках древней психбольницы, а из современной, массово изданной книги, пропагандируемой всеми Церквями и частью “интеллигенции” в качестве вечной истины, данной якобы Свыше), — Второзаконие, 23:19, 20. «…и будешь давать взаймы многим народам, а сам не будешь брать взаймы [и будешь господствовать над многими народами, а они над тобой господствовать не будут ]. [147] Сделает тебя господь [бог твой] главою, а не хвостом, и будешь только на высоте, а не будешь внизу, если будешь повиноваться заповедям господа бога твоего, которые заповедую тебе сегодня хранить и исполнять», — Второзаконие, 28:12, 13. «Тогда сыновья иноземцев (т.е. последующие поколения не-иудеев, чьи предки влезли в заведомо неоплатные долги к племени ростовщиков-единоверцев) будут строить стены твои (так ныне многие семьи арабов-палестинцев в их жизни зависят от возможности поездок на работу в Израиль) и цари их будут служить тебе (“Я — еврей королей”, — возражение одного из Ротшильдов на неудачный комплимент в его адрес: “Вы король евреев”) ; ибо во гневе моём я поражал тебя, но в благоволении моём буду милостив к тебе. И будут отверзты врата твои, не будут затворяться ни днём, ни ночью, чтобы было приносимо к тебе достояние народов и приводимы были цари их. Ибо народы и царства, которые не захотят служить тебе, погибнут, и такие народы совершенно истребятся», — Исаия, 60:10 — 12.

Иерархии всех якобы-Христианских Церквей, включая и иерархию “русского” “православия”, настаивают на священности этой мерзости, а канон Нового Завета, прошедший цензуру и редактирование еще до Никейского собора (325 г. н.э.), провозглашает её от имени Христа, безо всяких к тому оснований, до скончания веков в качестве благого Божьего Промысла:

«Не думайте, что Я пришёл нарушить закон или пророков [148] . Не нарушить пришёл Я, но исполнить. Истинно говорю вам: доколе не прейдёт небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдёт из закона, пока не исполнится всё»,— Матфей, 5:17, 18.

При признании священности Библии и убеждённости в неизвращённости в ней Откровений Свыше, расово-“элитарная” фашистская доктрина порабощения всех “Второзакония-Исаии” становится главенствующей политической доктриной в культуре библейской цивилизации, а Новый завет программирует психику паствы церквей имени Христа на подчинение заправилам библейского проекта порабощения всех:

«… не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щёку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобой и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду», — Матфей, гл. 5:39, 40. «Не судите, да не судимы будете» (т.е. решать, что есть Добро, а что Зло в конкретике жизни вы не в праве, и потому не противьтесь ничему), — Матфей, 7:1.

Это конкретный смысл Библии, в результате которого возникла и которым управляется вся библейская цивилизация — так называемый «Запад» и отчасти Россия. Всё остальное в Библии — мелочи и сопутствующие этому обстоятельства, направленные на расстройство ума и порабощение воли людей.



* *

*

В результате в библейской региональной цивилизации складывается своеобразная система внтурисоциальных взаимоотношений, проникающая во все её государства и национальные общества, признающие Библию священной или хотя бы к ней относящиеся терпимо по невежеству либо нравственному безразличию к Добру и Злу:

1. Высший уровень иерархии — заправилы проекта, предпочитающие избегать публичности в своей деятельности.

2. Второй уровень иерархии — законопослушные иудеи, на которых возложена миссия непосредственного управления в регионах, где есть диаспоры евреев.

3. Низший уровень — исповедующие традиционное христианство в одной из его модификаций на основе канона Нового завета и традиции истолкования Библии для неиудеев [149], а также атеисты и представители прочих вероисповеданий, не имеющие за душой альтернативных глобальных проектов.

4. Плюс к этому «соединительная и нервная ткань» системы, связывающая её компоненты воедино и обеспечивающая их взаимодействие, — масонство, действующее на основе принципов:

O каждый в меру посвящения работает на то, что понимает, а в меру непонимания — на тех, кто посвящён в высшие, чем он степени, и на тех, кто понимает больше вне зависимости от наличия посвящения или его отсутствия;

O неукоснительное подчинение и ответственность носителей низших степеней перед высшими.

При этом степени с 1 по 33 могут получить все, кто желает принять участие в проекте, и кому в этом не отказывают; с 34 по 66 — только иудеи, с 67 и выше — только раввины. Принадлежность к высшим степеням в каждом разряде требует в большинстве случаев (хотя могут быть и исключения) наследственной принадлежности претендента к системе [150]. Такая расово-клановая фильтрация и требование наследственной принадлежности являются достаточно надёжным заслоном от продвижения внедрённой в масонство антимасонской агентуры на руководящие посты в системе на протяжении жизни одного поколения, о чём концептуально безвластные [151] борцы с «жидомасонским заговором» (в котором и «жиды», и масоны — всего лишь «фигуры», устроенные несколько сложнее, чем шахматные) не задумываются (а у концептуально властных людей, не приемлющих библейский проект, в такого рода проникновении в его структуры с целью возглавить и изменить направление и характер деятельности — нет потребности). [152]

И для того, чтобы в обществе не формировались представления о системной целостности и определённой целесообразности библейской культуры, учебники истории ничего внятного о библейской глобальной социологической доктрине и о масонстве, как об инструменте её осуществления, не сообщают, чем извращают представления большинства о течении истории и политики, включая и представления самих политиков [153].

Т.е. масонство занимается строительством глобального государства, как о том прямо сообщает “Советский энциклопедический словарь” (см. сноску в разделе 3 настоящей записки), но делает это не абстрактно — «вообще», а конкретно — в русле именно приведённой выше программы глобальной политики (о чём почти все источники, авторы которых пишут о глобальной политике [154] и о масонстве, умалчивают).

Однако в своих внешних проявлениях масонство идеологически всеядно в буквальном смысле слова: оно поглощает, выжирая их изнутри, все концептуально безвластные общественные движения, и, действуя под прикрытием их идеологий, осуществляет всё тот же библейский проект порабощения всех. Такого рода идеологическая всеядность подаётся им обществу от своего имени и анонимно как веротерпимость, терпимость к чужим убеждениям, «толерантность».

Устремлённость же людей и обществ к получению конкретных ответов на вопрос «Что есть истина?», особенно в вопросах социологии, влечёт за собой нетерпимость к заблуждениям и лжи, и поскольку это подрывает системообразующий принцип идеологического разнообразия и толерантности в их масонской трактовке, то это порицается как одно из самых тяжёлых преступлений в сфере духовной жизни общества [155].

Это приводит к вопросам:

Марксистский социализм-коммунизм — это действительная альтернатива библейскому проекту порабощения всех, либо новая идеологическая форма библейского проекта порабощения всех, но приспособленная не к условиям древности, а к условиям жизни технически развитой цивилизации?

Почему коммунистическое движение под знамёнами марксизма-ленинизма, выступив на II и IV конгрессах Коминтерна против масонства с течением времени как-то забыло об этой теме: забыло потому, что эта проблематика была разрешена в пользу коммунизма? либо потому, что масонство выжрало изнутри мировое коммунистическое движение, действовавшее в ХХ веке под знамёнами марксизма-ленинизма?

Для того, чтобы ответить на эти вопросы надо понимать назначение «эзотерических» и «экзотерических» учений в жизни толпо-“элитарных” обществ.



6.2. Эзотеризм и экзотеризм в жизни толпо-“элитарного” общества


«Эзотеризм», «эзотерический» и однокоренные с ними слова происходят от греческого, означающего «внутренний». В современном обществоведческом лексиконе «эзотерический» означает «тайный», «скрытый», «предназначенный исключительно для посвящённых» (о религиозных обрядах, мистических учениях, политических доктринах и т.п.). Противоположность «эзотеризму» — «экзотеризм», «экзотерический» и однокоренные с ними слова происходят от греческого, означающего «внешний». В современном обществоведческом лексиконе «экзотерический» употребляется гораздо реже и означает «не составляющий тайны», «предназначенный для непосвящённых» (о религиозных обрядах, мистических учениях, политических доктринах и т.п.) [156], для всей толпы.

Иными словами пара «эзотеризм — экзотеризм» предполагает, что:

· Должно быть учение (доктрина), предназначенное для широкой пропаганды в обществе (это — экзотеризм), и учение (доктрина) для «лучших», «избранных» (это — эзотеризм).

· И оба учения (доктрины) должны быть согласованы друг с другом так, чтобы эта пара в целом обеспечивала самоуправление общества в русле одной и той же концепции, суть которой знают однако не «экзотеристы» или «эзотеристы», а хозяева того и другого учений и их носителей; а также и те, кто мировоззренчески выше «экзотеризма», «эзотеризма» и их хозяев.

Практически же эзотеризм представляет собой не некие тайные или зашифрованные тексты, а некую совокупность навыков, по отношению к которым все эзотерические тексты являются только системой указателей к освоению этих навыков, организованную таким образом, чтобы была высокая вероятность того, что посторонний для данной эзотерической системы человек в этой системе указателей сам ничего не поймёт и соответствующими навыками — не овладеет. Для того, чтобы человек мог овладеть навыками, свойственными представителям эзотерической системы, кроме эзотерических текстов необходима ещё помощь со стороны носителей соответствующей традиции.

Иными словами, эзотерики в обществе относятся к одной из двух категорий:

· “теоретики” — по существу начётчики, которые в буквальном смысле балдеют от прочтения всякой оккультно-эзотерической литературы;

· практики — которые овладевают навыками воздействия на природные и общественные процессы, вызвавшие их интерес, и в этом процессе освоения навыков они в состоянии прочитать почти что любой текст как «эзотерический».

Эта пара «эзотеризм — экзотеризм» может существовать и культивироваться в обществе явно (как это было в древней Греции, когда все знали, что есть эзотерические учения, но только посвящённые знали их суть). Но она же может существовать и культивироваться неявно по умолчанию (как это имеет место ныне, когда обществоведческие науки для толпы оспаривают управляемый характер глобального исторического процесса и истории государств, вопреки тому, что это — процессы, управляемые закулисными мафиями посвященных «эзотериков» и хозяев соответствующего «эзотеризма»). При разделении на «экзотеризм» и «эзотеризм» по умолчанию и то, и другое, а равно и версии одного и того же учения, предназначенные «для всех» и «для профессионалов» соответственно, называются как-то иначе. При этом общество может не осознавать факт управления его жизнью посредством двух учений: одного — для всех; и другого — для «избранных». В этом случае в обществе может возникать иллюзия отсутствия эзотеризма, ведущая к тому, что превосходство одних людей над другими в обретении социального статуса обусловлены исключительно их природными задатками, а не тем, что одни являются носителями эзотерических знаний и организованы мафиозно, а другие являются носителями неадекватных в чём-то экзотерических знаний и разобщены.

Поэтому и в таком случае, как и при явном парном культе «эзотеризм — экзотеризм» «профессионалы» безраздельно правят жизнью и деятельностью «любителей», которые — в силу свойств учения «для всех» — лишены возможности убедиться в том, что деятельность «профессионалов» соответствует полюбившейся им концепции, провозглашённой в учении «для всех», до тех пор, пока «любители» не пожнут плоды своего доверия «профессионалам»-управленцам.

Плоды же доверия могут быть разными:

· И.В.Сталин обещал культурный и экономический рост СССР, обещал разгром нацистской Германии, обещал систематическое снижение цен на товары массового спроса как одно из средств повышения благосостояния всех, и СССР достигал обещанного им под его руководством.

· Н.С.Хрущёв, Л.И.Брежнев, М.С.Горбачёв, Б.Н.Ельцин тоже много чего понаобещали. Каждому из них верили очень многие — сначала; потом — они же разуверивались в них и начинали ждать прихода преемника, которому тоже начинали верить, и спустя какое-то время снова разочаровывались, столкнувшись с несовпадением обещаний с результатами, к которым приводили народ те, кому было оказано доверие.

Но для большинства членов общества в целом и членов ВКП (б) — КПСС, в частности, в обоих сопоставляемых случаях соотнесения «доверие — результаты» одинаково характерно было то, что заблаговременно они ничего не могли сказать: воплотятся в жизнь обещания «вождей» или же нет.

В условиях же настоящей демократии последствия оказания доверия предсказуемы заблаговременно, и именно на основе такого рода предсказуемости последствий делается выбор руководителей квалифицированным большинством в соответствии с процедурами осуществления демократии. Если процедуры есть, а предсказуемости последствий нет, то демократии нет, а есть некая мафиозно-олигархическая власть под видом демократии. [157]

При этом марксизм в СССР был учением для всех и подавался как вершина человеческой мысли, что подразумевало отсутствие потребности в каком-либо ещё тайном учении для «избранных». Однако при господстве в культуре этой «вершины человеческой мысли» советское общество оказалось не властно над самим собой и потерпело крах, что даёт основание подозревать, что марксизм — своего рода антиинтеллектуальный вирус, от которого Россию не пожелала защитить хвалёная дореволюционная интеллигенция [158].

Ответы же на вопрос о том, является ли марксизм альтернативой фашистскому библейскому проекту порабощения всех, дал не Н.С.Хрущёв и прочие гуманисты-абстракционисты, порицающие И.В.Сталина как исчадие ада, а сам И.В.Сталин. Однако он был лишён возможности высказаться по этому вопросу прямо.



6.3. Марксизм как инструмент порабощения

Под конец своей жизни И.В.Сталин вынес смертный приговор марксистской доктрине. В его последней массово изданной в своё время работе “Экономические проблемы социализма в СССР” — напутствии большевикам последующих поколений — есть такие слова:

«… наше товарное производство коренным образом отличается от товарного производства при капитализме» (“Экономические проблемы социализма в СССР”, Москва, «Политиздат», 1952 г., стр. 18).

Это действительно было так, поскольку налогово-дотационный механизм был настроен на снижение цен по мере роста производства. И после приведённой фразы И.В.Сталин продолжает:

«Более того, я думаю, что необходимо откинуть и некоторые другие понятия, взятые из “Капитала” Маркса,… искусственно приклеиваемые к нашим социалистическим отношениям. Я имею в виду, между прочим, такие понятия, как “необходимый” и “прибавочный” труд, “необходимый” и “прибавочный” продукт, “необходимое” и “прибавочное” время. (…)

Я думаю, что наши экономисты должны покончить с этим несоответствием между старыми понятиями и новым положением вещей в нашей социалистической стране, заменив старые понятия новыми, соответствующими новому положению.

Мы могли терпеть это несоответствие до известного времени, но теперь пришло время, когда мы должны, наконец, ликвидировать это несоответствие (выделено при цитировании нами)» (там же, стр. 18, 19).

Если из политэкономии марксизма изъять упомянутые И.В.Сталиным понятия, то от неё ничего не останется, со всеми вытекающими из этого для марксизма последствиями.

Вместе с «прибавочным продуктом» и прочим исчезнет мираж «прибавочной стоимости», которая якобы существует и которую эксплуататоры присваивают, но которую Сталин не упомянул явно.

Приведённым фрагментом своей работы И.В.Сталин на метрологическую несостоятельность марксистской политэкономии: Все перечисленные им её изначальные категории неразличимы в процессе практической хозяйственной деятельности. Вследствие этого они объективно не поддаются измерению в процессе хозяйственной деятельности. Поэтому они не могут быть введены в практическую бухгалтерию ни на уровне предприятия, ни на уровне Госплана и Госкомстата. Вследствие этого на их основе невозможны ни анализ прошлой хозяйственной деятельности, ни прогнозирование и планирование.

Это означает, что марксистская политэкономия общественно вредна, поскольку её пропаганда извращает представления людей о течении в обществе процессов производства и распределения и управлении ими.

Но как заявляют марксисты (и в чём многие из них искренне убеждены), марксистская политэкономия — результат применения диалектико-материалистической философии к познанию производственно-потребительских отношений в обществе.

Однако если результат не верен, то после того, как это осознаётся:

Неизбежно встаёт вопрос о ревизии диалектико-материалистической философии «мраксизма», её теории познания и практики её применения к исследованию самых разных явлений в жизни природы и общества.

В результате такого рода ревизии неизбежно появление какой-то иной философии, содержащей качественно иную теорию познания, которые при искреннем подходе к делу ревизии и познания неизбежно окажутся более эффективными средствами познания жизни и защиты психики личности и общества от всевозможного вздора и злого умысла [159].

Если, понимая это характеризовать марксизм в целом, то получается следующее:

· В его философии главный вопрос «что первично: материя либо сознание?» уводит признающих эту философию от существа наиболее управленчески значимого вопроса о способах осуществления многовариантной прогностики будущего и выборе наилучшего варианта для осуществления управления. Поэтому под властью марксистской философии невозможно развитие теории управления, и как следствие — управленчески грамотная самоорганизация общества в выявлении и разрешении своих проблем.

· Его политэкономия метрологически несостоятельна, что исключает интеграцию в неё методов бухгалтерского учёта (прежде всего аналитического) и методов экономического прогнозирования и планирования как на микро-, так и на макро— уровнях производственно-потребительской системы общества. Поэтому под властью марксистской политэкономии невозможно развитие экономических прикладных отраслей теории управления.

· Вследствие этого и «интернационализм» марксизма — не мир и дружба народов и взаимопомощь и уважение людей без различия рас и национальностей, а антинациональный — интернацистский — фашизм при ведущей роли в культуре и власти порабощённого марксизмом общества представителей еврейской диаспоры.

При таком фактическом положении дел в фундаментальных научных дисциплинах социологии (философии и политэкономии) провозглашаемая марксизмом ориентация на построение коммунизма представляет собой не освобождение трудящегося большинства от эксплуатации злоупотребляющего знанием и властью меньшинства, а ловушку для легковерных благонамеренных.

Поскольку на основе философии марксизма невозможно адекватное жизни познание, а на основе его политэкономии невозможно управление хозяйственной деятельностью, то общество, признающее марксизм адекватным учением, обречено быть заложником тех, кто предлагает ему в терминологических формах марксизма понимание проблем и путей их развития, полученное на основе иной — таимой от общества — эзотерической субкультуры познания, миропонимания, управления.


* * *

Те, кто готовил доклад Н.С.Хрущёва, были профессиональными работниками сферы идеологии. Они не могли не знать текста этой — последней — работы И.В.Сталина. И это приводит к вопросам:

· либо они были безнадёжными идиотами, которые не поняли значения того, что написал И.В.Сталин? [160]

· либо они не были идиотами и всё поняли? - но тогда они — мерзавцы, которые для того, чтобы сохранить систему масонско-фашистского рабовладения, увели внимание людей от рассмотрения проблематики роли марксизма в трагедии России и СССР к надуманной ими проблематике культа личности, которую к тому же представили в неадекватном понимании.

Но вне зависимости от того, были ли авторы доклада Н.С.Хрущёва безнадёжными идиотами или мерзавцами, его доклад и ХХ съезд в целом съиграл в истории страны и мира именно эту роль: он задержал на 30 лет переосмысление политического предназначения марксизма и выявление алгоритмики порабощения общества на его основе.

Хотя после публикации доклада Н.С.Хрущёва на Западе, вместе с авторитетом СССР упала и популярность идей коммунизма в среде взрослой интеллигенции, вследствие чего коммунистические партии капиталистических государств, прежде всего наиболее развитых, начали терять численность. Но этот процесс не затронул молодёжь, некоторая часть которой вследствие возрастных психологических особенностей мыслит предельно критично и радикально-нигилистически по отношению к полученному ими «наследию предков».

В капиталистических и развивающихся странах этот радикализм по-прежнему выражался в решительном неприятии молодёжью исторически сложившегося капитализма.

В СССР же ХХ съезд удовлетворил изрядную долю такого рода нигилистических потребностей молодёжи, и потому первые годы после ХХ съезда в СССР характеризовались надеждами молодых поколений на возвращение жизни страны к так называемым «ленинским нормам». Но по существу это было возрождением марксистско-троцкистских романтических иллюзий на основе бессмысленного эмоционального подъёма.

Однако поскольку марксисты-троцкисты второго и третьего поколений в СССР, в отличие от своих сверстников в капиталистических и развивающихся странах были более склонны к «базару» в процессе застолий и бардовско-песенному творчеству [161], а не к фанатично-одержимому продвижению своих убеждений в политическую практику [162], то глобальное неотроцкисткое возрождение марксизма в конце 1950-х — начале 1960 гг. не состоялось, хотя глобальная революционная ситуация в мире в тот период истории нагнеталась целенаправленно.

Куба, революционные партизанские войны Че Гевары, «Карибский кризис» (одно из наиболее громких событий в этом сценарии глобальной политики), финансирование «братских партий» по всему миру из бюджета СССР, резко увеличившееся при Н.С.Хрущёве и не прекращавшееся до краха государственности СССР, — лежат в этом сценарии новой мировой марксистской революции. Движение хиппи, студенческие волнения во Франции 1968 г., «красные бригады» в Италии, президент С.Альенде в Чили — запоздалые проявления этого сценария, прошедшие без глобальных последствий во многом благодаря склонности к застольям представителей поколения неотроцкистов в СССР и снятию консервативно-умеренными локально-государственно (а не глобально) “мыслящими” бюрократами Н.С.Хрущёва со всех должностей в 1964 г.

Вследствие этой политической недееспособности неотроцкистов в СССР — «романтиков» 60-десятников — ХХ съезд КПСС продлил эпоху масонско-фашистского библейского рабовладения в глобальных масштабах в формах капитализма. Это вызвало опьянение иллюзиями и не обоснованную реальными жизненными обстоятельствами удовлетворённость и самоуверенность у представителей либерально-буржуазной части политического спектра.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх